Азербайджан: экономика с головой и демократия с кляпом

baku.jpg
Аллы Еременко

Читайте также

Если с визой в Великобританию не успеваете, но очень хочется пройтись по набережной Лондона и даже прокатиться на катере или яхте (кто на чем горазд) с видом на колесо обозрения, величественный парламент и другие небезынтересные архитектурные формы, поезжайте в столицу Азербайджана Баку — не прогадаете. Вид с бакинской набережной, называемой бульваром, очень похож. Да и цены те же.

Но Баку, символом которого является огонь, хочет «зажигать» не только на туристическом поприще. Власти страны и столицы изо всех сил стремятся к тому, чтобы Азербайджан любили и уважали в мире. Практически все чиновники говорят на английском и, кажется, прошли курсы улыбки от Голливуда и манеры поведения от Карнеги. Здесь дело не только в том, что Азербайджан хочет заслужить место на мировой арене. Дружелюбие и знание языков, прежде всего, помогают эффективно строить бизнес-отношения. А это возможность для страны продать как можно выгоднее самые нужные в современном мире ресурсы — нефть и газ.

Азербайджан, где со свободой слова все далеко не в порядке (в цифрах и фактах об этом читайте ниже), тем не менее, хорошо осознает: вхождение на мировую арену невозможно без хорошего имиджа страны. Поэтому власти, мягко говоря, не совсем демократичной страны решили просто пригласить в гости отряд журналистов со всего мира. В конце сентября в Баку Международный институт прессы (IРІ) при содействии Совета Европы провел конференцию «Нефть, газ и медиа». Здесь собрались журналисты из более чем 30 стран мира, в том числе четверо представителей Украины.

Наша страна была едва ли не единственной на конференции, которая не является значительным мировым игроком на рынке нефти и газа. Тем не менее пригласили нас не зря. Украина — один из основных потенциальных транзитеров азербайджанской нефти (надеемся, и газа). В Украине азербайджанская SOCAR недавно развернула бурную деятельность — заправочные станции под этим брендом растут как грибы после дождя и в Киеве, и по всей Украине. А SOCAR, между прочим, государственная азербайджанская компания.

Нам было о чем поговорить с азербайджанскими чиновниками — от транзита нефти до коррупции. И было что показать: уровень журналистских расследований, проведенных нашими журналистами в сфере энергетики, едва не шокировал руководство Азербайджана. 

О свободе… слова

Уже сам факт проведения авторитетным Международным институтом прессы (IPI) конференции «Нефть, газ и медиа» в Баку заставил ее участников искать ответ на актуальный вопрос: «А как, собственно, в самом Азербайджане обстоят дела со свободой слова печатных СМИ и медиа в целом?»

С одной стороны, очевидны типичные для богатых нефтью азиатских авторитарных режимов тенденции: давление, запугивание, нередко — нападения и уголовные преследования журналистов. Так и не раскрыто убийство редактора оппозиционного журнала «Монитор» журналиста Эльмара Гусейнова. Нет и результатов расследования убийства писателя-публициста Рафика Таги. В апреле этого года, за месяц до прибытия в Баку тысяч европейских журналистов, освещавших песенный конкурс «Евровидение-2012», сотрудники службы безопасности Государственной нефтегазовой компании Азербайджанской Республики (SOCAR) зверски избили известного журналиста Идрака Аббасова, который снимал на видео принудительное выселение и снос домов в интересах корпорации. В бессознательном состоянии он был доставлен в больницу с сотрясением мозга и множественными ушибами.

Месяцем раньше была развернута кампания злобной травли в отношении корреспондента «Радио Свобода» Хадиджи Исмаиловой, неоднократно получавшей профессиональные награды за свои журналистские расследования коррупции, в которых были замешаны, в том числе, и родственники президента Алиева. Чтобы заставить ее отказаться от критической журналистики, скрытой камерой были сделаны съемки ее частной жизни. После того, как Исмаилова отказалась поддаться шантажу, их выложили в Интернет.

Показательна история журналиста Эйнулы Фатуллаева: после четырех лет отсидки в тюрьме по обвинениям в клевете, неуплате налогов, призывам к терроризму и разжиганию межнациональной розни он был помилован президентом Алиевым. Но указ о помиловании появился только после решения Европейского суда по правам человека в пользу заключенного в тюрьму журналиста. История Фатуллаева — яркий пример эффективного международного давления на власть Азербайджана.

