СТАНЕТ ЛИ 1995-Й «ГОДОМ ЧЕЧНИ» В УКРАИНЕ?

Любовь Хазан 3 февраля 1995, 00:00

Читайте также

Миром правит нефть. И это ради нее нагромождается столько оружия, что одно только его изготовление поглощает моря нефти.

Нефти требует то, что принято называть прогрессом. Под таким углом зрения стоит рассматривать американо-иракскую эпопею вокруг китайской нефти, запасы которой оцениваются в миллиарды тонн (для сравнения: шельфовые запасы нефти, предназначенные к освоению консорциумом, куда вошли государственная нефтяная компания Азербайджана, российский «ЛУКойл», иранские, английские и американские компании, оцениваются примерно в 500 млн. тонн, а запасы нефти в украинской части Черного моря - в 600 млн.).

Нефти требует и более прозаический предмет, чем прогресс, - выживание. В ходе чеченских событий обозреватели терялись в поисках причин этой «странной» войны. В современном более или менее цивилизованном мире оружие вступает в диалог в тех случаях, когда речь идет о жизненно важных интересах, которые невозможно или нет смысла решать за столом переговоров. Очевидно, именно такими жизненно важными определило для себя российское руководство интересы в этой маленькой республике. Причем интересы состоят не только в набившем оскомину «чеченском сепаратизме».

Попробуем ответить на вопрос: почему час икс пробил именно тогда, а не накануне или месяц спустя? «Жили же с этой проблемой три года, - писал Отто Лацис в «Известиях» 9 декабря, - пережили куда более тревожные 1992-й и 1993-й - почему же теперь вдруг приспичило? Ведь активность Дудаева никак не выросла в последнее время, вся напряженность создана Москвой - это очевидно». Привожу слова Лациса, чтобы напомнить: сколько бы ни было объяснений случившегося и даже чем больше их выдвигается, далеко не все мыслящие россияне ими удовлетворены. В числе неудовлетворенных - «Выбор России», Гайдар, Юшенков, правозащитник Сергей Ковалев, многие другие.

Но, к сожалению, мало кто вспомнил: разворачиванию чеченских событий предшествовал нефтяной скандал, разразившийся в связи с созданием того консорциума по разработке проекта освоения шельфовых запасов каспийской нефти, о котором уже упоминалось. В этом проекте Азербайджан отдал предпочтение западным компаньонам, а не России. «ЛУКойлу» придется ограничиться всего 10 процентами прибылей. По последним сообщениям, борьба за перераспределение прибылей, напоминающая пока дележ шкуры неубитого медведя, продолжается: американцы, например, угрожают выходом из консорциума, если Азербайджан не уменьшит 5-процентную долю Ирана, возможно, речь пойдет вообще об отстранении Ирана от участия в «контракте века». Кроме того, только сейчас создана группа экспертов по отработке проекта экспортного нефтепровода. Через какие страны пройдет нефтепровод? Вот что считает в связи с этим известный политолог Юрий Афанасьев: «Очевидна причина жесткой позиции Москвы по отношению к Чечне - договор Азербайджана с американцами и англичанами о разработке нефтяных месторождений Каспия. Если нефтепровод пройдет не через Чечню, а через Иран и Турцию, то Россия утратит экономические рычаги влияния на Азербайджан».

Такая версия дает логичное объяснение примененному в Чечне стилю военной тактики, по поводу которого так много недоумений: почему для «аккуратной» изоляции и разоружения дудаевских боевиков не был привлечен первым делом спецназ, а сразу в бой ввели танки и бомбардировщики? Вовсе не из-за пресловутой бездарности военачальников. А потому, что ставка сделана на тактику «сожженной земли»: по сталинскому афоризму, нет человека - нет проблемы. Предвиделась нестабильность, которую могут создать остатки дудаевских бойцов после окончания открытой войны. Такую нестабильность желательно подавить в зародыше, так как иначе вряд ли члены азербайджанского консорциума рискнут прокладывать нефтепровод по кишащему «мстителями» району. Очевидно, октябрь - месяц азербайджанского «председательства» - следует считать началом разработки плана чеченской «компенсации».

