...РАНО СТАВИТЬ ТОЧКУ

Валерий Михайлюк 5 января 1995, 00:00

Читайте также

30 января 1829 года в Иране было разгромлено русское посольство. Российский посланник в Тегеране знаменитый писатель А.С.Грибоедов разделил участь персонала миссии и малочисленной охраны из казаков, защищавшихся до последней капли крови.

Одной из основных задач погибшего посольства было возвращение в Россию угнанных ранее в Иран пленников - русских, армян, грузин, азербайджанцев.

В феврале 1989 года, когда 40-я армия уходила из Афганистана, высшее руководство страны, упивающееся славой демократов-реформаторов и командование Вооруженных Сил СССР не решилось поставить вопрос вывода советских частей в зависимость от факта немедленной выдачи вооруженной оппозицией всех захваченных советских военнослужащих и прояснения судьбы пропавших без вести. Сделать тогда это было можно и необходимо потому, что моджахеды, предвкушавшие сладость будущих военных успехов в борьбе с правительственными войсками, были готовы на все ради скорейшего вывода ограниченного контингента. Ведь именно благодаря договоренностям с предводителями вооруженных отрядов, в том числе из группировок враждующих между собой (невероятный случай), движение колонн к границе проходило без особых эксцессов и в сравнительно спокойной обстановке.

Однако проблема пленных была опущена - слишком больной и острой она была для тогдашнего руководства СССР. Тем более, что для ее обсуждения с моджахедами и их западными (да и восточными) союзниками им потребовалось бы, кроме воли и решительности, еще и осознание нравственной ответственности перед своей страной и армией. Качеств, которые они не обнаружили до своей политической смерти.

Это было началом цепи предательств народа и государства, тем более циничных, что они прикрывались трактатом «о новой диалектике классовых и общечеловеческих интересов» и демагогией о «гуманизме века взаимозависимости».

В период нахождения ограниченного контингента советских войск в Афганистане, командованием 40-й армии предпринимались меры по сбору сведений о пропавших военнослужащих, их розыску и освобождению. Устанавливались контакты с предводителями вооруженных формирований, в которых имелись советские военнослужащие, производился их выкуп или обмен на пленных моджахедов, оружие, боеприпасы и продовольствие. Например, за освобождение солдата, моджахеды из провинции Каписа получили бронетранспортер, пять ящиков патронов и три автомата.

Следует отметить, что наличие советского пленного в вооруженной группе поднимало авторитет предводителя группы среди деятелей вооруженной оппозиции и усиливало его влияние среди населения того района, который он контролировал. Нередко пленные становились объектом торга между оппозиционными группировками.

Кроме того некоторые бывшие советские военнослужащие, оказавшись среди моджахедов, обучали их владению сложным стрелковым и противотанковым оружием, сами принимали непосредственное участие в боевых действиях с советскими и афганскими правительственными войсками. Они принимали ислам и фактически отрекались от своей прошлой жизни.

Разными были и обстоятельства пленения. Некоторые попадали к оппозиционерам в беспомощном состоянии, будучи раненными или контуженными, другие были похищены при самовольном оставлении расположения подразделения по разным причинам, но были и те, кто добровольно перешел на сторону противника, нарушив присягу и воинские законы.

В 1989 году Верховный Совет СССР принял постановление об амнистии военнослужащих, совершивших преступления в Афганистане, что сыграло определяющую роль в возвращении на Родину большей части пленных, о месте содержания которых, советская сторона располагала сведениями.

Однако в Афганистане оставалось еще около 320 бывших советских военнослужащих, в том числе 80 - выходцев с Украины.

Украина первая из бывших советских республик Советского Союза президентским Указом 1992 года подтвердила факт амнистии граждан Украины - бывших военнослужащих контингента советских войск в Афганистане, которые совершили преступления.

Этот Указ стал лишь началом большой и кропотливой работы по поиску и возвращению наших ребят. Решение проблемы взял под свой непосредственный контроль Президент Украины. Кабинетом министров принят ряд законодательных актов, способствующих работе по освобождению, медицинской и социальной реабилитации возвращающихся из плена. Непосредственной разработкой и реализацией мероприятий занимается Комитет ветеранов войны в Афганистане и военных конфликтов в других зарубежных странах при Президенте Украины. Для координации работы создана Межведомственная рабочая группа (МРГ) по проблеме военнопленных и пропавших без вести, в состав которой входят представители Министерства иностранных дел, Министерства внутренних дел, Службы безопасности, Министерства обороны, Национального Комитета обществ Красного Креста Украины и Украинского Союза ветеранов Афганистана.

