Невеселая эйфория внешней торговли

Павел Гайдуцкий 17 октября 2014, 21:35
внешняя торговля

Читайте также

2014 год продемонстрировал определенные изменения в структуре и эффективности внешней торговли Украины. Но наибольшую дискуссию вызвала тема переориентации торговли с российского на европейский рынок. Что характерно для этой дискуссии? Первое — радикальная полярность взглядов. Второе — политизация оценок в ущерб их экономическому обоснованию. Одни воспринимают указанные изменения как ожидаемый результат реального сближения Украины с ЕС. Уже заговорили, что Евросоюз взял на себя украинский экспорт в Россию. Очевидно, что подобные выводы замешаны на эйфории. Другие, наоборот, расценивают это как большие потери от сворачивания торговли с Россией. И здесь нередко допускается даже передергивание фактов.

Кто-то уже прогнозирует годовые потери в 2014 экспорта в Россию на уровне 75% против 2013-го, хотя уже за 7 месяцев есть половина проданных на экспорт товаров и услуг. Кто путает потери экспорта с потерями бюджета, хотя это совершенно разные вещи. А некоторые договорились до того, что "профицит торговли негативно сказался на экономике Украины", хотя все как раз наоборот. Ведь профицит внешней торговли способствует росту ВВП, поскольку является составляющей добавленной стоимости.

К сожалению, подобных публикаций, как эйфорических, так и катастрофических, немало. И здесь смешались и политика, и любительство, и нежелание основательно вникнуть в положение дел. Хотя в этой проблеме сегодня действительно сплелся целый клубок факторов, в которых непросто разобраться.

Общая проблема многих оценок — оперирование общими параметрами внешней торговли: объемы экспорта и импорта, географическая структура, динамика и т.д. При этом не хватает серьезного анализа эффективности внешней торговли Украины. За общими цифрами динамики экспорта или импорта либо с Россией, либо с ЕС нередко не видят основную проблему — эффективность торговли. Рост экспорта любой ценой нередко однобоко объясняется необходимостью расширения рабочих мест. Сокращение импорта тоже довольно часто прямолинейно аргументируют необходимостью ограничения в целях защиты отечественных производителей. 

Между тем, во внешней торговле, как и в экономике в целом, основным мерилом конкурентоспособности является эффективность. В торговле ее определяют как покрытие выручкой торговых расходов, в том числе на приобретение товаров. Трудно представить успешную торговлю, когда торговые расходы превышают выручку. Это нонсенс. Положительное сальдо торговли имеет для торговца не менее важное значение, чем чистая прибыль для производственника. Это вполне правомерно и для государства в целом. Для государства принципиально важна эффективность внешней торговли (с положительным или отрицательным сальдо), поскольку от этого зависят объемы и динамика ВВП, платежного баланса и поступления в бюджет. 

Еще одним показателем, характеризующим именно уровень (степень) эффективности внешней торговли, является соотношение сальдо внешней торговли к экспорту, что равнозначно рентабельности производства или показателю EBITDA в предпринимательстве и бизнесе. 

Именно с использованием этих показателей эффективности попытаемся подойти к оценке изменений в структуре внешней торговли Украины за первое полугодие 2014 г. и по возможности опровергнуть домыслы и кривотолки в этой сфере. 

Прежде всего, об основных направлений изменений в географической структуре внешней торговли. 

На российском направлении, как показывает анализ, ничего неординарного во внешней торговле не произошло. В сфере экономики, экономической кооперации и внешней торговли Россия продолжает отдаляться от Украины. Об этом я писал для ZN.UA в статьях "Украина и Таможенный союз: проблемы интеграции" (№11, от 22 марта 2013 г.) и "России нужна интеграция не с Украиной, а... с Китаем" (№37, от 11 октября 2013 г.) В первом полугодии 2014-го во внешней торговле между Россией и Украиной по сути продолжаются те же тенденции структурного спада, которые имели место в предыдущие 14 лет, в том числе в 2011–2013 гг. За первое полугодие 2014 г. доля Украины во внешнем торговом обороте России снизилась с 4,6 до 3,5%, а доля России в обороте Украины — с 27,3 до 24,5%. Доля России во внешнеторговом обороте Украины снижалась даже быстрее, чем Украины в российском (см. рис. 1). Во многом это закономерности диверсификации внешней торговли постсоциалистических стран. Но в 2014 г. добавился еще и политический фактор — санкции, торговые ограничения, торговая война и т.д. Тем не менее, экономические факторы сильнее, и независимо от военно-политической ситуации тенденция отдаления экономики России от Украины, продолжающаяся еще с начала распада СССР, сохранилась бы. Ведь за 2011–2013 гг. доля России во внешнем торговом обороте Украины снизилась на 5 процентных пунктов, или на одну шестую. 

