Увлеченные жизнью. Истории успеха ветеранов АТО. Киев

Алла Котляр 23 декабря 2016, 23:03
ато

Читайте также

ZN.UA продолжает серию публикаций "Увлеченные жизнью. Истории успеха ветеранов АТО". 

15 декабря в Киеве состоялся третий форум социального проекта "Воину — достойный труд" общественной организации "Центр занятости свободных людей", помогающий ветеранам АТО найти себя в мирной жизни и реализоваться — отыскать вакансию, открыть собственное дело, пройти обучающие курсы. На этом форуме, как и на двух предыдущих, демобилизовавшиеся бойцы делились своими удивительными жизненными историями, слушая которые, начинаешь верить в то, что если чего-то очень сильно захотеть и приложить к этому максимум своих усилий и немного удачи, то все непременно получится. 

Когда чиновников заменят ветераны

"Назвать свою историю успешной я могу очень условно, — говорит замглавы общественной организации "Киевский городской союз ветеранов АТО" Антон Колумбет. — Не так я себе представлял свой жизненный путь. Хотя,наверное, могло быть гораздо хуже. 

Колумбет
Антон Колумбет

До войны я работал гидом-переводчиком в Европе и России. Жизнь была веселой, туры — недорогими, Европа — доступной. Свою работу я очень любил. 

Но в марте 2014 года я вступил в ВСУ. Сначала служил в киевском городском военном комиссариате — готовили следующую волну мобилизации и пытались разобраться, что такое военкоматы. Потом, с 13 отдельным батальоном в составе 26 артиллерийской бригады, попал в АТО, где прослужил до марта 2015-го. 

Поскольку я был в первой волне мобилизации, то, соответственно, и домой пришел одним из первых. В туризм и зарабатывание денег вернуться уже не смог. Это казалось пустым и бессмысленным. 

Ребята предложили заняться общественной деятельностью. Но случилось это не сразу. Первые два месяца после возвращения просидел дома, почти не выходя из квартиры. Один раз, когда жена вытащила меня в магазин возле дома, у меня начался приступ паники — вокруг оказалось слишком много непонятных мне людей, при этом я был один и без оружия…

И тогда ребята, уже создавшие общественную организацию "Киевский городской союз ветеранов АТО", уговорили меня присоединиться к ним, сказали: если я не хочу, чтобы у меня поехала крыша, мне нужно чем-то заняться, и желательно, чтобы эта деятельность была связана с тем, ради чего все мы пошли в армию. 

Так что моя сегодняшняя деятельность — это логическое продолжение войны, но уже без оружия. Помочь хотя бы одному парню, который, вернувшись с войны, точно так же, как в свое время я, будет стоять в супермаркете в панике, — это теперь мой жизненный путь. Он хотя бы уже будет знать, что с ним происходит и почему. 

В армии я был штабным. Оперативное управление, корректировка связи и т.д. — было моей армейской работой. Сейчас я делаю то же самое — пытаюсь объединить разрозненные куски общественного ветеранского активизма. И мне приятно видеть, что в эту деятельность включается все больше ребят. Я искренне верю, что эта новая прослойка нашего общества — ветераны АТО — очень сильно всем нам поможет. 

Мне очень повезло с друзьями и знакомыми. Со многими из них я никогда бы не познакомился, если бы не война. Ведь вероятность встретиться в мирной жизни, например, у слесаря и помощника депутата — практически нулевая. Но мы не просто встретились, мы сплотились. Как говорил Э.М.Ремарк: "Единственное, что есть хорошего в войне — это товарищество". Хочется, чтобы это оставалось с нами. 

Неофициальный девиз нашей организации — "Не зря". Пытаемся делать всякие крутые проекты. Их много. Лично я веду адреналинотерапию, проект "Яркий час" — развлечения для участников АТО: вечеринки, рыбалки, сплавы, бильярды. Кроме того, я один из руководителей проекта "За ВДВ" (Ветеранів До Влади), предусматривающего обучение и устройство ветеранов АТО в органы исполнительной власти. Пока — в киевскую и краматорскую горадминистрации. Но я очень надеюсь, что лет через 10—15 чиновников у нас полностью заменят ветераны, которые готовы были за свою страну отдать жизнь. 

