На грани политического дефолта

Сергей Гриневецкий 26 февраля, 22:00
рада

Читайте также

 

Один мой знакомый политтехнолог любит повторять лозунг, который, якобы, принадлежит английским пиарщикам: "Важно не только то, чтобы правительство работало хорошо, но и чтобы народ знал, что правительство работает хорошо". 

Похоже, украинское правительство усвоило только вторую часть этой формулы. Народ действительно знает, что правительство работает хорошо. Причем знает это настолько хорошо, что 70% граждан Украины выступают за его отставку.

Правда, к чему винить в пристрастии к рекламе только Правительство. Пиарщиной у нас сегодня грешат практически все. Один отрабатывает на оппонентах элементы боевых искусств, другой упражняется в ораторском искусстве, третий с помпой проводит антикоррупционные форумы. Если нельзя дать хлеба, можно хотя бы гарантировать зрелища. 

Работа парламентария, министра, председателя облгосадминистрации — на самом деле рутинная, обычная, где-то даже скучная, без праздника. Встречи, совещания, прием граждан, переговоры с инвесторами и зарубежными делегациями, подготовка законопроектов и нормативных актов. Но именно эта работа и является, собственно, государственным управлением. Обещанные реформы на 90% также состоят из рутины, скромных и внешне незаметных шагов. 

Об этом у нас, к сожалению, забыли.

Украинцы в критические моменты современной истории продемонстрировали прекрасную способность к самоорганизации. Однако обходиться без государства пока что не научились. Яркий пример — волонтерское движение, без которого украинской армии было бы сложно выстоять в самые трудные дни 2014 года. И все же. Волонтеры могут одеть и подкормить отдельных солдат и даже отдельные части, могут подарить им внедорожник или беспилотник, могут отремонтировать десятки единиц техники. Но они не могут обеспечить многотысячную армию вооружением, боеприпасами, техникой, материалами и прочим. Для этого есть Министерство обороны, Генеральный штаб, средства Государственного бюджета.

И так практически во всем. 

Что мы наблюдаем сегодня? Медленное приближение страны к дефолту. И не столько финансовому, сколько к политическому.

Само слово "дефолт" в переводе с английского, как известно, означает "невыполнение обязательств". Для того чтобы он случился, необходимо, как минимум, два обстоятельства — наличие долга и неспособность его погасить. Нынешняя власть получила беспрецедентный кредит доверия и за два года уже набежали порядочные проценты. И где брать ресурсы, чтобы его вернуть, неизвестно.

Безусловно, внешне все не так уж плохо, как это может показаться после прогулок по соцсетям, где каждый второй пост грозит властям новым Майданом, а в каждом третьем предлагают кого-то повесить или посадить (и классическое — "если согласен — ставь лайк или репост"). 

Верховная Рада VIII-го созыва приняла ряд важных и нужных законов. Увидел свет новый закон о государственной службе. Предприняты шаги по уменьшению коррупции при проведении тендеров.

Все это есть. И многое другое тоже. Но все это нивелируется простым обстоятельством — желанием верхушки управлять страной "по-старому", путем "решалова", "кидалова" и "разводилова". 

Поразительно другое. Будучи прагматичной и циничной, во всем, что касается собственного благополучия, наша верхушка одновременно живет в виртуальной реальности, ею же самой созданной из макроэкономических показателей, блестящих отчетов и программных речей. Так же, кстати, как делали это их предшественники. 

Отсюда инфантильность и безответственность, неготовность к смелым и неординарным шагам. Ведь если бы Правительство приняло решение об отставке, образно говоря, попыталось бы избежать дефолта путем реструктуризации долга… Возможно, властям удалось бы сохранить политическое лицо и репутацию. Глядишь, может, завтра кто-то согласился бы выдать новый кредит доверия. А так есть все шансы стать банкротом.

Не лучше ситуация и на местах. С одной стороны, Украина ждет децентрализации, анонсированной и разрекламированной передачи полномочий местным советам и ликвидации местных госадминистраций в их нынешнем виде. Понятно, что подобное ожидание никак не способствует эффективности работы чиновников на местах. С другой, соперничество между олигархами и кланами, между Администрацией президента и Кабмином, между министерствами, чьи главы принадлежат к разным партиям и лоббируют интересы разных финансово-промышленных групп, приводит к тому, что многие чиновники на руководящих должностях месяцами пребывают в статусе "и.о.". 