Все это позволило международной правозащитной организации «Репортеры без границ» в докладе о состоянии свободы прессы в мире под названием «Press Freedom Index 2011/2012» поставить Азербайджан на 162-е место среди 179 стран мира, включенных в исследование. При этом Азербайджан ухудшил свои позиции, опустившись на десять мест по сравнению с 2010 годом. А в докладе правозащитной организации Freedom House под названием «Freedom in the World-2012» Азербайджан был отмечен как «несвободная страна». И обо всем этом не забыли напомнить участникам конференции их азербайджанские коллеги.

С другой стороны, очевидно желание властей Азербайджана сохранить не только иллюзорную видимость свободы прессы в стране, но и подобие некоей ее реальной формы. Да, контролируемой, да, ограниченной, да, весьма уязвимой. Но — реальной. То есть оппозиционную прессу, к примеру, русскоязычную газету «Зеркало», и критически настроенных журналистов, как ту же Хадиджи Исмаилову, не уничтожают на корню, как это давно уже сделали в Беларуси, почти сделали в России и только начинают делать у нас, в Украине.

При этом президент Ильхам Алиев легко бы мог поставить крест на свободе слова как таковой. Но не ставит. Наверное, потому, что для официального Баку все-таки достаточно важно мнение западных демократий. Особенно в вопросе армяно-азербайджанского противостояния вокруг Карабаха. А также по поводу стратегических энергетических раскладов. Президент Алиев хочет ездить на Запад, встречаться там с мировыми лидерами и при этом выглядеть не демонизированным диктатором, а респектабельным руководителем богатой нефтеносной страны.

Внешний PR для официального Баку сегодня — приоритет номер один. Именно поэтому весьма болезненно страна восприняла волну международной критики, обрушившуюся на нее после освобождения военного офицера Рамиля Сафарова, экстрадированного из Венгрии, где он отбывал пожизненное заключение за убийство своего армянского коллеги…

По сути, свобода слова в Азербайджане, конечно же, ограничена некими красными флажками, заходить за которые журналистам достаточно опасно. Но при этом пространству этой свободы позволено существовать.

Мировые намерения

Азербайджан ищет международное признание и поражается украинской коррупции

Эти кадры уже стали историей. Адольф Гитлер с усмешкой на лице берет тарелку с куском торта, на котором шоколадными буквами написано «Баку». Торт ко дню рождения фюрера испекли в форме карты Каспийского региона. Отведав самый лакомый кусочек, Гитлер сказал: «Если мы не получим бакинскую нефть, война будет проиграна». Эти черно-белые кадры документальной хроники участникам конференции «Нефть, газ и медиа» показывали несколько раз подряд. Азербайджанские чиновники хотели, чтобы мы уяснили, насколько важным этот регион был в те военные годы и таким же он остается и в нынешние мирные.

Госорганы Азербайджана поддержали проведение конференции, в ходе которой журналисты из почти трех десятков стран мира смогли обменяться мнениями о нефтяных рынках и компаниях, о маршрутах нефтегазопроводов и, разумеется, об Азербайджане как государстве, обладающем внушительными запасами «черного золота». Очевидно, что без одобрения на высшем государственном уровне подобная конференция в Баку просто не состоялась бы. В городе, где и на центральной аллее, и в фойе гостиниц с помпезных портретов на тебя взирают Алиев-отец и Алиев-сын, решение о приглашении большого количества иностранцев для разговора на стратегическую тему, разумеется, принимается первым лицом.

Азербайджан не хочет слыть авторитарной страной, поэтому всячески стремится воспользоваться всеми приемлемыми способами для выхода на мировую арену. Одновременно с нефтегазовой конференцией в Баку проводится кубок ФИФА среди девочек-юниоров. На набережной продолжают аккуратно стричь кустарники в форме надписи Eurovision-2012, а в вечернее время поражает своим великолепием концертный зал, специально построенный для «Евровидения-2012». Страна, богатая нефтью, хочет, чтобы о ней знали во всем мире, как о гостеприимной и демократичной. Именно поэтому и принимает журналистскую конференцию с темой о нефти и газе.

Открывать мероприятие должен был президент Азербайджана Ильхам Алиев. Однако в последний момент он отбывает с визитом во Францию — там есть дела поважнее для Азербайджана. Вместо него журналистов и экспертов приветствует другой Алиев, по имени Натиг — министр промышленности и энергетики Азербайджана. Он хорошо говорит на английском и, очевидно, комфортно чувствует себя на трибуне. «Вы были в Баку в начале 90-х? Азербайджан был погружен в хаос!» — говорит журналистам Натиг Алиев, подчеркивая роль Гейдара Алиева, который, собственно, весь этот хаос и превратил в контракты, деньги и процветание.