Руководитель МРГ - заместитель председателя Комитета ветеранов войны в Афганистане и военных конфликтов в других зарубежных странах при Президенте Украины - Аблазов Валерий Иванович, в прошлом офицер - «афганец», занимается этими вопросами с 1991 года. Эта работа стала для него не просто общественным поручением, а моральным долгом перед родственниками, ждущими весточки от своих близких.

В.Аблазов рассказывал, как одна мама, поверив экстрасенсам, что ее сын жив, продала все свои ценности, мебель и купила билет в Иран. Получила визу, благодаря человеческому пониманию послом Ирана в Украине Б.Мазахери ее беды, дозвонилась послу нашей страны в Иране... Еле-еле уговорили ее сдать билет. Другая мама из Днепропетровской области добралась-таки до Кабула. Но дальше ее не пустили и, никого не повидав, она ни с чем вернулась домой.

За время деятельности МРГ организованы встречи бывших советских военнослужащих В.Цевмы и Н.Быстрова, находящихся в Афганистане, с их родственниками; из плена вернулся в родной Мариуполь Виктор Назаров. И это при отсутствии дипломатических отношений между Украиной и Афганистаном, в условиях ожесточенной гражданской войны в этой стране. По словам Валерия Ивановича это стало возможно благодаря совместным усилиям с Комитетом по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств-участников СНГ на основе принятого в апреле 1993 года Соглашения о совместной деятельности по розыску и освобождению граждан бывшего СССР, попавших в плен и пропавших без вести в Афганистане и других странах, в которых велись боевые действия.

Однако кардинальное решение проблемы сейчас, по прошествии стольких лет с момента ее возникновения, вовсе не кажется близким.

И причин тому, по мнению Валерия Ивановича, несколько. Одна из них - несоответствие норм Международного Гуманитарного права, касающихся жертв войны и, в частности, военнопленных, нынешним политическим и военным особенностям современной международной ситуации. Достаточно сказать, что нормы регламентируются четырьмя Женевскими Конвенциями аж 1949 года и двумя дополнительными Протоколами 1977 года, то есть документами, принимавшимися в то время, когда самый большой фантазер не мог представить нынешней обстановки. Тем более, что они в современных условиях все равно не выполняются. Только их скорейшее совершенствование и распространение для обязательного и неукоснительного выполнения всеми странами мира и, в том числе государствами Содружества, может обеспечить правовую защиту как пленным в Афганистане, так и пленным в нынешних межэтнических конфликтах.

Следующая причина заключается в своеобразном понимании руководителями вооруженных отрядов моджахедов, являющихся, как правило, мусульманами-фундаменталистами, факта пленения бывших советских военнослужащих. По их мнению, это случилось по воле аллаха и захваченный солдат может стать мусульманином. И если он остался жив, благодаря тому, что принял ислам, то его дальнейшая жизнь должна проходить в соответствии с мусульманскими нормами во имя аллаха. Естественно, что возвращение этих ребят на Родину, если исходить из их логики, это возврат к «неверным». Таким образом, моджахеды, по всей видимости, совершенно уверены в том, что удерживая пленных, они делают для них благо.

Но что-то в рассуждениях мусульманских богословов не срабатывает.

Весной 1994 года в гор. Шибергане (Афганистан) Комитет по делам воинов-интернационалистов СНГ организовал встречу двух бывших военнопленных Степанова Ю.Ф. и Оленина А.И. с родителями. Во время встречи с близкими в присутствии моджахедов Степанов и Оленин выразили свое нежелание возвращаться на Родину. Уезжали родители одни, вконец убитые горем и только сомнения в истинности чувств продемонстрированных их сыновьями заставляли их надеяться. Недаром говорят: родительское сердце - вещун. Летом этого года Оленин и Степанов приехали на Родину... «Восток - дело тонкое» и проблемы, связанные с ним, тоже.

И в заключение хотелось бы упомянуть о моральном аспекте этого вопроса.

Нет-нет, да появляются проходимцы, играющие на чувствах матерей погибших и пропавших без вести в Афганистане солдат ради удовлетворения своих меркантильных потребностей. Это относится и к экстрасенсам-шарлатанам, наживающимся на горе готовых поверить в чудо матерей.

В связи с этим показателен случай, когда МБР организовало встречу упоминавшегося Быстрова с его сестрой на территории Афганистана. Матери, очень переживавшей разлуку и неизвестность в связи с судьбой сына, а также тяжело болевшей, решили пока ничего не сообщать. Состоялась встреча. Быстров, представившись человеком из близкого окружения министра обороны Афганистана Ахмат Шаха Максуда, отказался вернуться на родину. Мать, находясь дома, случайно услышала обо всем по радио... Вскоре ее не стало.

Именно поэтому я не называл точных цифр и не говорил о конкретных людях, в чьих историях еще рано ставить точку.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09