Прикус власти

Олег Покальчук 15 января, 00:00
п

Читайте также

Когда героев, живых и мертвых, становится больше, в среде адептов всегда начинаются смута и ересь. Когда Небесная Сотня разрастается до тысяч и тысяч, неизбежно происходит девальвация отношения. Кто-то из польских политиков сказал, что настоящая беда в Украине начнется тогда, когда она осознает, где на самом деле находится.

Вот страна, вот люди, изображающие государство, вот люди, поверившие, что они граждане этой страны.

А вот еще война, совсем забыл. Картина маслом.

Картина умирающей надежды.

На основе наблюдений за умирающими американский психолог Кюблер-Росс выделила пять стадий принятия информации о смерти. Это уже вроде банальность, но применима к любому драматическому переживанию. Нашему в том числе.

1. Отрицание. Когда аннексировали Крым, захватывали госучреждения Донецка и Луганска, печерская власть что-то блеяла, не будучи даже киевской, не то что украинской, и нам казалось, что это чудовищная геополитическая ошибка, с нами такого произойти не может.

2. Гнев. Иловайск, Дебальцево, военные поражения, отступление. Ложь, некомпетентность или трусость генералов (не звание, а собирательный образ). Мы поняли, что это все с нами, и это не ошибка. Наступила стадия гнева. Мы искали и нашли виновных, но оказалось, что это не только отдельные люди, а государственная система УССР, переодевшаяся в гибрид вышиванки с камуфляжем.

3. Торги. Закончив обвинять, мы, как демократическое гражданское сообщество, начинаем "торговаться", пытаемся заключить сделку с судьбой, Богом, ВСУ, СБУ, Нацгвардией, партизанами и т.д. В общем, пытаемся как-то оттянуть время признания очевидного.

4. Депрессия. Пройдя три предыдущие стадии, мы чувствуем, что финал марлезонского балета все равно наступит через оговоренный экспертами и аналитиками отрезок времени. Это произойдет конкретно с нами. Обвинения других не изменят положения вещей. И даже поиски и мечты о казни новых виновных — тоже. И торговаться не получится. Наступает фаза эмоционального выгорания, отчаяние. Утрачивается интерес к волонтерству. Наступает апатия.

Камера, стоп. Это вот как раз то место, где мы находимся. Во всяком случае, если ориентироваться на фокус-группу с гражданским самосознанием, к настоящему послепраздничному времени сохранившую способность мыслить относительно трезво.

Что мы имеем в сухом циничном остатке романтических усилий по евроинтеграции Украины? (Вы еще не забыли, с чего все в очередной раз начиналось?)

Европейский подход, прагматичный, достаточно трусливый для нас, но продиктованный заботой о собственных, а не наших избирателях, что в общем-то справедливо. На этом фоне государство, заботясь о собственных (внимание, собственных, это значит — для себя) избирателях, начало борьбу за выживание. Сначала с теми, кто послабее, потому что такая борьба — не в пример красочнее. 

В борьбу с внешним врагом взрослые дяди сказали не играться, а то по рукам надают или по попе. Потом, когда вырастете. Как в старом анекдоте о первых космонавтах: "собачку кормите, а руками ничего не трогайте".

Не нужно быть особым специалистом, чтобы понять требования Запада ко всей этой нашей войне. Достаточно посмотреть на их реакцию на кельнские события. Категорически уберите "язык ненависти" отовсюду — вот вам инструкции. Физически уберите "псов войны" с фронта, упорствующих в ереси репрессируйте, сочувствующих им осудите. Пока — морально.

Это не какая-то специальная злокозненная украинская схема, а обычное растаскивание дерущихся по углам, пока они весь бар не разгромили. Хотите продолжать — на улицу, то есть переводите формат конфликта во внутригражданский, и хоть удавитесь себе там. У нас вон почти все латиносы такие. И ничего, мир не рухнул.

Понятие права здесь не имеет ничего общего с чувством справедливости. Но мы хотим справедливости. Моральная справедливость и правовая еще со времен Канта — две большие разницы. Но "пока святые молятся, грешники правят миром", сказал британский философ Джон Дьюи.