С особым восхищением азербайджанских чиновников слушают гости из африканских стран. Для них Баку, который становится все более похожим на Дубай, — пример того, как можно правильно потратить деньги. Здесь и чистые улицы, и современные небоскребы, и даже автомобили-такси, как в Лондоне! «Мы рады тому, что происходит в Азербайджане!» — искренне говорит Генри Юзор, журналист Delta Broadcasting Service (Нигерия). Ему нравятся хорошие дороги, новые здания и чиновники с европейскими улыбками.

Африканцев на конференции довольно много, наверное, треть из всех гостей-журналистов. Они задают много вопросов и все записывают. Они рассказывают о беспорядке, который царит в их богатых нефтью странах. Очевидно, они перенимают опыт. Они хотят идти как минимум путем Азербайджана, которому удалось на первом этапе конвертировать «проклятье нефти» в инвестиции.

Но есть и другая группа журналистов — из Европы и США. Эти гости более подозрительны и требовательны ко всем чиновникам, в том числе и к азербайджанским. Выступление исполнительного директора Государственного нефтяного фонда Азербайджана Шахмара Мовсумова основатель OpenOil Джонни Вест из Германии саркастично прокомментировал: мол, в Ливии тоже был Суверенный фонд благосостояния, куда стекались все нефтяные деньги, и это совершенно не помогло избежать коррупции.

«Мы хотим сделать из «черного золота» инвестиционный капитал, который бы приносил пользу и живущим здесь людям», — уверяет журналистов из разных стран Шахмар Мовсумов.

Азербайджанские журналисты в своих выступлениях налегают на цифры: столько-то детских садиков построено, столько-то малообеспеченных детей выучено в лучших университетах мира. Это очень похоже на отчеты чиновников. На вопросы европейцев об ущемлении свободы слова и прав человека в Азербайджане и чиновники, и журналисты в один голос твердят: «За решеткой лишь те журналисты, которые не работали с фактами».

В день перед открытием конференции гостям показывают фильм Crude (его название переводят по-разному: «Сырая», «Сырая нефть») режиссера-документалиста Джо Берлингера. Это документальные съемки о судебном процессе между индейскими племенами Амазонки и нефтяным гигантом Chevron.

Предыстория конфликта такова. В начале 1970-х годов американская компания Texaco Petroleum Company начала добычу нефти в Эквадоре в бассейне Амазонки. За двадцать лет американцы выкачали нефти на 25 млрд. долл. Когда лицензия закончилась и нефтедобытчики покинули джунгли, оказалось, что на огромных территориях нет безопасной для здоровья питьевой воды, а местные жители все чаще умирают от рака. Chevron, который купил Texaco Petroleum Company и должен был отвечать за все содеянное новоприобретенной компанией, отбрасывал все обвинения.

Фильм, который показали журналистам в Азербайджане, повествовал о том, что солидарность местных жителей (общин) и привлечение в союзники мировых звезд (за индейцев вступились певец Стинг и его жена Труди Стайлер) — мощное орудие в войне с алчными нефтяными компаниями.

Очевидно, выбор этого фильма для показа журналистам международной тематической конференции не случаен — власти Азербайджана хотели подчеркнуть, что следуют мировым тенденциям в борьбе за экологически чистый нефтебизнес.

Судить о том, соответствуют ли намерения действиям прежде всего государственной SOCAR, трудно, ведь на данный момент каких-либо конфликтов с окружающей средой у азербайджанских компаний не было. Однако выбор фильма Crude еще раз подчеркивает — Азербайджан хочет идти в ногу с цивилизованным миром.

«Моя страна богата нефтью, почему же я так беден?»

Так называлась, пожалуй, самая интересная дискуссионная панель на конференции в Баку. Именно на ней глава азербайджанского нефтефонда рассказывал о том, как они «консервируют» деньги и что планируют с ними делать. И здесь африканцы восхищались умениями коллег и критиковали своих руководителей. На этой же панели выступал и украинский журналист.

