Цена филологической находки КСУ: тупик конституционной реформы

Марина Ставнийчук 25 марта 2016, 00:00
ксу

Читайте также

 

 

Под конец минувшей рабочей недели, 18 марта 2016 г., Конституционный суд Украины сделал достоянием гласности решение, которым окончательно похоронил остаток иллюзий относительно своей компетентности и независимости. 

Касалось оно конституционного представления 51 народного депутата Украины из провластной коалиции, с которыми случился коллективный приступ слабоумия, вследствие чего они обратились в КСУ с просьбой растолковать понятие "следующая очередная сессия", содержащееся в статье 155 Конституции Украины. По большому счету, Конституционный суд должен был бы отказать парламентариям в открытии производства, как минимум посоветовав им заняться повышением уровня своего образования. Но это, наверное, был бы не тот Конституционный суд, который, будучи подвешенным на крюк за грехи прошлого, последние два года четко и последовательно исполняет пожелания действующей власти.

Итак, судьи КСУ два месяца ломали головы над тем, как в угоду власти объяснить, что следующая сессия Верховной Рады — это не обязательно наступающая непосредственно за текущей, а любая другая после нее, и в конце концов сделали это. Не помешала даже абсурдность аргументации практической необходимости официального толкования конституционного положения "на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины". Необходимости, банально связанной с антиконституционностью взятых по Минску-2 обязательств. В частности относительно "проведения конституционной реформы в Украине со вступлением в силу до конца 2015 года новой Конституции", где ключевым элементом является децентрализация (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов). А также с нежеланием или неспособностью вершителей конституционного процесса организовать работу в рамках должных условий и сроков.

В своем решении КСУ установил, что "из-за ограничения во времени относительно выполнения необходимых процедур для окончательного одобрения законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины относительно децентрализации власти (реестр.  № 2217а) может сложиться ситуация, что этот законопроект может быть не рассмотрен на протяжении третьей сессии Верховной Рады Украины".

В этом контексте нужно вспомнить, что соответствующее представление 51 народного депутата поступило в КСУ 19 января 2016 г. До этого, еще в конце декабря 2015 г., парламентарии приняли постановление (№ 907-VІІІ от 24.12.2015) о внесении изменений в календарный план проведения третьей сессии Верховной Рады восьмого созыва, продлевающее срок ее проведения до 2 февраля 2016 г. В тот же последний день третьей сессии и планировалось окончательно одобрить законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины относительно децентрализации власти.

В общем, если вспомнить хронологию событий, связанных с принятием конституционных изменений в части децентрализации, окажется, что это хронология подтасовок, манипуляций и нарушения разумных сроков.

Так, 19 июня 2015 г. спикер парламента передал на рассмотрение Венецианской комиссии проект изменений в Конституцию Украины относительно децентрализации. Поскольку украинская власть очень спешила, то через три дня, 24 июня, появился предварительный Вывод европейских экспертов (CDL-PI(2015)008). В трех пунктах документа их оценки были положительны, в двадцати шести — содержались существенные критические замечания. Однако украинская власть сразу сообщила, что Венецианская комиссия одобрила проект изменений в Конституцию. К тому же, как позже выяснилось, в Венецию передали текст, отличавшийся от наработок членов Конституционной комиссии.

1 июля 2015 г. президент внес в парламент проект Закона Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" (относительно децентрализации власти)", а уже 15 июля, накануне дня голосования (16 июля) о включении законопроекта (реестр. №2217а) в повестку дня и направлении в КСУ, его редакцию вдруг изменили.

27 июля 2015 г. КСУ начал рассматривать дело №1-18/2015 в режиме закрытого заседания, а уже 30 июля (за три дня!) предоставил свой вывод №2-в/2015 о соответствии законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины относительно децентрализации власти требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины.

31 августа 2015 г., в последний день второй сессии парламента, работу которой специально (хотя и сугубо формально, поскольку фактически народные избранники в то время отдыхали) продлили до открытия третьей парламентской сессии, состоялось предварительное одобрение проекта изменений в Конституцию относительно децентрализации. В результате, как известно, страна получила "конституционные изменения на крови".

