ЖИЗНЬ, ОБРАЩЕННАЯ В ДИСЦИПЛИНУ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Константин Родик 21 октября 1994, 00:00

Читайте также

Минуло 175 лет со дня рождения Миколы Терещенко - едва ли не крупнейшего украинского промышленника, благотворителя и мецената начала столетия, Почетного гражданина старого Киева. По этому случаю киевский Музей русского искусства устроил юбилейную выставку.

Эти пять экспозиционных залов - как бы иллюстрация к актуальному императиву сегодняшнего дня: Украине, чтобы подняться на ноги, нужна национальная элита. Эти залы - репрезентация настоящего благородства, возможного при свободе человеческого выбора. Выбора, основывающегося на фундаментальном грунте свободного мира - частной собственности. Род Терещенко - это блестящее доказательство теоремы «Сделай себя сам».

Корни его идут из среднего казацкого сословия гетманского Глухова. Дед Миколы Терещенко, Яков, первым перешел от натурального хозяйствования к специализации - сахаропроизводству. Его сын, Артемий, развил семейное дело до государственного мерила, за что и получил от императора Александра II дворянский титул. А уже Микола Артемьевич стал крупнейшим в Европе производителем сахара и муки, а следовательно, одним из крепчайших камешков в экономическом фундаменте государства.

Он был творцом своей жизни. И понимал, что стабильно улучшать его можно только совместно с параллельным повышением окружающего благосостояния. Условия труда на Терещенковых предприятиях были передовыми даже не по российским, а по европейским меркам. Ресурс «ноу-хау» закладывался такой, что многие из его сахароварень работают и поныне. Перечислять все построенные Миколой Терещенко церкви, приюты - долгое дело. Достаточно вспомнить, что благодаря ему мы имеем в Киеве Владимирский собор, Музей украинского искусства, политехникум, театральный институт. Он выделил на нужды Киева 2 млн. рублей, в то время, как годовой бюджет города состоял тогда из одного миллиона.

Уже в этом столетии род Терещенко переплелся с гетманскими семьями Хоменко и Апостолов. И каждый член этой большой семьи приумножал не только ее экономический потенциал, а как бы соревновался друг с другом размахом своей филантропической деятельности. Их частные коллекции произведений искусств, которые уже тогда раз в неделю открывались для всех желающих, стояли в одном ряду со славными московскими собраниями - Морозова, Третьяковых. На выставке представлено лучшее из того, что они открыли, поддержали, в конце концов, сохранили - для нас, нынешних. Крамской, Шишкин, Поленов, Врубель, Верещагин - хрестоматийные вершины искусства на рубеже столетий.

Однако едва ли не сильнее всего поражают на этой выставке портреты самих Терещенков - живописные и светописные. Уверенный, раскованный вид и спокойная мудрость взгляда распространяют силовую ауру интеллекта. О таких людях, элите, испанский философ Ортега-и-Гасет говорил: настоящий шляхтич - это человек усилия, его жизнь обращена в дисциплину. И еще: «Шляхтичи - это люди, достойные удивления за их отвагу, за их способность властительства, за их чувство ответственности».

Эта ответственность в глазах, глядящих на нас со стен Терещинковой выставки. И становится понятным, почему во многих воспоминаниях современников Микола Артемьевич Терещенко запечатлелся не как действительный тайный советник и кавалер высочайших орденов империи, а как «старый Микола».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60