Однако дело не только и, возможно, не столько в оборотах внешней торговли, сколько в ее эффективности. С позиций государственных интересов, роста ВВП, платежного баланса, доходов государственного бюджета эту эффективность лучше всего характеризует сальдо внешней торговли и его соотношение к экспорту. Итак, по этим показателям Украина во внешней торговле с Россией добилась реального прогресса. Соотношение отрицательного сальдо внешней торговли Украины с Россией к украинскому экспорту сократилось с 55,7% в 2012-м до 11,7% в первом полугодии 2014-го, то есть в 5 раз. По этому показателю Украина находится в значительно лучшей ситуации, чем Казахстан и Беларусь — партнеры России по Таможенному союзу, и главное, существенно улучшила его в 2014-м (см. рис. 2). 

За 2010–2013 гг. экспорт из Казахстана в Россию практически не увеличился, а импорт из России вырос в 1,5 раза. Как следствие, отрицательное для Казахстана сальдо в 2013 г. удвоилось и достигло 12 млрд долл., а его соотношение к экспорту превысило 200%, то есть в торговле с Россией отрицательное сальдо Казахстана было вдвое больше, чем его экспорт. 

В Беларуси за 2011–2013 гг. отрицательное сальдо внешней торговли с Россией сократилось почти вдвое, но первое полугодие 2014 г. показало, что эта положительная тенденция утрачена. 

В обеих вышеупомянутых странах Таможенного союза соотношение отрицательного сальдо к их экспорту во внешней торговле с Россией гораздо больше, чем в Украине. Итак, эффективность внешней торговли Украины с Россией в целом лучше, чем Казахстана и Беларуси, и особенно существенно улучшилась в 2013–2014 гг. Это очевидный факт. 

Несмотря на все политические проблемы, украинские и российские предприниматели заинтересованы в торговле между странами. Но Москва негативно реагирует на либерализацию торговли Украины с ЕС. Нетрудно понять, что это исключительно антиукраинская политика. Например, Сербия на момент заключения соглашения о свободной торговле с ЕС имела двусторонние соглашения о свободной торговле с Россией, Беларусью и Казахстаном. И эти страны не только не отказались от этих соглашений с Сербией, но и подтвердили их действие, когда формировался Таможенный союз. Таким образом, у России есть опыт свободной торговли со странами, имеющими зону свободной торговли с Евросоюзом. 

Со своей стороны, Украина подтверждает действие всех соглашений, существующих между Украиной и Россией. В том числе, Соглашения о свободной торговле между Украиной и СНГ. Зато Россия угрожает применить к Украине такие же санкции, которые она хочет применить к Молдове. Этот проект санкций противоречит международным обязательствам России в рамках ВТО и СНГ. Он предусматривает априори ограничения торговли по всем ключевым статьям импорта. Такое решение означает полную остановку соглашения о зоне свободной торговли в рамках СНГ. Конечно, это нанесет вред, но не критично для украинской экономики, и это не тот сценарий, которого хотят компании — как в Украине, так и в России. 

Страны Таможенного союза уже обсуждали защитные меры против Грузии, Молдовы и Украины в связи с соглашениями о свободной торговле с ЕС. И Беларусь с Казахстаном не поддержали эти меры, поскольку, в отличие от России, у них очень диверсифицированная взаимная торговля с Украиной. Беларусь понимает, что для нее доступ к украинскому рынку критически важен. Поэтому для нее сценарий фактического прекращения торговли с Украиной неприемлем. Беларусь это уже почувствовала, когда Украина ввела на 2,5 года на белорусские холодильники, удобрения, электрические лампы накаливания и шины повышенные до 50–60% ввозные пошлины. Причиной этого стало выполнение Беларусью торговых условий Таможенного союза. Украинские кондитерские изделия и пиво уже подверглись "гонениям" на белорусском рынке. Украина расценила такие действия Беларуси как дискриминационные и недружественные. Казахстан отказался повышать ввозные пошлины для товаров из Украины. Но и без того за первое полугодие 2014 г. украинский экспорт в Россию упал на 23,3%, в Беларусь — на 18,5%, а в Казахстан — более чем вдвое.

На европейском направлении переориентация Украины на торговлю с ЕС — тоже давней тенденция, хотя и не всегда она была позитивной для Украины. Уместно напомнить, что еще в 2004 г. общий экспорт Украины в ЕС был в полтора, а по товарам в два раза больше, чем в Россию. Уже тогда у Украины было положительное сальдо внешней торговли с ЕС, составлявшее 2,2 млрд долл. или 17% к украинскому экспорту. В торговле с Россией у Украины были неблагоприятные тенденции: объемы импорта из России в полтора раза превышали объемы украинского экспорта в Россию (см. рис. 3). 

