Близорукое решение

Артем Святненко 13 февраля 2015, 00:00
ТЭС

Читайте также

 

Нацкомиссия, осуществляющая регулирование энергетики и коммунальных услуг, приостановила расчеты с производителями электроэнергии, мощности которых временно находятся на неподконтрольной государству территории

 

 

На фоне российской агрессии и отчаянных попыток мирового сообщества нащупать мирный путь выхода из ситуации, практически незамеченным оказалось событие, способное в корне изменить ситуацию на Донбассе. К сожалению, не на пользу Украине. Решение Национальной комиссии, осуществляющей регулирование энергетики и коммунальных услуг, (НКРЭКУ) о приостановлении расчетов с производителями электроэнергии, мощности которых находятся на неподконтрольной государству территории, стало шоком для большинства участников энергетического рынка. Помимо явной стратегической близорукости и юридического нигилизма данного решения, специалистов в области энергетики поразила еще и легкость, с которой государственные чиновники НКРЭКУ приняли данное постановление №158 от 02.02.2015 г. А ведь оно способно не только привести к банкротству ведущие предприятия высокотехнологической стратегической отрасли, но и окончательно похоронить экономические связи между двумя частями важнейшего промышленного региона Украины, разделенного сегодня линией фронта.

Потреблять,
но не платить?

Может быть, по мнению среднестатистического обывателя, уставшего от новостного негатива, данное решение НКРЭКУ — очередной, вполне логичный ход, направленный на локализацию влияния боевиков на временно оккупированной территории и ограничение их экономических возможностей. Более того, и аргументы государственных чиновников, на первый взгляд, также выглядят достаточно убедительно. Так, министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин объясняет данный шаг отсутствием оплаты за потребленную электроэнергию на оккупированных территориях Донбасса и выражает уверенность, что решение НКРЭКУ послужит стимулом к поиску механизмов оплаты электроэнергии. Однако этот шаг вызвал буквально шквал возмущенных комментариев, обращений, открытых писем, причем как отдельных специалистов энергетической отрасли, так и профессиональных ассоциаций, компаний-участников энергетического рынка Украины. Возмущение настолько однозначно, что имеет смысл осветить эту ситуацию со всеми ее нюансами, а также разнообразием тактических и стратегических взглядов специалистов и госчиновников на сложившееся в энергетике Украины и Донбасса положение. Вопрос следует рассмотреть с государственной позиции.

Для начала приведем несколько наиболее ярких аргументов противников инициативы НКРЭКУ. Так, экс-министр энергетики Украины Иван Плачков заявил,
что вышеупомянутое решение НКРЭКУ может оказать негативное влияние на работу всей энергосистемы Украины и увеличит энергозависимость от России: "…Старобешевская ТЭС находится на неподконтрольной украинским властям территории, но она работает на единую энергосистему Украины. Станция обеспечена антрацитовым углем, она усиливает надежность энергоснабжения. …Вот мы покупаем электроэнергию у России, 30% ее поступает в зону АТО, которая не контролируется Украиной. А Старобешевской ТЭС решили не платить. Я не вижу логики в этом решении, не понимаю его. Оно принято во вред, прежде всего, энергосистеме Украины".

Крайне негативно о постановлении НКРЭКУ отозвался и президент Энергетической ассоциации Украины Василий Котко: "Прекращение расчетов с производителями электроэнергии сократит долю выработки тепловой энергетики в энергобалансе и ухудшит ситуацию в энергосистеме страны".

Не остался в стороне и Оптовый рынок электроэнергии (ОРЭ) Украины, который на своем общем собрании принял обращение к министру энергетики и угольной промышленности Владимиру Демчишину с просьбой содействовать отмене данного постановления НКРЭКУ.

