НЕ РЕВЕТ ТЕПЕРЬ ДНЕПР, ТОЛЬКО СТОНЕТ

Валерий Друженко 13 января 1995, 00:00

Читайте также

В старину дальновидные потомки Ярослава Мудрого, угрожая немалыми штрафами нерадивым хозяевам, повелевали в «Русской правде» (первом своде законов Киевской Руси) «возводить мельницы так, чтобы не затапливать лугов и пахотных земель выше по течению». Современные ослушники воли великих князей спустили под воду более 700 тысяч гектаров плодородных почв. Экологические, научно-технические факторы бездумно отметались, когда в игру вступала первая скрипка - идеология. В частности, при подборе места для новой ГЭС революционное наследие Каховки оказалось решающим. Здесь, дескать, раньше били врага, то и название города «родной винтовки» должна носить будущая станция.

«Наиболее подходящий вариант сооружения был не здесь... а в Горностаевке. Об этом говорили специалисты, писали докладные записки... Что теперь будет, увидим. Может случиться много досадных неожиданностей. Может заполнить поды. Поднять может снизу соль и засолить степи», - сетует в «Дневнике» в 1955 году Александр Довженко. Как в воду смотрел тогда гений украинского кинематографа.

Буйно зацветает теперь в июле - августе 85 - 90% акватории резервного водопоставщика - Каховки. Этот рукотворный шедевр, дно которого покрыто полутораметровым шаром ила, меняет воду только 2 - 3 раза в году и по сравнению со своими днепровскими братьями находится в самом плачевном состоянии.

Не ревет теперь Днепр, только стонет. Извелась, связанная рукотворными морями, казацкая гордость Украины, из которой не только конь Богданов, но и сам славен атаман мог водицы пригубить. Осталось лишь жалкое подобие былого могущества. Лишившаяся живительного течения, а значит, и утратившая способность к самоочищению река из великой, воспетой творцами разных народов водной артерии превратилась в грандиозный резервуар для промышленных, сельскохозяйственных, бытовых отходов.

Из-за гидростроительства поднялся уровень грунтовых вод далеко от берегов. Усилилось засоление земель. Почти в 10 раз увеличился объем подземного стока, а вместе с тем, значительно возросло загрязнение подземных вод, особенно в нижней части бассейна.

Половина всего водного речного запаса, ежегодно участвующая в производственных процессах, возвращаясь, количественно и качественно пополняет и без того «богатую» днепровскую акваторию компонентами, опасными для человека и окружающей среды.

54,9 тыс. тонн зависших веществ, 1,7 тыс. тонн фенолов, 370,5 тонн фтора, 2,0 тонн формальдегида, по данным Гринпис, каждый год вливается в Днепр. Львиная доля этого «букета» оседает в его огромных рукотворных «мусоросборниках».

Устаревшие очистные сооружения делают водные стоки не намного чище. Хотя ныне фабрично-заводской маховик вращается не на полную мощь, нагрузка на окружающую среду не снижается.

Вообще-то идея водохранилищ стара и не так уж плоха. Уже в Древнем Египте сооружение их признавалось величайшим искусством. В современных странах цивилизации от практики водохранилищ не отказались, но давно определились для себя - водные резервуары должны быть одно- либо двухфункциональными. Наша же водица - на все случаи жизни - используется в промышленности, земледелии, судоходстве, рыбопромысле и вместе с тем употребляется в пищу. Национальное питьевое достояние Украины превратилось в национальное бедствие.

- Ужасно то, - считает директор Института коллоидной химии и химии воды Вячеслав Владимирович Гончарук, - что этот пищевой продукт страдает от комплексного загрязнения - химического, радиохимического, бактериального. Конечно, эпидемии, свирепствовавшие в 1994 году, - от воды. Уничтожить бактерии в состоянии большие дозы хлора. Однако в итоге получаем водопроводную воду еще более токсичную, чем исходная, днепровская.

Такие реки нигде не используются как питьевой источник. Но у нас другой воды нет. Спасает ситуацию принципиальное изменение технологии водоподготовки, переход от хлорирования к озонированию. Озон способен на порядки снизить токсичность соединений, образующихся при нынешней технологии очистки.

Предполагалось, водохранилища напоят водой сельскохозяйственные земли и в результате повысится их продуктивность. Действительно, сооружение искусственных морей позволило увлажнить 1 млн. га. Почти столько же спустили в бездну. По расчетам специалистов, на орошаемых полях должна была вдвое подняться урожайность. Но этого не случилось. Именно три десятилетия тому, в разгар возведения водных гигантов, начали покупать хлеб за границей.

