Академик Георгий Гайко: "Таких раненых, как сейчас у нас оперируют, не было даже во время войны в Афганистане"

Ольга Скрипник 17 марта, 23:00
123
Обход палат с послом Франции Изабель Дюмон

Читайте также

С тех пор, как началась война на Донбассе, в клиниках Академии медицинских наук появилась особая категория пациентов — раненые бойцы. Именно туда привозили и привозят самых тяжелых раненых, нуждающихся в высокоспециализированной медпомощи. Многим бойцам, еще совсем молодым ребятам, пришлось пережить по несколько операций — 4–5, и даже больше. Иногда их количество доходит до 20. Все это долго, сложно и очень больно. Но они готовы все стерпеть, только бы вернуться к жизни не инвалидом, которого жалеют, а здоровым человеком, готовым защищать родную страну и  заботиться  о своей семье. 

Институт травматологии и ортопедии Национальной академии медицинских наук несет вахту с первых дней войны — его хирурги выезжали в зону АТО, где оперировали раненых, помогали своим коллегам в сложных ситуациях, показывали своеобразные мастер-классы в военно-полевых условиях, проводили тренинги для бойцов и волонтеров, обучая азам спасения под обстрелами.

"Наши врачи и сегодня много работают с ранеными — консультируют в военных госпиталях, отбирают профильных пациентов и ведут их еще до того, как они приедут к нам на операцию, — рассказывает директор института академик Георгий Гайко. — В нашей клинике уже прошли обследование и консультации более 1500 раненых. Свыше 500 бойцов были прооперированы. Сейчас в основном обращаются те, кому нужны сложные реконструктивные операции, ведь восстановление функций суставов, правильное сращение костей рук, ног включает много этапов, поэтому и продолжается долго.

У нас был опыт лечения пациентов с огнестрельными ранениями. Но таких раненых, которых к нам привозят из зоны АТО, не видели даже во время войны в Афганистане. Мы это исследовали, анализировали ситуацию. Почему раненому приходится переносить так много операций? Потому что минно-взрывные ранения очень травматические —кости разрушаются  вместе с мягкими тканями, возникают сильные кровотечения, нарастают некротические процессы. Это требует уже других подходов при хирургическом вмешательстве и лечении.

А как это сделать? Раненых доставляли в госпиталь, стабилизировали их состояние. Но не могли решить всех проблем — не было ни опыта, ни условий. Общая военно-полевая хирургия, долгое время служившая настольной книгой для многих хирургов, не учитывает страшной разрушительной силы современного оружия. Благодаря международным программам наши специалисты ездили учиться в зарубежные клиники, в том числе и в госпитали НАТО. Но даже там не встречали таких тяжелых раненых, каких привозят в клинику из зоны АТО. 

Опыт пришлось собирать по крупицам, учиться на ходу. Как-то к нам поступил раненый, молодой — всего 26 лет. Осколками его изорвало в клочья , прогноз был неутешительный. У него были вывернутый тазобедренный сустав, многочисленные дефекты костей, разорваны ягодичные мышцы, сосуды, кожа... Сначала долго заживляли раны, он прошел курс лечения и у нас, и в госпитале. А потом наши хирурги поэтапно делали операции, применяя новейшие методики. И наконец -то  поставили искусственный сустав. Молодой человек, страдавший от невыносимой боли даже когда лежал, не двигаясь, вышел из клиники на собственных ногах. Даже костыли не понадобились.

Мы стараемся  создать все условия для раненых бойцов АТО. Консультируем, лечим — все бесплатно. Для этого используем все средства, какие только возможно, — бюджетные и внебюджетные, благотворительные и т.п."

В Институте травматологии и ортопедии предоставляют высокоспециализированную помощь самого высокого — третьего уровня, собственно, как и в других академических клиниках. Более 70% хирургических вмешательств — это сложные операции, требующие высокой квалификации хирургических бригад, использования современных методик и технологий. Но есть проблема, на которую жалуются хирурги всего мира: у многих пациентов отмечается нарушение процесса сращивания костей. Говорят, к этому приводит снижение иммунитета, влияющее на все процессы, которые происходят в человеческом организме, в том числе и на остеосинтез и регенерацию тканей.

