Дефицит легитимности власти как угроза государственности Украины

Марина Ставнийчук 28 ноября 2014, 22:08
конституция

Читайте также

 

В любой цивилизованной стране Конституция является фундаментом государственности, аттестатом зрелости общества, с утверждением которого территория страны превращается в государство, а население — в народ. 

Однако наша конституционная история, мягко говоря, не в полной мере соответствует этому классическому подходу, поскольку имеет две крайности: либо пренебрежение нормами Конституции, либо стремление использовать ее в качестве инструмента в политической борьбе через внесение изменений в Основной Закон. В то время как в странах устойчивой демократии идет будничная кропотливая работа по реализации Конституции государства, величие которой обеспечивается гарантированием ее положений в реальной жизни, в Украине действуют несколько иные подходы в этой сфере. Старые и новые отечественные политики забывают, а скорее, просто не понимают, что вопрос соблюдения Конституции и ее стабильности прямо касается основополагающего признака демократического государства — легитимности государственной власти. Легитимность и стабильность Конституции являются главными критериями доверия и уважения к власти. А без доверия, диалога и партнерства нет и не может быть справедливости, защищенности, гарантирования прав человека в обществе и государстве, уважения к его достоинству.

Отсутствие таких взаимосвязей приводит к беспомощности самой Конституции как правового явления во всех трех ее измерениях — как политико-правового договора, как основы правовой системы и, наконец, как Основного Закона государства, имеющего прямое действие. Круг замыкается.

Украина движется по этому заколдованному кругу уже почти два десятилетия. Все это время поводом для принятия и внесения изменений в Конституцию Украины являются те или иные политические кризисы. Как только исчерпывается договороспособность основных политических игроков — непременно возникает вопрос институциональной перезагрузки государства и права. В принципе, в этом не было бы ничего необычного: политико-правовая система функционирует как "живое право", должна постоянно адаптироваться к новым социальным реалиям и создавать новые институты, обеспечивающие каналы прямых и обратных связей между человеком, обществом, властью. Однако в наших условиях изменения Конституции Украины, которые к тому же происходят преимущественно неконституционным способом, свидетельствуют не о быстрой адаптивности Основного Закона к общественному развитию, а о незрелости политических элит, их стремлении к дополнительным политическим или личным преференциям для получения власти.

Еще в 2007 году президент Европейской Комиссии "За демократию через право" (Венецианской комиссии), Джанни Букиккио в интервью "Зеркалу недели" так описал основные симптомы этой болезни по-украински: наличие сильной политической поляризации, при которой обе стороны рассматривают своих политических противников не как легитимных конкурентов, пользующихся поддержкой значительной части украинского общества, а как врага, в борьбе против которого позволены любые средства; устойчивая тенденция рассматривать все правовые или конституционные вопросы исключительно с точки зрения кратковременной политической выгоды и не принимать во внимание долгосрочные интересы страны; отсутствие должного уважения к принципу верховенства права, привычка не считаться с конституционными нормами, если они препятствуют достижению политических целей. 

Приведенная симптоматика наблюдается на всех основных этапах конституционного процесса в Украине. В 1996 году Основной Закон принимали под угрозой провозглашения президентом Леонидом Кучмой совещательного референдума, на который он собирался вынести свой вариант Конституции. Тогда, в целом одобрительно оценив принятую парламентом Конституцию, Венецианская комиссия поставила "неудовлетворительно" ряду ее положений, объяснив недостатки необходимостью достичь политического компромисса для того чтобы Конституция, наконец, была принята.

Не стал в этом плане исключением и результат конституционной реформы 2002—2004 годов, когда в процессе преодоления политического кризиса в декабре 2004 года было принято решение с нарушением процедуры внесения изменений в Основной Закон. Тогда Парламентская ассамблея Совета Европы выразила "глубокое сожаление по поводу того, что поправки в Конституцию, внесенные 8 декабря 2004 года в рамках пакетного соглашения, содержат положения, которые, как неоднократно указывала Венецианская комиссия, не совместимы с принципами демократии и верховенства права". Впрочем, конституционный процесс снова стал заложником борьбы политических интересов и продуктом политических компромиссов.