Война и энергетика

Что же на самом деле происходит сегодня с энергетикой на Донбассе? Граница боестолкновений на сегодня проходит так, что часть
объектов энергосистемы Донбасса оказалась на территории, подконтрольной правительству Украины, а часть — на временно оккупированной территории. При этом в так называемой "ДНР" строят планы создания собственной закольцованной энергетической системы на местном угле, а в "ЛНР" хотят присоединиться к российской энергосистеме. Такие разные подходы понятны: на территории "ДНР" находятся две крупные ТЭС — Зуевская и Старобешевская, которые работают на угле Донбасса и не подвергались серьезным обстрелам. На территории "ЛНР" крупных ТЭС нет, ближайшая — Луганская ТЭС — в Счастье, которое контролируется сегодня украинскими военными. При этом реальных средств и грамотных специалистов, способных осуществить планы отключения электросетей от Украины без необратимых последствий, у самопровозглашенных республик нет.

Таким образом, на сегодня на оккупированных территориях де-факто функционирует энергосистема Украины, благодаря чему население и предприятия региона имеют возможность пользоваться электроэнергией ОРЭ. При этом уровень оплаты за использованную электроэнергию постоянно снижается, особенно после прекращения работы на этих территориях украинских банков.

Весь комплекс проблем, возникающих у энергогенерирующих предприятий Донбасса, наиболее ярко и наглядно прослеживается на примере деятельности компании "Донбассэнерго". Именно на этой, старейшей в Украине, энергетической компании (в текущем году ей исполняется 85 лет), по мнению экспертов, крайне негативно отразится постановление НКРЭКУ.

"Донбассэнерго" эксплуатирует Старобешевскую и Славянскую ТЭС суммарной установленной мощностью 2855 МВт. В
2013 г. электростанции "Донбассэнерго" генерировали 10053,5 млн кВт·ч, что тогда составило 5,2% всей электроэнергии, выработанной в Украине.

"Сегодня ПАО "Донбассэнерго" работает в экстремальных условиях. Во время боевых действий серьезно пострадала Славянская ТЭС — были повреждены здания, сооружения и технологическое оборудование, полностью разрушен и не подлежал восстановлению трансформатор мощностью 1 млн кВА. На станции до сих пор ведутся ремонтно-восстановительные работы. Несмотря на обращения компании и заверения правительства Украины в приоритетности восстановления мирной жизни на освобожденных территориях, Кабмин компенсировал расходы на заработную плату на Славянской ТЭС лишь за два месяца 2014 г., — прокомментировал ZN.UA технический директор ПАО "Донбассэнерго" Виктор Руппа. — Общая стоимость восстановительных работ, по подсчетам специалистов, — около 400 млн грн. Профильное министерство несколько раз готовило проекты постановлений о финансировании восстановительных работ, но в Кабмин они так и не были направлены".

В результате компания была вынуждена за счет работы Старобешевской электростанции самостоятельно финансировать ремонт и восстановление Славянской ТЭС. Стоит заметить, что производство трансформатора, поврежденного на Славянской ТЭС, выполняется исключительно под заказ крупных электростанций с индивидуальными параметрами. Заказ реализуется более года и обходится приблизительно в 120 млн грн. Поэтому было принято решение об аренде и транспортировании аналогичного агрегата с Углегорской ТЭС, где он ранее обеспечивал работу уже законсервированного энергоблока. Это оказалось сложнейшей задачей как технически, так и организационно. Вес трансформатора — около 400 тонн. Для транспортировки таких грузов в Украине использовались лишь четыре специальные платформы, но все они оказались в нерабочем состоянии либо с истекшими сроками эксплуатации. Кроме того, железнодорожный маршрут доставки трансформатора предусматривал пересечение линии боевого столкновения и населенных пунктов, неподконтрольных Украине. Тем не менее, усилиями специалистов "Донбассэнерго" была восстановлена железнодорожная платформа и трансформатор в результате сложнейшей технической операции, длившейся почти два месяца, был доставлен на Славянскую ТЭС. Сейчас уже закончен монтаж трансформатора и проводятся наладочные работы.