Как результат, идет стихийная децентрализация, правда, за счет потери управляемости процессами. Существующую систему справедливо критиковали и критикуют за излишний централизм, за то, что Киев все решал за регионы, одновременно высасывая ресурсы. Но сейчас местные советы порой принимают решения, идущие вразрез с государственными интересами. 

Речь не идет о посягательстве на территориальную целостность страны. Просто эти решения настолько абсурдны и дискредитируют власть в целом, что поневоле задаешь вопрос: "Они это специально или как?"

Например. Недавно Одесский областной совет принял решение о передаче здания, в котором находится Государственный архив Одесской области, одной из еврейских религиозных общин. В этом здании когда-то действительно размещалась Бродская синагога, и с исторической точки зрения решение выглядит безупречно. Тем более что здание начало разрушаться и на его восстановление нужны солидные средства, которых у государства сейчас нет. Однако, как выяснилось, переносить архив, в котором хранятся не только ценнейшие исторические документы, но и документы последних десятилетий (например, архивы Черноморского пароходства и многие другие), намерены за пределы Одессы. И к тому же в неподготовленное здание. О вероятных потерях можно только догадываться. А ведь архив — это не только место работы историков, это судьбы сотен тысяч людей. 

Возникает вполне логичный вопрос: насколько оправдано такое решение областного совета с государственной точки зрения? Кто просчитывал последствия? Где позиция областной государственной администрации, Кабинета министров?

А ведь руководство областного совета представляет одну из правящих партий, и весь негатив от принятого решения будет перенесен именно на эту партию. 

Приходится констатировать, что у нынешнего кризиса власти системные причины, вызванные как безответственностью политической элиты, так и очевидными пробелами действующего законодательства. 

Разберем, как говорится, по полочкам. 

Коалиция и правительство. Без коалиции невозможно формирование Кабинета министров. Таково требование Конституции. Но на этом роль коалиции заканчивается. Если коалиция разваливается, то Правительство, ею сформированное, вовсе не обязано уходить в отставку. Данная норма не прописана в Основном Законе. В нем также не прописано и то, что коалиция должна существовать на протяжении всей каденции парламента. 

В то же время, принцип "нет коалиции большинства — нет правительства" сужает поле для политического маневра. Поскольку делает невозможным формирование технического или миноритарного правительства (имеется в виду правительство, опирающееся на коалицию меньшинства в случае, если формирование коалиции большинства по каким-то причинам невозможно). 

Во многих парламентских республиках как раз существует норма или практика, когда правительство уходит в отставку после отказа парламента поддержать правительственный законопроект, или когда одна из партий выходит из коалиции. Да, подобная практика создает определенные трудности. Например, в послевоенной Италии правительства менялись раз в год, а то и чаще. 

Украине необходимо закрепить в Конституции обязанность Правительства уходить в отставку в случае распада коалиции. Этот шаг в первую очередь должен способствовать повышению ответственности партий, формирующих правящую коалицию.

А нынешний парламентско-политический кризис как раз и демонстрирует отсутствие такой ответственности. 

Пойдем далее. Избирательная система. Как бы ни ругали пропорциональную избирательную систему за ее непрозрачность и коррумпированность, за "котов в мешке" и "паровозики" первой пятерки, но на поверку оказалось, что это еще не самый худший вариант. Практика показала, что именно смешанная система создает широкие возможности не только для коррупции, но и для формирования лояльного к власти парламентского большинства. Недаром эта система с незначительными изменениями сохранилась и в постмайданной Украине.

На протяжении последнего десятилетия обсуждается необходимость перехода к выборам по открытым партийным спискам. Но вот беда: у каждого свое понимание "открытости". 

Некоторые, например, посчитали таковой систему, по которой проводились местные выборы 2015 года. Но, как оказалось, новая избирательная система — это та же старая добрая "мажоритарка", только в профиль. И коррупцию она не устранила. Напротив, симпатии избирателей стали более активно определяться пакетами с гречкой, лавочками и детскими площадками, свежим асфальтом в межквартальных проездах. Ну а градус популизма на этих выборах только повысился. И, как и раньше, никакой ответственности за данные обещания.

Судя по всему, Украине придется вернуться к выборам по партийным спискам. Другое дело — как свести к минимуму политическую коррупцию, убрать темных лошадок из списков и вообще повысить ответственность политических партий за избирательный процесс и за кандидатов, которых они выдвигают.

Есть несколько путей. С одной стороны, необходимо еще более ужесточить требования к партиям, к количеству членов в каждой из них, к региональному представительству. Должен быть разработан механизм и критерии проверки членства для выявления фиктивных парторганизаций. К сожалению, несмотря на все принимаемые ранее меры, в Украине количество партий только растет. Причем, как всем известно, появляются партии с формально общенациональным статусом, а по сути — с региональной привязкой. Их влияние, на деле, ограничивается одной-двумя областями. Продолжают существовать и партии "под продажу". 