Осенью 2010 года Конституционный суд Украины своим решением отменяет конституционную реформу 2004 года, вернув стране Основной Закон 1996 года. Формальным поводом для отмены конституционных изменений стали общепризнанные нарушения процедуры их принятия. Я не принимаю во внимание сугубо политический аспект проблем, порожденных тогдашним решением КС, но его правовой квинтэссенцией стала замена политической системы страны через шесть лет после принятия Конституции Украины в соответствующей редакции, чем были дестабилизированы основы конституционного строя, подорвана основная институциональная связь между народом как источником власти в Украине и парламентом и президентом как субъектами конституционного процесса.

Заключение Венецианской комиссии по результатам реинкарнации Конституции-1996, имея исключительно правовой характер, было довольно жестким. Для меня, члена этой комиссии, стало тревожным сигналом то, что негативные оценки, содержащиеся в заключении, касались всего государства в целом. Это уже были не шутки. Европа, мировые институты недвусмысленно указывали на то, что Украина исчерпала все лимиты на ошибочные и ложные шаги на пути конституционного правотворчества. В принципе, и в самой Украине должно было бы вызреть понимание того, что практика решения конституционных вопросов в угоду политическим интересам вредит самой стране и все больше отдаляет нас от Европы с ее верховенством права, о чем я откровенно написала на страницах "Зеркала недели". Тогда же я предложила формат Конституционной Ассамблеи как шанс для модернизации страны на основе качественно организованного конституционного процесса с соответствующими приоритетами: судебно-правовая реформа, реформа местного самоуправления и административно-территориальная реформа, модернизация институтов непосредственной демократии и т.п.

Не берусь утверждать, что именно этими соображениями руководствовался тогдашний гарант Конституции Виктор Янукович, но в 2012 году, с подачи Леонида Кравчука, он инициировал создание Конституционной Ассамблеи (КА), призванной начертить "эскиз" проекта нового Основного Закона. Впрочем, полностью разделяю мнение Леонида Макаровича — председателя КА: "Все равно, что думает президент утром или вечером. Это не имеет значения. Значение имеет то, что лучше для украинского народа". Как секретарь ассамблеи могу со всей ответственностью утверждать, что большинство тех, кто в нее вошел — авторитетные специалисты, ученые и эксперты в сфере конституционного права, — в своей деятельности исходили именно из этого принципа.

Очень жаль, что представители тогдашней оппозиции, представляющие ныне власть, не участвовали в работе КА, отказавшись от диалога по конституционным изменениям и хотя бы попыток повлиять на конституционный процесс. Несмотря на то, что и в тогдашней властной команде нам мешали, мы работали системно, непредвзято, на результат — объективный и нужный Украине. Проводили свои заседания открыто, в онлайн-режиме, привлекая к сотрудничеству экспертов, в том числе европейских профессоров права, парламент, политические силы, общественные организации и граждан. Я далека от того, чтобы идеализировать деятельность ассамблеи. Но очевидно одно — усилиями привлеченных к ней юристов, профессиональная подготовка которых не вызывает сомнений, проведена действительно большая и чрезвычайно важная работа, публично перечеркивать которую только потому, что Конституционная Ассамблея была совещательным органом при президенте Януковиче, по меньшей мере неразумно. 

Проанализировав практику применения отечественного Основного Закона, выяснив, что и почему не работает, члены КА разработали предложения по комплексному и системному усовершенствованию Конституции Украины, в которых были учтены как международные тенденции, так и национальные особенности. Конечным продуктом деятельности ассамблеи стал прежде всего текст Концепции внесения изменений в Конституцию Украины и пояснительная записка к ней для рассмотрения на пленарном заседании Конституционной Ассамблеи, которое должно было состояться в декабре 2013 года, а также соответствующие законопроектные предложения по отдельным разделам Конституции. Но из-за общественно-политической ситуации, сложившейся в то время в государстве, до логического завершения работу комиссии довести не удалось. Хотя мы честно и сознательно пытались разорвать заколдованный круг украинской конституционной нелегитимности и придать демократическую легитимность как процессу конституционных изменений, так и их сущностному наполнению. 

