Что происходит с черным золотом, и почему нам от этого ни жарко ни холодно

нефть

Читайте также

Цены на нефть могут упасть до 10 долл. за баррель, но значительных выгод от этого Украина не получит.

6 января 2016 г. мировые цены на нефть обвалились до 32 долл. за баррель, обновив 11-летний минимум. 

Представить такое два года назад было практически невозможно, а сегодня уже говорят о цене нефти 20 и даже 10 долл. за баррель. Но Украина не сможет воспользоваться преимуществами, которые гарантируют дешевеющие углеводородные энергоносители. Почему? Объясним в этой статье.

Почему дешевеет нефть

Нынешний обвал не является чем-то из ряда вон выходящим. Это закономерное развитие сценария, реализация которого началась летом прошлого года. В соответствии с ним нефтяные котировки должны были быть снижены в три этапа. Первый предусматривал падение цен на нефть с 110 до
50 долл. за баррель с отскоком до 60 долл. Затем — второй этап — цены должны были упасть с 60 до 40 долл. с отскоком до 50. И, наконец, третий этап, в начале которого мы находимся, скорее всего, приведет к снижению котировок до 20–25 долл., а если будет запущен так называемый инновационный сценарий, цены на нефть могут упасть и до 10–15 долл. за баррель (см. рис. 1 на 9-й стр.).

Это, кстати, не исключает вероятности небольшой "передышки" — кратковременного отскока котировок до 38–
40 долл.

По мнению финансовых аналитиков, котировки снизило решение отраслевых министров "нефтяного картеля", принятое 4 декабря прошлого года впервые с 2011 г., увеличить квоты на добычу черного золота с 30,0 до 31,5 млн барр. в сутки.

Однако результат саммита Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) — не более чем информационный повод для начала третьего этапа снижения цен. Реальной же причиной формирования грандиозного нисходящего тренда стало совпадение геополитических интересов двух глобальных игроков мирового рынка — Соединенных Штатов Америки и Саудовской Аравии. Но не следует искать в их действиях сговор, как делают наши российские коллеги, путаясь в том, против кого этот "сговор" направлен.

Два инициатора

Почему-то принято считать, что для реализации того или иного решения власти необходимо наличие политической воли. Но это лишь абстракция, выдуманная политтехнологами. Мотивом и стимулом политики являются интерес и стремление ее участника улучшить свое положение. Такое стремление формируется, когда удовлетворение потребности начинает осознаваться как конкретная цель.

США. Цель Соединенных Штатов состоит в обеспечении национальной экономики дешевыми энергоносителями. Только низкие цены на них позволят США восстановить реальный сектор, утраченный ими за четверть века. Америка почти ничего не производит. За пределы страны выведены автомобилестроение, металлургия, большая химия, не говоря уже о легкой промышленности. В результате некогда развитые в промышленном отношении города (типа автомобильного Детройта и нефтяного Нового Орлеана) превратились едва ли не в огороженные заборами развалины. Основные доходы поступают из сектора услуг, в первую очередь, финансовых. Фактически благосостояние США как государства зиждется на одном лишь спросе на доллар.

Это, безусловно, не устраивает правящие круги Соединенных Штатов, ведь сокращение потребности в американской валюте — естественное или искусственное — угрожает утратой мирового лидерства (особенно если учесть бурно развивающийся Китай). Поэтому США заинтересованы в реиндустриализации, а единственная возможность для этого — низкие цены на энергоносители, гарантирующие меньшую себестоимость производимой продукции.

Низкие цены на газ уже обеспечила сланцевая революция, результатом которой стало их снижение в семь раз. Низкие цены на нефть формируются нынешними тенденциями, благодаря которым нефтеперерабатывающие заводы США уже сегодня получают нефть по 23–27 долл. за баррель.

Саудовская Аравия. Что касается геополитических интересов Саудовской Аравии, то в 1970-х, когда доля ОПЕК на рынке превышала 50%, любое изменение уровня добычи автоматически вело к снижению или росту мировых цен на нефть. А следовательно, к изменениям геополитической картины.

Наглядным примером такого положения дел стал нефтяной кризис 1973–1974 гг., когда эмбарго, объявленное Саудовской Аравией и ее союзниками странам, которые поддержали в арабо-израильской войне Израиль, привело к троекратному росту цен на энергоносители и дефициту топлива во всем западном мире.

