Brexit запущен! Будет ли ЕС скучать по Британии?

Алексей Коваль 31 марта, 23:03
123
EUCOPRESIDENT / TWITTER

Читайте также

29 марта 2017 г. в Брюсселе получили официальное письмо на шести страницах от премьер-министра Великобритании Терезы Мэй на имя председателя Европейского Совета Дональда Туска о том, что Британия официально начинает процесс выхода из Европейского Союза согласно ст. 50 Лиссабонского договора ЕС. 

Британский премьер, по ее словам, таким образом выполнила "демократическое решение народа Объединенного королевства". Напомним, что оно было принято на референдуме относительно членства Великобритании в ЕС 23 июня 2016 г. Тогда 51,9% проголосовавших высказались за выход страны из ЕС. В то же время более 48% британцев проголосовали за то, чтобы оставаться в его составе. Общество и страна раскололись. Однако британские политики решили идти до конца. И попытаются пройти путем, который до сего дня многим представлялся возможным лишь теоретически —страна покидает ЕС. К 30 марта 2019 г. этот процесс должен быть завершен. 

Принимая прощальное письмо Мэй из рук британского посла при ЕС сэра Тима Барроу, Дональд Туск сказал: "Мы будем за вами скучать". В то же время, читая послание Мэй, можно понять, что Британия уже сегодня стремится обеспечить себе статус "ближайшего друга и соседа" Евросоюза, как только выход произойдет. И добивается этого не только вкрадчивыми словами, но угрозами и требованиями. 

Более 40 лет совместной жизни кажется невозможным перечеркнуть и сразу забыть. Британия с момента вступления в Европейское сообщество в 1973-м связана с ним десятками тысяч договоренностей и актов. Многие из положений ЕС имеют преимущественное значение перед британскими законами. Поэтому в следующие два года британские парламентарии и политики должны разрешить сложную задачу: им придется имплементировать и интегрировать тысячи европейских законов в британское право. 

Если Британия действительно хочет сохранить с Европейским Союзом привилегированные отношения после выхода, она должна будет соблюсти определенные правила в сферах торговли, иммиграции, бизнеса и финансов. Пожалуй, самым сложным будет соглашение о выходе из общего рынка. Как только это произойдет, Британия будет вынуждена торговать с ЕС по правилам Всемирной торговой организации, а значит, британские товары будут облагаться пошлинами. Пока не представляется возможным определить судьбу и статус более 3 млн граждан из стран ЕС, которые давно живут на Британских островах и не собираются покидать их из-за выхода Британии из ЕС. То же самое касается 1,2 млн британцев, которые перебрались на материк и пользовались всеми преимуществами жизни в объединенной Европе. В ближайшие два года они могут, в принципе, поменять свои паспорта на европейские и продолжать жить, как раньше. Но после выхода Британии из ЕС свободное движение граждан через границы будет прекращено. Великобритания будет в ходе переговоров стремиться сохранить в силе некоторые правила европейского законодательства по миграции — в частности, готова добиваться права отправлять нелегалов в страну, из которой они прибыли на острова. Однако также очевидно, что подобные договоренности Британии придется подписывать уже после выхода с каждой страной в отдельности. 

Отказ от правил, принятых в ЕС, британцы ощутят практически в каждой сфере своей жизни — начиная от принципов маркировки продуктов питания, одежды и стандартов техники безопасности на рабочем месте, до роуминга в сети мобильной связи и цен на авиаперелеты. И даже знаменитое постановление Еврокомиссии от 1994 г. о стандарте длины и кривизны бананов (которое часто становится причиной насмешек и шуток о Евросоюзе) британцам также теперь придется обсуждать вполне серьезно с Брюсселем. Да, британцы получат, вероятнее всего, право самостоятельно определять кривизну бананов, но станут ли те от этого вкуснее? 

Переговоры не обещают быть легкими. Все больше слышно голосов о том, что может произойти т.н. dirty Brexit. Это когда британцы покинут ЕС без договоренностей, просто прервав переговоры, если увидят, что им не удается получить от Евросоюза тех условий выхода, на которые они рассчитывали. Все сразу же обратили внимание, что в своем послании Туску г-жа Мэй прямо предупреждает руководство Евросоюза: Британия грозит сократить сотрудничество в вопросах борьбы с организованной преступностью и терроризмом, если европейцы не пойдут на соглашение в принципиальных для Лондона вопросах. Такой шантаж в Европе сочли неприемлемым. 

Принципиальными для себя Лондон определил именно вопросы иммиграции и торговли. Новое торговое соглашение Великобритании с ЕС должно быть уникальным и отражать "глубокое и особое партнерство", пишет Тереза Мэй. Она призвала европейских политиков провести по вопросам торговли "честные и упорядоченные" переговоры и при этом попытаться сделать так, чтобы их результаты не нанесли урона какой-либо из сторон. Евросоюз, однако, пока не может обещать, что все именно так и будет. 