Но не сложилось. В начале 2014 года Конституцию в очередной раз используют в привычной уже для нее роли огнетушителя. "Для преодоления очередного глубокого кризиса", "с целью лишения диктаторских полномочий президента Януковича", "ради достижения консенсуса элит" и "выполняя требования Майдана", 21 февраля 2014 года парламент принимает Закон Украины "О восстановлении действия отдельных положений Конституции Украины", тем самым возвращая Основной Закон в редакции 2004 года. Конституционные изменения, с помощью которых президентско-парламентская модель управления превратилась в парламентско-президентскую, вновь были осуществлены явно порочным, с точки зрения конституционно-правовой регламентации, путем. Не буду останавливаться подробно на всех возможных легитимных вариантах возврата к Конституции 2004 года, озвучивавшихся тогда специалистами конституционного права. Но справедливости ради упомяну, что Сергей Головатый предложил идею Акта Верховной Рады Украины о восстановлении легитимности конституционного порядка в Украине. Я предлагала вариант заключения Конституционного соглашения (Меморандума) между президентом, парламентом и представителями гражданского общества, который в тогдашних реалиях выступал бы формой добровольной фиксации политико-правового консенсуса на основе матрицы взаимоотношений в формате парламентско-президентской формы правления, а также основой алгоритма поэтапного выхода из кризиса и обязательств сторон по развитию страны. На этой позиции стоял первый президент Украины Леонид Кравчук. Ее поддерживали многие специалисты, среди которых, например, Игорь Колиушко, Виталий Кулик и др. Были и другие предложения, которые, учитывая остроту ситуации, вместе с тем не нарушали бы действующую Конституцию Украины. Но, к сожалению, вверх взяла революционная псевдоцелесообразность, которая диктовала очень поверхностное решение.

Украина продолжила свой печальный путь по все той же траектории — по заколдованному кругу правового нигилизма.

Можно ли неконституционным способом достичь позитивных изменений? Будет ли легитимным закон, принятый или восстановленный с нарушением основополагающих принципов правового государства? Если бы парламент интересовали ответы на такие вопросы, то их нашли бы в нашем же совсем недалеком прошлом. Но, похоже, это не очень волновало политиков. В результате страна фактически осталась с полулегитимной Конституцией, по которой должна жить. Об этом власти предержащие сейчас предпочитают молчать. Кто из-за печальноизвестной политической целесообразности, кто из-за лукавства. Большинство — из-за банальной неподготовленности к такой глубокой работе, нехватке знаний и политического бескультурья. 

После создания в Верховной Раде Украины Временной специальной комиссии по разработке проекта новой редакции Конституции Украины (ВСК) мной, от Конституционной Ассамблеи, был передан в парламент проект Концепции внесения изменений в Конституцию Украины, содержание которой охватывает все разделы Основного Закона. В рамках этой концепция переданы также системные законодательные предложения Конституционной Ассамблеи в виде сравнительной таблицы изменений в Конституцию Украины в части организации государственной власти (раздел IV "Верховная Рада Украины", раздел V "Президент Украины", раздел VІ "Кабинет Министров Украины. Другие органы исполнительной власти"), усовершенствования судебной системы, основ осуществления правосудия в Украине и реформы прокуратуры, децентрализации государственной власти и Конституционного суда Украины. Подавляющее большинство этих предложений было положено в основу текста законопроекта, наработанного ВСК. Но несколько заседаний этой комиссии, на которых довелось присутствовать и мне, продемонстрировали — она не была способна работать системно, открыто и публично организовывать работу.

Одновременно материалы, наработанные Конституционной Ассамблеей, ее комиссиями, прежде всего по вопросам реформирования местного самоуправления и административного территориального устройства, были переданы рабочей группе Минрегионстроя, что представлялось вполне логичным. Мы были настроены на конструктивное сотрудничество, ведь в апреле 2014 года нынешнее правительство также одобрило Концепцию реформирования местного самоуправления и территориальной организации власти в Украине. При этом без единой содержательной правки был утвержден текст Конституционной Ассамблеи и Координационного совета по вопросам развития гражданского общества, наработанный в течение 2012—2014 годов с привлечением представителей профессиональной и научной среды. Утверждаю, что переданные новой власти документы положены в основу современного украинского тренда реформирования взаимоотношений центральной и региональной власти, в том числе в основу президентского проекта изменений в Конституцию Украины в части, касающейся децентрализации. Но почему-то их все время презентуют исключительно как суперновые, правительственные, президентские. Это принципиальный вопрос для тех, кто работал в Конституционной Ассамблее как в качестве ее членов, так и в качестве привлеченных экспертов. Поскольку в действительности эти наработки являются результатом более чем двухлетнего коллективного труда специалистов в условиях фактического (на уровне конкретной работы, а не пиара) сопротивления системе жесткой централизации, узурпации власти. И для сообщества, трудившегося в Конституционной Ассамблее, важно, чтобы правда о том, что сделанные ими наработки широко используются нынешними власть предержащими, восторжествовала. Другой вопрос, что эти наработки да и, собственно, весь потенциал ассамблеи не были использованы надлежащим образом и служили только фасадом, за которым скрывалось стремление максимально сосредоточить власть в одних руках. И раньше, и сейчас. Возможно потому, что по сути процессов на властном Олимпе мало что изменилось. Как это ни печально.

