Румыния: народ против коррупции

Румыния

Читайте также

Пятого февраля в Румынии прошла крупнейшая акция протеста в истории страны. 

Более полумиллиона человек вышли на улицы, чтобы высказать свое недовольство действиями правительства. До этого масштабные митинги проводились уже несколько дней подряд.

Причиной для них стал указ о внесении изменений в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы страны, принятый новым правительством вечером 31 января. Эти изменения, в частности, декриминализировали злоупотребление властью с целью получения выгоды, если речь шла о сумме менее 200 тыс. лей (примерно 44 500 евро). Более того, предусматривалась амнистия лиц, уже осужденных за подобные преступления. Далее, если ранее заявить о коррупционном акте можно было в любой момент, то теперь — только через полгода после его совершения. Наконец, максимальный срок заключения за преступления, связанные со злоупотреблением властью, был уменьшен до трех лет.

Официальной целью данного указа было улучшение ситуации в переполненных тюрьмах страны. Действительно, в среднем количество заключенных в румынских местах лишения свободы составляет 150% от запланированной вместимости, что неизбежно сказывается на условиях содержания. В 2015 г. Европейский суд по правам человека вынес вердикт, в котором в частности подверг осуждению неадекватные условия в тюрьмах Румынии. Новый указ, по оценкам представителей власти, позволит освободить 9–14% осужденных и таким образом несколько улучшить ситуацию. То есть формально он идет навстречу требованиям международных институций: вот, мол, заключенных будет меньше, так условия и улучшим.

Вот только, учитывая, о каких статьях УК идет речь, подобное объяснение выглядит откровенно смешным. По сути, предложенные изменения делают ненаказуемым с точки зрения уголовного законодательства получение относительно небольшой взятки. Очень относительно: 200 тысяч лей — это чуть меньше ста средних зарплат "чистыми" в Румынии. Крупные коррупционеры уже через несколько лет смогут выйти на свободу. Более того, уменьшение срока давности крайне затрудняет антикоррупционные расследования. Согласно новым нормам, если в течение полугода после акта получения взятки об этом факте не сообщили в антикоррупционные органы, взяточник может избежать наказания. А действовать достаточно быстро в таких делах получается нечасто.

Стоит ли говорить о том, что прямым выгодополучателем от этого указа стала бы нынешняя политическая элита страны. Только в правящей Социал-демократической партии несколько десятков членов находятся под подозрением в антикоррупционных расследованиях. Ее лидер, вице-премьер Румынии в 2012–2014 гг. Ливиу Драгня, был осужден за подтасовку голосов на референдуме 2012 г. и получил два года условного срока. По румынскому законодательству, это не позволяет ему претендовать на занятие государственных должностей. Более того, Драгня также находится под подозрением в злоупотреблении властью. Протестующие убеждены, что одной из главных целей нового указа было позволить политику очиститься от обвинений и занять пост премьер-министра.

Конечно, такая наглость не могла остаться без ответа со стороны достаточно развитого гражданского общества. Дело в том, что Румыния уже в течение многих лет активно борется с коррупцией — и, в отличие от некоторых стран, у нее это получается весьма неплохо. Национальный антикоррупционный директорат, основанный в 2003 г., занимается делами, связанными со взятками на сумму более 10 тыс. евро. (То есть новый указ должен был повысить пороговую сумму более чем в четыре раза.) Организация работает над более чем шестью тысячами дел, и многие из их фигурантов, в конечном счете, получают обвинительный приговор. Так, только в 2015 г. были возбуждены уголовные дела на 1258 лиц — включая премьера и пятерых министров, многочисленных чиновников, судей, прокуроров. 973 из них были осуждены, получив окончательный приговор.

Неудивительно, что в конце 2015 г. Директорату доверяли, согласно опросу, 60% румын — примерно в шесть раз больше, чем парламенту. С 2012 г. — то есть за период наиболее активной работы Директората — индекс восприятия коррупции в стране, измеряемый Transparency International, улучшился. По этому показателю Румыния сегодня 57-я в мире. Для сравнения: Украина, как и Россия, занимает 131-е место из 176 участников рейтинга.

К сожалению, постоянное публичное обсуждение коррупции возымело и побочный эффект. Так, по мнению International Business Times, именно это стали причиной усталости румынских избирателей от политики. Вот только этот знакомый Украине синдром имеет свойство плохо заканчиваться. На парламентских выборах, прошедших в минувшем декабре, явка составила менее 40%. Вроде бы этот показатель практически не отличался от выборов 2012 года. Но сейчас речь шла о возможности возвращения к власти партии, сразу несколько десятков представителей которой находятся под следствием за злоупотребление властью.

В такой ситуации кажется разумным прийти и проголосовать за оппозицию — но регулярные околополитические скандалы приводят к росту настроений "они все одинаковы" и аполитичности. Это ловушка, в которую попалась Украина после Помаранчевой революции, и это привело к возвращению во власть регионалов, казавшихся до того уже политическими трупами. И румыны тоже в нее попались: 45% избирателей проголосовало за Социал-демократическую партию, еще 5,6% — за "Альянс либералов и демократов", готовых вступить в коалицию с левоцентристами.

