Формула спокойствия для Минобороны

Сергей Куюн 10 апреля 2015, 00:00
Топливо

Читайте также

  

В начале апреля эфир всколыхнула волна сообщений о закупках топлива для нужд армии по завышенным ценам. 

Такие новости неприятно контрастируют на фоне сообщений о реформах, о которых постоянно говорят работающие в Минобороны волонтеры. При детальном рассмотрении ситуации с закупками нефтепродуктов эти реформы действительно видны, но не только они. Очевидны также сохраняющиеся атавизмы системы госзакупок, крайне плохо совместимые с реалиями топливного рынка. Ясно также и то, что сотрясающие военное ведомство скандалы спровоцированы многочисленными "патриотами", которым не дают покоя многомиллиардные потоки, идущие на оборону страны.

Скандал связан с февральским тендером Минобороны, на котором было закуплено
30 тыс. т дизельного топлива: около 22 тыс. т арктической марки ДТ (температура застывания ниже -32°С) вызвалась поставить аффилированная с "Концерном "Галнафтогаз" фирма "ОККО-Бизнес-Контракт" и еще около 8 тыс. т зимней марки ДТ класса F — компания "Альянс Ойл Трейдинг". Цена, зафиксированная 20 марта по итогам переговорной процедуры, — 25980 и 25680 грн/т соответственно. Сумма контракта — около 770 млн грн.

Дьявол в деталях

Апеллировать к результатам тендера вызвался секретарь парламентского комитета по национальной безопасности и обороне Иван Винник. Он, в частности, обвинил чиновников министерства в неправомерном применении переговорной процедуры, завышенных ценах, а также неоправданном приобретении топлива повышенной морозостойкости в весенний период. 

"Мы спросили, а зачем же зимнее топливо, если срок поставки начинается в апреле, топливо зимнее необходимо при -18, а скоро лето идет? Ведь армия — не Госрезерв, зачем закупать топливо, которое потребует определенных режимов хранения?" — негодует народный депутат.

"Потребность закупки ДТ арктического и зимнего класса F возникла из-за необходимости пополнения запасов, которые были израсходованы в зимний период во время четвертой волны мобилизации. Закупка осуществлялась по распоряжению министра обороны и начальника Генерального штаба", — объясняет глава департамента госзакупок Минобороны Нелли Стельмах, являющая членом команды волонтеров, занимающих в МО ряд важных постов.

Странно, что у кого-то вызывает вопросы необходимость запаса качественного топлива у армии. Война в этом сомнений не оставляет. "Осенью 2014 г. один из крупных зарубежных поставщиков отказался продать нам авиакеросин, узнав, что мы работаем на военных", — рассказывает крупный трейдер, по понятным причинам пожелавший остаться неназванным. По его мнению, если война загромыхает с новой силой, проблематичной может стать и закупка более "безобидного" дизельного топлива и бензинов.

Скажи мне, кто твой друг?

Между тем в некоторой степени справедливы претензии по части оперативной переговорной процедуры вместо процедуры конкурсной, которая предусматривает ознакомление участников с предложением на протяжении месяца. Но вопрос скорее не в ней самой, а в шот-листе Минобороны. Дело в том, что пока он имеет мало общего с перечнем крупнейших поставщиков. Например, из десяти компаний, получивших уведомление о проведении переговорной процедуры, названия шести ничего не говорят даже профессионалам рынка. При всем уважении, но о таком ООО "Первая компания максимум" (г. Буча), ООО "Мира Групп Интернешенл" (г. Киев), ООО "Евронафтопром" (г. Киев) или ООО "Нефтеперспектива" из города Ирпеня я лично за 18 лет слышу впервые.

"Любой, кто прислал нам письмо о готовности поставлять нефтепродукты, автоматически попадает в нашу базу и имеет возможность принимать участие в торгах. Мы открыты для всех", — говорит г-жа Стельмах. По ее словам, этим компаниям рассылаются уведомления о торгах, параллельно в открытом доступе о планах закупок и о тендерах сообщается на сайтах Минобороны и Минэкономразвития. Другое дело, почему не хотят купить "лотерейный билет" другие известные поставщики? Что мешает участвовать в тендерах тому же "Сокару"? Возможно, для него и других поставщиков такого сочетания букв, как "МО", нет среди направлений работы. Оно и неудивительно, ведь соваться на большие тендеры госкомпаний и госведомств всегда было глупо. Везде сидели придворные поставщики, и если ты не понимаешь по-хорошему, то объяснят по-плохому, например, забудут заплатить в рамках действующего законодательства. Но в рассматриваемом случае, видимо, имели место другие мотивы промолчать.