«Моя страна не богата нефтью, но чиновники наживаются на этой сфере. При этом украинцы живут бедно», — рассказал журналист телеканала ТВі Артем Шевченко. Его программа «Знак оклику» год назад продолжила расследование аферы с так называемой вышкой Бойко, ранее начатое ZN.UA. Совместными усилиями газетчиков и телевизионщиков удалось продемонстрировать причастность министра энергетики и угольной промышленности Украины Юрия Бойко к афере с покупкой буровых вышек для «Черноморнефтегаза», в результате которой государство потеряло около 150 млн. долл. Артем Шевченко предложил участникам конференции посмотреть один сюжет из цикла на эту тему. 

Зал аплодировал работе украинских журналистов. И хотя наша страна не может похвастаться большими запасами нефти, в том, что в Украине есть масштабные расследования коррупционных схем, в мире уже не сомневаются.

А что с коррупцией в Азербайджане? Ответ на этот вопрос мы искали в общении с журналистами, экспертами, чиновниками. Ведь нефтегазовые деньги — всегда большой соблазн для тех, кто рядом с ними и кто ими распоряжается.

Мы говорили в неформальной обстановке с руководителями администрации президента Азербайджана, в частности с Али Гасановым. Он уверял, что в стране действительно работает антикоррупционное бюро и масштабные злоупотребления невозможны. Да, говорит он, на уровне, скажем, жэков люди берут взятки, но в высших органах — нет. Али Гасанов также рассказал, что в Азербайджане каждую неделю проверяют или арестовывают кого-то из чиновников, однако конкретных примеров и цифр почему-то не привел.

Очень удивленным после просмотра сюжета украинских журналистов о коррупции выглядел глава Госнефтефонда Шахмар Мовсумов. «Нет, ну это совсем нагло — за две недели создать сайт и так все это провернуть…» — сказал он после окончания сюжета.

Если азербайджанских чиновников удивляет то, что делают их украинские коллеги, которые, по идее, должны вести себя в большей степени по-европейски, то Азербайджан на правильном пути. В конечном итоге мир примет его…

Шахмар Мовсумов пояснил нам свое негодование:

— Если вы (Украина или ее компании. — Авт.) хотите покупать нефтяные вышки или другое аналогичное оборудование, так покупайте их у производителя — у Keppel (Сингапур). Зачем для этого столько сложностей и посредников?!

Чтобы не иметь никаких проблем в этом смысле, Азербайджан уже договорился о создании судоверфи необходимого класса и масштаба по технологии Keppel. Это значительно проще, нежели подвергаться в том числе журналистским расследованиям на эту тему. К тому же Каспийский регион относительно закрыт для транспортировки из других регионов и континентов даже таких необходимых нефтегазовых объектов в мегамасштабах.

Однако повисшим в воздухе остается один очень важный и принципиальный вопрос. Действительно ли в высших органах власти Азербайджана нет коррупции, или просто нет людей, готовых об этом открыто и честно сказать? Там, где много нефти и денег, необходимо много профессиональных и смелых журналистов. Только путь прозрачности и открытости подтвердит, что Азербайджан действительно хочет быть полноценным игроком на международной арене.

«Газ из месторождения Шах-Дениз пойдет в трубу»

Одним из самых востребованных у журналистов оказался Виталий Беглярбеков, директор, вице-президент по вопросам инвестиций и маркетинга Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР; State Oil Company of Azerbaijan Republic — SOCAR).

— На данный момент SOCAR создала в Украине сеть из 52 своих брендовых АЗС. Скажите, зачем это надо компании, основной бизнес которой — добыча и экспорт нефти? Тем более что речь идет об очень удаленной от Азербайджана стране? И доставка нефтепродуктов в Украину — дорогое удовольствие, а своих нефтеперерабатывающих мощностей в Украине SOCAR пока не имеет. Вам что, деньги некуда девать?

Автозаправочные комплексы — это хороший бизнес, если это бизнес. Это выгодно. Это развитие ритейловской сети, поэтому мы и вкладываем в него деньги. SOCAR имеет возможности для этого.

— Какой бензин продается на заправках SOCAR в Украине?

— Я и здесь-то (в Баку) не знаю, какой бензин продают (смеется). Но точно — самый лучший, нанобензин.

— Вы говорите о диверсификации бизнеса, о планах SOCAR по использованию современных технологий и созданию в будущем на их основе так называемых вторичных процессов  переработки углеводородов. Пока же видно, что Азербайджан развивается по так называемой сырьевой модели. Несмотря на финансовые возможности, в частности Государственного нефтяного фонда…

— Плохо видно, плохо. 33 млрд. долл. Государственного нефтяного фонда мы не собираемся тратить «на раз». Это, прежде всего, деньги будущих поколений. И только частично мы их можем использовать на окупаемые проекты.