Небезынтересен и сам Грозный. По официальным данным, грозненский нефтяной район считался одним из крупнейших в СССР, хотя добыча нефти здесь была начата еще в 1893 году. Некоторые зарубежные эксперты считают, что нефти в грозненском месторождении осталось не так уж и много. Однако усомниться в такой оценке заставляет одна фраза, сказанная как бы по другому поводу, но отнюдь не безразличная для нашего исследования, советником председателя Временного совета по социально-экономическим вопросам Чечни Саладином Абубакаровым: по его оценкам, за последние три года в Чечне около 9 миллиардов нефтедолларов осели в карманах дельцов.

Затраты России на чеченскую кампанию составляют приблизительно 1 процент внутреннего валового продукта, как успокаивающе сообщают члены российского правительства. Несомненно, что этот процент не идет ни в какое сравнение с вырученными за грозненскую нефть долларами и, наверное, с теми, которые еще могут быть выручены.

Другая головная боль официальной Москвы - башкирская нефть. В разгар чеченской войны, что по-своему симптоматично, «Российская газета» публикует статью, в которой приводятся данные о транспортировке австрийской фирме башкирских нефтепродуктов на 5,8 миллиона долларов. «Каждый нефтяной барон, - пишет газета, - тихой сапой делавший свой бизнес, ощутил твердую руку первого человека в республике, который потихоньку покончил с раздробленностью и бесконтрольностью всего нефтяного архипелага в Башкирии (выделено автором. - Л.Х.). В свое время за нефтяные богатства Башкирия обрела славу второго Баку. «Российская газета» устами автора уже цитировавшейся статьи проводит параллель с Чечней: «На примере Чечни все увидели, что суверенный рай для национальной верхушки может стать суверенным адом для простых людей. И первые дудаевские соколы гибли не за Аллаха, а за нефтедоллары».

Так не из-за тех же ли нефтедолларов и развязана в Чечне кровавая бойня? Только вряд ли хоть малая их толика перепадет семьям погибших, искалеченным детям, солдатам.

«На примере Чечни», повторяя вслед за «Российской газетой», вырисовываются два приоритетных направления современной политики российского руководства, не испугавшегося ради достижения поставленных целей пойти на гражданскую войну и заострение отношений с цивилизованным миром. Эти направления - нефть и возврат утраченных с распадом СССР выходов к теплым морям. Грозный, например, привлекателен и географической близостью к двум морям - Каспийскому и Черному. На пересечении этих направлений находятся Абхазия и Крым. По горькому признанию Эдуарда Шеварднадзе, «не было бы Абхазии, не было бы и Чечни». Иначе говоря, была бы дана адекватная оценка и соответствующий отпор странами ли так называемого Содружества независимых государств, мировым ли сообществом событиям в Абхазии, это надолго отбило бы охоту «партии войны» решать экономические или политические проблемы своих руководителей. Но мировое сообщество «проглотило» абхазский конфликт без видимых последствий. А СНГ существует на бумаге, так и не создав внутри монолитного противовеса давящей каждого поодиночке руководящей машине. Эта же дилемма выработки отношения к чеченским событиям снова поставила в тупик правительства стран Содружества, так и не сумевших сплотиться перед угрозой отлучения от российских энергоносителей, промышленности и всегда инициативной внешней политики. Поэтому можно прогнозировать: как Абхазия стала прелюдией к Чечне, так и Чечня станет прелюдией к... Башкирии? Крыму? Кто на очереди?