По этому поводу еще летом я обратилась к главе государства с некоторыми не очень оптимистичными наблюдениями и соображениями о конституционном процессе. Речь шла, в частности, об отсутствии единого центра генерирования смыслов конституционного процесса со стороны государства, а точнее, со стороны его субъектов, в частности президента. В таких условиях возникала угроза торпедирования отдельных абсолютно регрессивных изменений, направленных на концентрацию власти в одних руках и конфликтность между ее ветвями. При этом прослеживалось сдерживание положительных новаций, а также рост рисков внешнего вмешательства в ход конституционного процесса. 

Так, стало известно, что на базе некоторых научно-исследовательских структур Российской Федерации даже создана межведомственная рабочая группа по моделированию конституционного процесса в Украине. Начала работать "ситуационная комната" по украинской проблематике. Российская сторона на удивление хорошо осведомлена о течении конституционного процесса в Украине, о ходе неофициальных и закрытых дискуссий по конституционным изменениям. Очевидно было, что во многих случаях инициативы, озвученные официальными представителями Москвы, на шаг опережали соответствующие инициативы в Украине. Например, при принятии законов, связанных с так называемыми особенностями осуществления местного самоуправления в Луганской и Донецкой областях. 

К сожалению, здравый смысл не победил. Вместе с тем направление в парламент проекта конституционных новаций для безотлагательного принятия без публичного обнародования и обсуждения их содержания вызвало большое разочарование у тех, кто после Революции Достоинства ожидал от новой власти европейского подхода и к конституционному процессу тоже. 

Могу только догадываться, кто так подвел гаранта, но президентский конституционный законопроект не оправдал ожиданий — ни представителей профессиональной среды, ни ведущих юристов, ни в целом общества, ни международных учреждений. Замечу, что, учитывая эти обстоятельства, координационное бюро Конституционной Ассамблеи еще 15 июля 2014 года обратилось к президенту Украины с предложением о прекращении деятельности ассамблеи и использовании ее профессиональных достижений при подготовке изменений в Конституцию. Выразив при этом надежду, что конституционный процесс будет носить открытый, инклюзивный характер, а власть и общество, наконец, станут партнерами в этом процессе. Но ожидания оказались напрасными. В своем заключении по проекту Закона Украины о внесении изменений в Конституцию Украины Венецианская комиссия, которой проект был направлен на экспертизу президентом Украины в июле 2014 года, также указала на недопустимость того, что украинское общество не было проинформировано о ходе конституционного процесса и не было привлечено к обсуждению предлагаемых новаций.

Анализируя проблемы конституционной легитимности, не могу хотя бы коротко не затронуть и демократическую легитимность, нехватка которой сегодня также очевидна. При глубоком системном кризисе демократическую легитимность наряду с конституционной должна была обеспечить перезагрузка системы власти. Ведь от того, как мы действуем в сфере демократического обновления власти, напрямую зависит, будут ли понимать и поддерживать нас европейские политики.

В этом контексте сейчас уже нет смысла касаться оснований для объявления внеочередных выборов президента Украины и порядка их проведения. Общество согласилось на эти выборы, надеясь на мир, поверив лозунгам о свободе и справедливости. Но то, что при отсутствии мира в стране были на непрозрачных конституционных основаниях назначены внеочередные парламентские выборы, серьезно ослабляет уровень легитимности будущего парламента. Парламентско-президентская республика требует партийного структурирования, а значит — изменения избирательной системы. Формирование внутрипартийной демократии и нового качества парламентаризма предполагает возникновение новой политической ответственности. А значит, для проведения этих выборов необходимо было изменение качества избирательного законодательства в вопросах обеспечения равенства возможностей в ведении предвыборной агитации, недопущения злоупотреблений в работе избирательных комиссий, манипулирования активностью (явкой) избирателей, фальсификаций подсчета голосов и т.п. Но ничего этого сделано не было. В результате, идея проведения парламентских выборов в условиях войны вылилась в одну из самых грязных избирательных кампаний за все годы независимости Украины. Формально внеочередные парламентские выборы состоялись, но вряд ли они выполнили свою социальную функцию — перезагрузку системы парламентаризма в Украине, поскольку их результаты искажены.