— То есть, создавая свой нефтяной фонд, вы ориентировались на модель Норвегии? Ведь именно там «проклятие ресурсов» конвертировано в развитие и «Фонд во имя будущих поколений».

— Однозначно. Мы ездили в Норвегию и изучали их опыт, как и опыт других — немногих — стран, занимающихся рациональной организацией подобных фондов, формируемых добывающими отраслями. («Нефтяные» фонды есть в Норвегии, Кувейте, ОАЭ; в РФ подобный фонд называется стабилизационным. — Авт.) Мы должны конвертировать эти доходы в постоянный источник инвестиций. 

— Каковы ваши планы по созданию инфраструктурных проектов?

— В Баку два нефтеперерабатывающих завода. Один из них очень старый — ему 80 лет. Впрочем, второй тоже порядком устарел.

— Сколько ежегодно перерабатывают нефти два названных вами НПЗ?

— Около 5 млн. тонн на двух заводах. Для внутреннего потребления нам больше и не надо. Но мы также снабжаем нефтепродуктами Грузию, примерно 50% потребления обеспечивает Азербайджан. Эти два завода мы планируем закрыть тогда, когда будут созданы новые нефтеперерабатывающие заводы мощностью 10 млн. тонн нефти в год. Планируем создание газоперерабатывающего завода на 10 млрд. кубометров в год. По современнейшим технологиям. Это уже одобренная программа — более 15 млрд. долл., которую SOCAR будет реализовывать. Мы можем занимать деньги в нефтяном фонде, но мы должны будем их вернуть. Далее, завод «Стар» в Турции, являющийся единым интегрированным комплексом. Логика состоит в том, чтобы поставлять нефть на завод «Стар», перерабатывать, часть продукции отправлять на нефтехимический завод, создав тем самым интегрированное производство. Это очень крупный проект, который мы реализуем.

Проект выноса двух нефтеперерабатывающих заводов за пределы Баку имеет очень важное значение с точки зрения охраны окружающей среды. Это проект по сохранению атмосферы города. В Баку существует район, который называют «Черным городом». Название это историческое, и появилось оно тогда, когда нехорошие люди строили здесь первые НПЗ. Заводы дымили, поэтому этот район назывался «Черный город». А остальные районы в народе называют «Белым городом».

Баку расширялся, и получилось так, что нефтеперерабатывающие заводы оказались в черте города, недалеко от центра. Поэтому заводы будут перемещать далеко за пределы города, на юг. Это огромный многомиллиардный проект, который, прежде всего, имеет своей целью улучшить жизнь людей. Строя нефтеперерабатывающий завод, мы создаем и нефтехимический комплекс. А вместе с нефтехимическим комплексом создаем завод по производству удобрений. Чтобы обеспечить такой огромный комплекс энергией, мы должны построить современную мощную электростанцию.

— Каков объем инвестиций на все эти проекты?

— 15 млрд. долл., которые будут реализованы в срок от пяти до восьми лет. Начало строительства — ориентировочно 2013—2014 годы. В настоящий момент идет процесс проектирования.

— Ваши коллеги говорили о  создании в Азербайджане некоего хаба…

— Я этого не говорил. А если речь идет о том, что Азербайджан станет мощным производителем энергии в регионе, то мы такой страной уже являемся. Дальше будем стремиться развивать достигнутое.

Транзит, транспортный узел — это хорошо вначале. Но такую цель ставить перед собой было бы неправильно. Азербайджан не стремится быть чьим-то хабом. Это нормальная энергопроизводящая страна. В отношении готовности быть транзитной страной мы неоднократно делали заявление, готовы предоставлять свою территорию для транзита. Мы являемся членами Инициативы прозрачности добывающих отраслей (EITI; Азербайджан — одна  из первых стран получила статус официального участника EITI и с 2003 года предоставляет публичные отчеты о нефтегазодобыче), учитываем требования Европейской Энергетической хартии. Поэтому готовы транспортировать ресурсы и из Казахстана, и из Туркменистана, и из другой страны, которая легитимно имеет ресурсы и хочет их транспортировать через азербайджанскую территорию. Никаких ограничений по этой части, за исключением естественных, у нас нет.

— То есть и требования Третьего энергопакета ЕС для Азербайджана не новость?