Особый факт этой хронологии — обратившись в КСУ, власть не потрудилась даже сделать хорошую мину при плохой игре, потому что 28 января 2016 г. (на следующий день после регистрации законопроекта реестр. №3812 от 26.01.2016) Верховная Рада Украины приняла, а президент немедленно подписал Закон Украины "О внесении изменений в статью 149 Регламента Верховной Рады Украины". Кстати, принимая свое нынешнее решение, КСУ не дал этому оценки, а послушно притворился, что он не в курсе и разрешает парламенту сделать это только в будущем.

Таким образом, нынешнее решение Конституционного суда, вышедшего за рамки своих полномочий и позволившего себе "установить" иной порядок изменений в Конституцию, чем предусмотренный самим Основным Законом, — логическое продолжение издевательства над конституционно-правовыми нормами и процедурами, происходившего в течение всего конституционного процесса. Качество содержания последних решений КСУ, очевидно, ставит под сомнение интеллектуальный уровень судей и их профессиональную подготовку к деятельности, связанной с пиком карьеры правоведа. Уровень примитивизма аргументов суда (тех судей, которые голосовали "за") в этом решении просто поражает: "Рассматривая затронутый в конституционном представлении вопрос, Конституционный суд Украины учитывает, что слово "следующий" означает "тот, который наступает, располагается или появляется вслед за кем-нибудь, чем-нибудь; ближайший после кого-то, чего-то", то есть указывает на последовательную очередность действий (событий), которые идут друг за другом. Это слово имеет и другое значение — "который должен состояться" (последующий, дальнейший) (Большой толковый словарь современного украинского языка). Таким образом, слово "следующий" имеет несколько значений. Учитывая это и с целью выяснения содержания положения "на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины", которое содержится в статье 155 Конституции Украины, Конституционный суд Украины считает необходимым применить также системное, логическое и целевое толкования".

То есть единственной основой официального конституционно-правового толкования КСУ был лингвистический словарный анализ. При этом из двух значений, предлагаемых Большим толковым словарем современного украинского языка, суд взял не "основное" лингвистическое толкование, а "другое" — второстепенное. Ну, а доктринальные, правовые документы, гносеологические и теоретические аспекты ему вообще не нужны. Он их не анализирует. Или не способен анализировать?

Впрочем, чего еще можно ожидать от органа, который в 2010 г., отменив конституционную реформу 2004 г., создал основания и принципы для конституционного переворота? Все шансы на реабилитацию имиджа, на рост доверия, на восстановление авторитета этого учреждения, к величайшему сожалению, потеряны. Это факт. И это выбор судей, которые не умеют говорить власти "нет". Власть, безусловно, это использует в собственных интересах.

Не помешал Конституционному суду выполнить провластную задачу даже тот факт, что в своем решении от 17 октября 2002 г. № 17-рп/2002 он уже высказывался по поводу положения "на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины". Тогда, давая официальное толкование положений статей 75, 82, 89, 91, 104 Конституции Украины относительно полномочий Верховной Рады Украины, КСУ, в частности, указал: "С сессионным характером работы Верховной Рады Украины Конституция Украины связывает и определенные особенности осуществления ее полномочий... Вопрос о внесении изменений в Конституцию должен быть рассмотрен и решен на двух очередных сессиях Верховной Рады Украины последовательно (статья 155 Конституции Украины)". Сейчас, давая официальное толкование положению, которое содержится именно в этой статье 155 Конституции Украины, в решении №1-рп/2016 суд без каких-либо правовых объяснений и аргументов кардинально меняет свою же правовую позицию, которая подтверждена в Украине продолжительной конституционно-правовой традицией и практикой. Тем самым создает недопустимую коллизию, по которой действуют две правовые позиции суда, взаимно исключающие друг друга. В то время как суды общей юрисдикции, согласно процессуальным кодексам Украины, обязаны придерживаться единства судебной практики — единственный орган конституционной юрисдикции этот принцип уже в который раз грубо нарушает на конституционном уровне. Такое пренебрежение приводит к разрушению системы ценностных координат, в которой пытается жить общество. А это очень опасно для государства. Идет разрушение его правовой системы.

