Промышленное возрождение Украины: цена вопроса

Инна Шовкун 1 апреля, 00:00
завод рабочие
joyfull / depositphotos.com

Читайте также

К теме промышленного возрождения экономики Украины в последнее время все чаще обращаются представители правительства и бизнеса. А первый вице-премьер С.Кубив даже заявил: "У Украины есть все предпосылки восстановить свое индустриальное величие". Безусловно, Украине, страдающей от военно-политической и экономической агрессии, сегодня крайне важно возрождать промышленность, непоправимый вред которой наносят, в частности, и потеря хозяйственных связей с предприятиями оккупированной территории Донецкой и Луганской областей, нарушение производственных цепочек между технологически связанными отраслями добывающей и обрабатывающей промышленности. Но существуют ли необходимые для этого инвестиционные и финансовые предпосылки?

С нашим ли карманом громоздить планы?

Анализ показателей экономической деятельности свидетельствует о том, что промышленные предприятия находятся в кризисном финансовом состоянии, ощущают острую нехватку располагаемых доходов. Деятельность ключевых для индустриального возрождения отраслей — добывающей промышленности, металлургической, химической, пищевой, машиностроения, энергетики и других в последние годы является убыточной, то есть прибыли прибыльных производств меньше убытков убыточных (см. табл.). Доля убыточных предприятий составляет 27–35% в общем их количестве.

Масштабы потерь для экономики, обусловленные подобным финансовым положением промышленности, слишком большие: если в 2014–2015 гг. финансовый результат прибыльных предприятий в среднем составил 4,6–4,8% ВВП, а убыточных — 13,7–15,3% ВВП, то в итоге совокупный отрицательный результат достигал 9,2–10,5% ВВП. Данные за девять месяцев 2016-го демонстрировали некоторые признаки финансового оздоровления промышленности благодаря увеличению прибыли в добывающей отрасли, тогда как перерабатывающая промышленность и энергетика остаются обремененными убытками.

Отрицательные финансовые результаты свидетельствуют о сложном положении производителей, их неспособности покрывать свои затраты собственными доходами, что служит фактором их декапитализации. Кроме того, это является отражением ограниченной способности предприятий промышленности создавать добавленную стоимость и прибыль, что признается едва ли не основной причиной кризисных явлений в национальной экономике. Также они свидетельствуют, что там, где до сих пор действует деиндустриальная модель экономики, ведущая к деградации и упадку, создание высокотехнологичной индустриальной модели отечественной промышленности, наращивание производства товаров с высокой добавленной стоимостью остаются задачами на перспективу.

В условиях нехватки доходов предприятия промышленности стремительно нарастили долги. В течение 2013–2016 гг. объем привлеченного ими заемного капитала рос в среднем на 70% ежегодно. По состоянию на сентябрь 2016 г. объем накопленного долга в 5,3 раза превысил существовавший в 2012 г. (рис. 1). При этом собственный капитал производителей сократился на 30% — вследствие полученных убытков, прекращения деятельности, потери активов на оккупированных Россией территориях. Среднегодовой темп прироста заемного капитала составил 1231 млрд грн, а темп сокращения собственного капитала — 110 млрд грн. В результате сочетания двух противоположных тенденций — наращивание долгов и декапитализации предприятий — уровень долговой зависимости в промышленности приблизился к четырем (во столько раз долги превышают собственный капитал), тогда как обычный ее уровень в развивающихся странах, по крайней мере, втрое меньше.

Как признают специалисты, такой аномально высокий уровень долговой зависимости предприятий — это проявление крайней деформированности финансовой модели ведения бизнеса в Украине. Этой модели присущи не только отсутствие или ограниченность прибылей и, следовательно, дефицит ресурсов для инвестиций и сверхвысокая долговая зависимость, но и накопление капитала в теневом секторе и офшорных юрисдикциях. Теневые и офшорные схемы используются для вывода средств с предприятий, остающихся с убытками, и накопления прибыли на частных счетах за пределами страны. Кроме того, ее признаком является дисфункциональность всех элементов трансмиссионного механизма, осуществляющего перераспределение финансовых ресурсов в экономике (банковского сектора, небанковских финансовых институтов, бюджета), чем обусловлено сохранение разрывов между теми секторами экономики, где концентрируются финансовые ресурсы, и теми, где существует их острый дефицит.

