Видение Украины: от сырьевого экспорта к осознанной новой индустриализации

п_7

Читайте также

 

 

В условиях формирования глобальных цепочек добавленной стоимости степень вовлеченности любой страны во внешнюю торговлю оказывает значительное влияние на ее экономическое состояние. Но чтобы вырваться из круга "неудачников с кармой ресурсного проклятья", стране нужно надлежащим образом расставить приоритеты в экономической политике, системная реализация которой откроет доступ к новым рынкам сбыта, улучшит условия торговли, усилит кооперацию с зарубежными предприятиями, снизит трансакционные затраты международного сотрудничества и др. Какими должны быть эти приоритеты?

Нынешние перспективы стабилизации и рост украинской экономики зависят не только от того, как решится конфликт на Востоке страны, но и от способности власти к более решительным и быстрым реформам. По прогнозам Всемирного банка, если внедрение реформ продолжится, ожидать оздоровления экономики можно уже в следующем году с ростом ВВП на 1%, а в 2017 г. — на 2,1. Решающую роль в этих процессах должна сыграть экспортная деятельность, но никак (и это не новость даже для студентов) не сырьевого направления, а основанная на производстве качественной конечной продукции с высоким содержанием добавленной стоимости.

О важности экспорта для украинской экономики говорит его доля в структуре ВВП, достигающая почти 50%. Но, сравнивая ее с соответствующей долей некоторых стран Балтии, Балканского полуострова, Словацкой и Чешской республик, сейчас являющихся членами ЕС, можно утверждать, что Украина обладает значительным потенциалом роста этого показателя.

Вопрос заключается в том, как превратить этот потенциал в ресурс развития. Ответ довольно прост: необходимо изучать инструменты поддержки экспортеров, используемые в этих странах, и стараться внедрять лучшие практики у себя, конечно, с учетом состояния украинской экономики, нашего географического положения, естественной среды и культурного наследия.

Успешность экспортной политики этих стран подтверждается цифрами. Если взять, например, десятилетний период — с момента вступления в ЕС в 2004 г. и по сегодняшний день, то доля экспорта в ВВП Словакии, Чехии, Словении и Эстонии увеличилась приблизительно на четверть, Литвы — вообще на треть (34,4%). В Украине за тот же период она, наоборот, упала на 12,0%. И хотя за этот период ВВП на душу населения Украины увеличился в 2,25 раза — до 3082,5 долл. США, он в 5–7 раз меньше, чем в названных странах (в Литве, в частности, 16444,8 долл., Эстонии — 19719,8, Словении — 23962,6 долл.).

По данным Госстата, сегодня Украина экспортирует товары и услуги в 224 страны и территории мира, основными рынками сбыта является Азия (33,5% от общего объема экспорта), Европа (33,2), СНГ (20,4%). Диверсификация экспортных поставок невелика: почти три четверти экспорта обеспечивают три отрасли — АПК и пищевая промышленность, металлургический комплекс и машиностроение. То есть товарный экспорт представлен в основном сырьем и продуктами низкой степени переработки. Например, на черные металлы приходится 23,1% общего объема экспорта, а на изделия из них — только 2,6. Или на зерновые культуры — 14,6 и лишь 6,3%, соответственно.

Что и говорить, если Украина занимает первое место в мире по экспорту подсолнечного масла, второе — зерновых, третье — кукурузы; а АПК является основным источником поступлений валюты в страну.

С учетом этого совсем неудивительно, что падение мировых цен на типичный украинский экспорт (руды, черные металлы, сырьевую аграрную продукцию), сокращение мировой торговли в 2015 г. (за первое полугодие 2015-го в мировой торговле был зафиксирован наибольший спад за последние шесть лет), перенасыщенность европейского рынка из-за применения Россией эмбарго на европейские товары в сочетании с внутренними проблемами (о них — ниже) сказались на состоянии экспортной деятельности Украины — за первое полугодие нынешнего года падение экспорта составило 33,6%. Это в который раз продемонстрировало уязвимость украинской экономики к колебаниям мировой конъюнктуры сырьевых рынков.

Вполне закономерно, что Украина импортирует преимущественно товары высокой степени переработки — машины, механизмы, электротехническое оборудование (15,1% общего объема импорта), средства наземного транспорта, кроме железнодорожного (3,9), и, конечно, большие объемы энергоносителей.