Путь к мечте

28-летний Александр Бортницкий (позывной Маэстро) по образованию — инженер транспорта. Увлекается музыкой, до войны пел на корпоративах. В АТО попал во второй волне мобилизации, с 26-й бригадой. В феврале 2015-го, после ранения в затылок, демобилизовался. Вернулся на работу. Но зарплату урезали в три раза. Уволился, попытался найти работу — не вышло. 

Бортницкий
Александр Бортницкий

"Главная моя мечта — петь, — говорит Александр. — Но чтобы стать певцом, нужны большие деньги. И я решил сам себе стать спонсором. Для этого нужно было свое дело. Я провел мониторинг и выбрал для себя нишу — ремонт мобильных телефонов. Но я с этим никогда не сталкивался и ничего в этом не понимал. Нашел обучающие курсы. Все они нелицензированные, и обучение стоит от 12 до 30 тыс. грн. Лишних денег у меня не было, поэтому я стал устраиваться на работу в сервисные центры. Где-то месяц поработаю, где-то — пять. Набрался азов, поработал с разными телефонами. И решил открыть свой сервисный центр. Прошел тренинг Ассамблеи инвалидов Украины и выиграл грант на оборудование для открытия собственного дела. 

Первый мастер, у которого я работал, был переселенцем из Донецка. Этим бизнесом он занимался уже год. Мы решили объединиться, и сейчас открываем новые пункты по ремонту телефонов и продаже аксессуаров, а также официальный сервисный центр в Киеве. Я почувствовал некоторую уверенность, планирую записать песню о маме на украинском языке и запустить ее на радио. Изучил законы, квоты. На юрфак пока не поступил, но копаться в законах мне нравится. 

Ребятам хотел бы сказать: кто бы что вам ни говорил — прислушивайтесь, но делайте свое, двигайтесь вперед. Если вы ничего не делаете, то доллар к вам на диван не залетит, и к своей мечте вы не приблизитесь". 

"Еще до АТО у меня появилась мечта — построить двухэтажный дом недалеко от Киева, — рассказывает 33-летний Олег Левицкий. — У нас есть 10-летний сын. И мы с женой хотим еще двоих детей — девочку и мальчика. Но в двухкомнатной квартире для них места мало. 

Левицкий
Олег Левицкий

Лет 15 я проработал на стройке — монтажником строительных конструкций. Устанавливал стелу на Майдане Независимости, строил киевский вокзал, Администрацию президента... 

Однажды начала болеть спина. И я решил попробовать работать головой. Было очень страшно — привык работать руками, а решил стать айтишником. Учил разработку программного обеспечения, потом веб-разработку. Пошло не очень. Переключился на контекстную рекламу, SMM. Получилось. Сейчас работаю вебмастером в турфирме "Роксолана". Но к мечте меня это не приблизило. 

Пошел на войну — служил в 12-м БТРО. Тоже было страшно, но пошел. Приехал в отпуск, а начальница жену (она — парикмахер) не отпускает. Требует за аренду 200 грн. Не вопрос — мы заплатили. Но осадок остался. После этого решили: нужен собственный бизнес. Предпринимательской жилки у нас не было. Было страшно. Но мы начали. Купили одну парикмахерскую, потом открыли вторую. Так мы идем к своей цели, к нашему дому. 

Каждый раз, когда я начинал что-то новое, мне было страшно. Я думал, что не смогу этого сделать. Но в результате просто поднимал свою пятую точку — и делал". 

На войне — страшнее

"Общественная организация "Обпалені війною" (г. Бородянка, Киевская область) была организована военнослужащими первой волны мобилизации и активистами-волонтерами в апреле 2014 года, — рассказывает Александр Петришин. — В военкомат мы явились еще до того, как была объявлена мобилизация. Среди нас были люди разных специальностей — инженеры, сварщики, электрики… По-разному складывались судьбы. Некоторые из нас попали в зону АТО раньше, некоторые — позже. Но прошли ее почти все, а кто-то продолжает службу и сейчас. 

Петришин
Александр Петришин

Мы поставили себе целью помогать бойцам, прежде всего — находящимся в АТО. Первая, вторая и третья волны мобилизации — были самыми трудными, требовавшими наибольшего обеспечения и помощи. 

Кроме того, мы хотели помочь семьям ребят — их детям, женам, родителям. Ведь у многих остались дома проблемы, например, материального характера. Помогали, чем могли. Зоной нашей ответственности был Бородянский район, откуда были призваны около 550 человек. 9 из них погибли, более 100 получили ранения. 

Когда улучшилось обеспечение войск, кто-то из ребят остался служить по контракту, многие демобилизовались, начали работать. Мы вчетвером решили создать арт-мастерскую. Подробнее о ней расскажет Дмитрий Покидько. А я бы хотел сказать большое спасибо нашим женам за поддержку. Без женщин мы — никуда. Если у мужика есть надежный тыл, то он сможет все". 

"Мы познакомились во время мобилизации, — рассказывает Дмитрий Покидько. — Занимались разными вещами. Я служил в 30 бригаде. Домой вернулись живыми. Однажды вчетвером сели за круглый стол и обсудили предложение Виталия Ивахненко по созданию арт-мастерской.Цель — психологическая реабилитация ребят, которые возвращаются. И сохранение их семей: у тех, кто прошел войну, проблемы в семьях возникают часто

Покидько
Дмитрий Покидько

Для начала нашли помещение, помог мэр города. Сделали сами ремонт и в сентябре начали работать. 

Я — профессиональный сварщик. С металлом — на "ты". Это очень интересный и податливый материал. Люди часто выбрасывают интересные металлические вещи, из которых можно сделать произведение искусства. Ребята приходят к нам в мастерскую, чтобы отвлечься от службы и попробовать сделать что-то своими руками по эскизу собственному или своих детей, с помощью железа, сварочного аппарата, молотка, болгарки. А мы расскажем, научим и поможем.Как показывает опыт, ребята, не имевшие до этого отношения к сварке, моментально включаются в процесс. Иногда подключаются и жены — чтобы покрасить или оформить изделие, например, кому-то на подарок, сувенир или даже на продажу. Нашими изделиями, например, заинтересовались даже в Великобритании. 

Для детей мы делаем интересные игрушки — жучков, мотоциклы, авто, даже байки большего размера, на которые можно сесть и сфотографироваться. Но больше склоняемся к художественным изделиям. Это помогает отвлекаться от темы войны. У нас уже было несколько выставок. Мы немного поездили с ними по Киевской области, и увидели, что наши изделия вызывают восторг у детей. 

Кроме того, у нас есть страницы в Фейсбук — общественная организация "Обпалені війною" и Арт-мастерская "Створи власний дивовижний світ" (СВДС — аббревиатура первых букв наших имен). Недавно мы объявили конкурс на лучший эскиз для создания памятника погибшим воинам АТО. Планируем изготовить его из железа и установить в Бородянке. 

Не менее важное направление нашей работы — показать ветеранам новые специальности. Ведь многие, возвращаясь с войны, не знают, чем заняться. Профессия сварщика приносит неплохие заработки. Если человек заинтересовался, мы предлагаем ему прийти в службу занятости, которая, в свою очередь, может направить на обучение за счет государства. Планируем обучать также кузнечному делу.

Работаем пока на чистом энтузиазме. Наша команда окончила курсы предпринимательской деятельности, и сейчас мы готовим документы для официальной регистрации нашего предприятия. В планах — сделать так, чтобы наше дело приносило доход. Ведь мы можем изготавливать не только художественные изделия, но и, например, надежные лестницы, бронедвери, балконы и так далее. В наших планах также — проект "Домашний мастер". По совету наших жен. 

свдс
СВДС

Ребятам хочу сказать: работайте. Не бойтесь. На войне было страшнее и труднее, чем открыть собственное дело. Ветераны — это те, кого невозможно запугать бюрократией или чем-то еще после того, что они видели на войне". 

Время работать головой

Марк Мельник воевал в батальоне "Азов". После возвращения из АТО основал собственное издательство "Ориентир" — издает истории побратимов об участии в войне. "Я не считаю себя ветераном. Быть ветераном неоконченной войны — как-то странно. Тем более — АТО, — говорит Марк. — До того, как начались события на Майдане, ничего особо интересного в моей жизни не было. По крайней мере, сравнивать все это с тем, что происходило на Майдане, а потом на войне, невозможно. 