В частности, финансовый сектор не в полной мере выполняет свою основную функцию — аккумулировать сбережения других секторов, трансформируя их в производственный капитал с помощью механизмов непрямого (долгового или паевого) финансирования, и тем самым способствовать межотраслевому перераспределению капитала. В Украине банки не хотят кредитовать производственный сектор, даже располагая свободной ликвидностью. Финучреждения размещают эту ликвидность на западных корсчетах почти под нулевые проценты, но не хотят кредитовать предприятия даже под высокие проценты. Причины этого — незащищенность прав кредиторов и высокие риски невозврата выданных кредитов (например, доля просроченных кредитов в портфелях системообразующих украинских банков достигает 50%).

Предприятия промышленности (особенно перерабатывающей) в своей инвестиционной активности почти полностью отлучены от финансового рынка. Так, доля кредитов в инвестициях в перерабатывающую промышленность сократилась до 1,9% (2015 г.), тогда как еще в 2011-м она составляла 12,8% (рис. 2). В ряде отраслей перерабатывающей промышленности вообще прекращено использование заемных и привлеченных средств в производственных инвестициях. Недоступность заемных средств обусловлена, прежде всего, дороговизной кредитных ресурсов. Ставки по банковским кредитам превышают рентабельность промышленной деятельности в четыре и более раза (рис. 2). Процентную политику центрального и коммерческих банков справедливо оценивают как механизм выстраивания стены между банками и производством, закрывающей перспективы роста и для экономики, и для банков. Соответственно, значительная часть промышленных предприятий не имеет "платежеспособного" спроса на кредиты и страдает от нехватки инвестиций.

Промышленность замкнута на собственных средствах как источнике инвестиций в развитие, но и этот источник очень ограничен. За счет самофинансирования обеспечивается 87% инвестиций в основной капитал промышленности и 97% — перерабатывающей промышленности. В структуре источников инвестирования становится все меньшей доля заемных средств, средств иностранных инвесторов, населения, инвестиционных учреждений, средств государственного и местного бюджетов. Нехватка собственных средств и невозможность привлечь ресурсы финансового рынка для инвестиций обрекает производителей на дальнейшую потерю технологической конкурентоспособности. В целом нехватка капитала в производственном секторе остается серьезным препятствием для индустриального восстановления экономики страны.

Разрешите деньгам войти

Исполнительный директор Национального комитета по промышленному развитию Украины А.Гиршфельд в своей статье "Создание стратегии развития промышленности — живой процесс" (ZN.UA №4 от 4 февраля 2017 г.) предложил видение возглавляемого им комитета базовых условий для реализации такой стратегии. Попробуем более детально рассмотреть цену вопроса и каким образом можно привлечь необходимые средства.

Учитывая то, что первоначальная стоимость основных средств перерабатывающей промышленности в современных ценах составляет 1657 млрд грн, а степень их износа — 76%, то только на простое их воспроизведение потребуется ориентировочно 1256 млрд грн. Основными маркерами создания финансовой основы индустриального восстановления должны быть:

— оздоровление инвестиционного климата, что предполагает системное усовершенствование правовой базы, утверждение верховенства права. Только таким образом можно защитить права кредиторов, минимизировать риски инвестиционной деятельности на внутреннем рынке, очистить экономику от излишка "токсичных" долгов и хронически убыточных предприятий. И уже тогда свободная ликвидность банков, сегодня оцениваемая в более чем 100 млрд грн и 5 млрд долл., будет возвращаться с зарубежных корсчетов и становиться кредитным ресурсом для экономики;

