Реклама

БОГИНЯ РОДИЛАСЬ В ДОНЕЦКЕ, А МОЖЕТ СЕСТЬ В КИЕВЕ ПРЕДТЕЧИ, ВИДИМО, ОСТАНУТСЯ НА СВОБОДЕ

Владимир Скачко 10 марта 1995, 00:00

Читайте также

Итак, чисто уголовные обвинения предъявлены лидерам так называемого Великого Белого братства. На скамье подсудимых они оказались, имея, как, видимо, и положено вождям новых подпольных учений, не только имена, но и клички: Марина Кривоногова (в девичестве Цвигун) — Мария Дэви Христос, Юрий Кривоногов — Юоанн Свами и Виталий Ковальчук — архиепископ Иоанн Пёт II. Им инкримированы захват общественных зданий, умышленное нанесение тяжелых телесных повреждений работникам милиции, посягательство на здоровье граждан под видом осуществления религиозных обрядов. Это — всем троим. Мужчинам есть еще и «добавка» — организация массовых беспорядков.

Уже первые судебные заседания, которые, по оценкам экспертов, могут затянуться на полгода, показали несколько вряд ли утешительных тенденций. Первая. Обвиняемые отказались от предложенных и положенных услуг адвокатов, однако избрали очень выгодную для себя линию самостоятельной защиты, а именно — рассматривать процесс как нарушение прав человека на свободу совести, на свободу вероисповеданий. Обвиняемые откровенно дали понять, что киевские судьи уподобляются Понтию Пилату, а сам суд напоминает судилище двухтысячелетней давности, когда тоже судили Божьего сына, сошедшего с небес для спасения рода людского.

Предыстория киевского варианта «сошествия» общеизвестна и ее схема такова. В 1990 году уроженец Воронежской области кандидат технических наук Юрий Кривоногов создает и регистрирует в Киеве центр самопознания и йоги «Атма» и в том же году вступает в законный брак с одной из последовательниц из Донецка Мариной Цвигун. Журналисткой и комсомолкой, которой, видимо, ни то ни другое не помогло раскрыть предначертание земное.

По мере возрастания активные самопознающиеся вожди усилили и аппетиты, центр «Атма» стал всесоюзным и начал проповедовать учение о «живом Боге», которым под именем Марии Дэви Христос и была провозглашена (или, по ее словам, она самопознала себя таковой) Марина Цвигун-Кривоногова. Муж — направляющая и руководящая сила — естественно стал апостолом, которому, как оказалось, не чужды и стремление к самовозвеличиванию, и жестокость в достижении этой цели, и получение «божественного кайфа» от достигнутого.

Еще бы. Активность центра стала бурной, тысячи поклонников в белых балахонах наводнили улицы городов и обклеили их изображением Дэви Марии, духовное служение которой с успехом заменило жизнь в неустойчивом мире, только втягивавшемся в реформы по-постсоветски.

В 1991 году вместо центра было зарегистрировано «Великое Белое братство» как новая религиозная община. Масштаб и характер деятельности братства, участившиеся обращения в органы власти родителей, от которых ушли несовершеннолетние дети, привели к тому, что в 1992 году Братство не было перерегистрировано, а следовательно, стало незаконным, хотя наращивало деятельность. В частности, огромными тиражами издавалась газета «Юсмалос», а братчики, назвавшись «юсмалианами», активно проповедовали гипнотически-фанатический уход от мирской суеты, неповиновение властям, отрицание общественных устоев в любом их виде. Под их белыми балахонами откровенно и отчетливо застучали бесовские копытца, которые не заметило подавляющее большинство обманутых и одурманенных братчиков. Трагедия реформирующегося общества сначала приобретала фарсовые разновидности, а затем оборачивалась еще большей трагедией отдельных личностей, в основном молодых парней и девушек.

Когда власти наконец выдали распоряжение об аресте семьи Кривоноговых, те ушли в подполье, а затем Юрий Кривоногов и сотоварищи спланировали захват музея-заповедника «Собор Святой Софии», где решили отслужить молебен и провозгласить конец света по-киевски. Следствие установило, что план захвата отвечал всем канонам революционно-детективного жанра: с изучением карт-схем расположения входов-выходов, с тайной покупкой замков для блокирования помещений, с целой системой условных знаков и условных объявлений «в нужном месте», в которых, в зависимости от возможности условной покупки квартиры в Москве, говорилось о месте и начале «операции» и т.д. В результате 10 ноября 1993 года чета Кривоноговых в заранее купленных на «черном» рынке париках неопознанной проникла в собор, и на глазах немало изумленных посетителей молебен состоялся. В это время братчики блокировали помещения, вырывали телефонные провода. Конец света был назначен на 24 ноября, но для некоторых он мог наступить в тот же день. От пущенного в ход огнетушителя пострадало несколько милиционеров, а храму-музею был нанесен ущерб в размере почти 60 миллионов карбованцев в ценах того года.

После ареста конец света не наступил, однако врачам-психиатрам и психологам пришлось несколько месяцев выводить из состояния гипнотического транса несколько десятков несовершеннолетних братчиков, которые объявили сухую бессрочную голодовку и отказались от любой медпомощи, чтобы «смертью очиститься и доказать свою верность» вождям.