Просто удивительно, когда весь развитый мир старается наращивать производство высокотехнологичных товаров, Украина упрямо продолжает двигаться в обратном направлении. Экспорт продукции машиностроения — главной отрасли промышленности, влияющей на развитие других сфер хозяйствования, — в первом полугодии 2015-го составил всего 60,8% предыдущего года, что является, в том числе, результатом общего падения объемов производства машиностроительной продукции в последние годы.

Экспорт высокотехнологичной украинской продукции составляет только 6% общего экспорта промышленных товаров. Даже в Болгарии, туристической стране, этот показатель больше. Если же сравнивать его с новыми индустриальными странами, то отставание вообще поражает — в 3–8 раз. И это при хорошо развитом когда-то наукоемком производственном секторе, который за годы независимости существенно пострадал, оказавшись непривлекательным и дорогим для бизнеса. И это неудивительно, ведь на протяжении многих лет в Украине существовала модель хозяйствования, нацеливавшая предприятия на получение прибыли исключительно за счет экспорта сырья и использования дешевой рабочей силы. Как следствие, имеем сегодня индифферентное отношение владельцев предприятий к науке и инновациям, отсутствие тесных связей научной сферы с промышленностью, преобладание устаревших ресурсо- и энергоемких технологий производства.

Фактически страна оказалась в ловушке нового либерализма, чрезмерно увлекшись идеями свободного рынка, а участие государства в его функционировании было сведено к минимуму. Это проявилось, прежде всего, в отказе от активной промышленной политики (особенно активной инновационной политики, тесно связанной как с промышленной, так и с образовательной и научно-технической политикой) и в формировании экспортно-сырьевой модели, опирающейся на добывающие производства, которые в основном находятся в собственности крупного частного капитала. Пока существующая система сохраняется, не возник заинтересованности частного капитала в новой модели развития (в основе которой лежат инвестиции в инновационную деятельность, реализация масштабной новой индустриализации экономики).

Такая слабость в проведении экономической политики не является исключительно проблемой Украины, она распространена и среди других развивающихся стран.

В своей книге "Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными" всемирно известный норвежский экономист Эрик Райнерт жалуется на то, что современные руководители развитых стран забыли, как именно их страны становились богатыми, и ведут бедные страны к еще большей бедности. В своих выводах ученый опирается не на абстрактные идеи или субъективные убеждения — исторический опыт стран, которым удалось разбогатеть, служит основанием для его заключений. Это Италия и Голландия, Англия и Ирландия, Германия и Япония после Второй мировой войны, Южная Корея и Сингапур, другие. И оказывается, что все развитые сегодня страны использовали одну и ту же стратегию — отказывались от сырьевой ориентации ради перерабатывающей промышленности и обязательно проходили через период, когда эмуляция — желание и стремление сравняться или превзойти — была их главным приоритетом.

"…странам, сегодня терпящим неудачу, — утверждает Райнерт, — полезно вспомнить, как Германия сумела выбраться из глубокого послевоенного кризиса. Германию спасла производственная стратегия, осознанное развитие торговли и промышленности, отделенных от сельского хозяйства и производства сырьевых материалов".

На эти важные выводы украинским экономистам и политикам необходимо обратить более пристальное внимание, чтобы лишний раз не подтверждать парадокс "ресурсного проклятья".

А для того, чтобы произошли глубокие изменения в рыночном поведении предприятий, прежде всего крупных, важно побуждать их владельцев брать на себя риски и отказываться от удобного консерватизма предыдущих лет. Этого можно добиться путем разрушения устойчивой олигархической системы, окончательного удаления из власти ее носителей и развития новой системы, базирующейся на партнерских отношениях власти и бизнеса (к сожалению, нужно признать, что сегодня это практически невыполнимо). Или же есть другой вариант — создать конкурентную рыночную среду, которая заставила бы олигархический бизнес отказываться от устаревших технологий и начинать технологическую модернизацию промышленности.