— завершение слишком длительного процесса "очищения" банковской и стабилизация деятельности всей финансовой системы. Это поможет вернуть доверие субъектов экономики, даст стимулы для оживления сберегательного процесса и наконец сформирует достаточные ресурсы для кредитования предприятий реального сектора. Известно, что сейчас население держит "под матрасами" от 22 до 86 млрд долл. денежной наличности. Не будет забывать и о неслыханных богатствах государственных чиновников, выявленных е-декларированием, которые также хранятся в денежной наличности и находятся вне финансового сектора. Указанные средства превратились в неработающие финансовые активы и поэтому быстро обесцениваются на фоне дефицита инвестиционных ресурсов для экономики. Альтернативные возможности для населения — хранить свои деньги не "под матрасами", а в надежных банках, или инвестировать их в современные компании, или даже формировать личные инвестиционные портфели, используя открытый доступ к финансовым рынкам, — будут стимулировать к увеличению сбережений, которые обеспечат экономику инвестициями, а граждан — достойными доходами. При условии возвращения средств населения в экономику правительство не будет выпрашивать по всему миру транши и займы;

— изменение парадигмы монетарной политики. Движущей целью решений НБУ должен стать прогресс в экономике и повышение благосостояния граждан (как это делают центральные банки многих стран мира, в том числе США, Великобритании). Одним из способов достижения указанной цели является обеспечение экономики дешевыми длинными деньгами. Тем самым размораживается кредитование инвестиций в промышленное производство. Расчеты свидетельствуют, что снижение ставки по выдаваемым в гривне кредитам на 1% способствует росту инвестиций в промышленность на 2,3 млрд грн, а по кредитам в иностранной валюте — на 14,5 млрд грн;

— реформирование фискальной системы, нацеленное на деофшоризацию и детенизацию бизнеса и содействие притоку инвестиций. По разным оценкам, начиная с 1991 г. из Украины в офшоры выведен капитал на сумму 148 млрд долл. Не все эти богатства выводились из страны коррупционной клептократической властью. Бизнес использует офшоры для легального снижения налоговой нагрузки, уменьшения рисков (например, таких, как потеря средств в обанкротившихся банках, рейдерские захваты), упрощения судебной защиты своих интересов (например, от необоснованных требований налоговиков). Для этой части бизнеса создание благоприятных фискальных условий будет стимулировать возврат капиталов в экономику в виде прямых иностранных инвестиций и кредитов. Даже сейчас средства из офшоров играют важную роль в промышленных инвестициях. В частности, доля Кипра в прямых иностранных инвестициях, накопленных в промышленности Украины, составляла 19,3%, или 2,6 млрд долл. (на 1 октября 2016 г.), Нидерландов — 12,8%, или 1,7 млрд долл. Средства из офшоров поступают в экономику также в форме долгового финансирования. Кроме того, в стране в теневом секторе обращаются средства, приблизительно составляющие 35–40% объема официального ВВП. Привлечь к развитию экономики страны капиталы из теневого обращения и офшоров позволило бы давно ожидаемое внедрение налоговых и таможенных инвестиционных стимулов для новых промышленных производств с помощью механизма индустриальных парков;

— сбалансирование структуры капитала и оздоровление финансов предприятий. В частности, уместно упомянуть о том, что с балансов обанкротившихся банков фактически конфискованы значительные суммы оборотных средств юридических и физических лиц, что серьезно дестабилизировало их работу. По разным оценкам, суммы потерь достигают 400 млрд грн, что эквивалентно 80% собственного капитала крупных и средних производителей промышленности или 22% — всех отраслей. Эти средства не испарились бесследно — где-то они "осели", поэтому их необходимо вернуть;

— финансовая стабилизация предприятий за счет обеспечения их доступа к рынкам сбыта готовой продукции. Сейчас доходы промышленных поставщиков от реализации продукции на 65% формируются на внутреннем рынке и на 35% — на внешнем. Поэтому государственная поддержка национального производителя (в части содействия росту платежеспособного спроса на внутреннем рынке, эффективного стимулирования и защиты экспорта) служит необходимым условием стабилизации доходов предприятий и формирования их собственных инвестиционных ресурсов;

— восстановление единства промышленно-экономического комплекса страны. Даже после трех лет разрушения войной экономического потенциала Донецкой и Луганской областей их объем реализации промышленной продукции превысил 245 млрд грн в 2016 г., что составляет 13,9% от совокупного, а экспорта товаров — 3,9 млрд долл., или 10,6% соответственно. Поэтому значение этого промышленно интенсивного региона остается слишком важным для страны, чтобы принести его в жертву врагам.

Таким образом и можно собрать средства для промышленного возрождения. Вполне реально, если действительно захотеть создать соответствующие условия.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60