Аудит следствием

Алла Котляр 20 июня 2014, 18:20
фото

Читайте также

Доверие — состояние хрупкое и крайне неустойчивое. Завоевать его очень трудно, а потерять можно мгновенно. После краха одного из крупнейших за всю историю украинской независимости благотворительных проектов — "Детской больницы будущего" — казалось, что переломить победившую в разочарованном и крайне инертном обществе установку "никогда никому не доверяй, чтобы не быть обманутым" уже невозможно. Однако происходившее на Майдане показало: украинцы готовы активно творить добро и, стремясь изменить свою страну к лучшему, очень хотят друг другу доверять. Ведь доверие — основа всех социальных институтов, которые, если хотим жить в цивилизованном обществе, нам предстоит заново выстроить. 

Готовность творить добро и желание доверять выразилось, в частности, и в том, с каким пылом украинцы принялись перечислять свои "кровные" на счета Фонда громады Приирпенья, открытые для сбора пожертвований в помощь семьям погибших героев Небесной сотни в рамках инициативы  "Родина Майдан". Так, благотворительный марафон "Небесная сотня" на "5 канале", состоявшийся 24 февраля, всего за сутки собрал 17 млн грн. На сегодняшний день сумма пожертвований составила около 54 млн грн. 

Однако с тех пор, как фонд публично отчитался о собранных средствах, общественность периодически стали будоражить сообщения о том, что деньги до семей не дойдут, что они либо раскрадены, либо используются не по назначению. ZN.UA попыталось разобраться в том, что происходит на самом деле. 

Планы

Неравнодушие людей поразило волонтеров центра "Родина Майдан". Учитывая постоянно поступавшую семьям погибших помощь от партнерских фондов (среди них — Фонд "Развитие Украины", Евромайдан SOS, Украинский форум благотворителей, МФ "Відродження", Международная благотворительная организация "Партнерство "Кожній дитині", "Каритас Украина" и многие др.), правлением инициативы было принято решение распределить общую сумму пожертвований таким образом: 60% — семьям погибших, 20% — несовершеннолетним детям и 20% — на лечение раненых.

На транспортировку раненых, их лечение в клиниках Израиля и Австрии фондом в целом было использовано 2,2 млн грн, 315 тыс. долл. и 21 834 евро. Эти суммы, а также целесообразность лечения в Израиле не раз подвергались сомнениям со стороны различных групп. 

Помощь несовершеннолетним детям планировалась долгосрочной. Чтобы обеспечить максимальную сохранность и эффективность использования этих средств и выбрать лучшие программы, был проведен открытый тендер среди самых крупных банков и страховых компаний. Победителями стали "Ощадбанк", "Приватбанк", "Кредобанк" и страховые компании Aegon Life Украина, ТАС, PZU Украина, MetLife Украина. 

Разногласия

Однако, как выяснилось, на долгосрочные программы были согласны далеко не все семьи. Как, например, Светлана Свищенко — гражданская жена погибшего Игоря Бачинского и мать его трехлетнего ребенка: "Я просила директора Фонда громады Приирпенья А.Попсуй выплатить все причитающиеся мне и ребенку деньги сразу и как можно скорее. На данный момент у меня нет постоянной работы, зато есть валютный кредит за квартиру, который нужно выплачивать. Но ответ был "нет". 

Учитывая нынешнюю ситуацию в стране и инфляцию, вы представляете, что реально останется от этих денег через 15 лет, когда мой ребенок достигнет совершеннолетия? Я бы хотела сама решать, как распорядиться этими деньгами". По словам Светланы, общение с семьями началось спустя почти два месяца после начала сбора пожертвований, а в общественный экспертный совет фонда их представители вошли всего неделю назад. До этого к решениям по распределению средств их никто не привлекал. Некоторые семьи были не согласны и с решением правления выделить часть денег на лечение раненых. 