Какой бы удачной, филигранной ни была операция, результаты неутешительны: кости, суставы срастаются очень медленно, или же вообще процесс отсутствует. Помочь в такой сложной ситуации могут так называемые факторы роста, используемые не только в ведущих зарубежных клиниках, но и в Институте травматологии и ортопедии.

"Факторов роста, влияющих на регенерацию и на рост костей, выделено более 20, — объясняет руководитель клиники повреждений и остеосинтеза профессор Андрей Калашников. — Ученые нашего института многие годы занимались исследованием факторов роста, высвобождаемых от тромбоцитов. Доказана высокая эффективность их использования во время первичной травмы, оперативного вмешательства и т.п. Мы первыми в Украине исследовали и внедряли этот метод в практику.

Как все происходит? У пациента берут кровь, отправляют ее на центрифугирование. Затем полученный раствор ему  вводят для стимуляции процесса регенерации тканей. Это дает очень хорошие результаты при переломах, травмах, воспалении сухожилий. Важно то, что пациент получает факторы роста, изготовленные из его же собственной крови.

Мы усовершенствовали этот метод — используем не только жидкость, но и изготовляем гель, который можно применять во время операций. К нему можно добавлять лекарства, имеющие антибактериальное действие. Это стимулирует сращение костей, значительно улучшает процесс выздоровления. Возрастных ограничений нет — фактор роста может работать в любом возрасте".

123
В операционной

В институтской клинике работает уже 10 подразделений, где принимают пациентов разного возраста, — и детей, и взрослых. Хроническое недофинансирование науки и медицины, конечно, дает о себе знать, заставляет корректировать многие планы. Но, несмотря на сложную финансовую ситуацию, здесь находят возможность не просто держаться на плаву, но даже открывать новые подразделения и внедрять в практику новейшие методы хирургического вмешательства и лечения больных.

Недавно здесь открыли клинику повреждений и остеосинтеза и клинику клеточной терапии, которая будет заниматься, в частности, стволовыми клетками. По мнению специалистов, это направление очень перспективно для травматологии и ортопедии.

"За последние годы мы не направили ни одного больного на лечение за границу из-за того, что не можем выполнить какую-то операцию. Если кто-то желает это сделать самостоятельно, за свои деньги, — пожалуйста. Но в очереди на лечение за границей больные нашего профиля не стоят, поскольку у них есть возможность получить необходимую медпомощь в нашем институте — убежден главный врач, руководитель клиники заболеваний суставов у взрослых профессор Сергей Герасименко. — К нам часто обращаются те, от кого в других больницах уже отказались. Благодаря современным технологиям сегодня есть возможность предоставлять медпомощь в самых сложных случаях.

В последнее время у нас активно вводятся новые виды артроскопических операций. Раньше таким методом лечили только один сустав — коленный, а сейчас применяем его для голеностопного, локтевого, плечевого и тазобедренного, постепенно расширяя географию человеческого организма в плане эндоскопических операций.

Мы активно используем новые знания и тот опыт, который получаем, когда принимаем участие в международных конгрессах, проходим стажировку в лучших зарубежных медицинских центрах. Сегодня новое — это использование искусственных плечевых суставов, так называемых реверсионных эндопротезов. Если брать соседние страны — то нигде, кроме Польши, такие операции еще не выполняются.

Большой интерес вызывает использование стволовых клеток в ортопедии. В Украине выращиванием стволовых клеток занимаются частные специализированные фирмы. Наши исследования показывают высокую эффективность этого метода. В клинике уже проведены десятки операций, которые дали хорошие результаты. Это очень перспективно, хотя и дорого стоит".

Открытие диагностического отделения, где проводится обследование с помощью МРТ и КТ, значительно расширило возможности института. В свое время Академию медицинских наук критиковали за то, что дорогое оборудование простаивает на складах, годами не вводится в эксплуатацию. Причин было много, одна из них — финансовая. Такое оборудование нуждается в специальных помещениях, а на их строительство и введение в эксплуатацию обычно не выделяли средств. Но, несмотря на все проблемы, в Институте травматологии и ортопедии все же смогли построить и открыть диагностическое отделение, где проходят обследование взрослые и маленькие пациенты.