Другими словами, если кому-то нужны были мученики-жертвы преследований и их мучители-преследователи, то все было сделано в лучшем виде. И с расчетом на то, что, мол, кто там будет разбираться в правоте или неправоте сторон, если «пострадали дети», а власть нарушала права человека.

Вторая тенденция — это стремление сохранить «Великое Белое братство» через сохранение если не всех его вождей, то хотя бы отдельных людей-символов. Когда стало очевидно, что проявление религиозного фанатизма в таких диких формах устрашило общественное мнение, а не вызвало нужное сочувствие и праведный демократический гнев, то кто-то из закулисных режиссеров (или сценаристов) запустил новую версию: Дэви Мария — настоящий ни в чем не повинный «Бог», которого «попутал бес». Обманул и заморочил не только «Божество», но и его верных детей. Найден был и «сатана» — Юрий Кривоногов.

Из показаний даже самих обвиняемых, особенно «архиепископа» Ковальчука, стало ясно, что такой раскол (подлинный или выдаваемый за действительное, неизвестно) в верхушке Братства произошел. Марина Кривоногова активно призывала судей признать свой брак с Кривоноговым расторгнутым, а Виталий Ковальчук в своих показаниях все «валил» на экс-мужа «Бога» и даже заявил, что «Кривоногов установил в Братстве режим хуже сталинского» требуя от братчиков возвеличивания своей персоны и беспрекословного подчинения, грозя всех строптивых «отлучить»!

Сам же Юрий Кривоногов ничего не отрицал и только повторял, что служит Богу, что «Дэви Мария — это знамя», а он — «древко».

На подобные размышления наталкивает и тот факт, что даже в зал суда в первый день проникли братчики и хотели вручить «богине» цветы. А в перерыве один из братчиков, некто
27-летний Андрей (фамилию он не назвал), в журналистские диктофоны заявил, что братчиков 144 тысячи и что суд они воспринимают так, как того и хотят подсудимые вожди, как судилище. Андрей заявил также, что вера в Дэви как в единого «живого Бога», ниспосланного небесами, от суда только укрепляется. Сказал он и о том, что Кривоногов «не внял Богу и всячески ему вредил», другими словами, на фоне белого балахона Марии оттенились темные силы ада. Мы попытались узнать, мол, чем Киев заслужил такую честь — стать обиталищем нового Бога. Нам ответили: так сложилось, Бог теперь решил материализоваться в славянском мире. Ни больше ни меньше.

Что бы это значило — то ли Кривоногов действительно теряет свои позиции «демона» в Братстве, то ли хочет сесть сам и надеется, что «богиня» сумеет сохранить братчиков самостоятельно, — пока неизвестно. Не исключено, что подлинные инициаторы и творцы Братства решили пожертвовать Кривоноговым то ли как с несправившимся с миссией, то ли как с зарвавшимся.

Исходя из вышеизложенного, наконец третья тенденция: придание деятельности Братства, повторяю, только уголовной окраски и стремление осудить за чисто хулиганские действия. Проигнорированными или невыясненными до конца остаются, например, такие проблемы: кто и из каких источников, а главное — зачем в таких объемах финансировал деятельность Братства? На каких печатных мощностях и на чьей бумаге печатались братские плакаты и газета «Юсмалос»? Ведь в последние месяцы деятельности Братства и особенно после ареста «богов» пошли разговоры о том, что это, возможно, антигосударственная антиукраинская деятельность чьих-то спецслужб. Если так, то чьих?

Поговаривали о чудотворной, но злой силе воздействия гипнотических свойств Юрия Кривоногова на неокрепшую неустоявшуюся психику молодых людей, о возможном психотропном воздействии на людей. Если это так, то как можно судить «дьявола» как простого уголовника, не выяснив его способности, не обезопасив простых зеков и тюрьму от превращения в полновесный филиал членов Братства, не изучив механизмы оболванивания и не найдя им противоядия?

Хотя, конечно, я могу забегать вперед, и суд за полгода разберется во всем, что касается этого дела. Но, к сожалению, только этого дела, ибо даже суд не в силах исправить ту нынешнюю ситуацию в стране, которая создает оптимальнейшие условия для ухода молодых людей от ужасов мирской жизни в гипнотический дурман или религиозный фанатизм. Если о конкретных «предтечах» Братства и его «богов» можно спорить, пытаясь найти те кабинеты, где не любят Украину и украинцев, то главный «домашний» предтеча известен. Это украинская власть, которая так и не смогла в пылу набивания собственных карманов предложить обществу что-нибудь другое, кроме новейших «трех Д»: доживаем, доедаем, донашиваем. Действительно, в пору выдвигать лозунг «Ударим разумными действиями властей по всяким Белым Братствам!». И попытаемся дождаться его осуществления. «Религия» по своей осуществимости в реальной жизни может получиться покруче сектантской или, к примеру, марксисткой.

А суд над Белым Братством продолжается. И так и подмывает спросить: «А судьи кто?». Не в конкретном, конечно, а в общефилософском смысле...

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама

  • +19 °C
  • +16 °C
  • +20 °C
Курс валют
USD 1122.74
EUR 1555.55