Вступление в силу с 1 января 2016 г. торговой части Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и связанная с этим либерализация торговли (которой будет охвачено 97% отечественных товаров) в значительной степени будут способствовать этому, открывая наш рынок для европейских товаров, побуждая украинских производителей к пересмотру своих стратегических установок и рыночного поведения, чтобы быть конкурентоспособными в глобальной экономике. Но чтобы полноценно использовать новые возможности и обеспечить выход отечественного бизнеса на рынки ЕС, правительство должно устранить несколько существенных ограничительных факторов, мешающих торговле. Они неоднократно назывались экспортерами и сводятся к следующему:

— сложному и непрозрачному механизму возмещения налога на добавленную стоимость, непогашению задолженности перед бизнесом. По информации главы Государственной фискальной службы, объем задолженности составляет около 20 млрд грн. Больше всего государство задолжало металлургам — 7 млрд грн ("АрселорМиттал Кривой Рог" (1,4 млрд), Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича (1,1 млрд), "Азовсталь" (0,86 млрд), "Запорожсталь" (0,72 млрд), Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского (0,91 млрд), а также аграриям — 4 млрд. Но вместо того, чтобы выплачивать предприятиям "живые" деньги, правительство намерено выпустить облигации для погашения задолженности перед предприятиями. Но это не удивляет, поскольку и раньше НДС возмещался только "своим" предприятиям;

— неэффективному валютному регулированию. Постановлением НБУ №248 от 14 апреля 2015 г. НБУ обязал юридических лиц и физических лиц-предпринимателей продавать на межбанке 75% поступлений в иностранной валюте. И хотя это постановление отменило ранее установленный лимит в 100%, никакого облегчения для бизнеса оно не принесло;

— отсутствию дешевых кредитов для развития бизнеса. Учитывая учетную ставку НБУ, которая с
30 октября с.г. зафиксирована на уровне 22% годовых, получить дешевый кредит бизнесу не удастся — средняя реальная ставка кредита в гривне составляет по состоянию на 11 ноября 2015 г. 26,73% годовых на три года и 27,39% — на год. Реальная ставка в долларах варьирует в пределах 12,91–14,35% годовых. Для примера, в Словении развитие бизнеса кредитуется под 5–6% годовых при условии двухлетнего положительного результата деятельности фирмы;

— непрозрачной и неэффективной работе таможни. Вместо внедрения понятной и удобной для бизнеса системы таможенного контроля, когда товар пересекает границу по первому методу оформления — контрактной стоимости (то есть стоимости в валюте контракта согласно базисным условиям поставки, как это, кстати, происходит в Европе), таможенный контроль постоянно корректирует таможенную стоимость по определенным, одному ему известным и непонятным для бизнеса критериям. В Европе, например, для отслеживания правильности таможенного оформления действует специальный орган, сопоставляющий таможенную стоимость с реальными ценами продажи товара, на основании чего и делается вывод о надлежащем или ненадлежащем оформлении;

— нехватке доступной и понятной информации для бизнеса, особенно малого и среднего, о перспективах и возможностях выхода на зарубежные рынки и связанной с этим массы нюансов, таких, как особенности тарифного и нетарифного регулирования, насыщенность рынка и существующий спрос на определенную группу товаров, поиск партнеров для бизнеса, подбор поставщиков необходимых услуг и др.

Сейчас работа по решению отмеченных проблем ведется в основном в направлении повышения уровня осведомленности бизнеса о выходе на рынки ЕС (досадно, но предприниматели пока не являются активными участниками таких мероприятий). Впрочем, очевидно, что без давно назревших (и перезревших. — Ред.) институциональных изменений ситуацию не переломить. В следующем году, наконец-то, планируется внедрить ряд следующих изменений — создать два учреждения по финансовой поддержке экспорта. Во-первых, специализированный банк для кредитования экспорта на базе Укрэксимбанка, во-вторых, экспортно-страховое агентство (своеобразную "подушку безопасности" для предприятий, решивших экспортировать), основной функцией которого будет уменьшение рисков и страхование экспортных операций украинских предприятий. Возможности же решения других проблем наталкиваются на отсутствие политической воли и профессиональных людей на местах.

Необходимо также отметить, что у Украины есть сегодня преимущество среди других европейских стран в плане заинтересованности зарубежных компаний, в частности американских, в размещении на украинских территориях их производственных мощностей с дальнейшим экспортом в ЕС и другие европейские страны — Исландию, Лихтенштейн, Норвегию и Швейцарию. Украине это позволит привлечь иностранные инвестиции, создать новые рабочие места, в том числе более высокого качества, повысить уровень местной конкуренции, и тем самым ускорить технологическую модернизацию и активизировать инновационную деятельность.