Сейчас же изменение квот добычи нефти странами — членами ОПЕК уже не обеспечивает былого эффекта. Благодаря увеличению добычи сырья независимыми экспортерами, влияние "нефтяного картеля" уменьшилось на две трети, и любое снижение квот приводит лишь к дальнейшему сокращению рыночной доли его участников и падению их доходов.

В настоящее время Саудовская Аравия и ее союзники по ОПЕК намерены восстановить былое влияние, вытеснив независимых производителей. И им это вполне по силам, поскольку себестоимость добычи нефти в странах Персидского залива составляет в среднем 5 долл. за баррель. Некоторые скважины дают черное золото и по одному доллару. Между тем другие производители тратят на добычу того же количества сырья 20 долл. и больше за баррель. В первую очередь, имеется в виду Российская Федерация.

Таким образом, несомненное уменьшение доходов стран Персидского залива в краткосрочной перспективе будет компенсировано восстановлением через год-два влияния ОПЕК образца 1970-х (и, соответственно, цен на нефть). Сейчас бюджеты ведущих стран картеля — Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ — конечно же, трещат по швам, но поставленная цель настолько привлекательна, что сформированный на рынке нисходящий тренд, скорее всего, сохранится.

Кстати, не следует думать, что страны Залива уже исчерпали "запас прочности". Ведь даже нынешние цены на нефть не помешали Саудовской Аравии в 2015 г. отложить 49 млрд долл. в особый фонд, гарантирующий финансирование всех важных для страны проектов.

Почему сейчас

Вполне резонен вопрос: "А почему именно сейчас?". Ведь интерес к снижению цен у США и Саудовской Аравии возник гораздо раньше лета прошлого года.

Причинами, предопределившими возможность развития событий по нынешнему сценарию, стали минимальный с 1998 г. спрос на нефть, наибольший за всю историю уровень ее добычи и небывалые запасы сырья — около 3 млрд барр. (без учета стран, не раскрывающих своих резервов, в том числе Китая).

К тому же после глубочайшего кризиса 2008–2009 гг. ситуация, при которой цена на черное золото стала определяться скоростями перетока спекулятивного капитала между сырьевыми, валютными и фондовыми рынками (см. рис. 2), перестала устраивать ведущих игроков рынка (см. рис. 3).

При этом, несмотря на нисходящий тренд и огромные запасы, на мировом рынке сохранился профицит предложений, часто по демпинговым ценам. Саудовская Аравия уже сегодня подписывает контракты, по которым обязуется поставлять нефтесырье по 20 долл. Опять-таки, американские заводы получают нефть по 23–27 долл., причем ту самую "сланцевую", якобы очень дорогую из-за нетрадиционных технологий добычи.

Почему не заканчивается "сланцевая революция" в США

Часто говорят, что нынешняя ситуация на нефтяном рынке стала следствием заговора Саудовской Аравии против Соединенных Штатов. И при определенном уровне мировых цен США окажутся не в состоянии наращивать добычу нефти (в первую очередь, нетрадиционных видов), поскольку ее себестоимость очень велика. Но это предположение — не более чем попытка отдельных экспертов (главным образом, российских) выдать желаемое за действительное.

Себестоимость добычи нетрадиционных углеводородов — не фиксированная, а постоянно изменяющаяся величина. Развитие сланцевой отрасли было бы невозможным без непрерывного совершенствования технологий разведки, бурения, добычи. Если раньше 3D-сейсмика считалась фантастической технологией, то сегодня это обычная операция. Если в конце 1980-х на бурение одной скважины с горизонтальным участком американцам требовалось несколько месяцев, то в настоящее время — несколько недель. Если раньше на проведение гидроразрыва нужны были миллионы долларов, то сегодня — на порядок меньше. Если первые скважины бурили, что называется, в чистом поле, то теперь к услугам добывающих компаний — совершенная и развитая инфраструктура, в том числе трубопроводная. Все процессы отработаны, и себестоимость добычи нетрадиционных углеводородов постоянно снижается.

К тому же следует помнить, что биржевые фьючерсные контракты нефти WTI, котируемой на бирже в Нью-Йорке, имеют мало общего с реальным сырьем, добываемым в США и Канаде и потребляемым лишь в этих странах по цене, которая много ниже установленной на бирже.