Мельник
Марк Мельник

Вообще мне всегда казалось, что если человек живет не только ради удовлетворения каких-то личных, ограниченных потребностей, но меняет мир вокруг себя, двигает его, то он живет не напрасно. Поэтому меня всегда интересовали общественные организации и политические движения. Хотя сейчас я не принадлежу ни к тем, ни к другим. Занимаюсь тем, что мне нравится, и что считаю важным: издаю книги, мемуары добровольцев. Никогда раньше не думал, что буду этим заниматься. Но, очевидно, все меня к этому вело. 

До войны я ездил на заработки. Работал поваром в Нью-Йорке, потом в Польше. Не профессионально. Мне просто всегда нравилось готовить. В Украину вернулся буквально за день-два до того, как на Майдане избили студентов. Эти события изменили мою жизнь. Кроме всего прочего, в Киеве, на Майдане, я познакомился и со своей будущей женой. 

Несколько месяцев провел на Майдане, а после того, как получил ранение на Институтской, поехал домой, в Желтые Воды, — очень ватный город. Там мы создали самооборону. Собрали таких же, как мы, и проводили профилактические беседы с разными людьми. 

Но после иловайских событий все, чем я занимался, стало неактуальным. В Иловайске пропал (скорее всего, погиб) мой друг Максим. И самое разумное, что мы могли сделать, это ехать на войну и хотя бы отомстить за смерть близких нам людей. Так я, раньше всегда "косивший" от армии, оказался в "Азове". Демобилизовался оттуда спустя полтора года — в январе 2016-го, когда полк отвели от первой линии, и не было уже никакого смысла проедать казенные харчи. 

В полку (тогда еще — батальоне) я основал первую фронтовую газету "Черное солнце", она издается до сих пор, но уже другими людьми. Служил в разведдиверсионном подразделении, перевелся в медслужбу водителем. Было много интересных ситуаций. Наряду с событиями, происходившими до того, как я стал добровольцем, они вошли в небольшую книжку "Жадання фронту", которую я написал на войне. Издал ее впоследствии, скорее, для того, чтобы показать другим пишущим ребятам-добровольцам, что не нужно бояться. И даже из вот такого "письма на колене", написанного едва ли не на салфетке, можно сделать литературный текст. Если в написанном есть смысл и польза для общества. 

Собственно, моя издательская работа и состоит в том, чтобы лексически, орфографически, стилистически и т.д. привести текст в соответствие со смыслом. Все это мы делаем своими силами. Вычитка, иллюстрирование, разработка дизайна и т.д. — все это волонтерская работа. Но печать — довольно дорогая. И нужно было искать людей, которые ее смогут оплатить. Сейчас мы издали уже более 20 книг. На очереди — еще около 20. Я езжу с авторами по городам, помогаю презентовать их книги. Если человек работает, пишет, развивается интеллектуально, это нужно обязательно стимулировать. 

Моя задача — собрать как можно больше людей, которые хотят написать о войне, об этом тяжелом политическом процессе, на который мы пытаемся повлиять. Возможно, лет через 50 на основе этих книг будут писать исторические работы. Гибнут люди. И сегодня с нами нет уже тысяч тех, кто мог реально повлиять на это общество, возможно, гораздо больше, чем значительная часть из тех, кто остался жив.

Нам, тем, кто уже демобилизовался, нужно принимать участие не в разных политических акциях, которые сегодня превратились в фарс. Революция началась, но так и не была завершена. Она трансформировалась в тяжелую работу. Мы должны работать головой, интеллектуально, поднимая нашу культуру на качественно новый уровень и тем самым приближая время, когда мы сможем с гордостью сказать: государство и наше общество — такие, как мы хотим. Государство работает в наших интересах, а мы его контролируем. 

Пока наше издательство убыточно. Но я делаю то, что мне нравится. И считаю, что если то, что нам нравится, полезно для общества, что-то меняет в нем, то рано или поздно придет и успех. Мой призыв — чтобы в мирной жизни все мы занимались теми делами, которые сейчас актуальны, к которым у нас лежит душа и которые мы можем реализовать на достойном уровне. На Майдане, на войне мы поработали руками. Теперь — время работать головой". 

