Как иностранец "пульс" Донецка измерил

Анна Пароваткина 20 сентября 2013, 18:45
Комната пульса

Читайте также

"Один из ведущих мировых специалистов по научно-техническому и электронному перформансу", "звезда интерактивного электронного искусства" и просто художник, чья зрелищная инсталляция Pulse Spiral открывала знаменитый московский "Гараж", — все это о живущем в Монреале Рафаэле Лозано-Хеммере. Недавно он осчастливил и Донецк. Представив в "городе роз" (в рамках проектов фонда "Изоляция. Платформа культурных инициатив") интерактивную инсталляцию "Комната пульса". 

Ранее этот проект экспонировался в Мексиканском павильоне на 52-й Венецианской биеннале (Италия, 2007), 21st Century Museum of Contemporary Art (Япония, 2009), Museum of Contemporary Art (Австралия, 2011–2012), на многих других выставочных площадках мира. До канадского художника мексиканского происхождения в том же павильоне донецкого арт-кластера "Изоляция" (в цеху бывшего завода по производству изоляционных материалов) выставлялся только проект "1040 метров под землей" не менее легендарного Цай Гоцяна. 

По степени зрелищности "научные", на стыке с паблик-артом, перформансы художника (в числе которых Solar Equation — интерактивное искусственное солнце, светящее ночью над Мельбурном) можно сравнить с "архитектурно-пространственными" экспериментами его коллеги Олафура Элиассона. Знакомого украинцам благодаря, в первую очередь, выставкам в ПинчукАртЦентре. 

Донецк впечатлил г-на Лозано настолько, что в будущем, в рамках своего международного проекта "Последнее дыхание", он собирается "законсервировать" для истории голос самой Украины. И на полном серьезе интересовался, кого из ныне живущих певцов мы сами считаем символом своей страны. Масштабный же — длиною в необозримый цех — аналог мигающей в такт сердцебиению зрителей люстре, так впечатлившей москвичей в 2008-м, проект "Комната пульса" до Украины уже экспонировался  в указанных выше павильонах и на выставочных площадках мира. 

"Проект связан с фильмом Macario, снятым в 1960-е гг. мексиканским режиссером Роберто Гавальдоном. В одной из сцен картины, страдая от вызванных голодом галлюцинаций, главный герой начинает видеть людей, как свечи, горящие в пещере. 

"Комната пульса" также отсылает к минималистическим, механическим и серийным последовательностям в музыке (такие, например, можно наблюдать у Конлона Нэнкэрроу, Стива Райха и Гленна Бранка) и постулатам кибернетической теории, разработанной в Национальном институте кардиологии в Мехико и описывающей процесс саморегуляции деятельности сердца". Так комментируют концепцию "Комнаты" в самой "Изоляции". А по признанию художника, толчком к ее созданию послужил еще и трогательный биографический факт. Жена г-на Лозано-Хеммера носила двойню. Однажды, во время медицинских манипуляций, сердцебиение сразу двух сердец еще нерожденных младенцев напомнило ему лучшую в мире музыку…

Не иначе, как трогательным (и философичным) можно было назвать и сам стихийно образовавшийся во время презентации "оркестр сердец". В нем аналогом партий различных инструментов стал усиленный динамиками пульс рядовых зрителей. Чтобы добавить в него свою "мелодию", требовалось просто подержаться руками за специальные датчики — и звук пульсации уже твоего сердца раскатывался по всему помещению, вливаясь в облако ритмов. И в такт ему в кромешной тьме мигали многочисленные лампы накаливания.

"Комнату пульса" Рафаэль Лозано-Хеммер открыл собственным аудиоперформансом. Для чего предварительно долго медитировал. Ноктюрн, сыгранный пусть не на "флейте водосточных труб", а при помощи человеческого пульса, просто таки ошеломил, став благодаря технике аналогом одновременно и схода лавины, и ураганного ветра где-то высоко в небесах, и экспериментальной электронной музыки — и, да, как тут не вспомнить о "музыке сфер". "Оркестр сердец" зрителей, дополненный почти "дискотечным" жизнерадостным миганием-танцем лампочек, оказался тише и… оптимистичнее. 

* * *

Напомню, что в Донецке еще в 2010 г. появился, и с тех пор активно развивается, арт-кластер "Изоляция. Платформа культурных инициатив". 

— Дети из ближайших школ, бывавшие не раз у нас на экскурсиях, говорят: "Изоляция" — это "такое удивительное место между памятником помаде и оленем!". Так с юмором цитирует команда Фонда "Изоляция. Платформа культурных инициатив", организованного дончанкой Любовью Михайловой (она же в свое время была одним из соорганизаторов известного Фонда "Эйдос"), отзывы самых непосредственных ценителей всего нового и необычного об арт-кластере. 

Он расположился на территории "законсервированного" завода изоляционных материалов, построенного при СССР, в качестве эксперимента, прямо рядом с шахтой. 

Металлическая фигурка оленя, отлитая еще заводским умельцем-любителем, венчает нависающий над территорией террикон. Другая здешняя самая высокая точка — инсталляция на заводской трубе в виде тюбика помады. Ее создал африканский художник во время проживания в Донецке. Говорят — в память о подвиге шахтерских жен, "поднимавших" после войны здешний край практически без мужчин. Олень с помадой, как и фактически каждый заметный предмет на немаленькой территории кластера, успели обрасти собственной мифологией. Еще недавно "рогатого" регулярно похищали, чтобы сдать в металлолом. А сотрудники "Изоляции" каждый раз спасали животное. В итоге, адрес "прописки" скульптуры теперь знают в пунктах приема металла по всему городу. Воришки под хохот приемщиков (тьфу-тьфу!) перевелись. Пару же второму визуальному символу "Изоляции", металлической "Помаде", должно было составлять солнце на трубе напротив. Wake up, Make up. С ним не сложилось, зато "стори" об этом рассказывают теперь всем новым посетителям.

Удивительно рациональный — и в то же время, вполне артистический — подход ко всему, что видит глаз, вообще можно назвать характерной чертой "Изоляции".

Здесь даже из растущих "просто так" на территории сладких абрикос сегодня делают натуральные сорбеты. И продают в местном кафе, декорированном под советскую столовую. Груды камней под корпусами стали лучшим фоном для скульптур, созданных киевской художницей тут же, в "Изоляции", из мыла. Что, безусловно, тоже несет глубокий символический смысл именно для шахтерского края.

Ржавоватые вагонетки, украшенные витражными разноцветными стеклами, превратились в потрясающей красоты философичную инсталляцию. Наконец, сами корпуса безо всякой отделки, а просто расчищенные от мусора, по традиции стали наилучшим фоном для "искусства". Хоть для рэйв-дискотеки от модного на Западе художника. Хоть для коллективных выставок и "персоналок". 

Сейчас на бывшем заводе одновременно экспонируются "Турбореализм (Прорыв)" — отчетная выставка участников летней арт-резиденции-2012 под руководством кураторов Виктории Ивановой и Агнешки Пиндеры. Интерактивная инсталляция "Расчет" Дженнифер Далтон. И "Место встречи" — "коллективка" 12 самых известных молодых соотечественников, включая Жанну Кадырову.

Но "Изоляция" — это еще и масштабная образовательная программа. Так что особой гордостью здешней команды является сегодня собственный фаблаб, где можно научиться работать даже на 3D-принтере. Его по чертежам собрали сами "фаблабовцы". Рассказы об этой лаборатории (кстати, производящей еще и сувенирную продукцию к каждому проекту), как и обо всем другом на территории кластера, тоже могут вестись часами. 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости