Игорь Кио: «МЕЧТАЮ О ЗАМКЕ ЧУДЕС»

Светлана Короткова 19 марта 1999, 00:00

Читайте также

Есть, конечно, сверхрациональные люди, что не верят в чудеса, но нет таких, кто подсознательно не ждет их. В нашей бывшей громадной стране, наверное, нет человека, независимо от возраста, который не знал бы имя главного волшебника - Кио. Конечно, до появления Эмиля Кио было много факиров и магов, но он был первым, кто решился выступать в этом жанре на арене цирка, где зрители сидят со всех сторон. Гастроли Кио означали всегда аншлаг. С ним выступали его сыновья. Игорь Кио - продолжатель династии. Как сегодня развивается этот жанр? Как живется артисту в наше «неартистическое» время? Об этом и был наш разговор во время недавней встречи в Москве.

- Игорь Эмильевич, в сказочном мире, семье, вы появились на свет и впоследствии сами стали эту сказку создавать. Вы ощущаете себя волшебником?

- То, что другие воспринимают как чудеса, для меня - проза, работа.

- С одной стороны, быть в династии - легко, с другой - это некая нивелировка личности: ты должен соответствовать определенному образу. Это мешало или помогало в жизни?

- Я очень рано определился, вернее, родители определили то, чем я должен заниматься. Впервые вышел на арену в 4-5 лет в костюме лилипута. С самого раннего детства знал, чем буду заниматься, знал, что буду продолжать дело отца. Не было фантазий, как у других нормальных детей - быть летчиком, врачом, кем-то еще. Никогда не жалел о своем выборе. Теперь - о династии. С одной стороны, отец рано, в 65-м году, ушел из жизни, я был совсем молодым человеком, но имя было. С другой, за мной пристально наблюдали и я не имел права на ошибки и промахи, нужно было держаться той высокой планки, которую он задал. Говорили, что отец прожил довольно скучную жизнь в искусстве, у него не было конкурентов.

- Но ваша профессия основана на технике, жизнь идет вперед, и сегодня конкуренты есть. Как вы работаете сегодня, ощущая конкуренцию?

- Не очень-то я ее и ощущаю. Во-первых, моя работа не связана с техникой, это зрители хотят, чтобы было все сложно. Есть, конечно, очень яркое шоу Зигфда и Роя. Есть Копперфильд, хотя он, по-моему, более телевизионный артист. И первые, и второй работают на сцене, я - в цирке. В последнее время иногда приходится выступать на сцене, но в основном - цирк. Это совершенно разные вещи, потому что на сцене можно делать Бог знает что, зрители сидят только с одной стороны. С легкой руки моего отца, Кио - цирк - иллюзия воспринимаются как одно целое. Но до него иллюзионисты на арене не выступали, считалось, что это непригодная для этого жанра площадка. Так что прямой конкуренции нет. Просматривая видео Зигфрида и Роя или Копперфильда, по масштабам, богатству, вложенным средствам, постановочным эффектам, их возможностям можно только позавидовать.

- Нельзя сравнивать коммерческие представления и малобюджетные. Раньше вы занимались только творческой стороной представления, теперь административно-финансовые проблемы тоже на вас. Как чувствуете себя в новом качестве?

- Уже 10 лет не работаю в системе государственных цирков, у меня своя компания. Конечно, сложно, приходится искать спонсоров. Но никогда в жизни не сравню свои сегодняшние сложности с той «заботой», которое проявляло обо мне государство в течение 30 лет, что работал внутри той госсистемы. С горечью вспоминаю эти годы, как пропащие. Нет, были интересные гастроли, люди, встречи, которые с удовольствием вспоминаю. Но с точки зрения творчества это было очень нелегко. Оглядываясь назад, напоминаю себе заезженную кинокопию. 600 представлений в год! За тридцать лет не дали ни одной недели репетиционного периода, денег на создание чего-то нового. Считалось: делаю сборы, зачем же вкладывать что-то еще?! Это был крепостной актерский труд. Сегодня живу, как должен жить нормальный артист: есть интересные контракты - работаю, есть возможность что-то делать - делаю, нет - на нет и суда нет. Я человек свободный, предоставлен сам себе. Помогают правительство Москвы, спонсоры. Уровень поддерживаем, делаем что-то новое, правда, создать современное грандиозное шоу средств нет. Много ездим по странам СНГ, недавно были в Германии, Израиле, полгода работали в Японии. Работой, слава Богу, не обделены.

- Ваш отец был первым, его школа - его сыновья, а у вас есть школа, последователи, ученики?

- Бывает, обращаются, помогаю, конечно, но школы нет. Рассматривая же в плане династии - она продолжается. Внуку тринадцать лет. Четыре года назад на манеже большого цирка на проспекте Вернадского мы отмечали столетний юбилей отца, он впервые вышел на манеж. Сейчас говорить еще рано, должно пройти еще несколько лет, чтобы понять его способности и желания, но династия, может, продолжится...

- Как налажен быт у человека, который всю жизнь живет «вне дома»?

- Сейчас-то налажен, как у всякого нормального человека. Просто иногда выезжаю на гастроли. А вот тридцать лет, о которых говорил выше, дома бывал гораздо реже, чем в гостях. Во время отпуска даже мысль в голову не приходила куда-то поехать, только дома. Заканчивая гастроли, до хрипоты ругался с директорами цирков, чтобы «залететь» дня на три домой, в Москву.

- Игорь Эмильевич, я слышала, что новые технологии могут вытеснить профессию иллюзиониста, возможно ли это? И как вообще вы оцениваете сегодняшнее состояние цирка?

- В любом виде искусства вытесняется то, что плохо. Действительно, некоторое время дюже мало ходили в театр, но сейчас в Ленкоме аншлаги, в Сатириконе - тоже. Публика разбирается, что такое хорошо, а что - плохо. Цирк, который всегда был полон, испытывает дефицит зрителя. Но это не значит, что там все плохо. Есть замечательные артисты, которые работают по всему миру. Здесь им не в состоянии платить столько, сколько они получают там. На пороге ХХI века люди разучились удивляться: полеты в космос, человек с искусственным сердцем - все это норма. Им хочется в сказку, и наш жанр им ее дает. Так что все не так печально.

- Как рождается представление, все замыкается на вас?

- У нас есть команда. Я даю идею, а технические работники ее разрабатывают. Иногда кто-то из команды рождает блестящую идею. Есть творческий состав, который мне помогает. Мы приглашаем авторов: часто работаем с Аркадием Аркановым, с композитором работаем, с художниками.

- Сколько человек в команде?

- Есть костяк, с остальными - контрактная основа. В сценическом варианте программы занято человек 25-30, в цирковом - 35-40.

- Сегодня многие наши артисты, выезжая на зарубежные гастроли, сталкиваются с некоторой дискриминацией по отношению к ним, даже с недобросовестными импресарио. Как вы это оцениваете?

- При том, что я ругал прежнюю систему, но государство посылало на гастроли лучших. Была марка - Московский цирк. Сейчас прорываются все, сами договариваются, работают по клубам чуть ли не за еду, за копейки, и общий уровень и уважение к нашим артистам не те, что были раньше. Поэтому приходится сталкиваться с нечистоплотными импресарио.

- Какие перспективы развития у вашего жанра?

- Все это довольно сложно. Мечтаю о создании стационарного иллюзионного театра - Замка Чудес. Но пока это лишь надежда, что мечта осуществится.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60