В защиту "жестоких" детей

Юрий Павленко 31 мая 2013, 19:20
жестокие дети

Читайте также

Несколько дней назад в одной из воспитательных колоний встретил новоприбывшего Ивана. За кражу он проведет здесь без малого три с половиной года: из ничейного дома "бессовестно" украл чугунную плиту. А отягчающим обстоятельством, обусловившим срок и меру наказания, стало предыдущее условное осуждение за "дерзкую" кражу канализационных люков. Преданный отцом в зале суда, изуродованный, весь в шрамах в результате "воспитательных" мер мачехи, заплаканный от раскаяния, Иван бессилен перед судом. Бессилен он и перед всеми нами, кто так и не увидел в ребенке жертву тяжелых обстоятельств, сложной судьбы, испытаний, которые подчас не по силам многим взрослым... 

1 июня Украина традиционно отмечает День защиты детей. В этот день хочу говорить не о далеком будущем страны, чем для многих взрослых являются наши дети, а о настоящем. О нынешних "жестоких" детях. Должность уполномоченного президента Украины по правам ребенка возлагает на меня обязанность защищать детей, в том числе и совершивших преступление. Но проблема даже не в защите — очень трудно сломать глухую стену непризнания ответственности взрослых за то, что ребенок оступился в жизни, запутался, ошибся... Удобнее утверждать, что "поколение пошло не то".

"Дайте нам право пороть своих детей, не учитывать их нужды, не слышать их вопросов, не видеть их глаз"... Но вряд ли методы воспитания прошлого века будут эффективны в веке нынешнем. Мы можем себе это позволить, помня "науку лозины" собственных родителей, но завтра ребенок убежит на улицу, отреагирует противоположным образом и, возможно, будет прав. 

Когда мы смело признаем, что причина детской жестокости — в безответственности, равнодушии и жестокости взрослых, то, конечно же, говорим не о себе. Какой же я безответственный, если работаю на трех работах? Какой же я равнодушный, если, просыпаясь утром, думаю, как накормить ребенка? Какой же я жестокий, если бью ребенка ремнем только тогда, когда он этого заслужил? И непонятно, почему у нас, таких хороших родителей, вырастают такие жестокие дети. 

Хорошие дети конца
ХХ века стали плохими родителями детей начала XXI? 

История о поразительной жестокости мариупольских школьниц, которые издевались над своей ровесницей, вымогали деньги и угрожали расправой, потрясла все общество. "Какое жестокое это новое поколение!" — пришло в ужас большинство. При этом немногие задумались о том, что взрослые, окружавшие этих детей, не видели проблемы целых два года! В результате дети-агрессоры ощутили безнаказанность, а жертва — беззащитность. Сейчас же из одной крайности — полного равнодушия к детям — мы бросаемся в другую и требуем для них самого сурового уголовного наказания. Не буду вдаваться в анализ семейного положения, окружения детей и профессионального уровня учителей — следствие еще продолжается. Я настаиваю на том, чтобы в поступках детей была учтена степень участия всех взрослых. В частности и то, почему девочка-жертва за два года никому не рассказала о насилии над ней... Обе стороны конфликта являются пострадавшими. Будет трудно защитить "малолетних садисток", но еще труднее — вернуть и их, и жертву к нормальной жизни. Той жизни, которой не дали им мы с вами, и прежде всего — родители.

На отцовство влияет все: занятость, уровень дохода, успешность профессиональной самореализации, служебная этика депутатов Верховной Рады, которые дерутся и бранятся, а родители, пересматривая и комментируя такие новости, в это время учат ребенка жить. Ведь ненормативная лексика, которую мы все чаще слышим от детей, присуща им не с рождения, а усвоена из общения взрослых, зачастую родителей.

Определив для себя две основные функции — накормить и одеть, родители часто избегают третьей — воспитывать. Изменение социально-экономической ситуации и жизни привело к растерянности семьи: родители не знают, чем заменить стандарты, в которых воспитывались сами. Да, нет в достаточном количестве мощных детских учреждений, которые помогали бы в воспитании детей. Многого нет... Однако качество общения с собственным ребенком зависит, прежде всего, от родителей. 

Разница поколений заключается в том, что родители проповедуют ценности, которых не воспринимают сверстники ребенка. Я часто слышу, как родители озвучивают детям правила из собственного детства. Например, хорошо учиться, быть вежливым и т.д. При этом они практически не учитывают приоритетов детского коллектива. Нам важно, чтобы ребенок услышал то, что мы требуем от него, но мы не спрашиваем, что нужно ребенку, чтобы он стал успешным среди своих ровесников. То, к чему призывают родители, часто отрицается детским коллективом. 

