Общество-2016: 12 итоговых тезисов

Александр Шульга 28 декабря 2016, 23:01
Украина
Василий Артюшенко, ZN.UA

Читайте также

В конце года можно и нужно подвести итоги: с какими настроениями входит украинское общество в новый 2017-й? Очертим некоторые основные тренды, проявившиеся в уходящем году, не претендуя на полноту, учитывая объем статьи*.

Contra spem spero. Название известного стихотворения Леси Украинки и в этом году подходит к настроениям наших граждан, когда они думают о собственном будущем и страны. 2016-й подтверждает тенденцию, наметившуюся в 2014-м, — рост и доминирование двух чувств: тревоги и в то же время надежды. Разница только в том, что ощущение тревоги немного снизилось по понятным причинам – из-за снижения интенсивности боевых действий и урозы открытой и полномасштабной войны с Россией (по крайней мере так было до событий на Светлодарской дуге). Однако оба чувства превалируют над всеми другими и в этом году. 

Каждый сам за себя. Недоверие — еще одно сильное чувство этого года у украинцев. Фактически ко всем институтам, учреждениям, партиям и политикам. Учитывая события в стране в течение года, это недоверие только возрастало. Даже руководство государства, как выяснилось, держит деньги преимущественно в денежной наличности, а не в украинских банках.

Наши граждане до сих пор скорее доверяют лишь церкви, армии и науке. СМИ, которые до Евромайдана также вызывали скорее доверие, принесли это доверие в жертву информационной войне, и в 2016-м так и не смогли его вернуть. 

Государство в этом году сделало слишком мало для того, чтобы простой украинец перестал доверять только ближайшему окружению, находящемуся в одинаковой с ним ситуации, и волонтерам.

Сильный лидер. "Изменения должны начинаться с властной верхушки". Несмотря на хронически низкое доверие к руководству государства, украинское общество и в 2016-м придерживалось мысли, что ему нужен сильный лидер, который бы взял на себя всю полноту власти, а с ней — и полноту ответственности. При этом собственной ответственности за положение дел в стране большинство граждан не ощущают: полностью ее ощущают лишь несколько процентов, частично — треть. Потому все изменения в стране, по мнению общества, прежде всего должны начинаться не с рядовых украинцев, а с властной верхушки. Эта безответственность ярко проявляется и в процессе начатой децентрализации — мучительным созданием отдельных территориальных громад. Надежды в этой реформе на инициативу и активность людей на местах не оправдались. Местные выборы, не сопровождавшиеся яркими и шумными шоу, как президентские или парламентские, были не очень привлекательными для населения.

Реформы не той системы. Внедрение ни одной из провозглашенных реформ — ни судопроизводства, ни здравоохранения и т.п. — не набирает большинства положительных отзывов граждан. Даже реформу МВД в виде новой патрульной полиции на улицах, которую, казалось бы, можно "пощупать", считают неуспешной 65% граждан. Успешной — только 28%. Вместо оправдания высокого кредита доверия хотя бы к новым патрульным, 2016-й принес много скандалов и резонансных трагических событий при участии правоохранителей, которые были щедро раскручены как в СМИ, так и "старыми профессионалами" МВД. Все это легло на плодородную почву традиционного недоверия к правоохранительным органам. Сравнительно больше положительных оценок набирает только реформа обороноспособности Украины, которую, к счастью, наш военный противник в этом году полномасштабно не проверял. 

Тернистый путь борьбы с коррупцией. Война на Востоке Украины остается одной из главнейших проблем, которые, по мнению общества, должна решить власть. Однако, по мнению того же общества, война не может быть оправданием для медленного реформирования и прежде всего недостаточно активной борьбы с коррупцией

2016-й можно назвать Годом коррупции в Украине — пассажи о борьбе со всеми ее проявлениями стали непременной частью официального церемониала. А тем временем, вместе с определенным уменьшением до недавнего времени интенсивности боевых действий в Донбассе, аргумент войны (и связанные с ней трудности реформирования) значительно потерял свою силу для избирателей. Большинство (втрое больше опрашиваемых) считает, что элита не желает менять коррупционную систему и отказываться от сверхприбылей. Очередным сокрушительным ударом по всем стараниям властной команды продемонстрировать собственную борьбу с коррупцией в 2016-м стало внедрение обязательного е-декларирования для госслужащих. В перспективе этот шаг является действительно эффективным и незаменимым. Но после обнародования "сказочных" состояний власть имущих большего демотиватора для граждан терпеть материальные трудности ради реформ нечего и искать. Собственно, об этом и заявляют большинство украинцев — они уже не хотят и не могут терпеть трудности ради реформирования страны.

