Драма на диализе

Ольга Скрипник 11 февраля 2011, 15:05

Читайте также

Светлане и Олегу, казалось, завидовали не только знакомые, но весь белый свет — красивая пара светилась от счастья. Узнав, что вскоре станет отцом, Олег пообещал всю жизнь носить жену на руках. И как в воду глядел...

Радость от рождения сына омрачилась трагической новостью — Светлана не сможет жить без искусственной почки. Ближайшее и единственное отделение гемодиализа — в Черкасской областной больнице, до которой 200 километров. Не сосчитать, сколько раз Олегу пришлось срываться среди ночи и везти ее в больницу. Каждый раз, подхватив жену на руки, он бежал в отделение, понимая, что дорога каждая минута. Для семьи добрым ангелом стала заведующая отделением гемодиализа Оксана Королевич, которая, по словам Олега, днем и ночью шла им навстречу, делала все, чтобы Светлана смогла вернуться к своему первенцу.

Дважды в неделю в любую погоду Олег возил жену в больницу. Он выучил все, что касалось хронической болезни почек пятой стадии, знал, что единственное спасение — гемодиализ, который, согласно стандартам лечения, должен проводиться трижды в неделю по четыре часа. Возможности областной больницы весьма далеки от мировых стандартов, пациентам давали два сеанса в неделю по три часа. А если не было свободного места, медсестра «успокаивала» — подождите, умрет кто-нибудь, освободит вам место.

Не только врачи-нефрологи, но больные осознают, что такая урезанная терапия губительно сказывается на здоровье, но иного выхода у них нет. Олег научился сдерживать эмоции, когда видел, что Светлана страдает не только от болей, но и от того, что не в силах подняться с постели и взять на руки малыша. Сердце разрывалось от жалости к жене и от мысли, что его кроха-сын может остаться без матери...

К сожалению, диагноз «хроническая болезнь почек» (ХБП) зачастую звучит как приговор, потому что гемодиализ, который является единственным спасением таких больных, для многих из них недоступен. Эта болезнь, как отмечают медики, за последнее время помолодела — среди пациентов очень много ровесников Светланы. В Черкасской области, как и в Украине в целом, больные в возрасте 18—44 года составляют 47% от общего количества.

По данным Института нефрологии Национальной академии медицинских наук за 2009 год, лечение гемодиализом в Украине получали всего 3,5 тыс. пациентов, в том числе в Черкасской
области — 75 пациентов.

Мировая статистика свидетельствует, что в развитых странах на 100 тысяч населения приходится от 4,5 до 6 тысяч больных, которые нуждаются в диализе, максимум зарегистрирован в Японии — 23 тысячи. В Украине этот показатель отличается в разы — всего 794 пациента на 100 тыс. населения.

Боюсь, даже оптимисты не поверят, что этот показатель свидетельствует об исключительном здоровье граждан нашей страны.

— В национальном реестре зарегистрировано более 400 тысяч человек с хронической болезнью почек, — комментирует ситуацию главный внештатный нефролог МЗ Украины, директор Института нефрологии, профессор Николай Колесник.
— В прошлом году впервые были направлены на гемодиализную терапию 4,5 тысячи человек. Знаете, сколько из них получили возможность лечения? Всего 760.

— Худо-бедно у нас реализуется около 20 государственных программ, в частности по онкологии, сахарному диабету. Как помогает государство людям, которые не могут жить без искусственной почки?

— Государство не брало на себя обязательства финансировать лечение этой категории больных. Исключение сделали только для детей — им на гемодиализ выделяется 2,5 млн. гривен. Все проблемы переложены на плечи местных бюджетов — областных и городских.

— Но ведь для местных властей трагедия людей, прикованных к искусственной почке, всего лишь одна из тысяч проблем региона, на которую не хватает ни внимания, ни финансов.