При этом вдова подтвердила, что уже получила помощь от Фонда "Развитие Украины". Поскольку я лично присутствовала на одном из заседаний фонда, где распределялась помощь семьям (к слову, как раз тогда,4 апреля, и принималось решение о выплатах ребенку Игоря Бачинского), то не понаслышке знаю, как детально рассматривались личные дела членов семей, и  по какому принципу распределялись деньги. Учитывалась каждая  конкретная ситуация. Фонды-партнеры, оказывавшие помощь семьям Небесной сотни, обменивались информацией об уже сделанных выплатах и учитывали это при принятии собственных решений. На упомянутом заседании, к слову, присутствовали и члены правления центра "Родина Майдан", в том числе Мария Маковецкая (Фонд "Развитие Украины").

А в конце марта А.Попсуй вызвали в УБОП — было открыто уголовное производство по делу о хищении в особо крупных размерах по исковому заявлению А.Ландар, Н.Криворота (оба состоят в Международной ассоциации профессионалов похоронного дела и являются членами Киевского городского комитета спасения бизнеса), С.Трискача (председатель Днепровского райотделения союза ветеранов Афганистана) и Л.Стасив  (нардеп Украины пятого созыва, в 2010-м возглавляла Украинский фонд поддержки предпринимательства). Впоследствии ими был зарегистрирован наблюдательный комитет общественной организации "Наблюдательная комиссия за использованием пожертвований для родственников "Небесной сотни". 

"Среди погибших,  — говорит Любовь Стасив, — внук моих близких друзей и очень близкий друг моей дочери 19-летний Роман Гурик. В их числе —  и мой бывший помощник по избирательной кампании на Хмельнитчине Николай Дзявульский. В начале марта ко мне обратились родители Гурика с вопросом, почему им ничего не выплачивают. При этом курс доллара растет, а гривна обесценивается. И я начала этим заниматься. Мы даже собрали и отправили Фонду громады Приирпенья более 60 пакетов документов, необходимых для получения помощи семьям. Однако даже после этого выплаты семьям начались далеко не сразу. А потом были точечными, неоднородными и вообще довольно странными — от 12 до 50 тыс. грн, хотя по нашим подсчетам должны были составлять около 350 тыс. грн". 

По словам руководителя координационного центра инициативы "Родина Майдан" Юлии Балашовой, Л.Стасив действительно направила в фонд пакеты документов семей. Однако осуществить выплаты на их основании было невозможно. Они "не соответствовали необходимому минимуму. Поскольку, по решению экспертного совета, выплаты направляются на каждого члена семьи первой степени родства (родители, супруги, дети), необходимо было собрать полные комплекты документов на каждого из тех, кому положены их части от суммы выплаты, или же заявление о перечислении его части в пользу (или на счет) другого родственника. В переданных нам документах чаще были документы по одному из родственников. 

Поэтому с каждой семьей мы контактировали лично, нередко просили дособирать недостающее, ожидали получения, уточняли некорректные банковские реквизиты и т.д.". 

За это время наблюдательным комитетом была проведена огромная работа по контролю над благотворительными средствами — как уже израсходованными, так и все еще находящимися на счетах Фонда громады Приирпенья. В том, что с ними все в порядке, контролеров не убеждали ни отчет компании E&Y, осуществляющей ежемесячный аудит средств (собранных на пяти счетах фонда), который свидетельствовал об отсутствии злоупотреблений этими деньгами; ни банковские выписки о состоянии счетов (можно ознакомиться на сайте центра "Родина Майдан". Неубедительными наблюдательный комитет считает и экспертный анализ ГП "Госвнешинформ", свидетельствующий, что стоимость лечения одного из раненых в медицинском центре Израиля "Каплан" (315 тыс дол) соответствует конъюнктуре рынка; и открытое письмо посла Украины в Израиле Г.Надоленко, бывшего свидетелем и непосредственным участником отправки раненых в Израиль, в котором он утверждает, что суммы, использованные на их лечение, равноценны предоставленным услугам, и выражает сожаление, что эта тема стала в Украине спекулятивной.