Почему Россия оказалась вне "большой нефтяной игры"

Особенностью Соединенных Штатов является наличие большого количества добывающих и сервисных компаний. В отличие от РФ с ее еще советской страстью к гигантомании добыча нефти за океаном — это нередко семейный бизнес. И если не инвестировать в его развитие значительные средства, банкротство неминуемо, так как конкуренция очень высока. В этом причина постоянного совершенствования технологий на Западе, в отличие от РФ, где давно не вкладывают в развитие производства столько, сколько было бы нужно.

Не секрет, что российские добывающие компании отбирают из скважин только 15–20% легких углеводородов, не инвестируя в интенсификацию добычи. В разы сократились объемы разведки и опытно-промышленного бурения. Так что бравурные рапорты Минэнерго РФ об увеличении добычи энергоносителей — не более чем попытка сохранить хорошую мину при плохой игре.

Сегодня такие подходы к нефтяному бизнесу неприемлемы. Но чтобы их изменить, необходимы время и деньги. Много денег. Но последние идут на выполнение завышенных социальных обязательств, формирование общественного мнения, импортозамещение, обеспечение встречных санкций, строительство газопроводов и энергомостов, операции в Сирии и на Востоке Украины, поддержку Чечни и Крыма.

В общем, в нынешней ситуации средства на развитие нефтяной отрасли России взять негде. Но даже если их найти и инвестировать в добычу, на первые результаты можно будет рассчитывать лишь через несколько лет.

Российская "нефтяная матрешка"

В Кремле до последнего не хотели верить в снижение цен на нефть даже до 80 долл. Соответствующий сценарий Министерство экономического развития и торговли даже не рассматривало. Поэтому прогнозы НТЦ "Психея" о грядущем ценовом обвале, обнародованные на одной из международных конференций, вызвали откровенное непонимание у российских коллег. Многие из них считали, что "сланцевая революция" и снижение цен на нефть — не более чем "интернет-пузыри". Как свидетельствуют вышеприведенные факты, аналитики нашей северо-восточной соседки трагически ошиблись.

Понятно, что от снижения цен на нефть больше всего пострадали экспортеры, имеющие высокую себестоимость добычи и не располагающие свободными ресурсами для срочного исправления ситуации в обозримом будущем. В первую очередь, речь идет о РФ, Венесуэле, некоторых странах Африки и Средней Азии, а также Норвегии и Великобритании. Но если последние — это государства с диверсифицированной экономикой, то благополучие России и особенно Венесуэлы традиционно основывалось на высоких ценах на энергоносители. В России нефть и газ обеспечивали 51% экспортных доходов, в Венесуэле — порядка 80%.

В Боливарианской Республике падение цен уже привело к победе оппозиции на парламентских выборах, причем со столь разгромным для власти результатом, что не исключено объявление импичмента президенту Николасу Мадуро.

В России развитие событий по столь же разрушительному сценарию замедляет наличие "подушки безопасности" в виде средств Фонда национального благосостояния, Стабилизационного фонда, Государственного резервного накопительного фонда и прочих "матрешек". Сейчас они очень быстро расходуются, так как следует повторить, что в Кремле и российском правительстве всерьез не рассматривали возможность снижения цен на нефть до нынешнего уровня. А поскольку такой сценарий был проигнорирован, не были просчитаны и варианты дальнейших действий.

Впрочем, не следует думать, что снижение цен на нефть задумано Западом для разрушения российской государственности. Ослабление Российской Федерации как геополитического противника — лишь вишенка на торте экономических интересов глобальных игроков.

"Газпром" спланировал вслед за нефтью

В этой ситуации "Газпром", всегда настаивавший на привязке цен на поставляемое им топливо к стоимости нефти (точнее, мазута и газойля), попал в яму, вырытую им же самим. Судя по количеству изменений, внесенных в контракты с европейскими компаниями только за прошедший год, российский монополист пытается сохранить свой статус, отказываясь от привычных подходов. Но ему катастрофически не хватает времени.