Революционные инновации
и чиновничьи сюрпризы

В это трудно поверить, но одновременно с вынужденными грандиозными восстановительными работами на Славянской ТЭС продолжается реализация инновационного в Украине и Восточной Европе проекта реконструкции энергоблока №6 с разделением его на два блока мощностью по 330 МВт каждый с использованием современной экологической технологии сжигания топлива в циркулирующем кипящем слое (ЦКС). Данная технология позволяет отказаться от жесткой привязки к антрацитовым ("тощим") углям, предоставляя возможность сжигать даже высокозольный уголь и шлам. При этом выброс вредных веществ в атмосферу — в два раза ниже существующих нормативных требований Европейского Союза.

Кроме того, наряду с восстановлением поврежденного оборудования, компания завершает огромный объем работ по реконструкции корпуса 7Б — второго этапа широкомасштабной реконструкции энергоблока мощностью 800 МВт, выполнила все мероприятия по разминированию территории и очистке ее от неразорвавшихся снарядов. Помощи со стороны министерства, кроме заявлений и декларации намерений, не было. Более того, приходилось пробивать бюрократическую стену для получения необходимых разрешений, согласований и т.д.

Неприятным сюрпризом для компании стало приостановление начисления инвестиционной составляющей в тарифе на электроэнергию по уже реконструированным в 2013—2014 гг. блокам на Старобешевской ТЭС и по блоку №6 Славянской ТЭС. "Предприятие, которое попало в такие сложные социально-экономические условия, по сути, лишили возможности своевременно погашать кредиты в сотни миллионов гривен, полученные в государственном "Ощадбанке". Возникает вопрос: как предприятию вернуть занятые деньги? И как банку в дальнейшем финансировать продолжающуюся реконструкцию? Под какие гарантии?" — задается вопросом директор по экономике, финансам и корпоративному управлению ПАО "Донбассэнерго" Валентина Марченко.

"Компания приняла самое активное участие во всех восстановительных работах в г. Николаевка, профинансировала восстановление двух школ, детского сада, установку окон ветеранам — в общем оказала всю необходимую помощь городу и его жителям. Несмотря на то, что Славянская ТЭС была остановлена еще летом прошлого года, компания все это время ни на копейку не уменьшила ни заработную плату сотрудников, ни социальные выплаты. Ни один сотрудник не был сокращен", — добавляет директор по персоналу ПАО "Донбассэнерго" Наталья Позднякова.

Аппарат управления компании вместе с целым рядом структурных единиц, в том числе Донецким проектно-изыскательским и научно-исследовательским институтом "Теплоэлектропроект", были эвакуированы вместе с семьями специалистов из зоны проведения АТО. В середине декабря 2014 г. по решению внеочередного собрания акционеров все структурные подразделения перерегистрированы на территорию, подконтрольную Украине, а главный офис "Донбассэнерго" расположен и зарегистрирован в столице Украины.

Старобешевская ТЭС де-факто осталась на неподконтрольной Украине территории. Боевики первоначально пытались заставить руководство ТЭС отключить станцию от энергосети Украины и обеспечивать электроэнергией только оккупированную часть Донбасса. Специалистам компании удалось убедить их, что технологически отключить электростанцию от единой энергосети невозможно. В настоящее время Старобешевская ТЭС работает и поставляет электроэнергию на энергорынок Украины. Компании удалось наладить поставки угля с государственных шахт, находящихся на оккупированной территории, но также перерегистрировавшихся на территорию влияния Украины. Расчет с шахтами за поставленный уголь производится через их киевские счета. В 2014 г. Старобешевская ТЭС передала в объединенную энергосистему Украины около 5272 тыс. МВт·ч электроэнергии. 