Отдельно на заметку либералам. Апостол либерализма Фридрих Хайек еще в 1984 году сказал, что для существования либерального общества необходимо, чтобы люди освободились от некоторых природных инстинктов, среди которых он выделил инстинкты солидарности и сострадания. Потому что в идеологии либерализма, царящей в западном мире, повсеместно наблюдается приоритет права над моралью. Нравственность там имеет исключительно юридический, а не общечеловеческий смысл.

Поэтому искренние граждане, апологеты западных (как им кажется) ценностей не вполне понимают, что они всем сердцем и душой стремятся в Европу, которой не существует уж как минимум полвека, а то и век. Власть нынешняя, напротив, очень четко усвоила и приняла именно эту систему ценностей, в которой лояльность важнее, чем гордость и чувство собственного достоинства.

У меня вот домашняя собака на Рождество чуть не сожрала домашнюю же кошку. Не так, чтобы уж совсем, но прикусила. Кошка оказалась в итоге помятая, в обильных собачьих слюнях и в нервах. С попранным грубыми алабайскими лапами тонким чувством кошачьей справедливости.

Здесь важно объяснить бихевиористический расклад и демографию.

Кошка из нового поколения небитых и свободомыслящих мелких хищников. Ворующих по мелочам, но по беспределу. Считает себя автохтоном. Либерал широких взглядов, в том числе и на право собственности. Самоотверженно оказывает мне волонтерскую помощь свежими мышами. Собака, с ее точки зрения, — понаехавшая и узурпировавшая власть в доме. Результаты человеческого плебисцита кошка считает несправедливыми. Но эмигрировать тоже не хочет.

Собака живет по понятиям, стало быть, если ворует, то по-крупному, и не мелочится на нюансы мультикультурализма, потому что большая, как из фильма "Neverendless story". 

Этот конфликт, как обычно бывает в нашем государстве, — обидный, но не первый год безболезненно существовавший в слабо пересекающихся реальностях.

Пока в эйфорической атмосфере праздника в собачьей миске не оказалось мясо, а миска не оказалась на традиционных путях перемещения кошки. И, как обычно, политический кризис случился по причине столкновения хороших намерений с еще лучшими.

Кошка законно решила поинтересоваться, что это за провокация на ее миграционных путях. А собака решила, что это удобный повод наконец-то перестать быть великодушной, положить конец кошачьему беспределу и показать, кто здесь власть.

На последовавшие выражения глубокой человечьей обеспокоенности собака признала, что внутренняя политика дома должна соответствовать мировым стандартам добрососедства. Но сначала — мясо. Потому что ее конституционный долг — быть гарантом защиты дома, в том числе и от внутренних угроз. А гарант не может ходить голодным. Особенно в праздник.

Мир кошки рухнул. Она поняла, что ее предали и несправедливо закрыли в шкафу (на время проведения следствия), с собакой она впредь будет общаться только при свидетелях, а мышей я больше не получу.

Два мира — две системы в одном доме, то есть в стране. Вернемся к стране, если бихевиористический намек был недопонят.

Коррупция в украинских масштабах — это, разумеется, плохо. Но это не масштабы вовсе, а так, пыль. Кокаиновая империя Пабло Эскобара в Колумбии зарабатывала 60 миллионов долларов в день — да, именно в день, вот это был масштаб. И Штаты вообще даже не парились, пока там не запахло коммунизмом.

У нас нет денег и нет людей. С деньгами — более-менее ясно. Если мы давно не производим ничего, что можно продать за приличные деньги в ХXI веке, и сами это, извините, потреблять тоже не хотим, то продажа, например, артефактов Укроборонпрома — это вопрос кармана, но уж никак не казны.

Людей же в требуемом и ожидаемом количестве не существует в Украине физически. Все демографические сказки о численности — просто средство воровства бюджетных денег. Мобилизационные потуги это очень красноречиво показали. Даже если вы забреете в солдаты по принудиловке всех мажоров и отмазчиков, требуемых 210 тысяч армия все равно не наберет. Даже с отозванными из запаса. Даже если они будут работать за троих, что и делают.

Но совершенно не важно, что есть на самом деле. Важно — как это выглядит. Ибо видимость определяет поведение масс больше, чем рацио. Противник это знает очень хорошо. 