— Это одна из причин, почему Украина до сих пор не вошла в список из 140 стран мира, где эта проблема решена цивилизованно. Нас давно обогнали не только развитые европейские страны, но и Белоруссия, Азербайджан. Жизнь больных, нуждающихся в гемодиализе, напрямую зависит от местных условий: обращает ли руководство областной больницы и областного управления здравоохранения внимание на их проблемы, находят ли медики нужные слова для того, чтобы облсовет и ОГА выделяли финансирование. Яркий пример успешного решения этой проблемы — Ивано-Франковская область. Она не очень богата финансами, но за последние годы здесь создали шесть центров гемодиализа. Седьмой недавно открыли в Косове. В то же время в Луганской области, к примеру, всего одно отделение на восемь аппаратов. Аналогичная ситуация была и в Черкасской области, пока там не открыли диализный центр на 18 мест.

Отсутствие денег в областном бюджете — проблема вечная. Есть ли выход из создавшейся ситуации? В соседней России, например, воспользовались мировой практикой: когда больница не может предоставлять полноценный качественный гемодиализ на своей базе, она направляет пациентов в специализированный центр, а деньги на лечение отправляются вслед за ними.

В Украине давно говорят о том, что бюджетные деньги должны ходить за пациентом, который к тому же имеет законное право выбирать себе лечащего врача, а во многих случаях — и лечебное учреждение. Но есть ли выбор у Светланы, если на всю область одно отделение гемодиализа, а количество больных ежегодно увеличивается? Ситуация сложилась драматическая. В Черкасской области, по данным медстатистики, 53,8% пациентов умирают на протяжении одного-трех лет лечения гемодиализом и 46% — в период 6—10 лет. В графе 11—15 лет — ноль, таких «долгожителей» в отделении гемодиализа нет. И хотя средние показатели по Украине далеки от европейских, но все же они лучше черкасских: соответственно 36%, 15,5% и 2,5%.

В этих условиях как нельзя кстати пришлось инвестиционное предложение германской компании Fresenius Medical Care, одного из мировых лидеров в лечении методом гемодиализа. Украинская сторона навела справки и узнала, что компания имеет 400 клиник только в Европе, а всего по миру почти 2700, в которых получают лечение более 180 тысяч пациентов с ХБП. Изучив ситуацию на месте, немецкая сторона поверила в серьезность намерений украинских партнеров, и в августе 2008 года Черкасская областная госадминистрация и компания Fresenius Medical Care подписали протокол о намерении создать диализный медицинский центр в Черкассах.

Инвестор взял на себя обязательства создать Центр гемодиализа «Фрезениус», выделить дополнительные средства на обеспечение работы центра на ближайшие девять лет. На первом этапе запустят 18 установок для лечения минимум ста больных, с последующим увеличением до
40 мест, где смогут получать гемодиализ 240 пациентов. По истечении пяти лет с начала работы все оборудование будет передано в распоряжение обладминистрации (его ремонт и техобслуживание инвестор оставляет за собой), а центр будет оснащен новейшей аппаратурой.

Стоит ли говорить о том, что компания обязалась обеспечить украинским пациентам такой же уровень медпомощи, как во всех остальных своих клиниках. Что гарантировала украинская сторона?

Обязались в установленном порядке «направлять на лечение в центр пациентов, жителей Черкасской области, в количестве ориентировочно 100 больных». Пообещали также обеспечить плату за проведение лечения пациентов, которая будет осуществляться на основании отдельных договоров. Центр обязан заключать их с лечебными учреждениями, направляющими больных на гемодиализ, в данном случае — с областной больницей.

Кажется, и мы пришли к тому, что деньги будут ходить за пациентами.

Партнеры пожали друг другу руки, скрепили документ подписями и печатями, с нашей стороны — глава Черкасской областной госадминистрации, на тот момент — Александр Черевко. Проект, рассчитанный на десять лет, стартовал.

В ноябре 2009 года центр уже принимал первых больных.

