ВЛАДИСЛАВ ДАЦЮК: «ОНИ ГОВОРИЛИ О ЛЮБВИ К НАРОДУ И ГРАБИЛИ ОБЩЕНАРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО…» ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА УКРАИНЫ ВОЗБУДИЛА 9 ТЫСЯЧ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О РАСХИЩЕНИИ ГОСИМУЩЕСТВА

Владимир Скачко 21 октября 1994, 00:00

Читайте также

Я разговаривал с Генеральным прокурором Украины Владиславом Дацюком, когда у него было хорошее настроение; Крымские правоохранительные органы задержали двух преступников, которые за несколько дней до этого, расправляясь с ненавистным им участковым, зверски убили и его самого, и жену с двумя детьми.

А вообще-то генпрокурору Украины сегодня не позавидуешь: с одной стороны - плачевное материально-техническое состояние правоохранительных органов и не до конца проработанная законодательная база, с другой - новый Президент Л.Кучма, который объявил поход на «пятую власть» - мафию.

С этой коллизии и начался разговор.

- Владислав Владимирович, как вы восприняли нового Президента Украины и его первые шаги?

- Я считаю, что нашему государству очень повезло в том, что победил Леонид Данилович. Уже первые сто дней показали, что он решительно взялся в первую очередь за наведение порядка в нашей стране. Именно от этого мы сможем двигаться и в других направлениях. Если будет наведен порядок, то легче будет решать вопросы и в экономической сфере, и в хозяйственной, и в кредитно-банковской. И главное - это даст возможность нормально работать министерствам и ведомствам. И самое главное - начнут выполняться наши законы. К сожалению, до этого времени законы у нас принимались, но не выполнялись, потому что за невыполнение законов в Украине никто не отвечал.

Указ от 21 июля этого года об усилении борьбы с организованной преступностью как раз и обязал все ведомства, а не только правоохранительные органы, наладить четкое выполнение законов. Результаты воплощения этого указа в жизнь сегодня мы уже имеем.

- Какие?

- Повышена требовательность и ко мне, и к министру внутренних дел, председателю Службы безопасности. Мы отчитываемся каждую неделю о результатах работы наших систем в борьбе с преступностью. И так же перед Президентом отчитываются все министры - что конкретное и полезное было сделано. С этого и нужно было начинать.

- Другими словами, вы получили законодательную базу? А что делала прокуратура до Леонида Кучмы? Неужели она не видела того, что творится?

- Я не сказал бы, что прокуратура ничего не делала. Просто нам тяжелее было работать. Когда игнорируются законы снизу доверху, то, вы понимаете, как тяжело прокурору противостоять всей массе чиновников, не выполняющих законы. Сейчас нам легче, ибо мы чувствуем сильную поддержку Президента. Наша работа сегодня видна по возбужденным делам и по тому, против кого они возбуждены.

- Возникает закономерный вопрос: неужели при прежнем руководстве Украины и Президенте Кравчуке выполнению законов уделялось меньше внимания?

- Нельзя сказать, что совсем не уделялось. Требования были не те.

- В чем конкретно изменились эти требования сейчас?

- Да взять хоть эти наши конкретные отчеты. Леонид Данилович требует наведения порядка не только силами наших правоохранительных органов, в том числе и прокуратуры, но и усилением прокурорского надзора над соблюдением законов. В этом и разница.

- Сегодня появилась реальная возможность сводить политические или экономические, коммерческие счеты при помощи правоохранительных органов, в том числе и прокуратуры. Как не допустить того, чтобы различные кланы хозяйственников и предпринимателей, стоящих то ли за Кучмой, то ли за Кравчуком, то ли за Звягильским, то ли за кем-либо еще, пользовались этой возможностью?

- Да, в печати появляются разные инсинуации на эту тему. Я не буду их комментировать, но должен сказать одно: от Президента Кучмы не было ни одной команды, ни одного указания о том, чтобы привлечь к ответственности того или иного предпринимателя или возбудить уголовное дело против кого-либо. Так что пока нет никакого сведения счетов. А то, что мы обратились с ходатайством в Верховный Совет дать согласие на привлечение к уголовной ответственности, - это не сведение каких-то счетов. У меня нет ни к кому никаких счетов, я - прокурор, и когда я вижу, что нарушается закон, что вследствие преступных действий государству наносятся миллионные и триллионные убытки, то я должен реагировать. В том числе и возбуждением уголовного дела.

Поэтому если появляются люди, утверждающие, что прокуратура сводит какие-либо счеты, то это не что иное, как попытка бросить тень на Президента, а может быть, и не дать ему возможности наводить порядок в нашей стране, воспрепятствовать этому. В наведении порядка не заинтересованы многие, кто обкрадывает наше государство.

- И все-таки я хочу спросить напрямую: есть давление экономических структур на вас лично и на центральные и местные структуры прокуратуры?