Не евроскептицизм, а євроравнодушие. Как бы кому-то ни хотелось, за год украинские граждане не стали существенным образом хуже относиться к ЕС и западному геополитическому вектору развития страны. Большинство респондентов до сих пор хотели бы, чтобы наша страна вступила в ЕС. Вместе с тем хоть какого-то улучшения отношения к евразийскому геополитическому направлению движения Украины по понятным причинам не наблюдается. Хотя за последние несколько лет увеличилась доля граждан, которые хотели бы, чтобы страна не вступала ни в ЕС, ни в Таможенный союз с Россией и другими постсоветскими странами. Сейчас она составляет около трети опрошенных. Однако нынешние настроения украинского общества являются скорее равнодушием, которое они все больше проявляют по поводу решения европейцев относительно т.н. безвизового режима для нашей страны. Это не отказ населения от Европы, которая за годы независимости для обычного украинца стала едва ли не Эльдорадо. Это осознание того, что, вопреки красивым словам с властных трибун, преимуществами либерализации визового режима абсолютное большинство украинцев при своем нынешнем материальном положении воспользоваться не сможет. Те же, кто хочет выехать на заработки, сделают это в любом случае, независимо от внедрения краткосрочных безвизовых путешествий в Европу. 

Донбасс вернуть нельзя сдавать. В украинском обществе так и не сложилось большинство, которое выбрало бы один из трех обобщенных вариантов решения проблемы некоторых районов Донецкой и Луганской областей — войны до победного конца, предоставления им особого статуса, замораживания конфликта и блокады этих территорий. В целом на это трудно было надеяться в условиях, когда четкого и консолидированного представления о решении проблемы Донбасса без огромных человеческих и политических потерь нет у самого украинского истеблишмента. Ситуацию усложняет и то, что большинство населения не понимает, в чем заключаются Минские договоренности, и, как следствие, относится к ним негативно или нейтрально. Единственный четкий запрос общества — мир. Но тех, кто настроен возвращать захваченные территории с оружием в руках лично, нельзя назвать даже сопоставимым большинством. Проблема только в том, что для одних мир — это мир на собственных условиях, а для других мир — это война. 

Доверие к власти: терминальная стадия. 2016-й окончательно подтвердил тенденцию прохождения действующей властью во главе с президентом П.Порошенко всех этапов, которые проходили и предшественники: короткий "медовый месяц", оплаченный кредитом доверия граждан, их высокими ожиданиями от смены власти и верой в реальные перемены; короткий этап паритета, когда доверие и недоверие к властной команде уравнялись; этап недоверия, когда число негативно настроенных граждан начинает превышать число тех, кто власти скорее доверяет. Нынешний год показал переход к четвертому этапу отношения граждан к власти — условно обозначим его как "терминальный". Он характеризуется тем, что абсолютное большинство деятельностью действующих главы государства и правительства полностью или скорее недовольно. Таких на конец года — 81%. Противоположного мнения придерживаются только 16%.

Как следствие — на этом этапе сопоставимое большинство хочет досрочных выборов — как парламентских, так и президентских, а также не желает переизбрания действующего президента на второй срок. В общем, те самые этапы пережил и В.Янукович, у которого после двух лет президентства были очень похожие показатели, и в условном втором туре он проигрывал всем троим главным соперникам, прежде всего — В.Кличко. Однако за последний год ни один из возможных соперников П.Порошенко на следующих (очередных или внеочередных) выборах не смог обеспечить себе значительной отрыв в рейтингах. Главной причиной можно назвать то, что ни один из них не является "новым лицом" и не может похвалиться принципиальным отличием от действующей властной команды. Из-за этого — разочарование в имеющихся на этот момент вариантах выбора в случае, если будет второй тур. Около 60% граждан либо вообще не участвовали бы в нем, либо не могут определиться с выбором. 