Жизнь после мечты

Как не дать себе развалиться и найти себя между культурологом, общественным активистом, предпринимателем и завзятым романтиком — так представил Дмитрия Лавренчука модератор форума Андрей Козинчук.

"До войны я играл в музыкальной группе, увлекался философией и литературой, окончил Киево-Могилянскую академию по специальности культурология, — рассказывает Дмитрий. — 15 лет назад, на французских курсах, познакомился с девушкой. Встретился с ней семь лет спустя, когда она уже училась в Париже. Влюбился. Но девушка вернулась в Париж — учиться и работать. 

Лавренчук
Дмитрий Лавренчук

Два года я чувствовал себя потерянным, ни на кого не обращал внимания. Но этот период был эффективным для творчества. Работал креативщиком, в рекламе. Освоил навыки веб-разработчика. Ушел в турфирму, работал интернет-маркетологом. 

Майдан случился для меня достаточно неожиданно. Я долго не обращал на него внимания. Но избиение студентов поставило меня перед выбором позиции. Я бросил работу, пошел на Майдан и чувствовал себя там на своем месте. 

Когда РФ захватила Крым, я с друзьями поехал сначала в регулярные части, где нас не взяли, а потом в "Айдар". И там я тоже чувствовал себя на своем месте, там, где это было необходимо. Страха не было. Был драйв.

27 июля под Луганском в Лутугино я получил серьезное ранение. Когда мое состояние стабилизировалось, меня отправили в Харьков. Тогда я начал снимать видеопослания. И в них часто вспоминал ту девушку с французских курсов, именем которой даже назвал гранатомет. 

В госпиталях Харькова, Киева, Ирпеня меня поражали и вдохновляли волонтеры, приходившие нас навестить. Кто-то просто благодарил, кто-то нес деньги, технику… Я пытался отказываться, но это было невозможно. Я чувствовал к этим людям безмерную благодарность. Их поддержка помогла мне вылечиться и остаться психически стабильным. 

И тогда приехала та девушка из Парижа, а через год она стала моей женой. Это оказалось для меня как благодатью, так и большой печалью. Чтобы оставаться с ней, мне нужно было забыть Украину, переехать в Париж, придумав для себя занятие там. 

И я старался — поступил на курсы IT и заочно в университет, на юриста. Готовился уехать из Украины. Но на самом деле мне хотелось остаться и пытаться влиять на события здесь, ведь дело не было закончено. Однако способ жизни любимой этого не предполагал, она меня в этом не поддерживала. Я чувствовал, что потерял себя, и понял, что переехать не смогу. Вопрос "Почему?" остается для меня открытым до сих пор. Я не потерял только честность. Она и подтолкнула меня расстаться с любимой. 

Жизнь после мечты (а ею 8 лет для меня была эта девушка) была очень сложной. Зависимость от любви я стал подменять другими — снова начал курить, пить. Испытывал постоянную тревогу, неуверенность, нерешительность, жалость к себе. 

Совсем развалиться мне не позволили обязательства перед другими — моя задействованность во многих проектах, которые я взял на себя, пытаясь заполнить образовавшуюся пустоту и найти какой-то смысл. Работать на кого-то я больше не смог. Это казалось бессмысленным. Я стал сам начинать проекты и присоединяться к тем, которые считал важными. 

Социальное поле формирует в нас определенные стереотипы. Появляется расхождение между "хочу", "могу" и "нужно". Возвращаясь с войны, многие из нас понимают, что заниматься тем, чем раньше, больше не хотят. Мне нравится цитата: для того, чтобы понять, кто ты есть, нужно отбросить то, кем ты не являешься. И я начал отходить от проектов, которые не приносили мне удовольствия от процесса. 

На определенном этапе я понял, что у меня есть возможность развивать трикотажную фабрику моего дяди. Что у меня есть тяга к литературе и нужно собирать единомышленников — так появилась литстудия "Письмо для ветеранов" (с чего начать и как писать). 

Как пиарщик и рекламщик я присоединился к проекту "Украинские генетические технологии", имеющего целью забрать 85% украинского рынка, принадлежащего россиянам.