Суммируя события декабрьских-январских дней, логично допустить: следующим «номером программы» мог стать Крым. То ли как самостоятельная задача, то ли как часть более широкой - воссоединения республик бывшего СССР. Не удивительно ли, что как раз на время чеченских событий приходится решение крымских депутатов о передаче эксклюзивного права осуществлять приватизацию в автономии российскому акционерному обществу «Консалтинг», и визит Лужкова в Севастополь с объявлением его «одиннадцатой префектурой Москвы»? Не странно ли, что 13 декабря в Москве созывается Конгресс народов СССР, сформулировавший вопрос для референдума: «Желаете ли вы воссоединения Беларуси, Казахстана, России и Украины в единый экономический, политический и оборонный союз?». Почему на время жестоких чеченских схваток приходится внесение в повестку заседаний российскими парламентариями вопроса о денонсации Беловежских соглашений, а в Украине, как эхо, им вторят Крымский ВС, Луганский облсовет, партия «Гражданский конгресс», организованные коммунистами и социалистами сходы в Донецкой области? Не слишком ли много совпадений для короткого отрезка времени?

Рискну назвать два крайних, но в свете Чечни уже не кажущихся абсолютно невозможными, варианта: в декабре - январе мы были на волосок от повторения Кавказа в Крыму или от внезапного всенародного ликования по случаю воссоединения народов, разъединенных коварными беловежскими «зубрами».

Первый вариант выглядел бы реальным, если бы в Чечне удалось осуществить обещанный генералитетом «блицкриг». Но он не удался. Второй вариант мог быть как одномоментным, так и «долгоиграющим». Просто теперь на его реализацию потребуется несколько месяцев.

Переориентацию на этот вариант косвенно подтверждают результаты визита Л.Кучмы в Москву 24 января: наконец подписано торгово-экономическое соглашение с Россией, Ельцин согласился на украинскую формулу базирования российской части Черноморского флота - «база в Севастополе», а не Севастополь - база, признание в Договоре неприкосновенности украинских границ, исключение из него спорного пункта о двойном гражданстве «как не являющегося предметом данного Договора». К обоюдному удовольствию обе высокие стороны пришли к взаимопониманию и по многим другим волнующим проблемам. Не слишком ли много достижений для одного визита? Не слишком, если считать, что благодаря неудачно проведенной чеченской кампании Украина получает отсрочку в исполнении меры пресечения ее суверенитету. Все, что тормозилось до прояснения ситуации в Чечне, чудесным образом получило «зеленую улицу».

Но - как гром с ясного неба: уже через день в Липецке Ельцин меняет свою позицию. Договор с Украиной подписан не будет, заявляет он, пока положительно не решится вопрос о двойном гражданстве. Совершенно очевидно, что это не более, чем отговорка, цель которой - снова отложить на неопределенный срок подписание важнейшего для Украины документа. Значит, ожидается новый виток напряженности.

Разгадку столь непоследовательных зигзагов хозяина Кремля можно найти в относительно спокойной реакции Запада в сравнении с ожидавшейся. По слухам, МВФ как будто не прочь открыть многомиллиардную помощь российским «реформам». Вторую часть ответа следует искать в 1996 году, на который назначены выборы президента России. Для укрепления авторитета главного претендента потребуются чрезвычайные усилия. Репутация последнего «беловежского зубра» должна быть заменена репутацией современного «собирателя земель русских». Из этого следует, что самое позднее к следующей зиме можно ожидать очередных потрясений.

Эти мрачные прогнозы продиктованы отнюдь не русофобией. Совсем наоборот: пониманием того, что защиту от возможных неприятностей следует искать прежде всего в блоке с «себе подобными» в рамках СНГ и в поддержке российской интеллигенции, начинающей осознавать случившееся.

Чечня пошатнула с трудом освоенные в последние годы истины. Незыблемой осталась одна: миром правят не те. К известному изречению «русский демократ заканчивается там, где начинается украинский вопрос» добавились два дополнения: и там, где начинается вопрос нефти и теплых морей.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89