Результатом кропотливой работы наблюдательного комитета стали десятки разосланных в различные инстанции писем с просьбой проверить деятельность фонда. Со слов Андрея Гука, старшего юриста, адвоката фирмы "Марченко Даневич", ныне защищающего (на волонтерских основаниях) честь и достоинство Фонда громады Приирпенья, известно, что в настоящий момент члены правления центра "Родина Майдан" и особенно руководство фонда Приирпенья, аккумулирующего на своих счетах средства для семей Небесной сотни, испытывают мощное информационное и эмоциональное давление. Так, на сегодняшний день проверку фонда осуществляют целых три органа. Основное уголовное производство проводит следственная группа Главного следственного управления в г. Киеве — мошенничество в особо крупных размерах. УБОП Киевской области проверяет обращение депутатов В.Арьева, А.Бригинца и Л.Емца. Запрос относительно мошенничества поступил также от прокуратуры г. Ирпеня. 

И, честно говоря, после такого количества обвинений и проверок, у волонтеров вполне резонно возникает вопрос: "А стоит ли делать добро?". 

 "Мы смирились с таким следственным аудитом, — говорит Андрей Гук. — Но нам хотелось бы расставить все точки над "і" раз и навсегда, чтобы таких обвинений больше не было". 

Основные претензии таковы: 

1. Нецелевое использование средств. Сбор пожертвований объявлялся для помощи семьям погибших, а часть денег потрачена на транспортировку и лечение раненых, причем необходимость лечения за рубежом не доказана. 

2. Затягивание выплат семьям. За это время вырос курс доллара, и инфляция "съела" часть денег. 

3. Неодинаковый размер первых выплат, неудовлетворительный принцип распределения. Семьи к принятию решений не привлекали. 

4. Семьям с несовершеннолетними детьми не было дано право выбора — получать деньги единоразово или же по долгосрочным программам. 

5. Заявления о том, что "банк сообщил об исчезновении всей суммы со счетов фонда, деньги использовались не по назначению, а потом вернулись обратно".

6. Просьбы членов наблюдательного комитета включить их в экспертный совет Фонд громады Приирпенья игнорировал.

На все эти претензии я попросила ответить членов правления инициативы "Родина Майдан".

Точки над "і"

1. Анастасия Попсуй: "Решение о лечении раненых принималось с участием медиков, было поддержано в итоге как благотворителями (есть письма), так и инициативной группой родственников (есть протоколы собраний). Фонд оплатил лечение тех раненых, жизни которых существовала реальная опасность, и их не хотели принимать ни в Украине, ни в Германии, ни в Австрии. Пациентов транспортировали в Израиль, потому что там были врачи, готовые лечить такие ранения. Никаких формально юридических нарушений при выплатах не было".

2. "Одно из наиболее необоснованных обвинений в адрес инициативы, — говорит член правления центра "Родина Майдан", партнер адвокатской фирмы "Марченко Даневич" Борис Даневич, — состояло в том, что семьям не звонили и не говорили: "Мы из Фонда громады Приирпенья, дайте нам ваши данные". С первого дня существования инициативы "Родина Майдан" в нее входил Евромайдан SOS, волонтеры и психологи которого собирали информацию о семьях, их составе и потребностях. Психологи решили, что не будут представляться от имени центра "Родина Майдан" или фонда, чтобы не вызывать негативных эмоций у людей вскоре после смерти их родных. 

"Мы поставили себе задачу на март — собирать деньги, чем и занимались, — продолжает член правления и директор Украинского форума благотворителей Анна Гулевская-Черныш. — Как работающие в сфере, мы прекрасно понимали, что собрать их можно только в первые три-четыре недели. Потом никто жертвовать не будет. Распределять средства планировалось начать в конце марта — начале апреля. Так и было. В марте раздали деньги фонды Р.Ахметова и Л.Черновецкого. Они наши партнеры, и мы знали, что деньги у семей есть. Знали, что некоторым семьям, у которых были кредиты, фонд Р.Ахметова помог провести переговоры, в результате которых банки вообще закрыли кредиты. Мы знали, что такая помощь оказывается, и тоже предлагали помочь в решении этих вопросов. В частности и С.Свищенко, вдове Бачинского.