В то время как сторонники выхода Великобритании называют начало формального процесса выхода после девяти месяцев неопределенности победой, противники готовятся к тому, что Британия понесет колоссальные экономические убытки, а ее вес на международной арене уменьшится. Эксперты уже сегодня полагают, что Британия вне сдерживающих механизмов ЕС будет все больше идеологически дрейфовать в сторону своего имперского прошлого. Один из британских историков, Дэвид Старки заявил в эфире Би-би-си, что видит в происходящем сегодня разрыве отношений с ЕС параллели с историческим разрывом между королем Англии Генрихом VIII и папским Римом в XVI ст. Этот разрыв привел к реформации, которая в свою очередь заложила основы английской имперской экспансии.

За время, прошедшее с момента референдума о выходе из ЕС, видение Британией своих отношений с остальным миром все больше наполняется имперскими мотивами. В назидательном тоне послания Терезы Мэй Дональду Туску также можно уловить проявление этой тенденции. В этой связи можно также обратить внимание на такой факт: в качестве альтернативы рынку Евросоюза после Brexit британские политики вполне серьезно рассматривают основными торговыми партнерами именно страны, ранее входившие в состав Британской империи — Австралию, Канаду и Новую Зеландию. В коридорах власти в Лондоне призывы Мэй построить "действительно глобальную Британию" вне рамок ЕС даже окрестили планом "Империя 2.0". Если этот курс материализуется, и британцы не смогут устоять перед соблазном строить свою новую идентичность и политику вне рамок единой Европы на основе "блистательного имперского прошлого", то, пожалуй, договариваться с Брюсселем им будет очень сложно. 

Идеи новой "глобальной Британии" могут быть похоронены в результате самого процесса Brexit. Существует угроза, что Великобритания может выйти из Евросоюза не целиком, а частями. Из четырех частей, которые составляют Соединенное Королевство, только Англия и Уэльс проголосовали за Brexit. Шотландия, Северная Ирландия, а также жители Гибралтара (британской заморской территории на юге Пиренейского полуострова) проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС. 

Во вторник, 28 марта, шотландский парламент проголосовал за проведение повторного референдума по вопросу о независимости. Первый был проведен в 2014 г., и тогда 55% голосовавших выступили против независимости. Сегодня сторонники шотландской независимости аргументировали необходимость нового референдума тем, что выход из ЕС вопреки волеизъявлению большинства шотландских избирателей недопустим, и правительство в Лондоне не может решать этот вопрос самостоятельно. Таким образом, новый плебисцит, который может быть назначен на осень 2018-го или весну 2019-го, способен привести к прекращению существования Великобритании в нынешнем виде еще до ее выхода из ЕС. По крайней мере шотландский лидер Никола Стерджен уверена, что теперь у жителей Шотландии больше оснований сказать "да". 

Решение шотландского парламента лишь усиливает кризис. И правительству Мэй теперь предстоят не только переговоры с ЕС, но также напряженная работа, чтобы эти переговоры не были использованы сторонниками Шотландской независимости для победы на референдуме. Лондон технически может заблокировать шотландский референдум, но поступив так, Тереза Мэй лишь усугубит сепаратистские настроения на севере страны.

Практически такая же угроза существует и в Северной Ирландии, где местные националисты также прямо говорят, что будут добиваться прекращения британского правления. А ситуация с Гибралтаром осложняется тем, что на него претендует Испания. Еще в прошлом году испанские власти заявили, что результатом Brexit должно быть предоставление самоуправления этой территории с последующим ее переходом под испанский суверенитет. Министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо даже завил, что ему уже видится испанский флаг над Гибралтаром. 

Таким образом, Brexit сегодня ясно обозначил вопросы не только о будущем Великобритании, но и о том, есть ли у Великобритании это будущее. Он также чреват потрясениями для Европы в целом при любом сценарии — мягком или жестком — выхода Великобритании из ЕС. 

В ЕС это понимают. Практически моментально после получения письма британского премьера Терезы Мэй канцлер ФРГ Ангела Меркель отвергла одно из ключевых требований Лондона к руководителям ЕС — вести переговоры о выходе Великобритании из ЕС параллельно с переговорами о будущих отношениях. По словам Меркель, переговоры с Британией должны, в первую очередь, определить, как Британия и ЕС разорвут их нынешние отношения, и лишь затем могут начаться переговоры о том, какими они будут в будущем.

Если Лондону удастся выторговать для себя привилегированные отношения с ЕС в процессе выхода из него или после, то Евросоюз столкнется с новым экзистенциональным вызовом. Для стран-членов и кандидатов в члены Британия станет примером, как выйти из ЕС и при этом остаться в выигрыше. Поэтому главной задачей для ЕС на ближайшие два года будет то, каким образом устроить для Британии проводы, чтобы потом ни у кого не возникло желание последовать ее примеру. 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.67
EUR 28.94