Ясмина Михайлович: «Как душеприказчик и наследница авторских прав Милорада Павича я просто обязана осуществить его желание и приехать в Украину!»

Сергей Курбатов 2 марта 2012, 14:39
11-3.jpg

Читайте также

Холодный январь 2012 года в Белграде контрастирует с теплой, веселой и несколько богемной атмосферой кафе «Нушич» на улице Бранислава Нушича, где мы беседуем с известной писательницей, вдовой Милорада Павича, Ясминой Михайлович. Переводить с сербского языка нам помогает бывшая киевлянка Екатерина Глушаева и… окружающая обстановка.

— В Украине любят творчество Милорада Павича, и ваш покорный слуга является лишь одним из многочисленных почитателей его романов и рассказов. Хотелось бы узнать, является ли эта любовь взаимной, и какое место занимала Украина в жизни автора «Хазарского словаря»?

— Мне очень приятно говорить о научных, литературных и исторических связях с Украиной моего супруга. Милорад был одним из основателей и первым президентом Общества сербско-украинской дружбы и уделял много внимания культурным связям между нашими народами. Практически все его произведения переведены на русский и украинский языки, а их публикации в Украине чаще всего осуществлялись издательством «Фолио». Переводами и изучением творчества Павича в вашей стране занимались многие исследователи. В первую очередь я хотела бы назвать Аллу Татаренко и Павла Рудякова. Кстати, на официальном сайте Милорада Павича есть специальный раздел, посвященный украинским публикациям о нем, в том числе и ваше эссе его памяти, опубликованное в «Зеркале недели».

Примерно пять лет назад планировалась поездка Милорада Павича в Киев и цикл его лекций в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. Милорад очень радовался возможности посетить Украину, ждал этого визита, но буквально в последний момент поездку пришлось отменить из-за состояния его здоровья. Как душеприказчик и наследница авторских прав я просто обязана осуществить его желание и приехать в Украину!

— Ясмина, хотел бы задать вам личный вопрос: как вы познакомились с Милорадом Павичем?

— Я восхищалась творчеством и литературными находками Павича, моя дипломная работа была посвящена его текстам. И вот однажды мне пришла идея пошить платье по мотивам одного из его рассказов. Этот рассказ был посвящен карте Белграда. Я перенесла карту на ткань и с помощью подруги пошила это платье. Таким образом, я пришла на встречу с Милорадом очень подготовленной, в прямом смысле одетой в его текст. Я была его текстом!

Но с момента нашего первого знакомства до начала отношений прошло целых пять лет. Из-за большой разницы в возрасте эти отношения казались просто невозможными. Мы прожили эти пять лет в каком-то вакууме. И тут в нашу судьбу вмешалась сербско-украинская связь, которая для меня стала связью любовной. Между прочим, я впервые публично говорю об этом! На ужине после заседания Общества сербско-украинской дружбы, где председательствовал Милорад, мы поняли, что должны быть вместе. И после этого прожили в счастливом браке 17 лет.

— Вы сказали, что сначала полюбили тексты Милорада Павича, а потом в вашей жизни появился человек Милорад Павич. Отличался ли этот человек от его текстов?

— Это очень уместный вопрос. Когда мы начали жить с Милорадом, мне было 32, а ему — 62 года. Кроме того, он был прославленный сербский писатель, кумир для многих любителей литературы. Действительно, между восприятием человека поклонниками и близкими людьми часто существует некий зазор, и в повседневной жизни знаменитый человек часто не совсем такой, каким он кажется на экране телевизора. Это касается не только писателей, но и актеров, спортсменов, да и всех публичных людей. В нашем же с Милорадом случае это было нечто особенное, настоящая большая любовь, которая очень редко случается. И эта любовь продолжилась в совместном творчестве — несмотря на разницу литературных стилей, мы написали и издали две книги.

Вы замечали, что главные герои Павича — женщины? В своем творчестве он искал некую гармонию полов. Он хотел создать андрогина, который бы воплощал целостность человеческой натуры. После смерти Милорада я осталась без своей половины, но каким-то образом Милорад перешел в меня. Вот только не уверена, смогла ли я перейти в него. Сейчас, через два года после смерти Павича, как наследница его авторских прав я практически каждый день встречаюсь с ним. Даже с юридической точки зрения у меня две личности. Причем по сербским законам, будучи наследницей авторских прав Милорада Павича, я, Ясмина Михайлович, не могу получать гонорары за публикацию своих собственных произведений. Гонорары мне положены только за публикацию произведений Милорада Павича. На домашнем компьютере у меня есть уникальная опция — «переключить личность». Таким образом, в метафизическом смысле во мне сосуществуют два человека, две личности и два пола.

— Очень хорошо помню как после публикации эссе памяти Милорада Павича я получил мейл… от самого Милорада Павича. Письмо было от вас, однако тогда я даже предположить не мог столь глубокую метафизическую подоплеку!

— Да, это так. Милорад похоронен на аллее великих людей в Белграде. Когда возник вопрос о памятнике на его могиле, я запретила писать даты рождения и смерти. Я имела на это право! Милорад считал, что жизнь, как роман или рассказ, не должна иметь конец. Эту бесконечность и воплощает отсутствие традиционных дат на его могильной плите.