Потуги назначить еще и местные выборы натолкнулись на неожиданный результат, полученный пропрезидентской политической силой на выборах в парламент. Иначе, очевидно, рука и здесь не дрогнула бы. Таким образом, само общество учит власть и создает потенциальные предпосылки для обеспечения демократической легитимности хотя бы следующих местных выборов. Проведение которых требует внесения изменений к Конституции, нового законодательства о местных выборах, обучения людей на местах и т. д. Надеюсь, до октября 2015 года успеем.

В условиях фактической военной агрессии в Украине, значительного углубления системного кризиса, гуманитарной катастрофы, гражданского противостояния, тревоги в обществе дефицит легитимности — как конституционной, так и демократической — не может существовать долго. Так как доверие в обществе к государству при таких обстоятельствах теряется с огромной скоростью. И это едва ли не большая угроза для нашей государственности, чем внешняя агрессия. Итак, необходимость конституционной реформы в Украине очевидна и актуальна. Это уже не впервые подчеркивает и Венецианская комиссия, снова напоминая, что Конституция не только временный политический акт, она является правовой основой государства. Изменения в Конституцию должны быть сбалансированы, а сама Конституция в дальнейшей перспективе — быть стабильной. 

Недавно обнародованный проект Коалиционного соглашения свидетельствует, что будущее парламентское большинство декларирует соответствующие намерения по проведению конституционной реформы. В свою очередь президент Украины заявил о намерении пересмотреть проект конституционных изменений с тем, чтобы он соответствовал не только принципам и стандартам Совета Европы в сфере конституционного развития, но и политическому и общественному консенсусу в стране. В Стратегии реформ-2020 Петр Порошенко анонсировал преобразования в стране по шестидесяти направлениям. Украина нуждается в модернизации фактически во всех сферах. Не хотелось бы прибегать к самоцитированию, но почти три года назад в статье "Конституционная Ассамблея — шанс модернизировать Украину..." мне уже приходилось говорить о том, что фрагментарные, сегментные реформы, как показывает опыт, результата не дают. Единственным фактором, который по своей природе способен сегодня стать матрицей реформирования всей страны, является конституционно-правовая модернизация. С нее надо начинать и именно ее надо закладывать в основу системных, всеобъемлющих преобразований в стране по всем направлениям.

Итак, украинское общество может рассчитывать на возобновление конституционного процесса, но уже в условиях открытости, публичности и общественного диалога, с конкретными сроками проведения. 

Очевидно, что наша страна, пережившая Революцию Достоинства, изменилась. Существенные изменения произошли в украинском обществе, которое повзрослело еще на один Майдан. По-другому должны мыслить и действовать новые власть имущие, которые на опыте предшественников имели возможность убедиться в том, что бывает, когда власть, даже признавая цели и средства политико-правовых и социально-экономических реформ, не способна подняться над своими узкокорпоративными интересами. Когда отсутствует понимание того, что концентрация полномочий, административное давление, политическая целесообразность — ресурс ограниченного времени.

Если действующая власть способна усвоить этот урок, то должна сделать все, чтобы конституционная реформа проходила в соответствии с пятью приоритетами. 

Первый — реальное закрепление на основе европейских стандартов системы прав и свобод человека. Необходимо конституционное гарантирование всего спектра прав человека, и прежде всего — обеспечение эффективной и независимой судебной защиты. Венецианская комиссия неоднократно призывала внести изменения в положения Конституции Украины, касающиеся судебной власти. Это ключевой вопрос, поскольку он определяет суть всех других приоритетов, проблем регулирования и реализации Конституции.

В этом контексте хотела бы обратить внимание на то, что большинство политиков и экспертов при обсуждении конституционных изменений, как всегда, концентрируются исключительно на вопросах власти, не особо задумываясь о глубинной сути происхождения этой власти. Словно забывают, что именно системные сбои в гарантировании достоинства наших людей привели к началу массовых протестов в конце прошлого года. 

Второй приоритет — расширение и усовершенствование конституционного регулирования институтов непосредственной демократии. Людям на конституционном уровне должна быть гарантирована реальная возможность участвовать в местных и государственных делах. Прежде всего через честные выборы. При этом важным методологическим вопросом конституционной реформы является потребность институционального ограничения проявлений произвола большинства, которые иногда выдаются за проявления "народного суверенитета". Средством такой верификации служат институциональные и процессуальные гарантии прав человека.

