Нужна ли Украине такая миссия ООН по правам человека?

Александр Самарский 10 апреля 2015, 00:00
оон

Читайте также

 

 2 марта с.г., в Женеве был обнародован очередной, девятый отчет управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) о ситуации в Украине за период 1 декабря 2014 г. — 15 февраля 2015 г. Документ основывается на итогах работы миссии ООН по правам человека в Украине. 

Вместе с тем этот и предыдущие отчеты, и работа миссии в целом, остались без внимания наших экспертных кругов. Его традиционно прокомментировало только МИД Украины, да и то в сокращенном формате брифинга спикера. Между тем такие документы существенным образом влияют на восприятие ситуации в Украине международным сообществом, в частности в контексте российской агрессии, а, значит, отчет и работа миссии требуют подробного анализа.

Задачи миссии, определенные Соглашением между УВКПЧ ООН и правительством Украины от 25 июля 2014 г., предусматривают мониторинг ситуации в стране и подготовку отчетов, причем, что важно, на принципах непредубежденности, независимости, объективности и прозрачности. Деятельность по защите и предотвращению нарушений прав человека, возлагаемая, как правило, на такие миссии в зонах конфликтов, Соглашением не предусмотрена. В то же время, согласно ей, миссия обязана уделить особое внимание ситуации в АРК, восточных и южных регионах Украины.

Формат газетной публикации не позволяет в полной мере изложить результаты анализа отчета и работы миссии. Поэтому остановимся лишь на самых показательных фактах, обнаруженных в процессе анализа, и основных выводах. 

Сложившаяся терминологическая практика ООН предусматривает четкую фиксацию нелегитимности, с точки зрения международного права, тех или иных структур, принявших на себя функцию управления на оккупированных территориях или в самопровозглашенных образованиях, не признанных другими странами. Сама методика этой практики довольно проста. Перед названием самопровозглашенных структур употребляется термин "де-факто", либо само их название берется в кавычки. 

К сожалению, несмотря на простоту, эти нормы подготовки документов ООН в ряде случаев отчетом игнорируются (см., например, абз. 92–94, 96, 101). В политическом документе такие неточности не могут рассматриваться как простое следствие небрежности или непрофессионализма, поскольку ведут к ошибочным политическим выводам. Они автоматически нивелируют проблему нарушения территориальной целостности Украины и аннексии Россией АРК. Содержащийся в отчете общий посыл о том, что миссия исходит из признания территориальной целостности Украины, а также украинской принадлежностей АРК, дела не меняет. Задекларированной принципиальной позиции должна отвечать корректная официальная терминология при описании ситуации. 

 Вместе с тем, и это показательно, в противоположность указанным выше терминологическим манипуляциям, словосочетание антитеррористическая операция, осуществляемая Украиной, взято в кавычки (абз. 6). Тем самым, на языке ООН, отчет ставит под сомнение ее законность и легитимность. 

Еще более сомнительной и непрофессиональной представляется ситуация с интерпретацией отчетом ряда общеизвестных фактов.

Так, в рабочем резюме отчета, содержащего в обобщенной форме главные его положения, утверждается следующее: "Достоверные отчеты свидетельствуют о постоянном притоке во время отчетного периода тяжелого вооружения и иностранных военных, включительно из Российской Федерации, в районы Луганской и Донецкой областей..." (абз. 3). Такая подача фактажа создает впечатление, что боевики т.н. "ДНР" и "ЛНР" получают оружие из разных стран мира. Насколько известно, факты поступления вооружения из других, кроме России, стран не были никем зафиксированы. Если у миссии есть доказательства поступления оружия боевикам на Донбасс из других, кроме России, стран, — то эти факты должны быть немедленно обнародованы. Если же таких доказательств у Миссии нет, нужно извиниться за дезинформацию.

То же самое касается и иностранных наемников, среди которых российские, как мы видим, отдельно даже не выделяются. В самом деле, в составе незаконных вооруженных формирований воюют иностранные наемники не только из России. Однако достоверно известно, что их количество, по сравнению с россиянами, мизерное, да и прибыли они на Донбасс в основном из России, и ею же финансируются. 

Указанные передергивания фактов и размытость формулировок отчета нивелируют основную ответственность РФ за поставки вооружений незаконным военным формированиям в Донбассе и отправку туда своих наемников. 

