КРУШЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НОВАЯ КНИГА ЛУИСА КОРВАЛАНА

Анатолий Медведенко 21 октября 1994, 00:00

Читайте также

Недавно появившийся в книжных магазинах Чили труд Л.Корвалана «Крушение советской власти» представляет интерес с нескольких точек зрения.

Это едва ли не первая в Латинской Америке попытка объяснить, что же произошло в «некогда мощном Советском Союзе», какие причины и обстоятельства привели к неожиданному и скоропалительному, на первый взгляд, распаду ведущей державы мира. То есть дать ответ на вопрос, волнующий сейчас десятки, если не сотни миллионов людей.

В то же время автор - в недавнем прошлом руководитель Коммунистической партии Чили, одной из крупнейших коммунистических организаций не только в Латинской Америке (это тоже в прошлом). Луис Корвалана возглавлял чилийских коммунистов с 1958 по 1989 год. При этом важно подчеркнуть, что Компартия Чили, ее руководство и, прежде всего, генеральный секретарь Л.Корвалан по главным вопросам международного и внутриполитического характера неизменно поддерживали КПСС и Советский Союз - во всяком случае публично.

Автор заранее оговаривается, что не претендует на глубокий анализ темы: «Ни как коммунист с более чем 60-летним стажем, ни как человек, проживший несколько лет в Советском Союзе, я не могу говорить об этом явлении как. всезнающий аналитик, не могу рассеять все сомнения и ответить на все вопросы, которые мне задают и которые я задаю сам себе. Я убежден в том, что этот факт не объясним и для тысяч коммунистов, социалистов, для любого честного человека, кто видел в Советском Союзе мощное государство, игравшее на международной арене важную роль в защите мира, выступавшего как противовес империалистической мощи». «Но ясно одно, - продолжает автор, - крушение советской власти, дезинтеграция великого государства, появившегося после Октябрьской революции 1917 года в России, - международное событие, не имеющее аналогов во второй половине XX века».

По утверждению Л.Корвалана, этот «взрыв потряс весь мир. Но наибольший удар был нанесен по коммунистам. Он явился фактором кризиса в коммунистических партиях. Дезориентировал многих людей, которые впали в пассивность и бездействие. Я убежден, что члены нашей партии, большая часть моих соотечественников, которые верили каждому нашему слову, не поймут, как же стало возможным, что мы были такими энтузиастами и решительными защитниками Советского Союза, страстными пропагандистами всех его успехов, были друзьями в горе и счастье, союзниками при всех обстоятельствах».

Несмотря на то, что он прожил шесть лет в Москве и бесчисленное число раз приезжал в Советский Союз, ни он, ни его соратники, утверждает бывший генеральный секретарь КПЧ, не знали реальную советскую действительность, были знакомы только с ее внешней стороной, на которую смотрели из окон гостиниц, дач, домов отдыха ЦК КПСС. Именно поэтому для руководства Компартии Чили стало откровением заявление М.Горбачева о необходимости «перестройки». «Те, кто пользовался гостеприимством Советского Союза, видели в этой евразийской стране великую державу, которая достигла важного уровня прогресса и благосостояния для своего народа. Можно было видеть и критиковать некоторые несовершенства, некоторый недостаток продуктов или их плохое качество. Но мы видели восхитительную конструкцию социализма с его бесплатными образованием, здравоохранением, привилегированным положением детей, мы видели большое и щедрое сердце народа, который был солидарен с демократической Чили и со всеми, кто боролся за свободу и социальную справедливость. И это было не зеркальное отражение, это было, по нашему мнению, реальностью. Поэтому нас удивило то, что Горбачев заговорил о застойном периоде во время правления Леонида Ильича Брежнева. Стало ясно, что официальные сообщения об экономическом положении страны не отражали действительности. Вскоре мы узнали о том, что руководство КПСС снабжало нас недостоверной информацией и о других сторонах советской действительности. Оказалось, что мы просто слепо верили Советскому Союзу и Коммунистической партии. Это открытие для нас явилось настоящим шоком».