Уголь также необходим для запуска Славянской ТЭС. И здесь тоже огромные проблемы: этим вопросом сейчас занимается таможня, налоговая служба, СБУ, министерство транспорта, министерство энергетики и даже министерство обороны. Кого-то может быть это удивит, но именно несогласованность между этими министерствами, службами и ведомствами приводит к тому, что наладить доставку угля с оккупированной территории практически невозможно. И это при том, что правительство Украины не предоставляет реальных альтернатив и постоянно призывает компании отрасли искать пути доставки угля с этих территорий Донбасса.

А ведь при наличии угля уже с 20 февраля мог бы начать генерацию восстановленный энергоблок №7 Славянской ТЭС, а страна дополнительно смогла бы получать до 15,6 тыс. МВт·ч в сутки.

Недальновидное решение с предсказуемыми последствиями

Если мысленно суммировать все невзгоды, выпавшие на долю энергогенерирующей компании, и условия, в которой ей сегодня приходится вести свою деятельность, то картина вырисовывается достаточно печальная. Складывается устойчивое впечатление, что власть всех уровней просто не знает, как ей вести себя в условиях реальных боевых действий. При этом никто из чиновников не хочет брать на себя ответственность даже за малейшее решение, предпочитая либо дождаться инструкций сверху, либо переложить всю тяжесть проблем на: население, коллективы предприятий, бизнес… А ведь именно для принятия ответственных решений и нужны, по большому счету, госчиновники.

Однако все вышеперечисленные проблемы компании "Донбассэнерго" поблекли по сравнению с последним "оригинальным" решением НКРЭКУ, сформулированным в п. 2 постановления №158. Дополнение к этому пункту не предусматривает перечисления денег энергокомпаниям за отпущенную электроэнергию, если она была произведена на генерирующих мощностях, находящихся на территории, "где органы власти временно не осуществляют или осуществляют не в полном объеме свои полномочия" (то есть на временно оккупированных территориях). Данное постановление запрещает оплачивать электроэнергию, поставляемую в объединенную энергосистему Украины Старобешевской ТЭС, которая является на сегодня единственной реально работающей и производящей электроэнергию структурной единицей компании "Донбассэнерго". Таким образом, постановление №158 оставляет компанию без источника финансирования закупки топлива и сырья для производства электроэнергии, восстановления поврежденного в результате боевых действий оборудования, выполнения инновационных планов, выплаты заработной платы, и т. д.

В этой ситуации "Донбассэнерго" остается лишь объявить себя банкротом, потушить Старобешевскую ТЭС и распустить персонал обеих станций и сотрудников остальных подразделений компании. Вот только последствия данного недальновидного шага предсказать не очень трудно. Реально Старобешевская станция обеспечивает электроэнергией почти половину Донбасса и, прежде всего, именно оккупированную его часть. Поэтому можно не сомневаться, что с момента исчезновения электричества в Донецке и окрестностях и до появления на станции представителей "ДНР" пройдет менее часа. После чего, г-да чиновники, последует перезапуск энергоблоков ТЭС — для этого тоже потребуется менее суток. С момента же принудительного запуска электростанции Украина может забыть о том, что у нее была Старобешевская ТЭС (25%+1 акция ПАО "Донбассэнерго", между прочим, принадлежит Фонду госимущества Украины). Так что до воплощения мечты "ДНР" о собственной энергосистеме останется не так много времени. Постановление НКРЭКУ действует со 2 февраля. И "Донбассэнерго" явно не продержится без расчетов за отпущенную в энергосистему Украины электроэнергию.

Да и с юридической точки зрения постановление №158 не выдерживает никакой критики. И закон "Об электроэнергетике", и Инструкция о порядке использования средств Оптового рынка определяют обязательное осуществление оплаты производителям проданной электрической энергии на основании и согласно условиям двусторонних договоров.

Однако нелогичность и даже некая парадоксальность появления данного постановления дает нам всем хороший повод как следует задуматься о причинах появления из-под пера государственных чиновников подобных постановлений. НКРЭКУ и министерство энергетики приняли решение, не соответствующее ни интересам страны, ни интересам экономики и бизнеса, ни даже своим собственным интересам. Если, конечно, рассматривать интересы министерства как органа управления государственной экономикой.