Единственное, в чем нас можно упрекнуть, так это в том, что все происходило не так быстро. Но мы — волонтеры. И делали все дополнительно к нашей основной работе. Причем с соблюдением всех бюрократических процедур, требуемых законодательством. Раздать 50 млн  грн — это не в магазин сходить и потратить всю наличку".

"Доллар начал расти с 6 февраля (отметка на Межбанке впервые достигла 8,70), — отмечает Юлия Балашова. — 24 февраля (т.е. в первый день телемарафона "5 канала") курс был уже 9,04, и он рос дальше. Перевалил за 11, в середине апреля поднялся выше 12,5, а сейчас даже немного снизился по сравнению с самыми "жаркими днями".  

3. Отвечает Юлия Балашова: "Решением первого экспертного совета было закреплено резервирование части средств на раненых, на пропавших без вести (на тот момент — около 150 лиц) и долгосрочные программы для несовершеннолетних детей. Исходя из этого принципа, каждой семье полагалось к первой выплате около 120 тыс. грн. Получать свою часть от этой суммы, за вычетом налога с доходов физических лиц (НПФЛ) должен был каждый член семьи. Кроме того, первое время мы надеялись, что удастся быстро принять закон об отмене налогообложения на благотворительную помощь, поэтому предлагали семьям выбрать — хотят ли они получить всю сумму прямо сейчас, но заплатить налоги, или готовы получить часть суммы, а после изменения законодательства — доплату остатков без уплаты налога. Как только стало понятно, что закон быстро не принять, фонд сразу стал выплачивать по 100 тыс. грн.  Каждая семья получает одинаковую сумму денег. В то же время, эта сумма делится на всех родственников первой степени родства. Отсюда и неоднородность (у некоторых погибших осталось по одному родственнику первой степени родства, у других — по три, пять или даже семь). Единственное исключение — благотворительная программа одного из банков, осуществившего через фонд целевую помощь четырем семьям: у них суммы будут больше на 21 900 грн (банк передал под выплату им 100 тыс. грн, на каждую из семей — по 21 900 грн и 3 100 грн налогов).

4. "Многие благотворители высказывали пожелание, — объясняет Борис Даневич, — чтобы их деньги пошли именно на долгосрочную поддержку детей погибших. Такое же решение поддержал и экспертный совет. После встречи и переговоров с семьями мы выяснили, что многие все же хотят получить деньги единоразово. Этот вопрос был вынесен на второй экспертный совет, чтобы дать возможность родителям самим решать, как поступить с этими деньгами".

5. "Это абсолютная неправда! — комментирует Борис Даневич. — Сотрудники банка на самом высоком уровне перед проведением каждой платежки проверяют все документы по каждому получателю, и просто не выпустили бы платеж, если бы у них были какие-то подозрения.

Подобные заявления никогда ничем не были подтверждены и неоднократно опровергались банком и аудиторами. Тем не менее, каждый раз это вызывало беспокойство у семей погибших, давление со стороны правоохранительных органов, необоснованные обвинения и угрозы членам инициативы и руководству фонда. При этом ни члены наблюдательного комитета, ни депутаты В.Арьев, А.Бригинец и Л.Емец так и не признали, что информация была неточной".

6. Для ответа на этот вопрос мне не потребовалось привлекать членов правления. Достаточно взглянуть на список членов экспертного совета, чтобы понять: по крайней мере двое из четырех человек, предложенных наблюдательным комитетом, туда вошли — это сотники "Самообороны Майдана" Александр Ярощук и Евгений Еременко (Жан). 