Статус отличника в школе изменился на статус высмеянного в анекдотах "ботана", неинтересного заучки. Это больше не означает признание сверстниками. Хорошо учиться — сегодня часто не достоинство класса. Для широкого круга детей отличник — лузер, у которого нет других, более интересных занятий. А, следовательно, повторять ребенку только то, что он должен хорошо учиться, недостаточно. Мы не обучены разговаривать с детьми. Только причина у каждого своя: у кого-то много работы, а кто-то из-за незанятости с утра до ночи сидит дома и не может стать для собственного ребенка примером успешности.

Родители вынуждены научиться жить в условиях новых рисков для своего ребенка, заключающихся, прежде всего, в том, что его ценности формируются не только в семье, но в очень большой степени — под влиянием внесемейного окружения. Сознательное родительское сообщество должно не требовать права бить детей, а воспринимать субкультуру детства. Воспринимать — не означает одобрять, но знать и понимать. 

Пусковых — курковых — механизмов для проявлений жестокости сегодня слишком много. Когда у ребенка не получается достичь желаемого, он превращается либо в жертву, либо в агрессора. В большинстве случаев. Или из нового: "Уважаемый уполномоченный по правам ребенка, я хочу лишить свою маму родительских прав, помогите...".

Мировой финансовый кризис — это не только испытание для государства, это испытание для каждой семьи, в которой растет ребенок, испытание для отцовства. Потому все в государственной политике должно просчитываться, прежде всего, с точки зрения защиты и поддержки семьи. 

Решение о закрытии конкретной музыкальной школы, недофинансировании детского садика, оздоровительного учреждения, многолетней экономии на ремонте центров внешкольной работы, спортивных школ, детских больниц принимает чиновник, являющийся отцом или матерью. Очевидно, его ребенок получит нужную услугу в другом детском учреждении. Однако изолировать его от детей, пострадавших вследствие такого решения, вряд ли удастся даже с помощью кордона охраны. 

За 20 лет независимости мы так привыкли все оправдывать отсутствием финансирования, что когда внезапно средства появляются в полном объеме, оказывается, что вопрос вовсе не в деньгах, а в неумении и нежелании работать. 

Причины жестокости детей кроются, в частности, и в стремительной девальвации школьного воспитания. Я видел многих учителей, знающих буквально все о каждом ребенке в своем классе: о его настроении, психологических особенностях, сильных и слабых чертах характера. Видел и других: "Я преподаю свой предмет, а воспитывать — это забота родителей". Тем не менее влияние учителя на формирование отношений в детском коллективе иногда оказывается решающим. Сбор денег на окна, шторы, ремонт в большинстве случаев не только нивелирует уважение к учителю, а часто является примером для построения отношений между детьми. Не хватает понимания, что принуждение родителей к финансовой поддержке школы — это взаимоотношения между взрослыми, а выбивание денег друг у друга детьми — уже уголовное действие. Но ведь этому их учат школа и семья. 

Если учитель захочет найти причину, почему ребенок "трудно поддается воспитанию", он всегда ее найдет. Я часто слышу, что жестокость детей формирует не отсутствие воспитательной работы в школе, а семья, телевидение, улица. Но пока школа, родители и государство перекладывают ответственность друг на друга — страдают дети. Они становятся агрессорами не по собственной воле, не "кайфуют" от своих жестоких поступков. Они, как и мы, взрослые, хотят понимания, защиты, любви. А когда не получают — защищаются. Как могут. 

В прошлом году 10 703 ребенка совершили преступление, 10 590 детей стали жертвами преступлений, 167 — совершили суицид. Это только то, чем владеет официальная статистика. А сколько еще знают стены интернатов, школ, переулки и улицы — не считает никто.

Остановлюсь на крайней степени агрессии ребенка — преступлении. Оно начинается с самого малого. Кто-то унизил, ударил, не досмотрел, годами никто не мог привести ребенку аргументы, почему нарушать закон опасно и нельзя... 

В прошлом году по статье "кража" такие же "маленькие неслухи" как Иван нарушали закон 9 458 раз. Это большая часть из всех 14 238 преступлений, совершенных детьми или при их участии в 2012 г. Дальше статистика выглядит так: 1 111 грабежей, 577 незаконных завладений транспортными средствами, 245 разбоев, 816 преступлений, связанных с незаконной торговлей или перевозкой наркотиков, 429 преступлений по статье "хулиганство". 