Третий приоритет — решение проблемы эффективности механизма организации государственной власти, обеспечение ее сбалансированности по вертикали и горизонтали, механизмов сдержек и противовесов, что предотвратит узурпацию власти кем бы то ни было. В заключении по проекту Закона Украины о внесении изменений в Конституцию Украины, предложенному действующим президентом Украины, Венецианская комиссия, отметив как положительный шаг сдвиги в сторону децентрализации власти, которые вместе с тем нуждаются в "некоторых изменениях и улучшении", заметила: президентский проект конституционных изменений приводит во многих вопросах к переходу власти от парламента к главе государства. Последнему, в частности, предлагается предоставить полномочия назначать и увольнять некоторых ключевых высоких должностных лиц без участия любых других государственных органов, говорится в документе. И высказывается сожаление, что Конституция не устанавливает оснований для увольнения, не отсылает по этому вопросу к закону (это касается и судей Конституционного суда). Президент будет назначать представителей в областях и районах с целью надзора за органами местного самоуправления и координации государственного управления. "Вследствие этого полномочия президента в целом значительно усилены", — говорится в заключении. Кроме того, во властные отношения закладывается конфликтность. Все это надо предотвратить.

Четвертый приоритет — создание надлежащих конституционных основ реформирования местного самоуправления, территориального устройства нашего унитарного государства для внедрения настоящего баланса централизации и децентрализации власти. И в этом контексте есть еще один риск. Нам искусственно навязывают выбор, который не следует ни из нашей истории, ни из практик конституционного процесса. Речь идет об изменении территориального устройства и отторжении украинских территорий. Хочу обратить внимание на огромную ценность нашего государства — его унитарность. Несмотря на всю сложность нынешнего процесса, мы должны сохранить соборность страны и ее целостность. 

И, наконец, пятый приоритет — определение и закрепление на конституционном уровне международного статуса Украины, создание надлежащих конституционных основ ее участия в интеграционных мировых и европейских процессах, а главное — создать основы гарантирования безопасности нашего государства и защиты его суверенитета. 

Не менее важным, чем содержательный аспект конституционных изменений, является аспект процедурный. Конституционный процесс и механизм введения в действие новой редакции Основного Закона должны быть такими, чтобы легитимность обновленной Конституции не вызывала сомнений. Очевидно, что такая легитимность может быть достигнута, только если конституционные изменения будут внесены после широкой, открытой и свободной общественной дискуссии при участии оппозиции и гражданского общества и в строгом соответствии с конституционными положениями о внесении изменений на основе превентивного конституционного контроля решений квалифицированного и конституционного большинства Верховной Рады. Вполне очевидно, что внесение изменений в Основной Закон, которое основывается на решении Конституционного суда, не может иметь такой легитимности. Поэтому я надеюсь, что разговоры, которые еще летом велись в украинском политикуме и журналистской среде, о намерениях руководства страны "организовать" решение Конституционного суда о возврате к Конституции 1996 года, сегодня уже утратили свою актуальность.

Чего не скажешь о таком пути утверждения нового текста Конституции, как всеукраинский референдум. Этот вариант рассматривается как возможный в Украине. Но, по моему глубокому убеждению, не соответствует подходам европейского конституционализма, который предусматривает внесение изменений в Основной Закон исключительно в том порядке, который прописан в самой Конституции. Это правило — аксиома и не нуждается в доказательстве. Кстати, Конституционная Ассамблея в свое время зафиксировала свою твердую позицию о недопустимости утверждения Конституции на референдуме. При том, что именно под эту задачу при президентстве Януковича принимался в 2012 году Закон Украины "О всеукраинском референдуме", который не соответствует ни действующей Конституции Украины, ни европейским стандартам в сфере непосредственной демократии. Одна лишь вероятность (а она в Украине в нынешних условиях довольно велика) использования референдума в качестве инструмента для манипулирования общественным мнением вновь поставит под вопрос легитимность нового Основного Закона. 

Впрочем, некоторые политические силы, политтехнологи и даже ученые, используя привлекательность самой идеи привлечения народа к принятию важных государственных решений, настойчиво раскручивают тему референдума по вопросам конституционной реформы. Интересно, что от руководства Российской Федерации, которое время от времени пытается, так сказать, стимулировать Украину в ее движении на пути к конституционным преобразованиям, уже звучали призывы к принятию именно на референдуме новой Конституции Украины. Вспомните, кто именно из украинских политиков наиболее настойчиво выступает за выяснение мнения граждан с помощью референдума, и вам многое станет понятно.