В информационных воздействиях, пышно именуемых дилетантами "информационной войной", эффективным является усиление существующих противоречий, а не создание новых. Особенно если существующие не признаются по причине эстетической некошерности — "у нас такого не может быть". 

Волонтерское движение, если посмотреть на динамику его непризнания, попадает как раз под этот расклад. Не нужно цитировать списки награжденных волонтеров. И про "волонтерский десант" тоже не надо. Все призывы госструктур о том, что им "нужны новые люди", упираются в факт, что им нужны прежде всего "свои" люди, и не новые. Волонтерское движение этим внутренним коллаборационизмом страдало в очень малой мере, за что и поплатилось. Не будучи целостным, это движение получило серьезные моральные травмы, но прежде всего от рушащихся собственных иллюзий.

В стадиях кризиса (отрицание, гнев, торги, депрессия, принятие) различаться будет лишь сила, с которой эти стадии переживаются. Суть их на самом деле одна — ложная самооценка, неверное целеполагание, болезненное тщеславие, выдача тактики за стратегию, желание самим устанавливать цену и вознаграждение за затраченные усилия.

Под волонтерами я здесь понимаю и добровольцев, и сочувствующих и помогавших, посколько "volonteer"— определение достаточно емкое, это лишь нам понадобилось разводить по юридическим понятиям.

Репрессии власти — это инстинктивно смыкающиеся собачьи челюсти. Власть ведет себя так везде и всегда, а если она ведет себя иначе, то это не власть.

Фемида на самом деле не слепа, чтобы вы понимали. И никакой повязки у нее никогда не было, это для безграмотных лохов манипуляция. Это древнегреческая богиня права и законного порядка, дочь Урана и Геи; была первой женой Зевса, и от этого брака родились оры и мойры. Одной из дочерей Фемиды была ора Дике — богиня справедливости. Не они вершили правосудие, а Зевс. В их присутствии. Повязка на глазах была у римской богини Юстиции, почувствуйте разницу.

У нас конфликт гражданской Фемиды и властной Юстиции. Сколько ни меняй шокина на шокина — подходы разные. Мы хотим справедливости. А они — порядка. Конфликт порождает ненависть, и единственное ее материальное воплощение — это месть. То есть поступок, с точки зрения поступающего, эквивалентный причиненному ущербу, принцип талиона.

Нужно избавиться от ничем не подкрепленного материально чувства собственной сверхважности, болезненной исключительности. Вот я читаю социологическое исследование состояния настроений в польской армии: в НАТО — бардак; командиры, чем выше, тем больше авторитетом не пользуются; техника старая; большинство умирать за Польшу не собирается, если что. Современный мир таков, и "Галя балувана" не только у нас.

Рамки существующего Франкенштейна — УССР — необходимо менять. Но важно также принять тот факт, что принятие, пятая фаза — это признание скорой смерти режима. Которая не обойдется без жертв. И ими вполне можете стать вы.

Если это принимается волонтерами, то на этой стадии они еще могут выйти из депрессии. Он принимают факт конца своего статуса, подарившего им яркие и драматичные переживания, но это уже все. Они либо из любителей становятся профессионалами с минимизацией былой романтики и со всеми вытекающими, либо жертвами обстоятельств. Либо инструментом решения проблемы, либо частью проблемы, ничего личного. 

Власть не плохая и не хорошая. Вне зависимости от того, кто ее представляет. Она малоэффективна. Как косари, которых посадили в весельную шлюпку грести на основании того, что они тоже размахивают двумя руками с каким-то предметом в них. Это трагедия марионеток, обладающих самосознанием кукольного театра, в котором Карабас-Барабас не бьет, а наоборот, залюбливает.

Полиция станет со временем ментами, но не такими тупыми, как раньше. СБУ будет закрывать, кого скажут, но иногда и выпускать. Армия не станет контрактной, но она хотя бы появится, и так далее везде.

Власть сжимает челюсти на всем иначествующем чисто рефлекторно, потому что такова ее природа. Она никогда не поделится наворованным, забудьте, она его просто легализирует. Выгнать из дому одну большую собаку и завести другую большую, почему-то надеясь, что она будет вести себя иначе? Лучше купите себе мягкую игрушку такого размера. 