Ожидалось, нынешние «днепровские болота» станут громадными резервуарами пресной воды. Так и произошло. Почти 70% водных запасов вобрали они в себя. Жаль, оценка качества неудовлетворительная - третий-четвертый класс, умеренно грязная и грязная, непригодная к употреблению.

А выгода от получаемой электроэнергии выглядит жалкой, если взять во внимание ежегодные потери от затопления черноземов днепровских пойм, которые в 350 раз перекрывают прибыль всех шести ГЭС на Днепре. Чернобыль подлил масла в огонь, и на баланс Киевского водохранилища уже поступило свыше 60 млн. тонн радиоактивного ила.

- Так может просто разрубить этот гордиев узел, спустив одновременно все водохранилища, если уж они оказались такими неукротимыми, и вековать себе дальше, как до их сооружения?

- Нельзя, - говорят специалисты. - Такая революция наделает бед еще б‹льших, чем первая, когда возводили электростанции. Ведь уже сложилась устоявшаяся инфраструктура. От этой воды зависит функционирование производств, сельского хозяйства, речного транспорта. Плодородные когда-то земли оголятся снова, но еще десятилетия останутся непригодными для земледелия. Да и реальная угроза здоровью людей существует. Подсохнут и начнут гулять с ветерком по всей Украине донные отложения всех загрязняющих веществ. Если учесть концентрацию радионуклидов в Киевском водохранилище, да и в других - это второй Чернобыль.

Речь может идти только о постепенном отказе от водоемов. Вокруг этого вопроса и ломают копья специалисты.

В национальной программе экологического оздоровления Днепра предложены радикальные меры по спасению реки: проведение противоаварийных работ, которые сократили бы проникновение в реку загрязняющих веществ, внедрение экологически чистых технологий на новых объектах, ликвидация самых опасных источников загрязнений.

- Позиция правительственной комиссии и тех 50 институтов, которые разрабатывали эту программу, - по мнению заместителя председателя общественного комитета спасения Днепра и малых рек В.Максимчука, - принципиально неверная. Они - противники коренных изменений. Решили лишь оздоравливать цепочку гнилых искусственных морей. Это Днепру не помешает, но локальное действие - около Киева или же под Запорожьем - его не спасет. И вместе с сооружением систем очистки, которые совсем прекратили строить, надо решать вопрос с водохранилищами. Они на любой реке играют роль распределителя воды для народного хозяйства: весной воды много, летом - мало. Одно из условий функционирования предприятий - получение ими постоянного количества воды. Для регулирования Днепра достаточно одного Кременчугского водохранилища. Наша организация считает другие рукотворные моря, кроме Кременчугского и Киевского, которое трогать нельзя из-за радионуклидов, ненужными. Мы не хотим одновременно уничтожить все водохранилища, в чем обвиняют нас официальные оппоненты, лишь предлагаем оптимизировать их режим. Взять хотя бы Каневское море. Его общий вклад в водные ресурсы 0,3% - почти никакого, в гидроэнергетике то же самое. Можно приспустить его на 1 м или хотя бы на 0,5 м. Это - в рамках эксплуатационных уровней. Увеличится водооборот. Когда есть течение - происходят процессы самоочистки. Конечно же не от тяжелых металлов, а от органики. Затем несколько лет понаблюдать за результатами. Если положительные - медленно приспускать дальше, а в будущем, при переводе хозяйствования на режим водной экономии, постепенно отказываться от водохранилищ. Ведь теперь на единицу продукции затрачивается воды в десятки раз больше, чем в развитых зарубежных государствах. Когда-то нас пробирала гордость, что мы по суточным затратам на душу городского населения (450 литров) превзошли лондонцев, использующих 250 литров. Гордиться нечем, ведь чем больше воды потребляется, тем сильнее она загрязняется.

Общественный комитет спасения Днепра и малых рек в своей правоте убедил американцев, которые, кстати, ликвидировали у себя шесть водохранилищ. Они берутся оказать помощь в разработке варианта оптимизации режима Каневского водохранилища.

На сегодняшний день отечественным специалистам трудно самостоятельно распутывать проблемный узел, связанный с каскадом водохранилищ на Днепре. Но уже теперь ясно: создание рукотворных морей и разрешение одних проблем привело к возникновению новых, посложнее, и разрешение их - удовольствие дорогое.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.06
EUR 29.18