- Вы, видимо, тоже читали публикации в газетах различных бизнесменов, которые пытались доказывать, что они служат и служили только народу Украины и заботились только об интересах государства. Однако конкретные дела, которые мы сегодня расследуем, а это более 9 тысяч уголовных дел по фактам расхищения государственного имущества, - говорят об обратном. О том, что эти люди обогащались, расхищая общегосударственное имущество, грабя общенародное государство.

Но они заранее готовились к тому, что рано или поздно им придется отвечать за содеянное, и, естественно, одной из форм защиты избрали выступление в прессе: мол, на них нападают органы прокуратуры.

В частности, Генпрокуратура установила, что государству были нанесены триллионные убытки вследствие того, что Национальный банк не профинансировал соглашение между Украиной и Узбекистаном о поставке хлопка. В результате этого простаивала текстильная отрасль Украины, люди месяцами не получали зарплату, не изготавливались ткани, а в прессе появились сообщения: прокурор что-то делает не так. А мы ведь возбудили дело только для того, чтобы со всем разобраться. Если человек или организация невиновны, то мы в ходе следствия это устанавливаем и закрываем дело. Это, по сути, своеобразная реабилитация. Но если кто-либо виновен, то должен отвечать.

А такие нападки на прокуратуру были и всегда будут, каждый защищается так, как может, избирая, естественно, лучший способ защиты - нападение.

- Есть такая информация: Генпрокуратура хочет лишить депутатской неприкосновенности, кроме Ефима Звягильского, еще и Владимира Бортника, Романа Шпека и некоторых других депутатов. Это правда?

- Я с такими ходатайствами в Верховный Совет еще не выходил. Если появится надобность привлечь кого-либо из депутатов, то, конечно, мы будем обязаны это сделать.

- А как вы как юрист вообще относитесь к отмене на определенное время положения о депутатском иммунитете?

- Ходатайство о согласии любого Совета на привлечение к уголовной ответственности депутата замедляет процедуры расследования, если вообще не делает их невозможными. За последние годы накопилось более 460 случаев того, что Советы разных уровней не давали согласия на привлечение к уголовной ответственности или арест того или иного депутата. Поэтому, конечно, мы были бы «за», чтобы не создавать лишних проволочек и расследовать дела своевременно.

- То есть, депутатский иммунитет еще требует усовершенствования механизма применения?

- Безусловно.

- Прокуратура в прежние времена всегда была орудием одной политической силы - КПСС. Сегодня левые заправляют Верховным Советом Украины. Вы не ощущаете на себе их давление?

- Это естественно, когда любая политическая партия хочет решить свои программные задачи. Но делать это нужно в рамках закона, и это должны понимать все политики. Это первое.

Во-вторых, прямого политического давления на меня нет ни от одной политической партии. А что касается политизированности работников прокуратуры, то я не совсем соглашаюсь с тем, что правоохранительные органы или другие государственные чиновники неполитизированы. Ведь мы живем жизнью нашей страны, мы заинтересованы в том, чтобы все процессы проходили в ней лучше, на благо людей. И, безусловно, укрепление законности, выполнение законов - это своего рода тоже политика нашего государства, Верховного Совета, который принимает эти законы. Как говорится, живя в обществе, быть в стороне от него невозможно. Другое дело - мы не должны непосредственно заниматься политикой, принимать участие в работе той| или иной политической; партии. Это четко определено Верховным Советом в законах о правоохранительных органах. Но мы все - живые люди, и у нас, повторяю, есть свои симпатии и антипатии к той или иной программе. Это естественно.

- Есть ли механизм борьбы с тем, что некоторые работники прокуратуры все-таки выполняют решения пленумов различных партий? Есть ли вообще такие случаи?

- Бороться можно, только четко выполняя закон. Если работник действует в рамках закона, то нет и оснований его в чем-то упрекать. Наши же действия регламентированы до мельчайших деталей, расписаны все права и обязанности.

- И последний вопрос: верите ли вы, что при новом Президенте вам удастся потеснить преступность, «пятую власть» или это так и закончится очередной популистской кампанией, в частности, привлечением к ответственности некоторых бывших высоких руководителей и крупных хозяйственников?

- Вы очень удачно сформулировали суть вопроса: именно потеснить преступность, а не окончательно уничтожить ее, как это кое-кто сегодня провозглашает. Уничтожить преступность окончательно сегодня невозможно, ибо она зависит от экономической, политической, правовой и общей культуры общества. У нас пока кризис экономики, политики, культуры, духовности. А это именно то, что порождает преступления.

Однако мы должны потеснить преступность общими усилиями, и я вижу решимость в этом деле и Президента, и Верховного Совета. У правоохранительных органов тоже настроенность на решительное наступление. Мы сможем потеснить преступников.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89