Луис Корвалан несколько лукавит, когда говорит о своем незнании ситуации в СССР. В июле 1989 года мне довелось встречаться с автором книги. Наша встреча проходила в одном из номеров гостиницы ЦК КПСС, где сейчас находиться «Президент-Отель», на улице Димитрова. Разговор, естественно, зашел о «перестройке», которая уже тогда стала пробуксовывать. Мой собеседник дал довольно точный анализ происходящих событий и прогноз возможного их развития, заметив, что если Горбачев не проявит решительность, то все его задумки закончатся крахом. Нельзя сказать, что Луис Корвалан поддерживал все начинания генерального секретаря ЦК КПСС, но то, что система нуждалась в усовершенствовании, он не отрицал. Мне запомнились сказанные им слова о том, что он не разделял и не разделяет принципа «диктатуры пролетариата», заявив, что социализм в его понимании - это демократия большинства, которая должна реализовываться в Советах, но им, к сожалению, так и не дали развиться. Л.Корвалан не скрывал, что ему не по душе «забюрократизированность» КПСС, которая «оторвалась от народа и превратилась в партию власти» замкнутую государственную организацию со специфическими для нее законами и правилами поведения».

Луис Корвалан, тем не менее, утверждает, что все это «не означает провал и тем более конец социализма как такового. Речь идет лишь о провале определенного типа социализма, для которого был характерен бюрократизм, который был отдален от народа. И то, что произошло в Советском Союзе, какую бы боль и трагедию оно с собой ни принесло, в конечном итоге должно стать большим уроком для истории».

Одну из глав своей книги Луис Корвалан назвал «Колосс на глиняных ногах». Напомнив о публикации во французской «Монд дипломатик», появившейся в декабре 1991 года и озаглавленной «Три дня, которые потрясли весь мир», Л.Корвалан пишет: «В 1917 году потребовалось 10 дней, чтобы потрясти мир, а сейчас оказалось достаточно лишь три дня». Но о каких днях идет речь? О тех ли, когда советский режим был приговорен к смерти, а точнее, когда Горбачев находился в заточении? Или когда Ельцин поднялся на танк и призывал военных и гражданских защищать Дом правительства Российской Федерации и с этого момента стал реальным лидером в государстве? Или когда был подписан декрет о запрете КПСС? Или 8 декабря, когда президенты России, Украины и Белоруссии договорились создать Союз Независимых Государств, заменивший СССР? Или 24 декабря того же года, когда Горбачев подал в отставку с несуществующего уже поста президента Советского Союза? Или когда с одобрения Кремля пала Берлинская «Стена, а может быть, еще раньше - когда Горбачев провозгласил перестройку или даже тогда, когда человек с отметиной на лбу занял пост генерального секретаря ЦК КПСС?

И, наконец, кто конкретно повинен в этой трагедии? Одни считают, что персональную ответственность несут Сталин, Брежнев, Горбачев, называют даже Ленина. Другие винят идеологию, коммунизм, которые продемонстрировали свою неспособность разрешить проблемы общества и отдельного человека.

Луис Корвалан пытается сквозь призму истории Советского Союза, анализ основных его этапов (надо сказать, поверхностный, беглый) найти ответы на эти вопросы. Он рассматривает периоды правления Сталина, Хрущева, Брежнева, считая, что на каждом из этих этапов закладывались основы будущего распада государства. В частности, он выражает недоумение культом Л.Брежнева, особенно в последние годы его жизни. «Нам трудно было понять, почему Брежнев оставался на своем посту, будучи в таком состоянии, почему он удостаивался таких почестей, будто никогда не было XX съезда КПСС...».

Автор признается, что он, как и многие руководители зарубежных компартий, участвовал в этом процессе. «Когда мы в декабре 1976 года находились в Москве, Международный отдел ЦК КПСС попросил нас выступить с приветствием в адрес Брежнева либо направить по случаю его дня рождения восторженное послание. Мы же на правах гостей не могли отказать хозяевам в такой просьбе».

Это недоумение выглядит натянутым, если учесть, что, как пишет сам Л.Корвалан, именно в период «эры Брежнева» отношения между КПСС и КПЧ были самые тесные и дружественные. Об этом говорит хотя бы то, что Чили трижды посещала партийная делегация: в 1965 году - во главе с членом Политбюро ЦК КПСС А.П.Кириленко для участия в работе XIII съезда КПЧ; в 1969 году - во главе с членом Политбюро ЦК КПСС М.С.Соломенцевым для участия в работе XVI съезда КПЧ и в 1972 году - вновь во главе с А.Кириленко для участия в праздновании 50-летия компартии. Ни до этого, ни после, ни одну латиноамериканскую страну (за исключением Кубы) не посещали ни делегации, ни представители КПСС столь высокого ранга. Да и сам Корвалан был вхож в высокие кабинеты на Старой площади, неоднократно встречался с Л.И.Брежневым. Одна из таких встреч состоялась в конце декабря 1976 года. Она широко освещалась всеми средствами массовой информации. Речь идет о приеме Л.Брежневым Л.Корвалана, которого незадолго до этого выпустили из концлагеря в обмен на В.Буковского. На экране телевизоров миллионы людей могли видеть плачущего от радости генерального секретаря ЦК КПСС, который обнимал Л.Корвалана.