Примирение как фаза предполагает подведение итогов, доделывание неоконченного, прощание с близким и прошлым. А задача врага в том, чтобы эта фаза в Украине никогда не наступила. Чтобы гнев остался главным, а прикус — воспринимался как укус. Мы уже слегка позабыли, как оно дышится в братских москальских объятиях. И эту забывчивость нам будут усиливать. Посылайте всех помощников подальше.

Мы сами вполне в состоянии спокойно разжать любые рефлексирующие челюсти, и при этом не пострадает ни одно животное.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
7 комментариев
  • Resident Will 22 января, 12:39 А я завел трех котов (первый христианин, второй мусульманин, третий иудей). Сначала они съели мясо из собачьей миски, а позже, объединив усилия, и вовсе ее прогнали. Теперь живут в мире на равных долях и таскают мне мышей от всех соседей. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • anatolii 20 января, 00:59 Не можна ображати кішок! Адже «Бог створив кішку, щоб можна було спостерігати красу у її чистому вигляді». А далі кішка зробила усе сама. «Ученые из Университета Брауна изучили ископаемые останки древних собак и сделали вывод, что современные псы произошли от кошек. Объектом внимания американских исследователей стали окаменелости животных, живших в Северной Америке несколько миллиардов лет назад. Как пишет Тhe Daily Mail, предки современных собак напоминали кошек и мангустов. Американские ученые рассказали, в частности, что суставы этих животных похожи на кошачьи. При этом древние псы охотились, как кошки, которые устраивают засаду на жертву. По мнению исследователей, в процессе эволюции предки собак изменились. Холода заставили их много бегать, что отразилось на строении их суставов. Также поменялись их привычки.
    anatolii 20 января, 01:03
    (Продовження) Ранее выяснилось, что 120 видов собак исчезли с лица Земли во время переселения человека из Азии в Северную Америку. В борьбе за теплое место собаки проиграли кошкам, считают ученые. Вечные противники – кошки и собаки – боролись друг с другом за еду и территорию. Проиграли собаки. Кошки оказались выносливее, и быстрее приспособились к новым условиям. Кроме того, семейство кошачьих потеснило собак с теплого места у костра рядом с человеком.» Так що на ділі саме кішка є справжнім соціальним психологом! А самозванців нам не треба:)
    talymon 22 января, 09:50
    А я зі свого досвіду знаю і інші розповідали, що кішки часом сідають біля голови господаря, що спить, і легенько так покусують його, у той час беззахисного, за горло у зоні кадика. Навіщо вони це роблять, не знаю, але відчуття від того, коли раптом просинаєшся, не з приємних. Напевно, кішки подібним чином також демонструють "прикус влади". Але не чув, щоб колись така їх демонстрація призводила до якихось суттєвих ускладнень, на відміну від прикусів людської влади, що дуже часто переходять у її прокуси, навіть смертельні.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • spragly 18 января, 18:44 Україна перебуває в жахливому стані і люди якраз це й усвідомлюють, бо не піднялися б проти Януковича та проти російської інтервенції. Те що активних людей мало - їх в будь якій справі спочатку мало, це незбагненні парадокси лідерства. Але замість того щоб аналізувати лідерство та ефективність, маємо чергові нарікання на лібералів та фемиду з юстицією. Чесно кажучи, фаталізм автора вже й мене якось піддратовує, хоч загалом я автора читаю з цікавістю. Можна було б знайти якісь інші поради для волонтерів ніж "стати частиною проблеми". Констатувати жопу можна й не читавши Хайєка, а от дітей та онуків жалко. Якщо не виходить залишити їм працюючий інструмент то нехай залишиться принаймі міф. Це не так вже й мало. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Valentine Cherepnin 17 января, 21:40 "Отдельно на заметку либералам. Апостол либерализма Фридрих Хайек еще в 1984 году сказал, что для существования либерального общества необходимо, чтобы люди освободились от некоторых природных инстинктов, среди которых он выделил инстинкты солидарности и сострадания." Вот и славно. Вместо Хайека перейдем сразу к Ротбарду. Тем паче, что не на ровном месте. В корпоративном гос-ве достаточно противопоставить госкорпорациям частные конкурентные структуры.
    spragly 18 января, 18:46
    Murray Rothbard пропонував продавати дітей. Треба було спитати в його мами Раїси, чи не її ідея це була.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.33
EUR 28.60