Подытоживая, следует еще раз подчеркнуть, что ключом к превращению существующих в Украине проблем в новые возможности являются инновации. Если государство нацелено на повышение благосостояния своих граждан, рост качества и уровня их жизни, альтернативы инновационному пути просто нет. В условиях кризиса роль инновационного фактора тем более усиливается. И, как утверждает Микко Алкио, бывший государственный секретарь и советник премьер-министра Финляндии, инновационная политика в таких условиях может выступить трамплином для нового роста.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
18 комментариев
  • Сергей Супонин 26 декабря, 21:22 "Экономическое развитие в Украине возможно при жестком регулировании налоговой системой крупного бизнеса, как двигателя экономического развития, и либеральной налоговой системой для МСБ, решаюшего проблему занятости" - пишет Валентин Коген. Так вот, я давний мелкий буржуй (открыл собственное МПП 06.12.1991 - прекратило деятельность с 14.09.2014), переживший все новации украинского налогобложения, до сих пор так и не остановившегося в шараханьях власти. Потому, базируясь на своем опыте, смею утверждать, что не надо нам ни жесткой налогового регулирования крупного бизнеса, ни либерального налогового регулирования бизнеса мелкого. Нам необходимо постоянно-нормальное налоговое регулирование тех и других бизнесов. Это раз! И еще нам нужен прогрессивный подоходный налог. Это два! А гос. управленцам далее работать, обдумывая последствия принимаемых ими решений. А то ведь там функциональных идиотов тьма не смотря на их высокий IQ, который они демонстрируют в анкетах ... Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Сергей Супонин 25 декабря, 18:23 Во-первых, статья была бы интересной и познавательной, если бы авторка вместо своих восторгов от доли экспорта Словакии Чехии Эстонии Литвы привела бы конкретные цифры в денежном выражении и перечислила бы номенклатуру их экспорта. Возможно, что эмоции поутихли бы. Во-вторых, возмутительно выглядит ее фраза «Просто удивляет, когда вес развитой мир…» (см. далее по тексту). От автора претендующего на написание экономического анализа ждут не эмоциональных выплесков своего личного НЕПОНИМАНИЯ ситуации (зачем тогда бралась за это дело?), а ждут умственного разбора причин возникновения так возмутивших автора фактов. К сожалению, мы имеем школярское изложение банальности, ставшей уже давно общим местом : «Фактически страна оказалась в ловушке нового либерализма, чрезмерно увлекшись идеями свободного рынка, а участие государства в его функционировании было сведено к минимуму». У нас-то все как раз наоборот, чиновный произвол в бизнесе и зашкаливает, только правда Микко Алкио этого не знает Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Валентин Коген 24 декабря, 16:45 То, что страна оказалась в ловушке экономического либерализма со всеми его негативами, надо благодарить крупный бизнес. Мы имеем либеральную налоговую систему для крупного бизнеса, ставшего олигархией, и видим непрерывное стремление давить и гасить МСБ жесткой налоговой системой. Оттого и нищета. Экономическое развитие в Украине возможно при жестком регулировании налоговой системой крупного бизнеса, как двигателя экономического развития, и либеральной налоговой системой для МСБ, решаюшего проблему занятости. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Вадим Поярков 23 декабря, 07:10 Такого рода статьи - это просто беда. Достаточно произнести стандартный набор заклинаний - и дело в шляпе. Ни слова об основном источнике благосостояния - долгах и печатном станке. А с оружием что делать ? По-моему, главное - это оружие и печатный станок, ну и "умелые ручки". Инновации, рост благосостояния и многое другое... - это следствие. Не правда ли ? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Nick Dubovikoff 21 декабря, 10:52 Тоталитаризм, включая реальный социализм, возникают как результат дифференциации товаропроизводителей, которая ведет к неограниченному социальному расслоению и риску образования тоталитарного общества и реального социализма, с их неконтролируемой коррупцией вследствие отсутствия должного контроля со стороны общества за собственной государственной бюрократией, что еще и сопровождается образованием люмпенизированных слоев населения находящихся в зависимости от этой бюрократии. Поэтому борьба с коррупцией – это борьба лишь со следствием, а бороться необходимо с безнаказанностью всевластной бюрократии, то есть с классовой диктатурой бюрократии. Проблема коррупции лежит в контроле над бюрократией, которой поручено управлять чужим, то есть государственным или частным имуществом. И если бюрократия выходить из – под контроля и устанавливает свои порядки: пишет себе законы, сама их "исполняет" и "судит" за их нарушения – то государство как общественный институт превращается в профанацию.