Итак, единственным легитимным способом внесения изменений в Основной Закон остается процедура, предусмотренная тринадцатым разделом действующей Конституции. 

Но все будет зависеть от того, насколько окажутся состоятельны в этом смысле парламентское большинство и президент. Поскольку если кризис будет углубляться, а конституционные политические игроки не будут реально работать над задекларированными изменениями в Конституцию, у украинского общества будут все основания предпочесть не внесение формальных конституционных изменений, а специальные процедуры полного пересмотра Основного Закона — например, через Конституционную Ассамблею учредительного характера в комплексе с другими мерами полной перезагрузки системы власти в Украине с целью сохранения ее государственного суверенитета и целостности территории.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
8 комментариев
  • lesya 1 декабря, 23:42 Я не такой тонкий специалист в конституционном праве. Но, знаю, что эта Конституция (2004), которая уже нас спасла. Которую тоже хотели менять , но я была против, про что и написала представителям партий, потому что сделать нечто очень просто, а сделать целостный логический документ - это дело не с наскока, это дело суперпрофессионалов. Кроме того, есть опасения, что исчезнут некоторые разделы, которые касаются фундаментальных прав, права народа на землю, на работу, на социальную защиту и др. Поэтому было бы логичней разработать Законы , которые для начала реализуют указанные выше права, а не "в который раз опять начну сначала". Я вот слушаю политиков и не могу понять, что они собираются в экономике делать. Многие мои знакомые уже не могут ждать, потому что ни зарплаты ни социальных гарантий, а будет опять поднятие цен, Я вот уже устала бороться с так называемыми "реформами", когда цену на газ хотели поднять в 7 раз, что очень быстро бросило бы страну в бартер , в лучшем случае. Напишите Законы, которые дадут людям право ,на работу, на учебу, на медицину, на землю(кто-то уже писал об открытии счетов на каждого), все это не реализовано, люди с высшим образованием убегают из страны, дайте какие-то посылы, где деньги брать на открытие своего дела, где молодежи работать. Что-то этого не слышу, с чего тогда экономика поднимется, если денег нет у людей, в таком случае экономика может только еще ниже упасть. Нет спроса - нет экономики. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Olexiij Babenko 1 декабря, 21:42 Прочитав перші три рядки і виникли відразу великі сумніви в інтелектуальній спроможності автора. Тому до неї питань немає.  Дуже хотілося б застерегти, до речі, від такого тупого шаблонно-чиновного сприйняття конституції при створенні проекту нового основного закону. Є ж в Україні справжні фахівці, можна й з-за кордону конституціоналістів запросити. Може навіть якого тямущого студента, чи випускника, який ще не встиг отруїтися штампами вітчизняної "школи". Нехай візьме, підчитає трохи відомі праці нобелівських лауреатів, і вперед. Бо гаплик державі настане. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Flutter 1 декабря, 16:26 «Тоді Парламентська Асамблея Ради Європи висловила "глибокий жаль з приводу того, що поправки (???) до Конституції, внесені (???) 8 грудня 2004 року в рамках пакетної угоди, містять положення (???), що, як неодноразово вказувала (???) Венеційська комісія, не сумісні з принципами демократії та верховенства права"» - прошу автора, як члена Венеціанської комісії до 2014 р., конкретизувати її ВЛАСНЕ!!! розуміння «положень, що не сумісні з принципами демократії та верховенства права». Відповідь автору підкаже наступна цитата із РІШЕННЯ КС України у справі за конституційним поданням щодо відповідності ЗУ «Про внесення змін до Конституції України» від 08.12.2004 р. № 2222-IV: «Про недотримання конституційної процедури розгляду та ухвалення Закону N 2222 ( 2222-15 ) зауважили у своїх висновках європейські та вітчизняні публічні інститути, зокрема Парламентська Асамблея Ради Європи, Національна комісія із зміцнення демократії та утвердження верховенства права, Європейська Комісія "За демократію через право" (Венеціанська Комісія). На їх думку, ця процедура була впроваджена з порушеннями принципів демократичної держави і верховенства права. У документах вказаних організацій йдеться про такі порушення, як розгляд Верховною Радою України без висновку Конституційного Суду України остаточного тексту Законопроекту N 4180, одночасне голосування за прийняття декількох нормативно-правових актів». Добавлю: Ви, нешановна, від часів Януковича В.