«Досталось» от Л.Корвалана и М.Горбачеву. «Главная ответственность Горбачева, - пишет бывший руководитель чилийских коммунистов, - состоит в том, что он не начал перестройку с партии, не позаботился о том или не сумел сделать так, чтобы партия взяла на себя ответственность за этот процесс на всех его уровнях. Видимо, он верил в то, что было достаточно, чтобы ЦК дал «зеленый свет», и все существующие механизмы заработают, как это было в прежние времена. Это что: недооценка партии? Или переоценка своих способностей? Было и то, и другое. Как бы там ни было, перестройка провалилась, и этот провал повлек за собой крушение и советского режима, и Советского Союза, так как, если говорить между нами, коммунистами, партия не оказалась на высоте событий. И Горбачев тоже».

По мнению автора, в трагической судьбе бывшего Советского Союза есть и другие причины. В их числе - экономическая и политическая отсталость царской России, ее традиционная приверженность диктаторским формам правления. К этому следует добавить окружение, в котором находилось молодое государство, необходимость выделения огромных средств на нужды обороны, многонациональный состав страны. Все это, считает Л.Корвалан, и предопределило становление тоталитарной государственности СССР.

Вместе с тем в книге есть две главы, названия которых говорят сами за себя, - «Главные ошибки» и «Основной виновник». В первой из них Луис Корвалан утверждает, что «одна из негативных деформаций, которые были допущены в процессе построения социализма, связана с проблемой собственности». Даже маленькие киоски, где продавались газеты и шнурки от ботинок, принадлежали государству. Именно государственная собственность, сковывая инициативу народа, который фактически был отчужден от собственности в совокупности с фетишизированием государственного планирования, привела к экономическому застою в стране. Государственная собственность повинна также в том, считает Л.Корвалан, что «из поля зрения государства выпала конкретная личность, человек, во имя интересов которого и замысливался социализм. На каком-то этапе такой подход был оправдан: война, период становления народного хозяйства. Народ понимал необходимость самопожертвования и с пониманием относился к системе. Но проблема заключалась в том, что этот временный период становился постоянным, и жизнь конкретного индивидуума теряла свой смысл».

Во второй главе Луис Корвалан еще более категоричен, когда заявляет (вернее, повторяет): «У нас нет другого выхода, как признать, что Коммунистическая партия Советского Союза несет главную ответственность за крушение социализма в своей стране и Восточной Европе».

По мнению Л.Корвалана, компартия Советского Союза отвечала своему предназначению и была созидающей силой в тот период, когда ее возглавлял Ленин. Бывший генсек КПЧ допускает, что какое-то время после кончины Ленина КПСС еще оставалась такой же. «Но не вызывает никакого сомнения, что после Ленина в партии появились черты, а они с каждым годом доминировали, которые в конечном итоге отделили ее от народа и покончили с коммунистической партией как таковой, чтобы превратится в бюрократический организм, в аппарат власти, в обыкновенную административную машину».

Отметив, что «советская власть рухнула без славы», что «она не защищалась или не сумела защитить себя», Луис Корвалан, тем не менее, убежден в дееспособности социализма: «Несмотря на недостатки социалистической системы, всевозможные деформации и отклонения, допускавшиеся в ходе строительства социализма в СССР, вопреки жестокости и зверствам, преступлениям и ошибкам, допущенным Сталиным, баланс в мировой истории все же будет на стороне великих заслуг СССР. Его подвиг заключается в том, что народ избавлен от темноты и отсталости в такой короткий срок, как жизнь одного поколения, что была доказана возможность построения общества без эксплуататоров и эксплуатации, в том, что только одно присутствие Советского Союза вдохновляло многие народы мира и стран на борьбу за независимость, против колониализма. И навсегда в исторической памяти останется подвиг советских людей, противостоявших Гитлеру и спасших мир от нацизма».

С распадом СССР, исчезновением КПСС существование многих коммунистических партий оказалось не только проблематичным, но и невозможным. Он, однако, оговаривается, что далеко не все коммунистические партии безоговорочно следовали в фарватере КПСС. В частности, называет компартии Китая, Вьетнама, Кубы, Франции, Италии, Югославии, Индонезии, Японии, которые стремились сохранить свою самостоятельность.