    anatolii 22 декабря, 00:34
    Якраз бідою і помилкою реального соціалізму радянського типу було те, що суспільство рухалося до повної ліквідації розмежування у все більшій і більшій кількості соціальних координат. Згадайте хоча б фільм "Москва слезам не верит". Так за часів Сталіна інженер отримував зарплату у десять разів більшу, ніж прибиральниця. А якою стала ця різниця за Хрущова, за Брежнєва? Волюнтаризм і невігластво разом з безвідповідальністю і привели до глибокої кризи СРСР, яка з допомогою Заходу перетворилась на крах. Китай розвивається за тією ж моделлю, але уникає помилок радянського керівництва, які добре засвоїв. І у нього поки що все йде добре. До криз, від яких не застрахований ніхто у світі, потрібно бути готовим будь якої пори і завжди мати політичну волю і знаходити інструменти до їх подолання, щоб розвиватись далі. Але ж нас вчили, що кризи є родовою міткою лише суспільств з ринковою економікою. І саме керівництво СРСР, що набагато гірше, у це вірило.
    Nick Dubovikoff 23 декабря, 10:25
    1. Социализм и тоталитаризм не в состоянии обеспечить соответствие меновой и потребительной стоимостей товара при отсутствии постоянного контакта экономики социализма и субъектов рыночной экономики. 2. Социализм и тоталитаризм ведут к формированию классовой диктатуры бюрократического класса, то есть к бесконтрольному со стороны общества функционированию государственных институтов. 3. Коррупция при социализме и тоталитаризме из – за отсутствия объективного контроля общества над своей бюрократией становится непреодолимой и глобальной в государственном масштабе. 4. Препятствия на пути распространения и внедрения информации в практику функционирования социалистического и тоталитарного общества обуславливают объективное торможение экономического роста за счет научно – технического прогресса. 5. Рассматривая бюрократию как социальный класс, позволяет сформулировать объективные критерии тоталитарного государства, и социализма, как государства, где реализуется классовая диктатура бюрократии.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • talymon 20 декабря, 22:14 І яка ж усвідомлена нова індустріалізація сталася у Естонії, Латвії, Литві? Чому б не проаналізувати процеси старої-нової індустріалізації і одночасно аграризації(!), що мали і мають місце у Білорусі? Політкоректність (лжеполіткоректність!) не дозволяє? Чи грантозалежність? Чи сором все-таки? P. S. Пам'ятаю, як на початку перебудови через Естонію очманілі росіяни масово гнали на експорт свій метал. Ото була нова індустріалізація! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • PTUM 20 декабря, 19:00
    talymon Сегодня, 18:32 «І кого ж це і як хто "давить"? Олігархи з України залишаються найбагатшими у Східній Європі. Ахметов третій переділ свого металу робить за межами України, має частку 88% у експорті електроенергії з країни, має таку ж частку енергогенеруючих потужностей країни, володіє електронними і друкованими ЗМІ, купив зовсім недавно видання Vogue Ukraine, займається рітейлом (київський ЦУМ, торговельні мережі), має потужності у агросекторі.... Хто його розчавить? Держава, якої не існує де факто? Бо де факто він і є державою! Він же не барон Мюнхгаузен, що може сам себе за чуба витягнути з багнюки. Та і не він у багнюці. У багнюці ми...»
    talymon, олигархия к свободному рынку никакого отношения не имеет. Олигархия возможна только в условиях государства и использует его механизмы.
    talymon 20 декабря, 20:52
    Колись, ще у часи Союзу, один професор КДУ, чудовий лектор і добре знаний за межами Союзу вчений, пояснюючи студентам, що таке нескінченність казав, що це така сама дурня як і комунізм. Наслідуючи його, можна з не меншою, а то й з більшою підставою стверджувати, що такою самою дурнею є також і вільний ринок. І що у цьому світі існує поза межами держави (держав)? Релігія і мафія хіба що. Але й ті організовані ще більш ієрархічно ніж держави. Я не беру до уваги такі і їм подібні утворення як Бейдельбергський клуб, Тристороння комісія,....