Рыночные горки

Худший период для контрактования топлива, чем в минувшем феврале, сложно и придумать. К середине месяца, когда в МО шли переговоры об экстренной закупке ДТ, доллар уверенно перевалил за 25 грн и ринулся дальше. Однако на тот момент цена 25890 грн/т была полностью рыночной, а спустя неделю, ближе к концу февраля, средняя по рынку цена на ДТ была уже 34600 грн/т.

"Мы разместили заказ на Мозырском НПЗ и проплатили аванс сразу после переговоров 18 февраля, даже без договора, такой была просьба покупателя", — говорит Юрий Кучабский, вице-президент "Концерна Галнафтогаз" по коммерческим вопросам.

Цена, казавшаяся крайне удачной в феврале, стала абсолютно непривлекательной в марте. Валютный курс остыл, цены упали. На начало апреля в опте дизель уже стоит 19500–20000 грн/т на фоне 24900 грн/т, до которых удалось снизить цену в процессе переговоров с поставщиком в конце марта. Именно столь существенная разница обратила на себя внимание целого комитета по нацбезопасности и обороне, который через лояльные СМИ заговорил о коррупции и тюремных сроках (хорошо хоть агентами Москвы не назвали).

Но эта история получилась со счастливым концом. 9 апреля был проведен очередной, уже третий раунд переговоров с ОККО, в ходе которого цена была гармонизирована с новыми реалиями. В частности, были пересмотрены условия оплаты, поскольку 42-дневная отсрочка платежа (30 банковских дней) формировала существенную статью в себестоимости продукта.

"Новые изменения постановления Кабмина, принятые в марте, теперь позволяют делать 50-процентную предоплату при условии соблюдения сроков поставки в течение трех месяцев. Это дало возможность снизить цену примерно на 50 коп./л, а если учесть, что можно заплатить 50% по всему договору, то фактически мы сэкономили одну гривню на литре. Затем убрали доставку и предложили ее отдельно показывать в контракте, поскольку ОККО на ней не зарабатывает, а зарабатывает "Укрзалізниця", то для правильности сравнения мы должны четко показывать обществу, где цена закупаемого топлива, а где стоимость его доставки, — написал в своем ФБ координатор Совета волонтеров при Минобороны Украины Давид Арахмия. — В итоге цена за литр арктического топлива, которое на 49,32 долл. дороже обычного на тонне, получилась 17,85 грн за литр" (около 21500 грн/т. — С.К.).

***

Описанная ситуация иллюстрирует как достигнутые преимущества, так и остающиеся недостатки в системе закупок нефтепродуктов в МО. Прогресс — в переходе на работу с известными поставщиками, что является закономерным результатом исчезновения невидимых тендерных барьеров. В обойме Минобороны уже есть ОККО, WOG, "Альянс", однозначно будут и другие игроки. Преимущества работы с публичными трейдерами очевидны: в отличие от придворных прокладок, им, во-первых, есть что терять, во-вторых, топливо они реально поставят, в-третьих, будут искать компромисс по цене до последнего. Окажись на месте ОККО какой-нибудь "фиктарь", чиновникам МО пришлось бы туго.

Основным же недостатком является несоответствие системы госзакупок существующей системе ценообразования на топливо. Украина на 85% зависит от импорта, поэтому рынок ориентируется на внешние котировки и курсы валют, сыгравшие в марте с продавцами и покупателями злую шутку. Во избежание подобных случаев в контрактах должна быть прописана формула цены, а не абсолютная стоимость. Учитывая, что все поставщики работают с одними и теми же производителями, конкуренция на тендерах будет строиться вокруг лучших условий привлеченного финансирования, логистики и оптимизации затрат в целом.
Д. Арахамия и Н.Стельмах говорят, что работа над такой формулой уже началась, будут привлечены эксперты и участники рынка.

Задача состоит в том, чтобы сделать для всех понятный механизм, который минимизирует риски. А на сегодняшний день риск работы с Минобороны — как в резком изменении рыночной конъюнктуры, так и в последующих разборках, поскольку доброжелателей всегда хватает. В итоге это приводит либо к сверхнормативному перекладыванию рисков на цену, либо, что более предпочтительно сегодня для большинства, к отказу от участия в таких поставках. Формула даст спокойствие Минобороны, трейдерам, а может быть, даже и комитету по нацбезопасности и обороны, который в последнее время крайне неравнодушен к топливным вопросам, где бы они ни возникали.

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.91
EUR 29.08