Кроме того, Конституционный суд Украины проигнорировал правовую традицию, уже сформированную и реально работавшую в нашем государстве, пусть даже в узком вопросе — конституционного процесса, — которой всегда придерживались все его участники и субъекты. Она касалась вопроса календарного времени, количества одобрений и так называемых "временных задержек" в процедуре внесения изменений в Конституцию. "Временные задержки", как и другие правовые составляющие механизма внесения изменений в Конституцию, вводятся для баланса между его жесткостью и гибкостью. Они обеспечивают конституционную стабильность, лишают конъюнктурного политического влияния, ограничивают исполнительную власть. А также обеспечивают при исключительно парламентской процедуре (как это принято в Украине) право народа влиять на конституционные изменения. Поэтому все международные рекомендации содержат требования консенсусных решений, профессиональных дискуссий, общественных обсуждений и так далее...

В пределах общего континентального подхода, западноевропейской традиции и в Конституции Украины в свое время при ее принятии был введен соответствующий сбалансированный "средний" механизм, в частности в статье 155. Этот порядок и сроки так называемой временной задержки понимались и толковались всеми субъектами избирательного процесса одинаково.

К тому же Конституционный суд Украины не ограничился официальным толкованием, а взял на себя несвойственную ему функцию — конституциедателя. То есть в решении № 1-рп/2016 по собственному усмотрению существенно откорректировал процедуру внесения изменений в Конституцию Украины, предусмотренную разделом ХІІІ Конституции и, в частности, статьями 154–158. Заметив, что парламент "может предусмотреть в Регламенте Верховной Рады Украины возможность принятия законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины как закона на более поздней очередной сессии Верховной Рады Украины с соблюдением положений, закрепленных разделом ХІІІ "Внесение изменений в Конституцию Украины" Основного Закона Украины". То есть акт относительно внутренней организации работы парламента — Регламент Верховной Рады Украины, который можно переписывать хоть ежедневно, — суд уравнял с Конституцией Украины, а то и поставил над ней, хотя сам Основной Закон этого не предусматривает по конституционной процедуре. И это вместо признания неконституционными изменений, внесенных в январе нынешнего года в статью 149 Регламента. Это не укладывается в какую-либо правовую доктрину и традицию!

Но в своей жажде удовлетворить власть КСУ на этом не остановился. Хотя в своем представлении народные избранники его об этом и не просили, суд попутно решил еще и "усовершенствовать" механизм, заложенный в статью 158 Конституции, которая предусматривает: "Законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины, который рассматривался Верховной Радой Украины, и закон не был принят, может быть представлен в Верховную Раду Украины не ранее чем через год со дня принятия решения относительно этого законопроекта". В последнем решении КСУ утверждается: "Если законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины был предварительно одобрен большинством от конституционного состава Верховной Рады Украины, но не рассматривался Верховной Радой Украины на ее очередной сессии, то на него не распространяется указанное положение части первой статьи 158 Основного Закона Украины". То есть из всех возможных случаев, когда "Законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины, который рассматривался Верховной Радой Украины и закон не был принят...", как это предусмотрено в статье 158 без всяких процедурных ограничений, КСУ по собственному усмотрению выбрал только один юридический факт, когда законопроект рассматривался, но не принят парламентом, согласно статье 84 Конституции. Это снова неспособность или нежелание анализировать и давать объективное и профессиональное официальное толкование положений Конституции?

Из этого явствует, что власть готовится к различным вариантам развития событий и страхуется от потери года в предоставлении так называемого "особого статуса отдельным районам Донецкой и Луганской областей" во время так называемой "децентрализации". А ради политической целесообразности с Конституцией можно делать все что угодно, — считают и во власти, и в КСУ. И здесь уже не до условностей в виде уважения к Основному Закону страны и соблюдению конституционных процедур.