В пункте 6 резюме и соответствующих пунктах раздела ІІ отчета речь идет о жертвах среди мирного населения в Авдеевке, Волновахе, Дебальцево, Краматорске, Мариуполе, Попасной, Счастье — в результате обстрелов этих населенных пунктов. В то же время ни разу четко не указано, кто же осуществлял упомянутые обстрелы. Впрочем, в абз. 24 раздела ІІ отчета отмечается, что ракеты, которыми 24 января был убит, по меньшей мере, 31 чел. в Мариуполе, "были якобы выпущены с территории, контролируемой "ДНР". 

Конечно, постороннему наблюдателю иногда сложно установить ответственных за вооруженные атаки, особенно если нет прямого доступа к соответствующей территории. Однако относительно некоторых событий доказательств, прямо указывающих на виновников, более чем достаточно. По крайней мере, "авторство" кровавых трагедий в Волновахе и Мариуполе не вызвало и не вызывает сомнений ни у кого в мире, кроме российской стороны, ее наемников в Украине и миссии ООН по правам человека в Украине. 

В частности, международная влиятельная правозащитная организация Human Rights Watch сообщила на своем сайте 3 февраля 2015 г., что информация, собранная ее экспертами на месте событий в Мариуполе, "указывает на то, что обстрел велся с контролируемой ополченцами территории далее на восток". По мнению экспертов этой организации, на причастность ополченцев дополнительно указывает заявление т.н. "лидера" самопровозглашенной "ДНР" А.Захарченко, заявившего 24 января с.г. о начале наступления на Мариуполь.

Такое специфическое "освещение" фактов в отчете с помощью безличных предложений также является некорректным и вуалирует реальную картину событий. 

Приводя факты убийства ракетным/артиллерийским огнем 22 января 13 гражданских лиц на троллейбусной остановке в Донецке и 8 людей 29 января в Горловке (абз. 25 отчета), авторы доклада отметили, что "вооруженные группы возложили ответственность за эти и другие случаи обстрелов жилых районов на украинские вооруженные силы". К сожалению, в отличие от непроверенных заявлений представителей незаконных вооруженных формирований, доказательства противоположной по смыслу версии, приведенные украинской стороной, миссия проигнорировала. 

В данном случае миссия снова по непонятным причинам полностью пренебрегает официальной позицией Украины, акцентируя внимание исключительно на точке зрения представителей незаконных вооруженных формирований и популяризируя ее. Разумеется, миссия имеет право не соглашаться с официальной позицией Украины по разным вопросам, однако она обязана аргументировать свое иное видение. В противном случае ее оценки являются голословными, а значит — предубежденными

Не меньше вопросов вызывает практика изучения миссией ситуации в Украине, в частности подраздел D раздела ІІ отчета под названием "Незаконные и необоснованные задержания, вынужденные исчезновения, пытки и грубое обращение". При описании случаев с задержанием ряда лиц правоохранительными органами Украины (абз. 37–40) сообщается о разносторонней деятельности миссии с целью подробного изучения обстоятельств задержания и выдвинутых обвинений. Указывается, что члены миссии проводили встречи с родственниками задержанных, их адвокатами, посещали задержанных в местах содержания под стражей и т.п. При этом отмечается, что информация, полученная от "задержанных, их родственников, адвокатов, говорит о тенденции насильственного исчезновения, тайного содержания и неподобающего обращения украинских правоохранительных органов в зоне АТО и на близлежащих территориях". 

В противоположность этому, подраздел D отчета (абз. 33–36), посвященный ситуации с задержанием граждан Украины незаконными вооруженными формированиями в Донбассе, содержит только общедоступную информацию, в том числе из СМИ, со ссылками на заявления представителей правительства Украины, общественных организаций, незаконных вооруженных формирований и т.п. В этом подразделе вообще нет данных о деятельности миссии с целью самостоятельного изучения этих и других фактов. В отчете нет информации об ознакомлении с ситуацией на месте, условиями содержания под стражей, о проведении встреч с задержанными или освобожденными лицами, их родственниками, свидетелями
и т.п. 

Не исключено, что миссии не был предоставлен доступ к местам содержания под стражей. Однако в таком случае это обязательно должно было быть отражено в отчете. К сожалению, этого также нет. Между тем не в последнюю очередь на такую деятельность ориентирует миссию ее мандат.

Критически важным элементом отчета, с точки зрения оценки практики работы миссии, является освещение в документе насильнического проведения украинских военнослужащих улицами Донецка 22 января 2015 г., а также публичного жестокого избиения и издевательства над захваченными военными. На заседании СБ ООН помощник Генерального секретаря ООН по правам человека И.Шимонович отметил, что такое отношение может представлять собой военное преступление. 