Ф. ПОСТІЙНО!!!, як «вправний юрист», перекручуєте і добавляєте «від себе» положення і норми, яких у житті НЕ ІСНУЄ!!!, чим умисно дезорієнтуєте громадян України. І Вам НЕ СОРОМНО!!!, як юристу? Чому у належний час, Ви ОСОБИСТО!!! не поставили Януковичу В.Ф. Ваші сьогоднішні питання: «Чи можна в неконституційний спосіб досягти позитивних змін? Чи буде легітимним закон, ухвалений або відновлений з порушенням засадничих принципів правової держави?» Чи не Ви, ОСОБИСТО!!!, маєте «банальну непідготовленість до такої глибокої роботи, брак знань та політичне безкультур'я»? Вважаю за НЕОБХІДНЕ!!! Вас, разом із так названою Януковичем В.Ф. «Конституційною Асамблеєю», відправити «на задвірки історії». Чинна Конституція України відповідає усім правовим міжнародним вимогам і не Вам її «кроїти». Виклик кинуто - чекаю Вашого РЕАГУВАННЯ!!! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • gad-fly 30 ноября, 22:28 Авторка висловила абсолютно правильну думку, але в умовному нахилі: «… українське суспільство матиме всі підстави надати перевагу не внесенню формальних конституційних змін, а спеціальним процедурам цілковитого перегляду Основного Закону — до прикладу, через Конституційну Асамблею установчого характеру…». Цікаво, чи керується вона конституційним Принципом Верховенства Права? Котрий у даному випадку можна сформулювати дуже просто: порушене право громадян повинно бути відновлено незалежно від відсутності законодавчої процедури такого поновлення! Інше запитання. Чи визнає пані Ставнійчук право народу на Установчу Владу як одне із природних, невідчужуваних прав? Чи визнає вона, що у 1996-му році нашу націю було брутально позбавлено такого права? Якщо відповіддю буде «так», то «Українське суспільство має всі підстави надати перевагу не внесенню формальних конституційних змін, а спеціальним процедурам цілковитого перегляду Основного Закону — через Конституційну Асамблею установчого характеру», чи Конституанту! Незалежні від усіх гілок влади Установчі Збори якраз і приймуть «збалансовані зміни до Конституції, а саму Конституцію — стабільною». Підкреслю спеціально для деяких «знаних» конституціоналістів країни, саме конституційний Принцип Верховенства Права для обрання Установчих Зборів, напрацювання ними тексту нової Конституції із подальшим затвердженням її на референдумі, не потребує проведення 2-х попередніх референдумів, котрими, буцімто, треба вносити зміни у діючу Конституцію для легітимності Установчих Зборів і процедури прийняття нової Конституції. До речі, доведіть, шановна пані, що Венеційська Комісія не визнає право народу на Установчу Владу як одне із природних, невідчужуваних прав! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Fyfnjkbq 29 ноября, 19:36 Да, да, Богдан Дівнич, нынешняя власть такая. То ли дело прошлая... Один президент чего стоил! Настоящий государственный деятель! Деятельность начитал стягивания шапок, окончил грабежом всей страны. А как Конституцию чтил...Была Украина парламентско-президентской республикой, захотел президент - стала президентской. О своих коммерческих интересах никогда не думал, всё об интересах Семьи заботился. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Богдан Дівнич 29 ноября, 12:44 Ази конституційного бачення ,викладені в статті,не до снаги нинішній владі,бо в основі її діяльності аж ніяк не державотворення,а реалізація власних понять з точки зору індивідуального комерційного світогляду,в якому домінує наволочний принцип-а що це дає мені особисто?Тут діє інстинкт самозбереження в першу чергу особистий.На сьогодні на владній верхівці державними діячами навіть не пахне,тому ця стаття не для їхнього розуміння.
    Olexiij Babenko 1 декабря, 21:46
    Якщо владі воно не до снаги, то значить воно є нікчемним. Не діятимуть тексти які "не до снаги", мірилом їх правильності є певний рівень зрозумілості, бо вона має стосуватись всіх членів суспільства. наша конституція висосана з пальця паркетного юриста, тому й нікчемна.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Юрий Плюшкин 29 ноября, 11:34 Конституция Украины для наших элит просто временное явление на период власти. К державному строительству ни чего не имеют. Просто -элит НЕТУ. и на врядле в ближащее врямя они появятся. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 27.15
EUR 29.57