При этом "Газпром" теряет доходы и влияние не только потому, что снижаются цены на нефть, но из-за успешной реализации европейскими странами политики обеспечения энергетической независимости. В соответствии с ней ни одно государство ЕС не имеет права закупать более 30% одного вида энергоносителя у одной страны и одного поставщика. Благодаря такому многослойному ограничению, а также успешной реализации многочисленных проектов по энергосбережению и повышению энергоэффективности, Европа сократила потребление российского газа более чем на треть. В результате у "Газпрома" появился избыток ресурса. Именно поэтому российский монополист закрывает глаза на реверс газа из ЕС в нашу страну, а фактически, перепродажу российского топлива украинским потребителям с помощью европейских посредников.

Возможен ли российский энергореванш

Наивно полагать, что наша агрессивная соседка будет молча наблюдать за перекраиванием сфер влияния. И поскольку на карту поставлена не только ее лидирующая роль в поставках энергоносителей, но и существование РФ вообще, все чаще звучат опасения, что российский ответ на нынешние вызовы может выйти за пределы экономики.

Захват Крыма и война на Востоке Украины — это лишь часть шагов в попытке сохранить влияние РФ на геополитической арене. Эскалация ситуации в Сирии, конфликт с Турцией, провокации с нарушением воздушного пространства Украины, Эстонии, Израиля, Грузии, поддержка боевиков, связываемых с ИГИЛ, — вот неполный перечень инцидентов с участием России за последнее время. Все чаще высказываются опасения о возможном применении РФ тактического ядерного оружия.

Потенциальными объектами будущих атак могут стать страны, играющие ведущую роль в мировых поставках энергоносителей, и их нефтяная инфраструктура.

Информационные войны: энергетический компонент

Сегодня много говорят о решении США разрешить экспорт добываемой в стране нефти, находившийся под запретом на протяжении сорока лет. Подписан даже первый контракт: техасская Enterprise Products стала первой американской компанией, заключившей соглашение о поставке 600 тыс. барр. нефти на нефтеперерабатывающий завод в Швейцарии.

Тем не менее это соглашение — не более чем информационный повод, чтобы дополнительно "дернуть" цены вниз. Ведь сколько-нибудь значительные поставки американского сырья могут начаться лишь через несколько лет. Главная причина — отсутствие в США необходимой инфраструктуры, ведь до последнего времени она была ориентирована только на прием нефти.

Схожая ситуация и с Ираном. Всем известно, что Тегеран намерен нарастить экспорт нефти "до прежнего уровня". Как заявил министр нефти Исламской Республики Биджан Намдар Зангане, восстановление поставок является приоритетной задачей. И в декабре
2015 г. экспорт сырья достиг шестимесячного максимума — 1,26 млн барр. в сутки.

Однако о 2–3 млн барр. следует говорить только после снятия с Ирана всех наложенных санкций, то есть в лучшем случае к концу 2016 г. Другими словами, иранская нефть — это еще один информационный повод, способствующий реализации разыгрываемого сценария.

Что будет дальше?

Поскольку поставленные США и Саудовской Аравией цели еще не достигнуты, снижение цен продолжится. Во всяком случае, в Эр-Рияде спланировали бюджет на 2016 г., исходя из средневзвешенной стоимости нефти 29 долл. за баррель.

Сохраняются и экономические предпосылки — рекордные объемы добычи и запасы сырья при наименьшем за 18 лет спросе на фоне беспрецедентного стимулирования программ развития возобновляемой энергетики, повышения энергетической эффективности и увеличения налогов на выбросы, призванных существенно сократить потребление ископаемых энергоносителей.

Реперной точкой в глобальном плане будет служить отметка в 30 долл. за баррель. Что будет дальше, зависит от выбора дальнейшего сценария.

Если потери бюджетов ведущих стран ОПЕК окажутся настолько большими, что не устроят правящие круги этих государств, котировки будут остановлены на уровне 25–30 долл. Если же инициаторы снижения цен на нефть решат, что смогут потерпеть ради большего успеха, им останется лишь ждать выхода котировок на 10–15 долл. за баррель. Какой сценарий выбран, мы узнаем уже скоро.

Выгоды, но не для нас

Как только на нефтяном рынке сформировался устойчивый нисходящий тренд, наши американские коллеги из портала Quartz оценили, какие государства выиграют от этого больше всего. И хотя Украина заняла в подготовленном перечне первое место, особых выгод от снижения мировых цен ее граждане не ощутили.