«Лечение пациентов у нас идет по той же программе, что и в любом другом центре «Фрезениуса», — рассказывает главный врач диализного центра Владимир Новаковский. — Вся аппаратура подключена к компьютерам, информация о лечении пациентов, с соблюдением правил конфиденциальности, поступает в аналитический центр в Германии, который отслеживает работу всех своих клиник. И если что-то настораживает в данных пациента, проводятся дополнительные исследования, решают, как улучшить состояние больного. Анализ крови мы делаем по стандартам, принятым международными организациями нефрологов. Они включают очень много показателей, необходимых для контроля состояния больного и адекватной терапии. В начале каждому пациенту дополнительно выдавали лекарств на 44 гривни, а когда их состояние стабилизировалось, эти расходы уменьшились в 3—4 раза. Почему у нас лекарства дешевле, чем в других клиниках и аптеках? Тот же эритропоэтин, как и все остальное, мы покупаем у компании-производителя, у нас между заводом и пациентом нет ни одного посредника».

Не прошло и полгода, как поползли слухи, что центр закрывают. В январе нынешнего года пациенты получили письма, в которых сообщается, что впредь лечение будет проводиться «только на базе государственных учреждений».

«Когда переводили в центр «Фрезениус», мы боялись, что от нас, тяжелых пациентов, просто избавляются — многих пациентов заносили в палату на руках или на носилках, — вспоминает Татьяна Тимофеевна. — Гемодиализ я получала в областной больнице больше года, но всего шесть часов в неделю вместо положенных 12. Во «Фрезениусе» сразу же сделала анализы и ужаснулась — картина была хуже, чем до первого сеанса диализа. В центре совсем другой диализ — организм очищается почти полностью, я нормально себя чувствую, а в больнице каждую неделю мне требовалась реанимация. У меня появилась надежда, что и с моим диагнозом можно жить, а не выживать. И вдруг письмо: лечение будет только на базе областной больницы.

Не только я боюсь возвращаться — все боятся, мы только об этом и говорим. В центре все организовано так, что ты ни за что не доплачиваешь и ничего дополнительно не покупаешь, как было в отделении с его ужасными условиями — все ободрано, холодно, как на улице, персонал вечно обозленный, на любое замечание один ответ: не нравится — морг за углом.

В отделении областной больницы уже сделали ремонт, но оборудование и расходные материалы там не такие, как во «Фрезениусе». Нас убеждают, что в больнице сеанс гемодиализа стоит намного меньше, чем в центре, что очень выгодно бюджету. Но мы уже знаем: чем дешевле бюджету — тем дороже пациенту, потому что все, чего недостает, приходится покупать за свои деньги — от перчаток до лекарств. Я один раз заплатила за укол 2100 гривен и поняла, что на второй я таких денег не соберу.

Пока не попала в центр, я и подумать не могла, что бывает такая медицина, только здесь поняла, что такое качество жизни больных на диализе».

В ужасе от полученного письма и Олег со Светланой, которую тоже перевели в центр. Светлану муж на руках заносил на второй этаж, а теперь она ходит сама, нянчится с сыном, которому на днях исполнилось четыре годика. Олег даже думать боится, чем могло закончиться лечение в областной больнице: «Как только Света стала получать полноценные сеансы гемодиализа, она менялась прямо на глазах. За 14 месяцев — ни одного случая реанимации, а в больнице без этого не проходило и недели. Но как бы плохо ей ни было, все равно давали только два укороченных сеанса. Мы боимся возвращаться еще и потому, что в больнице снова нужно будет за все платить. Мне там пришлось покупать для жены 35 ампул препарата стоимостью от 800 до 1000 гривен. А сколько других лекарств пришлось носить! Каждый месяц уходило от полутора до двух тысяч гривен.

Даже думать боюсь, что будет с моей женой, со всеми остальными, если заставят вернуться в отделение. Там даже 69 человек не могли обеспечить полноценным гемодиализом, сегодня пациентов уже в два раза больше, а оборудования не добавилось. Опять сократят сеансы? Или будут назначать разв неделю? Неужели никто не понимает, что таким образом они подталкивают людей к смерти?..»

Главный врач Черкасской областной больницы Александр Дудник утверждает, что ситуация вполне благополучная:
— процедуру гемодиализа получают 117 человек, из них 73 — в центре «Фрезениус», 39 — в областной больнице, 5 — в Умани, где недавно открыто новое отделение.