 Версии

"Мы пережили две волны "наездов", — рассказывает Анна Гулевская-Черныш. — Первую — в конце марта, когда публично отчитались о сумме собранных средств. Вторую — в конце мая, после того, как провели встречу семей "Небесной сотни". Первую волну я связываю с попыткой рейдерской атаки, ведь собранная сумма оказалась достаточно крупной. Тогда мы обратились к премьер-министру Украины
А.Яценюку с просьбой защитить эти средства, а также собрали экспертный совет, который стал принимать решения об их распределении. Месяц мы работали спокойно, начали собирать документы и проводить выплаты. А после проведенной нами 18–20 мая встречи семей атаки не то что возобновились, а усилились вдвойне. Я вижу в этом одну причину — нежелание кого-то лично и/или какой-то политической силы, чтобы мы начали активное сотрудничество с семьями в защите их прав и интересов. Ведь именно благодаря нашей инициативе семьи объединились, добились встречи с вице-премьер-министром В.Яремой, "вынудили" его пойти на создание совместной рабочей группы по госвыплатам и расследованию убийств. Ведь еще к концу мая никакой обещанной господдержки семьи не получили — только помощь благотворителей. И следствие буксует. Благодаря нашей поддержке все эти проблемы были вынесены в публичную плоскость. 

Сегодня нам удалось привлечь ведущих адвокатов, юристов, помогающих семьям выстраивать стратегию по лоббированию проведения адекватного расследования и наказания виновных. Мы консультируем семьи в создании их общественной организации, которая продолжит инициированную нами работу. Кому-то сегодня крайне невыгодно, чтобы семьи стали единой силой, объединялись и защищали свои права, добиваясь гарантированных государством выплат и справедливого расследования. На мой взгляд, это является одной из основных причин открытой "охоты" на инициативу "Родина Майдан". Семьям названивают неизвестные лица, пытающиеся посеять в них недоверие к инициативе, разругать их между собой в борьбе за "исчезнувшие" деньги. 

Вместо обещанной А.Яценюком поддержки со стороны Кабмина фонд имеет открытое уголовное дело с подозрением о хищении суммы в особо крупном размере. Со стороны государства это просто цинично. Почему уголовных дел по поводу собранных на армию более 150 миллионов общественных средств никто не инициировал?.. Кроме того, на практике из 54 млн собранных общественных средств государство забирает себе 17-процентный НПФЛ, т.е. более 8 млн грн уходят не по назначению пожертвования. Не имея возможности выплатить достойную компенсацию семьям погибшим, государство еще и "зарабатывает" на пожертвованиях благотворителей. 

Экспертами благотворительного сектора при участии представителей инициативы "Родина Майдан" был разработан пакет законопроектов, позволяющих снять налогообложение с благотворительной помощи, предназначенной семьям Небесной сотни, а также погибших военнослужащих. Кроме того, законопроект предусматривает увеличение размера необлагаемой благотворительной помощи для беженцев, раненых и других уязвимых категорий населения. Сегодня это 1710 грн в год, т.е. примерно 140 грн в месяц. Хотите помогать больше — платите налог. Законопроект, направленный на приведение необлагаемого минимума благотворительной помощи к стандартам стран Центральной и Восточной Европы (а это примерно 4 тыс. евро в год) уже подписан председателем парламентского комитета по вопросам культуры и духовности В.Кириленко. Ряд депутатов из "Батьківщини", межфракционных тоже подтвердили свое согласие его поддержать.  А поддержат ли  — мы вскоре увидим".

Результаты 

Постоянные попытки определенной группы людей дискредитировать фонд привели к изменению первоначальных решений правления. Фонд не будет резервировать суммы с уже собранных пожертвований для дальнейшей помощи раненым и семьям погибших без вести, прекратит сбор пожертвований и распределит все имеющиеся средства между семьями и несовершеннолетними детьми погибших, о которых есть подтвержденные данные по состоянию на 11.06.2014 г., а именно — 103 семьи и 52 ребенка. 