    talymon 20 декабря, 21:07
    Запитання (журналіст): Чи Ви зараховуєте демократію до того европейського спадку, який слід зберегти? Відповідь (Славой Жижек): Це залежить від того, що ми маємо на увазі під цим терміном, яким багато зловживають, – тут я лєнініст, і для мене це завжди є питанням «конкретного аналізу конкретних обставин». Я гадаю, що Договір про обмін послугами (TISA) та інші договори є чудовим показником того, яка у нас ситуація із демократією. Ключові рішення, які стосуються нашої економіки, обговорюються і вступають у силу таємно, за межами нашого поля зору, без будь-якої публічної дискусії, – і вони встановлюють координати для нічим не обтяженого правління капіталу. Це різко зменшує простір для рішень демократично обраних політиків, а політичний процес переважно опікується речами, до яких капітал байдужий (наприклад, культурними війнами). Це як сучасний приклад щодо "вільних" ринків чи їх справжньої вільності.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Nick Dubovikoff 20 декабря, 16:34 4. Разработанная математическая модель инновационной экономики, которая воссоздает экономическую систему с перманентной конкуренцией между товаропроизводителями со спонтанной демонополизацией при наличии стойкого научно - технического прогресса в экономике. 5. Разработанная модель хорошо согласуется с мировой статистикой: взаимосвязи – уменьшением дифференциации распределения богатства в обществе при росте капиталовложений в научно – технический прогресс. 1. При наличии незначительных неэкономических преференций динамика перетока капитала в процессе товарообмена мало отличается от случая товарообмена без неэкономических преференций, но в случаях значительных неэкономических преференций процесс перетока капитала товаропроизводителей идет практически в сторону товаропроизводителей с неэкономическими преференциями до полного перетока капитала к ним, тем быстрее, чем выше неэкономические преференции. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Nick Dubovikoff 20 декабря, 16:30 Не надо изобретать велосипед. 1. Разработанная математическая модель товарообмена свободных товаропроизводителей в условиях расширенного воспроизводства на базе математической модели свободного рынка [5], модели экономического роста Солоу [9] с учетом влияния научно - технического прогресса по Тимбергену [10] и функциональной зависимости показателя научно - технического прогресса в соответствии с моделью [11] результаты, мало отличаются от результатов модели нерасширенного воспроизводства в работе [5], но при значительных темпах роста расширенного воспроизводства процесс накопления капитала товаропроизводителями проходит две стадии: стадию конкурентной дифференциации, когда часть товаропроизводителей наращивают свой капитал за счет конкурентной борьбы, за счет капиталов других товаропроизводителей, и последующую стадию, когда проходит процесс конвергенции капиталов товаропроизводителей за счет инновационного роста капиталов товаропроизводителей и уменьшения дисперсии капиталов. Ответить Цитировать
  • PTUM 20 декабря, 15:45 "Фактически страна оказалась в ловушке нового либерализма, чрезмерно увлекшись идеями свободного рынка, а участие государства в его функционировании было сведено к минимуму." - Кто увлёкся идеями свободного рынка? Наоборот, рынок подвергается сильнейшей регуляции (= деформации) со стороны государства, налоги деформируют и "гасят" экономику совершенно и т.д.
    talymon 20 декабря, 18:32
    І кого ж це і як хто "давить"? Олігархи з України залишаються найбагатшими у Східній Європі. Ахметов третій переділ свого металу робить за межами України, має частку 88% у експорті електроенергії з країни, має таку ж частку енергогенеруючих потужностей країни, володіє електронними і друкованими ЗМІ, купив зовсім недавно видання Vogue Ukraine, займається рітейлом (київський ЦУМ, торговельні мережі), має потужності у агросекторі.... Хто його розчавить? Держава, якої не існує де факто? Бо де факто він і є державою! Він же не барон Мюнхгаузен, що може сам себе за чуба витягнути з багнюки. Та і не він у багнюці. У багнюці ми...
    Ответить Цитировать
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.82
EUR 27.33