Однако в отчете описание инцидента ограничивается двумя предложениями, никакие оценки издевательств над задержанными не даются. Нет и информации о дальнейшей судьбе этих украинских военных и, главное, усилий миссии с целью ее выяснения. 

Значительное внимание в отчете уделено описанию сложной социально-гуманитарной ситуации на территориях, временно подконтрольных т.н. "ДНР" и "ЛНР", которую миссия рассматривает через призму исключительной ответственности правительства Украины (усложнение процедуры доставки гуманитарной помощи и таможенного оформления грузов, блокирование дорог, ограничение на передвижение и т.п.). Тот факт, что территории контролируются незаконными вооруженными формированиями, которые и несут всю полноту ответственности за ситуацию в регионе, а также то, что эти и близлежащие территории входят в зону АТО, в отчете полностью игнорируется. 

Миссия обошла вниманием и такой важный аспект грубого нарушения прав человека, как принудительная мобилизация граждан Украины незаконными вооруженными формированиями. Отчет не содержит ни одного фактологического материала и оценок по данному вопросу, несмотря на его актуальность. 

Как свидетельствует опыт деятельности других миссий ООН в зонах конфликтов, одними из самых острых в их работе (в сфере защиты прав граждан) являются вопросы обеспечения имущественных прав беженцев и внутренне перемещенных лиц. Сотни тысяч наших соотечественников из-за боевых действий вынуждены были покинуть свое жилье и прочее имущество без присмотра на территории, подконтрольной незаконным вооруженным формированиям. Судьба этого имущества остается неизвестной. Однако отчет не содержит никакой информации о деятельности миссии в этом направлении. 

Нет в отчете и информации об изучении ситуации с преследованием по религиозным и языковым признакам, а также о положении дел с обеспечением прав украинцев оккупированных регионов на получение образования на украинском языке и изучение украинского языка.

В практике своей деятельности миссия, как мы видим, уклоняется от оценки и изучения общеизвестных фактов многочисленных грубых нарушений прав человека незаконными вооруженными формированиями и оккупационной властью АРК. Причем иногда даже тех, о которых идет речь в самом отчете. Более того, практика работы миссии вообще не включает изучения целых сегментов нарушения прав человека на территориях т.н. "ДНР" и "ЛНР". 

Перечень существенных недостатков в работе миссии можно было бы продолжить. Однако, думаю, приведенного достаточно для вывода, что деятельность миссии не отвечает сложившейся практике ООН. Миссия не соблюдает положения Соглашения между УВКПЧ ООН и правительством Украины от 25 июля 2014 г., а именно требований действовать беспристрастно и объективно. Методика использования миссией терминологии при описании ситуации, отбор и интерпретация фактов, практика изучения положения дел с нарушением прав человека — тенденциозные и односторонние. Более того, пророссийские по своему смыслу и направленности.

Такое заключение ставит на повестку дня взаимосвязанные вопросы. А нужна ли Украине миссия ООН такого низкого профессионального уровня, которая откровенно не соблюдает принятую в ООН практику, надлежащим образом не выполняет своего мандата, действует предубежденно и не объективно? 

Думаю, эти вопросы — риторические. Ответ на них очевиден.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
  • Наталья Гизбрехт 16 апреля, 11:55 Ух, как Украине правда глаза заколола. И действительно, чтоб правду не разносили по миру: инакомыслящие СМИ запретить, остальные жёстко цензурить, оппозиционеров "посамоубивать", несогласных - объявить агентами Кремля, согласных - поубивать в АТО во имя феодальных интересов олигархов, под прикрытием АТО делящих сферы влияния - сделано. Из несделанного осталось интернет взять под жесткую цензуру, выгнать наблюдателей ООН и без лишних свидетелей сгнобить всех, кто остался, а освободившуюся землю отдать "американским партнёрам" под сланец. Вот такая она углюченная, "украинская демократия". Дураки в неё верят. Жаль. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Olha Vesnianka 13 апреля, 16:48 давайте напишу колонку - Кому выгодно отсутствие международного наблюдения за ситуацией с правами человека на оккупированных территориях? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Olexiij Babenko 13 апреля, 10:08 Великі гроші -висока кваліфікація. Ги. Хто платить той і гроші замовляє. А Порошенко, наша національна прикрість, тягне цю міжнародну повію в Україну. Де олігархи - там і падіння моралі. Ответить Цитировать
  • Миколай Паращак 12 апреля, 17:12 Може бути, що справа навіть не в низькій кваліфікації - РФ не скупиться грошенятами для потрібних людей по всьому світі ... Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.85
EUR 27.56