Изменена и пропорция распределения средств между семьями и детьми погибших. С учетом помощи, уже предоставленной раненым по состоянию на 11.06.2014 г., общая сумма благотворительных пожертвований для распределения между семьями и детьми погибших составляет 48 224 097 грн (из них уже выплачено семьям 9 433 962 грн, в том числе налогов). Сумма конечных выплат каждой семье составит таким образом около 400 тыс. грн. Каждый несовершеннолетний ребенок получит еще 100 тыс. грн. Семьям погибших с несовершеннолетними детьми будет предоставлен выбор — получить всю сумму помощи на детей единоразово или через долгосрочные финансовые инструменты. 

Стоит отметить, что после вычета НПФЛ (17-процентный налог на прибыль физических лиц) реальные суммы выплат семьям окажутся меньшими (см. пример расчета НПФЛ). 

Также на счет Фонда громады Приирпенья в виде процентов от ПАО "Кредобанк" поступили 190 670 грн. Согласно решению большинства членов экспертного совета (прежде всего — представителей семей погибших) они будут направлены на помощь раненым. 

В планах фонда — завершить все выплаты семьям до конца июля. Основные суммы семьям будут выплачены уже до конца июня (около 97%). Однако есть несколько получателей-нерезидентов и таких, по которым недостает документов.

Итоги

Принятые решения, к сожалению, означают, что:

— программы долгосрочной поддержки детей будут остановлены (более 70 детей не будут обеспечены медицинским страхованием до совершеннолетия, страхованием жизни, а также не получат накопленные на банковских счетах средства для возможности оплаты учебы в вузах). Деньги детей переводятся на счета их родственников, и их дальнейшее использование никем не будет контролироваться;

— программа помощи раненым на Майдане прекращена. Десятки людей, нуждающихся в дорогом протезировании, долгосрочной реабилитации и восстановлении после тяжелых травм будут вынуждены ходить с протянутой рукой по благотворителям (в Минздраве для них средств нет);

— семьи пропавших без вести на Майдане (а таких до 30 чел.) и их дети останутся без общественной поддержки, т.к. для получения официального статуса "пропавших без вести" и проведения им выплат нужно было ждать минимум шесть месяцев. В том, что к концу осени для них будет проведен отдельный публичный сбор средств, есть большие сомнения: страна погрязла в новых проблемах, на фоне которых судьба этих тридцати уже не так актуальна (как бы цинично это ни звучало). Государством же помощь этим семьям не рассматривается — их нет в постановлениях ВР и Кабмина; 

— вновь созданная организация семей Небесной сотни будет вынуждена искать новые средства для продолжения своей работы. Удастся ли им это — покажет время.

Ну а волонтеры, благотворители и благотворительные фонды молча, стиснув зубы, не благодаря, а вопреки будут продолжать делать свое дело — спасать жизни и судьбы тех, кто в этом нуждается. Другой альтернативы нет…

Пример расчета НПФЛ (налог на прибыль физических лиц) для суммы 400 тыс. грн:

400 000,00 грн — база налогообложения. До 12 180 грн — ставка налога 15%:

12 180,00 * 15%= 1 827,00 грн

400 000,00 — 12 180,00 =
387 820,00 * 17% = 65 929.40 грн

1 827,00 + 65 929.40 = 67 756.40 грн 

Всего НПФЛ составит 67 756.40 грн.

Если выплата осуществляется нескольким членам семьи, формула остается такой же и действует для каждой выплаты. 

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • sem.ko 16 февраля, 14:10 Доброго дня- прочитав статтю - все вірно написано, але хочу Вам шановні разказати про жінку Светлану Свищенко — гражданская жена погибшего Игоря Бачинского и мать его трехлетнего ребенка: "Я просила директора Фонда громады Приирпенья А.Попсуй выплатить все причитающиеся мне и ребенку деньги сразу и как можно скорее. На данный момент у меня нет постоянной работы, зато есть валютный кредит за квартиру, который нужно выплачивать. Но ответ был "нет". так ось вона не цивільна жінка- ( позови вже розглядаються в судах) вона все видумала та швиденько зробила рішення- де ви думаете?- так в себе на батьківщині-Черкащені в одне засідання та і без свідків і таке інше....а бігае і кричить, хоча вже просто ховаеться! Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.99
EUR 29.15