Популизм всему голова. Этот год часть партий заканчивает с ростом своего рейтинга, тогда как рейтинг провластной политической силы после стремительного падения в 2015-м несколько стабилизировался на уровне 10–12%. Радоваться "оппозиционным" политическим силам по этому поводу рано, ведь рейтинги получены во время электорального "межсезонья", когда не задействованы на полную предвыборную мощность такие сверхважные факторы украинской действительности, как административный ресурс, подкуп избирателей и грязные пиар-технологии с массированным сливом компромата. 

Имеющиеся рейтинги на самом деле свидетельствуют о том, что и в 2016-м популизм был в тренде: самые смелые обещания вместе с беспощадной критикой власти давали свои дивиденды в виде номинального роста показателей на воображаемых парламентских или президентских выборах. Массового осознания избирателями того факта, что отказ от популизма не просто является шагом этически правильным, но и залогом дальнейшего выживания страны, в этом году не произошло. Проще говоря, украинский избиратель так и не понял, что при имеющемся системном общественно-экономическом кризисе уже просто не может себе позволить голосовать за тех, кто предлагает ему самые легкие решения сложнейших проблем.

"Не сотвори себе кумира" снова не работает. Украинцы каждый раз создают себе кумиров, в которых потом разочаровываются, однако огорчаются этим не слишком долго — довольно быстро появляются новые кумиры. Так было все годы независимости, и этот год не стал исключением. Правда, за неимением новых лиц, кумиров тоже было немного. Прежде всего — Надежда Савченко, за год прошедшая путь от 10% доверия и поддержки до 1–2%. Стремительный взлет ее рейтинга и такое же стремительное падение демонстрируют всю иррациональность политического сознания наших граждан, что все эти годы делало их подверженными манипулятивным и грязным предвыборным технологиям. Читать программы партий, а не только их слоганы (впрочем, программы партий и их реальные действия — не меньшая проблема) подавляющее большинство избирателей так и не начало. Мимикрирование политических проектов в политические партии доминировало и в этом году. Осознание же значительными массами и прослойками своих групповых интересов и группирования на их основе в политические проекты в основном находится на начальном этапе. Как, собственно, и в минувшую четверть столетия. 

Нереализованный протестный потенциал. Украинские граждане всегда были недовольны властью. А особенно той, которая уже проработала несколько лет и показала себя. 2016-й не стал исключением, тем более при наличии глубокого экономического кризиса. Вместе с тем он не стал и годом досрочных выборов и массовых акций протеста, на что надеялась большая часть украинского политикума. Лучшее тому подтверждение — провал "оппозиционных" сил в организации протестов в ноябре и соответствующая реакция на это общества. Сопоставимое большинство считает акции проплаченными и только треть — настоящими и стихийными. В целом именно треть населения с незначительными колебаниями демонстрировала постоянную номинальную готовность к акциям протеста весь
2016-й. Причина нереализованности этого значительного потенциала заключается не в хитрых действиях властного режима, а в кризисе как оппозиционной идеи, так и ее лидеров. Материальные мотивы — повышение коммунальных тарифов — не стали движущей силой, которая смогла бы поднять большие протестные массы. Очевидно, что в такой идее должен преобладать не материальный, а моральный фактор. А политики такой идеи неудовлетворенным гражданам в этом году не предложили. 

Государство — общество: связь плохая. Цивилизованный диалог между государством и обществом не состоялся. Борьба государства с нарушениями законов в подавляющем большинстве случаев происходит также с нарушениями, на что граждане отвечают очередными нарушениями. Без налаживания цивилизованного диалога, при отсутствии действенных правовых механизмов взаимной ответственности, Майданы, пусть даже и мини-майданы предпринимателей или вкладчиков обанкротившегося банка, будут оставаться единственным доступным гражданам действенным механизмом для отстаивания своих интересов, а потому будут стихийно возникать и в дальнейшем. 

Без реального верховенства права и уверенности в этом граждан демократия невозможна. При отсутствии правового государства неизбежно возникает или авторитаризм, или охлократия. 2016-й год принес больше последней. Принесет ли 2017-й больше авторитаризма?

*В статье используются данные исследований Института социологии НАН Украины, Киевского международного института социологии, Социологической группы Рейтинг, Социологической службы Центра Разумкова, Фонда "Демократические инициативы имени Илько Кучерива", проводившихся в течение 2016 г. 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.98
EUR 28.62