— Творчество Милорада Павича является самобытным и многогранным. А есть ли у Ясмины Михайлович любимая книга Павича?

— Вы задаете сложный вопрос. Как уже было сказано, я влюбилась сначала в слова Павича. Но после того как мы начали жить вместе, уже не могла читать тексты Милорада как обычный читатель. Сейчас, как его душеприказчица, я тоже не могу быть обычным читателем. Милорад посвятил мне роман «Другое тело», драму «Вечность и еще один день», ряд рассказов. Практически во всех книгах, написанных Павичем в последние семнадцать лет жизни, мы переплетаемся. Поэтому после его смерти я еще ни разу не отважилась перечитать эти книги. Но ваш вопрос был о любимых книгах — честно говоря, я больше всего люблю его рассказы. Как по мне, Милорад Павич является одним из наиболее интересных рассказчиков коротких историй в мировой литературе!

— Книгой, прославившей Милорада Павича во всем мире, стал вышедший в 1984 году роман «Хазарский словарь». Вы как-то сказали, что временами чувствуете себя принцессой Атех. Почему?

— Практически в каждой героине Павича живет принцесса Атех, и он искал ее всю жизнь, пока мы не встретились. Я могу вполне убедительно доказать, что принцесса Атех — это я.

Если вы помните, принцесса Атех в романе возглавляла секту ловцов снов. Сейчас я получаю (в основном по электронной почте) много писем от людей, которым снится Милорад. И в этих снах, независимо от того, кому они снятся, я вижу настоящего, живого Милорада. Эти сны войдут в новую книгу, которая вскоре будет опубликована. То есть я в данном случае выступаю как собиратель и редактор чужих снов о Павиче. Вопрос, волнующий меня в данной связи, — кто будет автором этой книги? Ведь в какой-то степени Милорад продолжает писать — теперь уже через ловцов снов о нем!

— Ясмина, мы много говорили о вас как о женской ипостаси Милорада Павича. Но, насколько мне известно, кроме всего прочего, вы являетесь интересным и самобытным автором. Расскажите, пожалуйста, о своем творчестве!

— Мне очень часто задают этот вопрос: мол, не так уж часто два писателя живут и творят вместе. Писать — это значит находиться в страшном одиночестве. Поскольку Милорад время от времени уходил в это одиночество, к своим литературным героям, я тоже начала писать беллетристику. Совместно мы написали две книги, и читатель, который их прочтет, наверняка поймет, что речь идет о двух абсолютно разных литературных стилях. Ваш читатель может также ощутить эти отличия, так как мой роман «Парижский поцелуй» переведен на русский язык. Сейчас, когда я читаю на литературных форумах отзывы вроде: «Эта книга абсолютно не похожа на тексты Павича!», мне становится смешно. Читатели почему-то ожидают, что я буду подражать его стилю. Мне кажется, поэтому русская литературная критика настороженно восприняла мой роман. Если кратко сформулировать различие наших стилей, то я — человек, который из реальности делает литературу, Милорад же был человеком, создающим из литературы реальность. Наверное поэтому в моих произведениях Милорад Павич является частым литературным героем под своим реальным именем.

— Какие ваши любимые писатели, кроме Милорада Павича?

— Я неоднократно говорила и писала о том, что у меня два литературных кумира: Павич и Булгаков. Очень люблю перечитывать «Мастера и Маргариту». Кроме того, мне нравятся так называемые скучные романы Умберто Эко (между прочим, они были знакомы с Милорадом и периодически общались), а также книги Дэна Брауна. Я разделяю идею последнего о наличии мужского и женского начал в христианстве. Близким мне является и творчество сербских писательниц, среди которых самая любимая — Елена Димитриевич. Наверное вам это имя ни о чем не говорит, но ее книга «Письма из Ниша» стала для меня открытием (возможно потому что я сама родилась в этом городе).

— Как показал Милорад Павич, текст можно перевести с мужского языка на женский, и наоборот. Но не менее сложной проблемой является перевод текста на иностранные языки. Какие чувства возникают у вас при виде многочисленных переводов книг Павича?

— Книги Милорада переведены на большинство языков мира. Часто нам присылали книги, даже названия которых мы не могли понять — например, в случаях перевода иероглифической письменностью. Относительно качества перевода сам Милорад говорил, что хороший текст может выдержать даже посредственный перевод, ибо несет значительный смысл. Он тщательно контролировал переводы своих книг на английский, русский, французский и немецкий языки, так как отлично ими владел. Кстати, большинство переводчиков книг Павича — женщины, что чрезвычайно радовало Милорада. Он считал, что чувственное женское начало обязательно должно присутствовать в литературе, придавать ей целостность.

Милорад был убежден, что это единство мужского и женского начал присуще развитию мировой литературы с момента ее возникновения. Он был убежден, что существовали два Гомера: мужской и женский. Первый написал «Илиаду», а второй «Одиссею». Эти книги слишком разнятся по стилю и эмоциональному фону, чтобы быть творением одного автора. И это — лишь одна из тайн андрогина, открывшихся Милораду Павичу в истории мировой литературы!

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.12
EUR 29.31