Одновременно с ужесточением требований к партиям необходимо уменьшить проходной барьер на выборах в Верховную Раду (от выборов по одномандатным округам, как уже было сказано, следует отказаться). Высокий проходной барьер оправдывали необходимостью политической структуризации Верховной Рады и отсева мелких партий. Результат получился противоположный. Высокий барьер не избавил парламент от раздробленности. Кроме того, засвеченной и публичной оставалась первая пятерка, в лучшем случае, первая десятка, а те, кто шел ниже, были мало известны широким кругам. И чаще всего, именно в третьих, четвертых, пятых десятках прятались "нужные люди" — спонсоры, кумовья, родственники и прочие. 

Если снизить проходной барьер, скажем, до 2%, то появляется возможность более полно представить интересы избирателей в парламенте. К примеру, по итогам выборов 2014 года, помимо шести партий, преодолевших установленный 5-процентный барьер, еще пять партий преодолели 2% барьер и набрали в сумме почти 18% голосов избирателей (2 млн 750 тысяч).

К сожалению, политическая система Украины всегда находится под угрозой тромбов, которые могут закупорить приток свежей крови в политический организм. Мы уже пережили один довольно опасный период семейственности и клановости в политике. Тогда вполне нормальной была ситуация, когда отец был народным депутатом Украины, а сын или дочь — депутатами местных советов. Или когда депутатский мандат практически передавался по наследству. Собственно, остановка в период правления Партии регионов социальных лифтов и отсутствие перспектив роста стали одной из причин, приведших на Майдан тысячи молодых людей. 

Снижение проходного барьера позволит обеспечить прозрачность избирательного процесса. Ведь 2% — это выигрыш, в первую очередь, для первой пятерки-десятки, той самой команды, которая и олицетворяет партию, которая чаще всего берет на себя основной груз предвыборной кампании, которую знают избиратели.

Мне могут возразить, что избранная Верховная Рада при низком избирательном барьере будет слишком пестрой, что понизится управляемость парламентскими процессами, будет больше возможностей для спекуляций, интриг и прочее. Коллеги! Ну, во-первых, куда уж более? А во-вторых, всего этого можно избежать, если руководство Верховной Рады и комитеты возглавят опытные парламентарии, авторитетные государственники, одного слова которых достаточно, чтобы министр прибыл на заседание профильного комитета. И тогда отпадет необходимость в подписании закона №3700 о "диктатуре партийных вождей".

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • Liza_UA 2 марта, 14:27 Якби за 25 років у владі ми мали державників, то давно б і проблем не було з виборами. Але вони саме тому і є, що система заточує виборчі закони виключно для свого монополізму на владу. Найяскравіший приклад - Тимошенко. Як вона, напевно ніхто більше не гвалтував систему виборів. Саме її списки наскрізь корупційна лавочка для найогидніших злочинців і тушок, саме за її ініціативою підвищують прохідний бар'єр і вводять партійне рабство. Зараз вона зриває країну у нові вибори в першу чергу не для країни, а щоб знову торгувати списком, який вона відчула може бути більший. І вона, або хто з тої зграї захоче собі конкурентів з бар'єром у 2%? Навпаки, вони можуть ввести вічне своє депутатство з правом наслідування, це з них станеться. Відкриті списки вичистили б цю нечисть, але хто їх допустить. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Сергей Юшин 27 февраля, 19:10 Большинство позиций автора бесспорны. Но хотелось бы более глубокого раскрытия проблемы "социального лифта", поломка которого и порождает Майданы (Аристотель: граждане, исходя из своих предпосылок, раз они не получат своей доли в государственном управлении, поднимают мятеж; возмущения поднимаются вообще ради достижения равенства двоякого рода: равенство по количеству и равенство по достоинству). Так вот здесь проблема "достоинства (гідності) пассажиров социального лифта". В развитых странах исторически отработана система "пирамиды", где между уровнями имеется значительное пространство возможностей индивида. Для Российской империи (и ее производных) характерна система "снежной бабы", где связи между шарами минимальны. Замкнутые пространства подвергаются инбридингу и вырождаются. Платон (в зависимости от способностей детей) предлагал перемещать их по 4-м уровням (золото, серебро, железо, медь) независимо от статуса родителей. И как мы будем отобрать их для украинского социального лифта? Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.99
EUR 29.15