— Сколько всего в области больных, которым необходим гемодиализ?

— В реестре, который ведет областной нефролог, всего 170 человек, среди них не только те, которым гемодиализ требуется уже сегодня, но и те, кому он понадобится через некоторое время. У нас нет больных, у которых диагностирована хроническая болезнь почек, им рекомендован гемодиализ, а они не могут его получать.

— Сколько стоит одна процедура гемодиализа для пациента?

— Это зависит от многих обстоятельств.

— А сколько закладывается в бюджет?

— Нужно все посчитать: диализаторы бывают и за 300, и за 500 гривен, да и медикаменты — одному больному требуется больше, другому — меньше. Тут можно говорить только о каком-то среднем значении — в нашей областной больнице это может быть 700—750, ну, может, 800 гривен.

— Но этого явно недостаточно, если пациенту нужен эритропоэтин, ведь почти у всех проблемы с гемоглобином.

— Мы все включаем: эритропоэтин, гепарин, препараты первой необходимости.

— Пациентам центра «Фрезениус» письменно сообщили, что лечение будет проводиться только на базе госбольницы. Чем это вызвано?

— В прошлом году областная больница не могла обеспечить в полном объеме всех больных гемодиализом. Поэтому облсовет решил, что средства, предназначенные для проведения гемодиализа, будут поделены на две т.н. корзинки: первая — для отделения гемодиализа областной больницы, а вторая — не наша, эти деньги были делегированы на закупку медуслуг в рамках полномочий местного самоуправления. Нас обязали отобрать больных и направить их на лечение во «Фрезениус», что мы и сделали.

— В нынешнем году эту медицинскую услугу уже не будут покупать в центре?

— Нет такой строки в бюджете областной больницы. Мы уже провели тендеры, точнее не провели, а дали объявление о закупке расходных материалов, так что пациенты будут обеспечены.

— Какую роль сыграло появление современного диализного центра — он для вас конкурент или удалось найти общий язык, чему-то поучиться?

— Какое с ними сотрудничество? У нас были споры о цене процедуры гемодиализа, потом нашли общий язык, заплатили за оказанные нашим пациентам услуги. Областное управление здравоохранения, как распорядитель бюджетных средств, имеет свое видение развития медицины — все должно происходить только на базе государственных медучреждений. Во-первых, это экономически выгодно, а во-вторых, именно госбольницы несут ответственность за каждого пациента. Ходят слухи, что у нас высокая летальность — так ведь нам оставили самых тяжелых больных, безнадежных, а в центр взяли только тех, кто получал гемодиализ амбулаторно.

— Пациенты боятся, что центр «Фрезениус» закроют и они останутся без адекватной помощи.

— Мы всех обеспечим полноценным лечением. Наши отделения будут работать не в одну смену.

Прошлый год принес немало сюрпризов всем участникам этих событий — сильнейшие стрессы довелось пережить не только пациентам, но и инвесторам, которые, пожалуй, впервые за всю историю существования фирмы столкнулись с такими партнерами.

Условия договора выполнены: центр создан, пациенты получают гемодиализ, но областная больница все равно не перечисляет деньги «Фрезениусу». Кого интересует судьба больных, когда в стране идет смена губернаторов и резко меняются симпатии всех чиновников: то, что раньше считалось позитивом, стало негативом. По крайней мере для В.Черняка, который тогда работал главным врачом Черкасской областной больницы. Прошло полгода, но договор не подписывается — требуют официально подтвержденную стоимость сеанса гемодиализа. Центр «Фрезениус» заказал эти расчеты фирме, сертифицированной Минздравом, утвердил их, доставил в Черкассы. Оказалось, что столичные тарифы не нравятся главврачу.

Пациенты, напуганные слухами о закрытии «Фрезениуса», пригласили В.Черняка на свое собрание, чтобы услышать вердикт — что их ждет? Доктор, не стесняясь видеокамеры, заявил, что не допустит, чтобы бюджетные деньги уходили в чужие карманы, право лечить имеют только государственные больницы. Заодно объяснил, как правильно рассчитывать стоимость диализа: бюджетные деньги нужно поделить на количество процедур. В областной больнице получилось 938 гривен 21 копейка. То, что этой суммы недостаточно для качественного гемодиализа, доктора не опечалило. А если инвесторов это не устраивает — скатертью дорога.