— Третий энергопакет ЕС для нас не новость. Мы собираемся работать в Европе. Изучаем возможность своего участия в транспортных проектах по газу за пределами и Азербайджана, и Турции.

— Россия имеет большое влияние на ваш выбор маршрута газопровода?

— Не думаю, что Россия оказывает давление или какое-то влияние на процесс нашего выбора. Компании РФ, которые работают с нами или здесь, — наши партнеры. Давайте не будем забывать, что одним из партнеров Шах-Дениза является российский «Лукойл». И российская компания имеет такое же право голоса, как и любая другая в этом проекте. Процентов у нее меньше, но право голоса абсолютно такое же. Мы стремимся принимать решение на основе консенсуса. Никаких проблем в работе с РФ, с российскими компаниями нет.

— Конкурируете с «Газпромом», боитесь ли обострения конкуренции?

— Если мы выходим на европейский рынок, то конкурируем не только с «Газпромом». Мы конкурируем с норвежской Statoil, с Shell и массой компаний, в том числе с крупнейшим поставщиком «Газпромом». И это нормально. Мы каждый день конкурируем, каждый день сотрудничаем. А если не будем конкурировать, то нарушим антимонопольные законы того же Евросоюза. Поэтому наша конкуренция с «Газпромом» — совершенно нормальное, здоровое явление. Да, мы можем быть недовольны ценами, когда у них покупали газ. И мы довольны ценами, по которым мы им сегодня продаем свой газ. Если бы было недовольство той или другой стороны, то, наверное, контракта не было бы. А он работает нормально. Мы как компания и как страна понимаем, что это политика. Так что стремимся поддерживать ровные, сбалансированные отношения со всеми, с кем это возможно. А с кем мы не можем, с тем у нас очень даже плохие отношения.

— Планирует ли SOCAR развивать такое направление, как экспорт сжиженного газа (LNG), в частности поставлять его в Украину?

— Сегодня мы не производим LNG. Планы в стадии разработки: проект создания мощностей по сжижению природного газа на побережье Черного моря, в Грузии. Будут ли эти планы утверждены и реализованы, я сегодня сказать не могу, потому что разработка технико-экономического обоснования еще не завершена. Но, безусловно, приоритетом является трубопроводная транспортировка газа. Наш газ из месторождения Шах-Дениз в первую очередь пойдет в трубу. Это неоспоримый факт.

— А газ из Шах-Дениз-2 может быть частично преобразован в LNG и экспортирован?

Может...

Азербайджанский LNG поступит в Украину. Но не завтра

Допытывая вице-президента SOCAR и азербайджанских чиновников, хотелось услышать, что же светит Украине в плане LNG. Судя по всему, шансов у нашей страны маловато. ZN.UA обратилось с вопросом: «Почему?» к координатору нацпроекта «LNG-терминал» Виталию Демьянюку.

«Азербайджан проводит очень мудрую политику. Эта страна самодостаточна в вопросах энергетики и понимает свою возрастающую энергетическую мощь. Их политика достаточно гибкая в отношении партнеров, которым будет поставляться газ.

Наши договоренности остаются активными — речь идет о поставках газа из Черноморско-Каспийского региона. Мы ожидаем, что к 2015 году, когда будет введен в эксплуатацию LNG-терминал, уже будет четкое понимание возможных объемов, которые Украина сможет получать и покупать в Азербайджане.

Сейчас мы ведем переговоры о поставках газа по нескольким направлениям. Газ может прийти в Украину как из стран Северной Африки, Ближнего Востока, так и из США, поскольку через несколько лет Америка может стать мировым лидером по экспорту газа. LNG-терминал — это инструмент подключения Украины к мировым энергетическим рынкам, и нашим партнером может быть любой, кто предложит нам экономически обоснованную цену на газ».

AGRI и TANAP

AGRI сможет экспортировать до 8 млрд. кубометров газа в год

Проект поставки сжиженного газа AGRI (Azerbaijan—Georgia—Romania Interconnection) из Каспийского региона в Европу по морю в обход России, который может стать альтернативой газопроводу Nabucco, обеспечит на завершающем этапе поставку до 8 млрд. кубометров в год.

«В ближайшее время по проекту AGRI завершится разработка технико-экономического обоснования. На первом этапе предполагается экспорт по AGRI до
2 млрд. кубометров газа, на втором и третьем этапах — 5—8 млрд. кубометров», — заявил заместитель министра промышленности и энергетики Азербайджана Натиг Аббасов 28 сентября на международной конференции «Налаживание мостов».