внешн3
ZN.UA

Однако вследствие необоснованной либерализации импорта в 2005 г. ситуация в торговле Украины с ЕС резко ухудшилась. Тогда была безосновательно ревальвирована гривня и снижены пошлины на широкий спектр товаров, что привело к засилию импорта. Уже в 2005 г. сальдо внешней торговли Украины с ЕС из положительного стало отрицательным. А в 2009 г. в торговле с ЕС в результате роста импорта (в 1,8 раза) и невозрастания экспорта отрицательное сальдо достигло 5,9 млрд долл., что в соотношении к экспорту составило 47,2%. В последующие годы ситуация в этом направлении еще больше ухудшилась. В 2013 г. отрицательное сальдо внешней торговли Украины с ЕС достигло 10,8 млрд, или 53,2% к украинскому экспорту. Эти показатели стали значительно хуже, чем в торговле с Россией (см. рис. 3 и рис. 4). По сути, в 2013 г. общее отрицательное сальдо внешней торговли Украины (-8,5 млрд долл.) главным образом определялось за счет несбалансированной торговли с ЕС.

В первом полугодии 2014 г. произошло общее сбалансирование внешней торговли Украины. Впервые после 2004 г. сальдо внешней торговли стало снова положительным (3 млрд долл.) Позитивная динамика наметилась практически со всеми основными странами — торговыми партнерами Украины, в том числе с Россией и ЕС, правда, с ЕС — существеннее. Соотношение отрицательного сальдо внешней торговли Украины с Россией к экспорту составляет 11,7%, а с ЕС — только 1,8%. Таким образом, как в отношениях с Россией, так и с ЕС Украина отвоевывает позиции сбалансированной для себя торговли. 

Здесь нужно обратить внимание еще на один очень важный аспект, который у нас традиционно замалчивается, — это торговля Украины с другими странами. Почему-то все дискуссии во внешней торговле зацикливаются на России, Таможенном союзе и ЕС. Ведь это только 65% внешней торговли Украины, а остальные 35% приходятся на другие страны. Значит, внешняя торговля Украины с другими странами традиционно положительная и достаточно эффективная. Соотношение сальдо к украинскому экспорту в 2004 г. составило 50,3%, в 2013-м снизилось до 17,9%, а в 2014-м вновь возросло — до 27,3% (см. рис. 4). 

Получается, наименее политизированное направление внешней торговли экономически наиболее эффективно. К тому же, речь идет не об узком сегменте, а о доброй трети внешнеторгового оборота. Кто-то может заметить, что там некритический экспорт или некритический импорт. Но таким его надо делать и, прежде всего, на российском направлении. Сделала же Латвия так, что получает газ из Катара, из Норвегии, а не только из России. Для правительства, которое действительно занимается платежным балансом и бюджетом, важное значение имеет не только критический импорт или экспорт, но и эффективность торговли.

Не находят своего статистического подтверждения надежды на результаты от отмены ЕС в одностороннем порядке ввозных пошлин для Украины. Пока этот жест доброй воли не дает ощутимого результата. И не стоит думать, что в ЕС об этом не догадывались раньше или не знают сейчас. Отмена ЕС с мая 2014 г. большого количества импортных пошлин на украинские товары не привела к буму их продаж. Более того, с мая в торговле Украины с ЕС как раз и появилось отрицательное сальдо, оставшееся на все три последующих месяца (см. рис. 5). 

Всего за первое полугодие экспорт из Украины в ЕС вырос лишь на 15%, в частности в отраслях, где условия торговли были либеральными и до применения одностороннего беспошлинного режима. Значит, влияние льготного тарифного режима было слабым, украинский экспорт в ЕС больше тормозится уже не тарифами, а сертификатами и стандартами качества, а также квотами. 

Таким образом, с позиций оценки эффективности внешней торговли Украины и на российском, и на европейском направлениях проявляются общие причины. Основные из них две. Первая — экономический и военно-политический кризис. Вторая — девальвация гривни. 

Экономический и военно-политический кризис существенно подорвал возможности внешней торговли. Достаточно отметить, что за первое полугодие 2014 г. промышленное производство сократилось на 4,7%. В зоне оккупации на Донбассе оказалось 15% промышленного производства Украины. Экономическая активность и потребительские настроения в Донецкой и Луганской областях сократились в пять раз, а ВВП — на четверть. В целом в Украине тоже снизились экономическая и инвестиционная активность и потребительские настроения.

Экспорт металлопродукции в январе-июле 2014 г. пока остался на уровне аналогичного периода прошлого года. Удержать результат удалось за счет увеличения поставок в ЕС на 21%, хотя поставки в Россию уменьшились на 27,3%. Но по известным причинам уже прекратили работу семь крупных металлургических предприятий: Енакиевский, Макеевский, Алчевский и Донецкий метзаводы, "Стахановский завод ферросплавов", "Донецкий электрометаллургический завод" и "Электросталь". Отсюда очевидны перспективы экспорта металлопродукции на ближайшие год-два. 