Причина проста — неспособность Кабинета министров воспользоваться сложившейся ситуацией. В этом плане Украина действительно опередила всех. То, что произошло у нас с добычей, несравнимо даже с Россией. Нефтяная отрасль не просто поставлена на грань выживания — она умирает, причем правительство делает все от него зависящее, чтобы ускорить этот процесс.

И топливно-энергетический сектор — не исключение. За 25 лет независимости наша страна потеряла не просто отдельные предприятия, но целые отрасли — станко- и приборостроение, микроэлектронику и нефтепереработку, сельскохозяйственное вторичное (конечное) производство и судостроение. По соображениям политической целесообразности практически остановлено производство азотных удобрений, а металлургическое сведено к выпуску низкокачественного железа и стали.

В настоящее время в Украине нефть и продукты ее переработки потребляют главным образом аграрии, автомобилисты и предприятия ЖКХ, а так называемая "экономия" энергоносителей в 2015 г. достигнута в основном из-за остановки предприятий реального сектора. Без продукции с высокой добавленной стоимостью сократились поступления в бюджет, растворились международные ожидания и национальные перспективы.

К тому же не следует забывать, что масштабами перетока спекулятивного капитала между биржами определялись не только цены на черное золото. Два года назад на руках у владельцев фьючерсов на пшеницу находилось два с половиной годовых урожая обязательств от ее производителей. Поэтому вместе с нефтью подешевели и такие очень важные для Украины биржевые товары, как сталь, зерно и удобрения, лишившие нашу страну столь необходимых валютных поступлений.

Почему не дешевеет бензин в Украине

На первый взгляд, снижение цен на сырье со 110 до 32 долл. за баррель должно способствовать существенному снижению цен на заправках в Украине, импортирующей до 85% нефтепродуктов. Но котировки черного золота — не единственная переменная, от которой зависит стоимость моторного топлива внутри страны.

В целом можно выделить четыре группы факторов, определяющих цены на украинских заправках. В настоящее время две из них способствуют снижению, а две — сохранению стоимости бензина и дизельного топлива на нынешнем уровне.

Нисходящий тренд формируют низкие цены на импортные нефтепродукты и минимальный спрос. Зимой наступает так называемый мертвый сезон, когда "подснежники", эксплуатирующие свои автомобили лишь летом, уже поставили их в гаражи, а потребности аграриев и транспортных предприятий минимальны.

Однако гривня остается нестабильной, а коммерческие банки продают валюту участникам рынка по курсу, который существенно выше не только официального, но и межбанковского. К тому же в 2014–2015 гг. гривня падала быстрее нефтяных котировок.

Еще одна группа — риски, обусловленные изменением порядка налогообложения. Никто из участников рынка не знает, чем обернутся недавние "эксперименты" Министерства финансов, а также новшества, принятые парламентом в бюджетном пакете-2016. Поэтому неизбежным становится формирование трейдерами "подушки безопасности", способной хоть немного обезопасить от негативных последствий принятия обновленного Налогового кодекса и государственного бюджета на 2016 г.

Министры способны долго говорить об ответственности, но обязательства директора розничной сети много выше, чем у любого политика. Ведь если промахи чиновника могут стоить ему, в худшем случае, поста, то ошибки участника рынка способны привести к утрате доверия инвесторов и акционеров, потере и краху бизнеса.

Неудивительно, что в нынешнюю цену бензина и дизельного топлива на заправках заложены все существующие риски — экономические, политические, валютные, финансовые. Уменьшить их способна лишь стабилизация. Экономическая, политическая, валютная, финансовая.

А поскольку последняя не просматривается, цены на заправках остаются неизменными. Более того, если нефтяные котировки на некоторое время откатятся до 38–40 долл. за баррель, то розница полетит вверх, отрабатывая повышение акцизов и возмещая недополученное.

Единственное исключение из общего правила — сжиженный нефтяной газ. Его оптовые цены уже упали вдвое, хотя на заправках снизились лишь на гривню. Индикативная розничная наценка для данного ресурса в декабре превышала 50%. В открытом и конкурентном бензиновом и дизельном секторах такое положение дел давно бы считалось неприличным, но хозяева монополизированного и непрозрачного газового могут позволить себе завышенные цены, благо, государство делает вид, что ничего не происходит.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
Реклама
Курс валют
USD 24.82
EUR 27.64