«К проекту AGRI также проявляют интерес Украина и Болгария», — сказал замминистра. Он отметил, что ряд стран выступают с предложениями строительства терминалов для приемки этого газа.

Проект AGRI предусматривает транспортировку каспийского газа из Азербайджана в Грузию и по Черному морю в Румынию и Венгрию, а затем, возможно, на другие потенциальные рынки Европы.

Участниками проекта являются азербайджанская SOСAR, Грузинская нефтегазовая корпорация, венгерская MVM и румынская Romgaz.

Предполагается, что природный газ будет транспортироваться на черноморское побережье Грузии, там будет сжижаться и танкерами доставляться в румынский порт Констанца (хотя это мог быть и украинский порт). После регазификации газ пойдет из Румынии в Венгрию и далее.

Эксперты считают, что транзит сжиженного каспийского газа по морю обойдется гораздо дешевле, чем строительство газопровода Nabucco...

TANAP — самый актуальный проект

Для Азербайджана и Турции сейчас на повестке дня прежде всего реализация проекта строительства Трансанатолийского газопровода (TANAP) и обеспечение доставки газа из Азербайджанского месторождения Шах-Дениз в Турцию и Европу.

Азербайджанская сторона уже провела переговоры с BP об увеличении пропускной способности трубопровода Баку—Тбилиси—Эрзерум до 35 млрд. кубометров газа в год. Также Азербайджан готов быть транзитной страной и «позитивно относится к проекту транспортировки туркменского газа через свою территорию в Европу». Официальный Баку также готов создать для этого все необходимые условия.

26 июня Азербайджан и Турция подписали межправительственное соглашение о реализации проекта Трансанатолийского газопровода. В декабре прошлого года эти страны подписали меморандум о взаимопонимании по созданию консорциума для строительства газопровода и поставки газа из
месторождения Шах-Дениз в Европу через территорию Турции. В настоящее время доля турецкой BOTAS в TANAP составляет 20%, а доля SOCAR — 80%.

Изначально пропускная способность газопровода должна составить 16 млрд. кубометров в год. До 6 млрд. кубометров будут поставляться в Турцию, остальное — в Европу.

Окончательный вариант маршрута газопровода TANAP в Европу консорциумом участников на сегодняшний день не определен.

Пока что активность азербайджанской госнефтекомпании наблюдается в основном на рынке нефтепродуктов — в Украине SOCAR продает топливо через сеть фирменных АЗС. Компания начала работу в Украине в 2008 году с сети, включавшей около 20 автозаправочных комплексов. А летом 2012 года резко нарастила свое присутствие за счет нефтебазы в Харьковской области и еще 26 заправок, которые выкупила у группы «Калина». Сеть АЗС SOCAR в ближайшие годы может перевалить за сотню.

Азербайджан также делает небольшие транзитные поставки по украинской территории и продает сырую нефть «Нафтохіміку Прикарпаття» и НПК «Галичина».

Но Украина могла бы извлекать большую пользу из сотрудничества с богатой нефтью Республикой Азербайджан. На конференции «Нефть, газ и медиа» в Баку министр промышленности и энергетики Азербайджана Натиг Алиев затронул именно эту тему.

«Мы хотим выстроить надежную систему транспортировки нефти через Украину в Польшу, в Гданьск. И оттуда в Германию и страны Балтии».

Речь идет об использовании нефтепровода Одесса—Броды для создания нефтемаршрута в польские Плоцк и Гданьск, который получил условное название «Сарматия». Польско-украинское СП с таким названием было создано в 2004 году. К 2007-му в него вошли SOCAR (Азербайджан), Oil and Gas Corporation (Грузия), Klaipedos Nafta (Литва), PERN Przyjazn (Польша) и украинское ОАО «Укртранснафта».

Техническая документация достройки участка нефтепровода от Брод до Плоцка была готова в 2009 году, еще при президенте Викторе Ющенко. Но по разным причинам ни украинская, ни польская стороны не приступили к строительству участков трубопровода на своих территориях. Например, в 2012 году Варшава назвала такой причиной большие расходы на проведение чемпионата Европы по футболу.

«Польша должна построить свою часть нефтепровода для соединения с общей системой, Украине надо немного достроить нефтепровод Одесса—Броды до польской границы. Наша задача — доставить сырую нефть, загрузить трубу. И мы это сделаем, как только будет готов нефтепровод», — подтвердил министр Алиев.