Предыдущее правительство Румынии возглавлял Дачиан Чолош, назначенный в конце 2015 г. Он занял свой пост после массовых протестов, последовавших за трагическими событиями в ночном клубе Colectiv. Тогда, из-за несоответствия клуба правилам противопожарной безопасности, погибли 64 человека и полторы сотни были ранены. Государственная инспекция, которая должна была выявлять и предотвращать подобные нарушения, закрывала на них глаза за деньги. "Коррупция убивает" — с таким лозунгом протестующие вышли на улицы. Правительство было вынуждено уйти в отставку, и для исполнения обязанностей премьера до истечения каденции парламента был назначен нейтральный политик.

Чолош был весьма типичным технократическим лидером. Ранее он занимал пост еврокомиссара по вопросам сельского хозяйства. Это роднит его, к примеру, с Марио Монти, возглавлявшим правительство Италии в 2011–2013 гг. и также имевшим опыт работы в Еврокомиссии. Кабинет министров Чолоша также состоял из неполитических фигур. Проработал он, как обычно и бывает с такими кабинетами, весьма успешно: Румыния показала лучшие темпы роста ВВП в 2016 г. среди всех стран Евросоюза. В частности, среди причин такого результата экономисты называют снижение налоговых ставок. Безработица в стране за год упала на 0,8% — до шести процентов. 

Такие лидеры, как Чолош, часто приносят несомненную пользу для экономики. Вот только шансов на переизбрание у них очень мало — даже если они не ассоциируются с болезненными реформами. Если такие политики и идут на выборы, сам факт того, что они не были изначально избраны народом, играет на руку их оппонентам. А тут еще и снижение налоговых ставок на прибыль малых предприятий и на дивиденды — меры не слишком радикальные, но порадовавшие не всех в румынском обществе.

Сам Чолош на выборы не пошел, но его поддержали представители двух крупных румынских партий — Национальной либеральной партии и "Союза за спасение Румынии". Основным мотивом избирательной кампании последнего стало продолжение борьбы с коррупционерами. Если бы эти две партии набрали достаточно голосов, они готовы были к объединению в коалицию — и вполне вероятно, их кандидатом на должность премьера стал бы Чолош. Вот только суммарно эти партии получили лишь 43 мандата — против 67 у одних только социал-демократов, выигравших выборы. Для единоличного формирования большинства победителям не хватило лишь одного кресла. Впрочем, "Альянс либералов и демократов", который провел в парламент девятерых депутатов, подставил плечо, получив взамен четыре портфеля в Кабмине.

В декабрьском интервью International Business Times аналитик Раду Магдин предположил, что румынский АЛДЕ станет застрельщиком борьбы против Национального антикоррупционного директората, а социал-демократы их поддержат. Эти партии регулярно критиковали антикоррупционеров, обвиняя их, в частности, в связях со спецслужбами. Но у них не было полномочий ни уничтожить Директорат, ни сменить его лидера — Лауру Ковеши. И оставалось сузить поле возможностей для деятельности этого агентства. Уже в середине января ходили слухи об указе, который приведет к ослаблению антикоррупционного законодательства; тогда же прошли и первые протесты, на которые вышли десятки тысяч граждан. А 31 января, около полуночи, на закрытом заседании правительства и был принят упомянутый указ.

Когда на площадях румынских городов собрались многотысячные митинги, представители власти были вынуждены ответить. Премьер Гриндяну в обращении к народу 4 февраля заявил, что "Румыния сейчас разделена на два лагеря", и что он готов принять меры для отмены указа, дабы не раскалывать нацию. Если судить по событиям на улицах Румынии, это утверждение кажется смешным: сотни тысяч вышли за борьбу с коррупцией и выдвигали требования отставки правительства, тогда как контрпротесты собирали не более пары тысяч человек. Вместе с тем, никак нельзя забывать о пассивной части населения, обеспечившей социал-демократам на выборах 45% голосов.

Но именно действия активной части общества являются зачастую определяющими. Вот и в этом случае власти пришлось отказаться от своих планов. Представители правительства обещают, что указ отменят, а новые изменения будут проведены через парламент и пройдут публичное обсуждение. Но это еще не победа: во-первых, у власти в парламенте есть стойкое большинство, во-вторых, Конституционный суд усилил позиции правительства, заявив 8 февраля, что принятый указ не был антиконституционным.

Предполагается, что власть попытается принять закон, в котором сохранит основные нормы указа 31 января. Так, The Romania Journal сообщает, что вариант законопроекта, зарегистрированного в парламенте, отличается от противоречивого указа только тем, что не увеличивается пороговая сумма взятки. Амнистия, уменьшение сроков заключения и обязанность заявить о коррупционном акте в течение полугода — все эти нормы в проект включены.

Таким образом, румынским протестующим, вполне возможно, еще рано праздновать победу. Если такой проект будет внесен на рассмотрение парламента, наверняка протесты, в последние несколько дней ослабевшие, возобновятся с новой силой. Кроме того, протестующие требуют отставки правительства, а это требование власть удовлетворять не собирается.

И все же происходящее в Румынии — это отличный урок того, как должно действовать гражданское общество, когда политики пытаются использовать власть как источник получения выгоды. В конечном итоге, коррупция в любом ее проявлении — это не только экономические потери для общества, это и удар по личной свободе честных граждан. И уже можно констатировать: румыны смогли с честью ответить на этот удар.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.12
EUR 29.31