В их числе, как ни странно, фигурирует и компартия Чили (вспомним о словах Л.Корвалана, сказанных в начале книги: «Мы слепо верили КПСС и Советскому Союзу»). Бывший генеральный секретарь КПЧ пытается убедить читателя в том, что чилийские коммунисты не во всем поддерживали КПСС. Выясняется, например, что у них было особое мнение в отношении так называемого «реального социализма». Они не считали, что коммунисты должны играть авангардную роль в обществе. Напротив, ее должны разделять все демократические партии. КПЧ никогда не выступала за приоритет государственной формы собственности, считала, что должна уважаться частная собственность средних и мелких предпринимателей, не отстаивала идею диктатуры пролетариата и т.д. Одним словом, подытоживает Л.Корвалан, советская модель социализма - это не наша модель.

Что же касается внешней политики, то, как признается Л.Корвалан, «наша поддержка шагов и инициативы КПСС и Советского Союза иногда была механической, необдуманной». В числе этих инициатив он называет пакт о ненападении с Германией, события в Венгрии в 1956 году, Чехословакии - в 1968 году, Афганистане - в 1979 году. Тем не менее, он приводит ряд примеров, когда КПЧ не соглашалась с КПСС: позиция в отношении Союза коммунистов Югославии, деятелей искусств (в частности, «дело Даниэля и Синявского», соцреализм).

Более того, он утверждает, что в середине 1960-х годов чилийские коммунисты уже не воспринимали КПСС как авангард международного коммунистического движения. Стали укрепляться отношения КПЧ с различными партиями - «диссидентами», например, Вьетнама, Кубы. «Но, - извиняется Л.Корвалан, - старые идеи и привычки не исчезают легко и быстро. Этим объясняется, что во время моего первого визита в ГДР после освобождения из концлагеря «Трес Аламос» мы подписали совместную декларацию с СЕПГ, в которой снова заговорили об авангардной роли КПСС и СССР».

С крушением социализма в Советском Союзе и Восточной Европе произошли колоссальные изменения в расстановке сил на международной арене. Представители крупного капитала сейчас переживают счастливое время. Они достигли того, о чем никогда не мечтали: больше нет Советского Союза, внушавшего им постоянный страх, не произведя при этом ни одного выстрела, не потеряв ни одного человека, пишет бывший лидер чилийских коммунистов.

Тем самым положен конец биполярному миру. С исчезновением одной из супердержав другая, оставшаяся на плаву - США, - имеет возможность устанавливать международному сообществу свой диктат без какого-либо сопротивления и оппозиции с чьей бы то ни было стороны. Это создает опасность, что завтра США могут вмешиваться в любой точке планеты с целью установления своего господства.

И наконец, несколько слов о том, «почему я не говорил об этом раньше?» Именно так называется заключительная глава.

Отвечая на этот вопрос, Луис Корвалан так объясняет свое молчание. Многие факты, приведенные в книге, стали ему известны в последние годы, что не позволяло ему делать правильные выводы и давать объективную оценку тому или иному событию, «Советский Союз, - пишет он, - был закрытым обществом. Руководство страны, а точнее аппарат ЦК КПСС, строго дозировало информацию, просеивая ее сквозь сито, и мы просто многого не знали или же представляли себе превратно. Ряд конкретных событий в свое время не представлял особого интереса, не привлекал внимания и не анализировался, хотя, как выяснилось потом, они имели далеко идущие последствия и повлекли за собой другие события».

Не менее важно и то, продолжает автор, что мы руководствовались правилом: не говорить и не делать ничего такого, что могло бы нанести ущерб престижу Советского Союза, ослабить «общий революционный фронт».

Другими словами, необходимо быть по одну или другую сторону баррикады. Эту позицию Л.Корвалан оправдывает ссылками на известных интеллектуалов Л.Арагона, Ч.Чаплина, Р.Роллана, А.Эйштейна. Этим же объясняется и то, что нередко Л.Корвалан и его сторонники не видели или не • хотели видеть и замечать то, что происходило в Советском Союзе. Он, в частности, приводит пример: в 1930-х годах в Чили появилась книга «Преступления Сталина», но на нее никто в КПЧ не обратил внимания, расценив книгу как происки троцкистов. «Мы надели темные очки, - признается бывший генеральный секретарь. - Таков был наш менталитет коммунистов 30-х и 40-х годов, который не изменился и после XX съезда КПСС и который многие из -нас сохранили до последнего времени».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75