Тянули до последнего, зная, что если до конца года эти средства не будут использованы, они вернутся в бюджет и никто их уже не получит. «Фрезениусу» пришлось согласиться на условия, которые выдвинул руководитель областной больницы. (Вскоре он стал председателем Черкасского областного совета, а в кресло главного врача пересел его заместитель А.Дудник.)

Кстати, аналогичная ситуация сложилось и в Черниговской области, где в сентябре 2009 года был подписан договор о намерениях, а в декабре 2010 года центр «Фрезениус» принял первых больных. В январе текущего года пациенты получили письма за подписью главврача Черниговской областной больницы, что им надлежит вернуться в родные стены: «Если вы откажетесь от лечения в областной больнице, ваше место будет занято другим больным, а вам будет отказано». Интересно, как оценят эти слова юристы — как угрозу пациентам? Или как неоказание медицинской помощи тому, кто без нее погибнет?!

Вряд ли иностранцы могли предвидеть столь яростное сопротивление старой системы, которая готова стоять на смерть за интересы, заметьте — не пациентов, а государственных больниц, привыкших распоряжаться бюджетными деньгами. Представляете, как они будут саботировать любые реформы и нововведения?!

В ситуации, которая сложилась в Черкасской и Черниговской областях, как в капле воды, отразилась вся наша система здравоохранения. Больных лишили всех прав, гарантированных законодательством — на бесплатную медицину, на доступную адекватную медицинскую помощь, на выбор врача и клиники, на то, чтобы выделенные «подушные» бюджетные гривни были потрачены именно на их здоровье. А чиновники Минздрава убеждают, что достаточно написать соответствующее заявление главврачу, и все должно решиться в пользу пациента.

Не больше прав и у инвесторов — договор, подписанный главой областной администрации, в любой момент может превратиться в простую бумажку, как сказочная карета в полночь превратилась в тыкву — у нас ведь каждый новый начальник легко перечеркивает и отменяет все, что было сделано его предшественником. На местах ведут свою политику, не обращая внимания на то, каким международным скандалом это может закончиться. Во время визита в Германию президент Украины В.Янукович встречался с представителями деловых кругов, которых он приглашал к сотрудничеству, обещая инвесторам всяческую поддержку государства. Представители компании Fresenius Medical Care, входящей в число лидеров немецкой экономики, тоже были на той встрече и объявили о готовности инвестировать в Украину 35 миллионов евро.

Не исключено, что после событий в Черкассах и Чернигове они подыщут другие страны для своих проектов и уйдут, хлопнув дверью на всю Европу.

А что больные? Они с ужасом повторяют статистику: смертность в отделении диализа областной больницы — 18,7%, а тех, кто впервые стал получать это лечение — 22,2%. Это данные государственной статистики за 2009 год, когда центра еще не было, диализ проводился только в областной больнице.

Пациенты вместе с родственниками готовы выйти на акции протеста — перекрывать дороги и мост до тех пор, пока их не услышат те, кто сегодня любезно предлагает выбирать между диализным центром и… «моргом, который за углом».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • Инесса Сегодина 29 октября, 10:45
    Здравствуйте, моя мама на диализе в Харькове. Только что она позвонила из больницы - диализ последний 31 октября. Потом его не будет вообще. Нет денег. Там еще 300 человек. Им вынесли смертный приговор с 1 ноября? Врачи говорят, что бессильны. ЧТО ДЕЛАТЬ??? Даже не предупредили заранее, осталось людям жить 3 дня!!! я просто в ужасе, в панике, как такое может быть??? Помогите, что можно предпринять? в прошлый раз, когда временно их переводили на 2 раза, у них умерли 2 человека. как поддерживать, чем? заменить его ведь невозможно! что можно сделать???
Реклама