Как уже отмечалось, министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин оправдывал данное решение плохой собираемостью абонентской платы за электроэнергию на оккупированных территориях Донбасса. "Я уверен, этот шаг будет стимулом к переговорному процессу с той стороны. Это четкое понимание своих перспектив для собственников станций: они будут стимулировать своих потребителей и власти, чтобы найти решение, как, в конце концов, рассчитываться за то электричество, которое потребляется", — заявил министр на брифинге в Киеве. Непонятно, кстати, кого именно г-н Демчишин имел в виду под "властью" и почему, собственно, руководство электростанций должны договариваться о расчетах на оккупированных территориях, тем более что продает там электричество не электростанция, а государство Украина в лице ОРЭ. Если следовать логике министра, надо переставать кормить коров, если молокозаводу не заплатили за проданную сметану.

Действительно, расчеты за электроэнергию на захваченных территориях оставляют желать лучшего. Так, задолженность "Донецкоблэнерго" (принадлежит компании ДТЭК) ГП "Энергорынок" за электроэнергию, потребленную в 2014 г. составила 820 млн грн. Однако это было вызвано достаточно объективными причинами (боевыми действиями и отсутствием на оккупированных территориях отделений украинских банков). И кстати, долг Донецкой области за электричество неожиданно оказался меньше, чем долг "Днепроблэнерго" (1,03 млрд грн.) и районных электрических сетей (2,38 млрд грн). Кроме того, в должниках перед ГП "Энергорынок" за прошлый год числятся "Запорожьеоблэнерго" (360 млн грн), "Киевэнерго" (270 млн грн), "Львовоблэнерго" (150 млн грн) и прочие потребители, которые ведут мирную жизнь на территориях, где банковских отделений предостаточно.

В связи с этим напрашивается очевидный вывод, что неудовлетворительная ситуация с оплатой электроэнергии носит системный характер и наблюдается на всей территории Украины, а не только в зоне проведения АТО. Так, например, плата за электроэнергию на территории Донецкой области (кроме государственных угледобывающих предприятий), которая в настоящее время не контролируется правительством Украины, по оперативным данным за январь 2015 г. составила более 50%.

Требуется
политическое решение

Все это тяжелое время, под звуки выстрелов и взрывов, в изуродованных войной производственных зданиях сотрудники тепловых электростанций отчаянно сражаются за жизнь, ежедневно выходят на работу как в освобожденных, так и в оккупированных районах Донбасса. Их цель — обеспечить теплом и светом города нашей все еще единой страны, обеспечить свои семьи и способствовать развитию и процветанию всей Украины. Остановка электростанции означает для Украины лишь ухудшение энергетического баланса, а для тысяч семей энергетиков и жителей целых городов это остановка жизни — в материальном и духовном смысле,

Руководству Украины необходимо все-таки определиться со своей политикой. Если мы категорически не хотим покупать электроэнергию и уголь с территорий, подконтрольных террористам, значит надо это прекратить. А если нам все-таки нужна энергия и энергоресурсы, то давайте работать, искать пути доставки угля на электростанции и пути оплаты за произведенную и поставленную электроэнергию. Только искать пути, а не заниматься шантажом. Если обычные граждане научились оплачивать коммунальные платежи за свои донецкие квартиры из Киева, то государство обладает куда большими возможностями, чтобы решить вопрос организации платежей, вместо того чтобы отказываться от собственных ТЭС и высококвалифицированных специалистов стратегической отрасли.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • spesh 20 февраля, 23:03 Рассуждения автора и экспертов абсолютно правильные, но ... в мирное время. К сожалению, сейчас война. Поэтому простая экономика не работает. Мы не контролируем часть территории страны - значит мы не контролируем на этой территории ресурс. ВСЕ! А перечислять деньги воюющего государства Украины ахметову (Донбассэнерго) - это военное преступление. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.85
EUR 27.56