Я делаю сайты, преподаю веб-разработку для молодых мам.Наверное, пока я не нашел для себя деятельность,которая объединяла бы все эти три составляющие — "хочу", "могу" и "нужно". Но каждому из своих проектов отдаю часть себя. Я расту. И чувствую себя свободнее от социального принуждения. Мне очень важной кажется возможность творить, создавать. Если человек не творит, он не оставляет после себя ничего". 

"Все под силу, все возможно"

А в самом конце официальной части, после презентаций потенциальных работодателей, герои самого первого форума "Увлеченные жизнью" делились с участниками нынешнего своими достижениями за полгода. 

Так, за это время книга Сергея Лоскутова "Большие собаки боятся маленьких девочек" вошла в десятку рейтинга ВВС этого года. "В своем селе открываем сейчас бесплатные курсы 3D-программирования для детей", — сообщил он. 

"У меня за это время многое изменилось, — рассказал Александр Морозов. — Пройдя 38 кругов бюрократии, я все же смог внедрить свою продукцию (салфетки для чистки оружия) в госзакупки нашей армии. Все под силу, все возможно. 

Я также запустил новый проект "Украинский народ", посвященный нашим защитникам. Это будет серия комиксов и игрушек об украинских супергероях. Ведь у нас есть множество живых примеров, достойных стать наглядным пособием для нашего подрастающего поколения". 

"Я окончил стажировку и работаю переводчиком на одном из украинских телеканалов, — поделился своими достижениями Валентин Тимофеев. — Мой уровень английского языка улучшился. И самое главное — я стал отцом, и теперь понимаю, что воспитывать ребенка —тяжкий труд. Но стоя среди ночи над кроваткой своего ребенка, понимаешь, что для своего малыша — ты самый классный супергерой".

"За эти полгода мы с моей командой "Побратимы" сформировались, выпустили очередную бригаду ветеранов, готовых работать с собой и с другими ветеранами, которые, как известно, к психологам идут очень неохотно, — рассказал модератор нынешнего и участник первого форума Андрей Козинчук. — Я также начал писать книгу "Психология — это не психолог". Очень хочу, чтобы она получилась интересной, а не нудной. Поскольку я очень ленивый, то надеюсь, что вы увидите ее хотя бы в 2018 году". 

"Я открыл массажный кабинет и поступил в Институт физкультуры, чтобы получить больший уровень знаний, чем просто сертификат массажиста, — сообщил Дмитрий Крикун. — Вдохновение понемногу стало идти на спад. И тогда я вспомнил свою детскую мечту — попасть в Книгу рекордов Украины. И я ее осуществил — сделал за 14 часов 14 минут и 14 секунд массаж запястий рук 57 женщинам".

матяш крикун
Александр Матяш, Дмитрий Крикун (слева направо)

Максим Ильченко из Краматорска, служивший в 72-й бригаде и ставший инвалидом в 25 лет, тоже не сдается. Хотя массажный кабинет для него пока остается мечтой, он также поступил в институт. 

"Пицца Ветерано" Леонида Остальцева переехала на Подол: "Открываемся снова в середине января. У меня появилась прекрасная команда. Один из работавших у меня ребят открыл собственный бизнес — у него своя кофейня. И еще двое ребят запускают мобильную пиццерию на Крещатике. Мы растем.

После встречи на форуме мы начали запускать совместные проекты по взаимной рекламе. Кроме всего прочего, в нашем сообществе образовалось еще одно сообщество. И это тоже результат предыдущей встречи. АПВА (Ассоциация предпринимателей ветеранов АТО) была запущена пару месяцев назад. Пока в ассоциации — пять бизнесов, у которых есть обязательные условия: они занимаются благотворительностью, отдавая часть выручки на какое-то хорошее дело; поддерживают других ветеранов и создают определенный бренд, означающий, что товар этой торговой марки будет сделан ответственно и качественно". 

"Если на прошлом форуме меня называли Александр Матяш, — с юмором отметил Александр, — то теперь все знают меня как Сашу-труселя. И сегодня здесь немало тех, кто носит мою продукцию. 

Что форум дал лично мне? Как правило, люди объединяются по какому-то принципу, на основе общих ценностей и интересов. В этом кругу я нашел людей, с которыми мои ценности и интересы совпадают. Людей, которые вселяют в меня уверенность. Потому что, когда я их вижу, мне хочется, как минимум, не отставать от них". 

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28