Но Польша и Украина не горят желанием тратиться на достройку трубопровода. Весной 2012 года официальная Варшава заявляла, что проект должен быть самоокупаемым, а деньги на постройку могли бы дать заинтересованные в азербайджанской нефти владельцы нефтеперерабатывающих заводов.

О проекте «Сарматия» и других на конференции «Нефть, газ и медиа» говорил и вице-президент SOCAR Виталий Беглярбеков.

«Развитие нефтепровода Одесса—Броды, соединение его с польским трубопроводом должно быть интересно Украине. Нам важно иметь как можно больше возможных вариантов продвижения нашей нефти на рынке к потенциальным потребителям. Если трубопроводное соединение с Польшей будет осуществлено, то Азербайджан сможет поставлять нефть не только в Чехию с использованием элементов так называемой южной «Дружбы» или в Беларусь, но и на польский рынок и дальше. Сказать при этом, что мы зависим от этого маршрута, я не могу. Потому что уже поставляем нефть в 37 стран, с успехом доставляем ее танкерами на все континенты».

Разрубить узел трубопроводных противоречий могут деньги Евросоюза. По словам вице-президента SOCAR, СП «Сарматия» может использовать потенциально доступный грант Евросоюза в 120 млн. евро для строительства своей системы на территории Польши. На территории Украины достроить нужно немногим более 100 км. Если деньги Евросоюза будут получены, если SOCAR будет в проекте как минимум в качестве продавца нефти, то проблем с инвестициями в украинскую часть трубопровода с азербайджанской стороны не будет.

Правда, Баку не возьмет на себя строительство украинской части трубы, но часть денег может одолжить.

«Я не могу сообщить, что проект «Сарматия» не двигается. SOCAR вместе с другими украинскими предприятиями инвестирует в этот проект, поддерживает его, нанимает лучших подрядчиков… Но проект не идет. Нет поддержки на правительственном уровне. Нам говорят: дайте гарантии загрузки трубы. Купите нефть! Подпишите контракт о долгосрочных поставках нефти — это будет вам лучшей гарантией. Нефти у нас не неограниченное количество, более 50 млн. тонн никогда не было. Но то, что есть, мы все продаем», — заявил представитель SOCAR.

Еще одним аспектом сотрудничества Азербайджана с Украиной могла бы стать покупка компанией SOCAR нефтеперерабатывающего завода. Как вы знаете, все шесть НПЗ, то есть их владельцы, готовы обсуждать этот вопрос.

«Постоянно в поле зрения SOCAR находится работа по украинским НПЗ. Здесь интерес обоюдный, он был обозначен со стороны частных предпринимателей из Украины и вашего правительства. Мы тоже в этом заинтересованы. Но конкретных достижений в этой отрасли назвать не могу», — пояснил В.Беглярбеков.

Уже после конференции в Баку украинское правительство заявило о введении пошлин на импорт нефтепродуктов в Украину с декабря 2012 года. Возможно, это положит конец пустым разговорам о покупке азербайджанцами НПЗ в Украине.

Когда этот материал был сверстан, пресс-служба «Черноморнефтегаза» (словно подгадала) ритуально сообщила: самоподъемная плавучая буровая установка «Незалежність» в текущем году начнет буровые работы на Одесском месторождении газа. Для этого в Турции ее распилили на три части (это уже немалые деньги), а после еще предстоят затраты на монтаж всего этого уже оплаченного добра.

Вы хотите такой «незалежності»?! Тогда не удивляйтесь счетам за коммунальные услуги, электроэнергию, бензин или другое топливо.

Поездка организована при поддержке совместной программы Совета Европы и Европейского Союза «Содействие европейским стандартам в
украинской медиасреде»

АННА БАБИНЕЦ, ЖУРНАЛИСТ "СЛІДСТВО.ІНФО",

АЛЛА ЕРЕМЕНКО, РЕДАКТОР ОТДЕЛА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ZN.UA

АРТЕМ ШЕВЧЕНКО, ВЕДУЩИЙ ПРОГРАММЫ "ЗНАК ОКЛИКУ" TBi.UA,

АНДРЕЙ ЯНИЦКИЙ, РЕДАКТОР ОТДЕЛА ЭКОНОМИКИ LB.UA

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Киев 18 °C
Курс валют
USD 25.14
EUR 28.07