Причина большинства детских преступлений — борьба за выживание, кусок хлеба, уважение к себе. Отсутствие общения в семье, по моему мнению, часто компенсируется увлечением преступной романтикой, культивированной российскими сериалами.

В местах лишения свободы сегодня находятся 1178 детей. Большинству из них, в том числе и Ивану, нужны не решетка и колючая проволка, а помощь. Поскольку, кроме прочего, рядом с ними отбывают наказание и дети, осужденные за умышленное убийство (таких преступлений совершенно 52), умышленные тяжкие телесные повреждения (104), изнасилование (41). 

Мы должны понимать: в 14 238 преступлениях детей есть 14 238 причин и особых обстоятельств, среди которых обязательно будет вина и отца, и матери, и педагога, и других лиц — в разной степени. Ведь возле каждого ребенка постоянно находится минимум четверо взрослых (всего — 56 952), обязанных уберечь его от совершения преступления. Вместо этого последствия их бездеятельности и беспомощности ребенок искупает в тюрьме. 

Поколение, конечно, не то. Каждое следующее — объективно иное, чем предыдущее. Но когда "вдруг" оказывается, что новое поколение, на наш взгляд, менее человечно и гораздо более жестоко, то мы, взрослые, должны честно ответить себе на вопрос — что мы должны были сделать, могли бы, но до сих пор не сделали, чтобы оно было лучше. И не раз в год, а каждый день.

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
  • zayshla 4 июня, 07:33 Дивно, що автор, займаючи таку високу посаду, певно, маючи відповідну освіту, зовсім не знає, що діти жорстокі апріорі. Вони - звірі, які ще колись можуть стати людьми, а можуть і не стати. Це залежить справді від дорослих, від батьків у першу чергу. Але радити допомагати дитині стати успішною в середовищі неконтрольованих хижаків, яким є підліткове середовище... Куди ми йдемо? Це ж означає - виховувати злочинця, який переможе інших злочинців і таким чином утвердиться! Виховати тварину, якою є кожна дитина, до рівня людини завжди можна було тільки дресируванням. Системою заохочень і покарань. Так, любов'ю. Але з різкою. Як навчити не торкатися вогню? Словами, любов'ю? Ні, досвідом. Торкнеться, обпече - більше не буде. Вчинить погано - відповість за свій вчинок - більше не буде. Це виховання, яке виправдовувало себе тисячоліттями й виправдовуватиме завжди. Дитина повинна мати права, але й обов'язки теж! Західний світ надто переборщив із захистом дітей від власних батьків. Нам не варто рівнятися на це, якщо не хочемо загинути в морі злочинності від рук власних дітей. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Captain Kirk 2 июня, 10:26 Автор явно принадлежит к числу тех, кто знает, КОГО хочет воспитать государство, и поддерживает последнее в этом намерении. Дети, которые "нормально впишутся" в достаточно правдиво охарактеризованную им подростковую субкультуру (которая ВСЯ пропитана жестокостью, корыстью и брутальным насилием), НИКОГДА не вырастут по-настоящему человечными и справедливыми. Они вырастут наглыми, хищными потребителями, "приспособленными" к волчьим законам (те, разумеется, кто победит в этой "крысиной гонке" - остальных такие, как Павленко, спишут за ненадобностью). Если мы, взрослые, не хотим увидеть мир "Безумного Макса", если мы хотим изменить это не имеющее право на существование в нынешнем качестве общество, нам следует в первую очередь добиться автономии семьи и школы от "государства страшного", которое "ест мою страну" - в т.ч. и для того, чтобы начать искоренять эту преступную, навязанную Западом и доморощёнными "либералами" детскую "субкультуру". А здесь не обойтись без помощи строгости, ремней, розог, запретов. Мешают законы? Требуйте отмены таких законов - и не уступайте, пока не добьётесь этого! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Прохожий 2 июня, 00:24 Потворне, брехливе, корумповане суспільство. Безробіття та бідність. Якими можуть тут бути діти? Чи взагалі їх виховують? Дівчатка на вулиці невимушено розмовляють матом. Заздрість до грошей, одягу, дорогі мобільні в школах, "мажори", машини на тротуарах, на які неможливо заробити жодною працею, дебільний комерційний образ "крутого підлітка", тотальна зневага до сором"язливості, чесності, наївності. Якщо поняття "крутий" - тобто бессовісний хам, що має гроші та статус в бандитсько-ментовській системі, викликає замість відрази заздрість, то якою може бути школа? Суспільство позбавлене будь-якої гідної людини моралі та цінностей, якої можна чекати "нової генерації"? Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.91
EUR 29.08