Приговор

Я уверена, что черта перейдена. Несмотря на то, что последние два года Европа закрывала глаза на многое в современных политико-правовых процессах Украины, это решение КСУ не останется незамеченным. Кстати, Венецианская комиссия на последней, мартовской пленарной сессии уже обсуждала несколько случаев необоснованного вмешательства в работу конституционных судов в государствах-членах ПАСЕ. Эта тема будет в центре внимания и 4-го съезда Всемирной конференции по конституционному правосудию, который пройдет в Вильнюсе 10—13 сентября 2017 года.

Можно смело спрогнозировать, что Украина — в очереди на обсуждение ее проблем конституционной юрисдикции. Не исключается даже принятие соответствующих выводов, как это было после решения КСУ № 20-рп/2010 от 30 сентября 2010 г., когда Венецианская комиссия, оценивая конституционную ситуацию в Украине (CDL-AD(2010)044), указывала на недопустимость изменения Конституционным судом процедуры внесения изменений в Конституцию.

Но сегодня важнее то, что это решение КСУ в полной мере делегитимизировало конституционный процесс в Украине. Несмотря на традиционное притворство власти, будто "караван идет" при любых обстоятельствах, такими своими действиями она только ускоряет неминуемую развязку. Ее результатом станет новый Общественный договор, в основе которого будет новая Конституция Украины на началах верховенства права, свободы, демократии, конкуренции — как политической, так и экономической. Потому что страна не может потерять последний шанс выжить.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
  • Олександр Миколайович 27 марта, 19:15 Цікаво, а на чому трималися ті "рештки ілюзій щодо ... незалежності" Конституційного суду, якщо він зміг власним рішенням поховати їх? Найбільш вірогідно, що ті ілюзії трималися на нерозумінні того, що КС, як частина судової гілки влади не може бути незалежним, якщо залежна сама ця гілка. Крім того, таку ілюзію зазвичай живить ще й недостатність уявлень про конкретні умови діяльності гілок влади, які роблять їх незалежними одна від одної. Тому, не входячи в юридичні подробиці аналізу обговорюваного рішення КСУ, а спираючись лише на знання умов діяльності КСУ, вже маємо необхідні і достатні ознаки жорсткої залежності КСУ від законодавчої і виконавчої гілок влади, а, відтак, маємо і не меншу залежність рішень КСУ від вимог до нього з боку ВРУ, КМУ і президента. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Олександр Миколайович 27 марта, 19:14 Але чи потрібен "новий Суспільний Договір, в основі якого буде нова Конституція України на засадах верховенства права, свободи, демократії, конкуренції — як політичної, так і економічної" для створення нових умов діяльності КСУ, в яких вся судова гілка влади буде незалежною? Якщо не вживати тарабарщину, наприклад таку, як "конституційна реформа", "Конституція України на засадах верховенства права" і т. п., а триматися однозначно визначених термінів, то очевидною стає достатність внесення змін в чинну КУ. Достатньо надати чинності положенням про обрання та відклик суддів народом, аби мати незалежну від інших гілок влади судову гілку влади. http://politiko.ua/blogpost130147 Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Валерий Петров 27 марта, 04:14 замшелых бездарей и недоученных посаженников (КСУ) гнать взашей без пенсий и отставок.. тупо обнаглели внаглую лобызаться.. "вершина юриспруденции"=абсолютный позор этого дикого конгломерата под названием ГОСУДАРСТВО украина.. увы нам всем((( дичайшая коррупция, панибратство и низкопоклонство на высших уровнях власти, трусость и сплошное враньё... поганая метла ждет эту вонючую свору, жуткими клыками демагогий и манипуляций цепляющейся за возможность повелевать и властвовать! дождетесь, ГИЕНЫ.. северный сосед крепко воспрепятствовал нам вычистить эти авгиевы конюшни; но придет и ваш черед) Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Liza_UA 25 марта, 23:15 Хотілося б дожити до тієї неминучої розв'язки. Вирок не КС, а Порошенку. Але він уже не вражає, бо вражає ВСЕ. Караван іде, бо верблюди мовчать. І де межа цьому "мовчанню ягнят"? Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.97
EUR 28.36