"Диагностика с помощью КТ позволяет обнаружить все тонкости при поражении костей и суставов, показывает то, что невозможно увидеть при других методах обследования, — объясняет врач-радиолог Екатерина Радченко. — К нам почти ежедневно обращаются раненые бойцы АТО, которым надо делать реконструктивные операции или готовиться к протезированию.

Под контролем КТ также проводятся инъекции, улучшающие сращивание костей и суставов. Артроскопические операции, проводимые нашими хирургами — повреждение связок коленного сустава, мениски, повреждения губы тазобедренного сустава и другие, — невозможно выполнить на высоком профессиональном уровне, если не использовать МРТ и КТ.

К нам привозят много детей. Мы уже приспособились даже к малышам, хотя это и непросто. Одеваем родителей в специальную защитную одежду, чтобы стояли рядом и  держали  деток  за ножки. У детей часто диагностируют  и пороки развития, и тяжелые заболевания. Сегодня обследовали девочку-подростка. Она жаловалась на боли в ноге, ей прикладывали мази, делали массаж, теряя драгоценное время. А  КТ  обнаружил у нее саркому."

Следует отметить, что детскому здоровью в институте традиционно уделяют особое внимание. И прилагают усилия, чтобы профессионально отвечать на вызовы времени. К первоочередным проблемам относят онкологические заболевания, встречающиеся все чаще, и врожденные дефекты, которые из-за кризиса в системе здравоохранения остаются без внимания врачей и на первичном, и на вторичном уровне. 

Как рассказал Сергей Герасименко, институтские клиники принимают детей с артрогрипозом, который приводит к контрактуре, делает их инвалидами. Это тяжелая врожденная патология, в Украине ею не занимается ни одна  больница. От этих детей все отказываются, поскольку операции и весь процесс лечения очень сложные.

Сюда привозят деток с несовершенным остеогенезом, у которых настолько хрупкие кости, что любое движение может закончиться переломом. Ученые института разработали методики, позволяющие значительно улучшить состояние здоровья таких больных.

— У нас бывают маленькие пациенты, у которых  сотни переломов разных костей, — рассказывает Георгий Гайко. — В таких случаях применяют уникальную методику, нашу разработку, которая  называется  "растущим фиксатором". Врачи выравнивают кость и вставляют туда фиксатор, который укрепляет ее и не дает ломаться. Но ведь ребенок растет, косточки удлиняются. Специалисты придумали, как сделать, чтобы вместе с костями рос и фиксатор — это происходит благодаря специальной штанге. Разработка наша, а изготовляют отечественные производители. Есть пациенты, которым поставили такие фиксаторы в обе ножки, и они хорошо себя чувствуют, растут активными. 

Ученые проводят множество исследований, мы стараемся  внедрять  как собственные разработки, так и новинки, появляющиеся в мире. Поддерживаем контакты со многими зарубежными клиниками. Наши хирурги ездили во Францию, где осваивали разные методики, в частности и касающиеся т.н. реверсионных эндопротезов. Французские коллеги приезжали в Киев, делились опытом, обсуждали профессиональные проблемы. К слову, гостьей нашего института была и посол Франции госпожа Изабель Дюмон. Нашей клинике была передана гуманитарная помощь — хирургическое оборудование, функциональные кровати, медицинские материалы и т.п. Мы искренне признательны всем, кто поддерживает и помогает институту.

— Время летит быстро. В скором времени Институту травматологии и ортопедии исполнится 100 лет. Георгий Васильевич, о чем вы мечтаете накануне такой даты?

— За два года, оставшиеся до юбилея, хотелось бы достроить поликлинику. Оборудовать новой аппаратурой операционные блоки, реанимацию, лаборатории. К нам идет много молодежи — у нас свыше 20 аспирантов и клинординаторов. У нас 35 молодых ученых, чего не было даже в советское время. Оперируют, занимаются наукой. Наш коллектив умеет работать, и мозги есть, и руки золотые. Если бы  ко всему  этому  да еще и новое оборудование — то и столетие Института можно встречать достойно.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.04
EUR 29.06