Химическая отрасль оказалась в еще худшей ситуации. Экспорт ее товаров за указанный период уже уменьшился по сравнению с прошлым годом на 31%. Два крупнейших экспортно-ориентированных предприятия — концерн "Стирол" и Северодонецкий "Азот" — расположены в зоне АТО и прекратили работу. Эти заводы давали около половины украинского экспорта химической продукции. Ситуация с двумя крупными химзаводами — "Крымский титан" и "Крымсода" — тоже известна, их контролирует Россия. Так что неудивительно, что сокращение экспорта в первом полугодии 2014 г. больше всего произошло за счет вагонов — на 82%, удобрений — на 50%, труб — на 32%, кокса — на 40%, продуктов питания: кондитерских изделий, алкогольных напитков — почти на 20%. 

Уменьшение импорта в значительной мере обусловлено снижением покупательной способности экономики в целом и населения в частности. За первое полугодие 2014 г. импорт автомобилей сократился на 50%, одежды и обуви — на 22%. Сократился импорт химической продукции, кокса, оборудования для промышленных предприятий. Дело в том, что никто не спешит закупать сырье и оборудование за рубежом, поскольку нет уверенности, что все это понадобится, будет сбыто или принесет прибыль.

Проблемы в работе металлургических предприятий, помимо сокращения экспорта, приводят и к серьезному снижению импорта продукции, поскольку доля импортного сырья и материалов в себестоимости этих производств достаточно весома. Так, доля импорта в стоимости продукции металлургии составляет 37%, производстве кокса — 49%, химической промышленности — 45%, машиностроении — 30%. Поэтому сокращение объемов экспорта и производства для нужд внутреннего рынка тормозит импорт. Падение экспорта на 1 доллар означает сокращение импорта на 45 центов. 

Влияние девальвации гривни на внешнюю торговлю. Из теории и практики известно, что девальвация национальной валюты стимулирует экспорт и сдерживает импорт. И наоборот — ревальвация сдерживает экспорт и стимулирует импорт. Это Украина ощутила и на своем рынке: правда, чаще это было с девальвацией гривни, когда рос экспорт, и реже (в 2005-м), когда была ревальвация гривни и рос импорт и отрицательное сальдо внешней торговли. Аналогичное влияние девальвации гривни на внешнюю торговлю проявилось и в первом полугодии 2014 г.. Однако здесь вмешался экономический и военно-политический кризис, который в большой мере скорректировал эту зависимость. Тем не менее, изменения в экспорте и импорте адекватны изменениям валютных курсов. Лишь сокращение экспорта в Россию в наибольшей степени произошло из-за экономического и военно-политического кризиса и торговой войны. В некоторой степени это касается и отдельных других стран, в частности Казахстана (см. рис. 6). 

За первое полугодие 2014 г. экспорт товаров уменьшился против первого полугодия 2013 г. на 5,2%, а экспорт услуг — на 10,7%. Получается, в этот раз из-за упомянутого кризиса девальвация гривни не смогла обеспечить рост экспорта, хотя, наверное, способствовала уменьшению его спада. Поскольку роста экспорта нет, то очевидно, что профицит внешней торговли (3 млрд долл.) получен за счет существенного сокращения импорта. Действительно, за первое полугодие 2014 г. импорт товаров в Украину сократился на 17,9%, а услуг — на 19%. При этом уменьшение импорта обусловлено снижением покупательной способности как производственников (предпринимателей), так и населения, в результате существенной девальвации гривни за первое полугодие 2014 г.

Таким образом, пока рано говорить, где больше положительного в структурных изменениях во внешней торговле Украины — в частичной переориентации экспорта с России на ЕС, в сокращении импорта из всех стран, или в сбалансировании внешней торговли в целом. Полнее это покажут итоги года, как это отразится в платежном балансе, в бюджете страны и в доходах населения.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • vborzunov@list.ru 20 октября, 08:44 Хорошая аналитика, которая ещё раз подтверждает полный разрыв политики и экономики в Украине. Провозглашение политического курса должно основываться не на лозунгах и декларациях, а на серьёзном анализе и расчётах, технико-экономических обоснованиях, проектах. Тогда не будем продвигаться методом проб и ошибок (точнее - задвигаться). К сожалению, власть практически все реформы предлагает на уровне деклараций. Я уже не говорю о необходимости базирования на научных исследованиях и разработках.
    Korochka 20 октября, 23:02
    А теперь посмотрите сколько лайков у этой статьи, содержащей действительно хорошую аналитику. Это ж диагноз (
    Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.90
EUR 29.17