Государство волонтеров: кто кому должен помогать?

Анна Гулевская-Черныш 3 октября 2014, 21:57
солдаты

Читайте также

"Я не хочу прожить всю жизнь, покупая камуфляжные трусы и носки в ущерб своим основным занятиям, в то время как кто-то получает за это зарплату".

* * *

"На днях я вспомнила, как один молодой офицер еще в марте, принимая от меня помощь, спросил:

— Кто это оплачивает?

— Я и мои друзья.

— Вам не нужно это делать, иначе наши службы обеспечения никогда не начнут заниматься делом.

В следующий раз я его встретила в части, когда мы отгружали помощь другому подразделению. Он стал рядом со мной посмотреть, как идет отгрузка, а потом сказал:

— И все же вам нужно прекращать этим заниматься. Иначе ОНИ никогда не начнут что-то делать".

* * *

"Помню, как весной, потупив глаза, врачи просили какие-то элементарные вещи. Стесняясь, принимали, а потом сильно благодарили. Помню, как чиновники в МО радовались любой помощи. Но со временем их просьбы становились все увесистей, а списки медикаментов — длиннее, в них появлялось все более дорогое оборудование. Потом МО, уже не задумываясь, просто сбрасывало списки, а оборудование за сотни тысяч гривен, привозимое в госпитали, уже воспринималось как должное. Ну а дальше пошли возмущения: Как, у вас нет холодильника перевозного? Хреново работаете...".

* * *

"Сначала они поняли, что мы облегчаем им жизнь. Потом дали нам грамоты, ордена, статусы советников. Теперь мы чувствуем, что должны продолжать. Не всегда по велению души, но потому что теперь на нас — ответственность. Теперь ОНИ помогают нам волонтерить. Дают склады, транспорт, привилегии. Никому не кажется, что происходит подмена понятий?".

300-дневная эволюция 

30 ноября случился Майдан. А уже в декабре волонтеры работали на его кухне и раздавали листовки. В январе они гребли снег, возили шины и собирали медикаменты. В феврале создавали полевые госпитали, психологические службы, расселяли людей и организовывали лечение раненых за рубежом.

Потом были Крым и Восток. И то, что казалось чудом самоорганизации и взаимопомощи зимой, оказалось лишь "цветочками" на фоне развернувшейся по всей стране деятельности сотен волонтерских инициатив.

Нужны целокс и израильский бандаж? — Пожалуйста. Кевларовые каски и бронежилеты 5-го класса защиты? — Чьего производства? Аппараты вакуумной терапии ран? — Без проблем. Наварить кумулятивную броню на БТР или подогнать танк? — Запросто. Обеспечить эвакуацию, жилье, питание? — Только свистните.

В конце сентября УФБ начал проводить опрос волонтерских инициатив об объемах и видах оказанной помощи. Основных показателей четыре: сумма собранной денежной помощи, объемы закупленных товаров и оборудования, количество вовлеченных волонтеров и получателей помощи.

Общие показатели первых 15 (!), заполнивших форму волонтерских инициатив (опросники были высланы 145 группам в Фейсбуке и лишь нескольким фондам, не включая общественные организации и бизнес), составили:

— около 225 млн грн, собранных в виде пожертвований;

— почти 155 тыс. чел., получивших благотворительную помощь;

— более 2,5 тыс. волонтеров, вовлеченных в сбор пожертвований и оказание помощи.

Показатели по товарам и оборудованию пока свести невозможно — трудно выработать "общий знаменатель". Это
3 500 пар обуви, закупленных инициативой "Вольные люди"; 1,7 т мыла и 4 тыс. станков для бритья, собранных инициативой "Поддержи армию Украины". Это 20 тыс. переселенцев и 30 батальонов, получивших помощь "Волонтерской сотни". А также 112 097 продуктовых наборов, выданных гуманитарным штабом "Поможем" в Донецке.

По словам волонтеров, взваливших на себя вопросы поддержки АТО, спасения раненых и помощи переселенцам, в Украине работают две системы. Вернее, одна существует, а вторая пашет круглосуточно: государство и система волонтерской помощи. И если первой на принятие, а потом исполнение стратегического решения необходимы недели и месяцы, то у волонтеров счет идет если не на часы, то максимум на сутки. Отдельные волонтеры полностью выполняют функции некоторых департаментов и управлений Минсоцполитики, Минобороны и Минздрава. 

О взаимодействии
и "накипающем"

Тем, что "наболело", а также ожиданиями от дальнейшего сотрудничества с госструктурами, делились участники публичной дискуссии "Благотворители, волонтеры, государство: взаимодействие или подмена ролей?", организованной 30 сентября в Киеве УФБ совместно с МФ "Відродження".

По словам фандрайзера и менеджера проектов Харьковской волонтерской группы "Хелп Армии" Натальи Яковлевой, основных ожиданий у волонтеров три: 

1. Власть наконец-то перестанет выдавать желаемое за действительное и начнет выполнять свои прямые обязанности.

2. Начнет слушать волонтеров и принимать во внимание их предложения, базирующиеся на реальном практическом опыте, отсутствующем у государства.

3. Появятся и начнут работать прозрачные правила взаимодействия между волонтерами и государством с обязательным привлечением волонтеров как независимых экспертов.

До тех пор, пока не начнется продуктивное сотрудничество, ожидать эффективного решения системных вопросов, накопившихся в обществе, можно очень долго. "Затыкание дыр" волонтерской помощью поможет отдельным людям, но не изменит ситуацию в целом. 

О прозрачности

Вопрос прозрачности волнует обе стороны. 

"Государство предлагает волонтерским инициативам стать прозрачнее в плане финансов. Нам тоже интересно, как распределяются средства в госструктурах. Хотелось бы увидеть прозрачность финансирования, например, Минобороны по расходованию средств, собранных на счета и по звонкам на номер 565", — делится одна из инициаторов координационного центра помощи жителям Донбасса "Восток SOS" Александра Дворецкая. 

Те же вопросы сегодня — и к суммам, выделяемым государством на протезирование раненых. "Как удостовериться, что стоимость отечественного протезирования не окажется выше стоимости зарубежного?" — спрашивает координатор направления помощи раненым волонтерской платформы "Волонтерская сотня" Наталья Воронкова. Волонтеры предлагают создать Наблюдательный совет за использованием этих средств. 

Нардеп Оксана Продан сообщила, что еще 25 мая было принято постановление Кабмина №213 о выделении из резервного фонда 25 166,19 тыс. грн для оказания материальной помощи вынужденным переселенцам из Крыма и Севастополя. Никто из участвовавших в дискуссии, включая переселенцев из Крыма, а также представителей Минсоцполитики, ничего не знает об использовании этих средств…

Об ответственности

Абсолютно всем волонтерам, контактировавшим с сотрудниками Минобороны, Минздрава, Минсоцполитики и их подразделений, часто приходилось слышать: "Это не входит в зону моей ответственности". Эта фраза служила причиной психологических срывов и возрастающей ненависти к отечественным чиновникам у многих волонтеров.

"Я мечтаю о дне, когда наши госслужащие смогут четко и ответственно заявить — мы берем на себя обязательство сделать то-то и то-то, и нам нужна помощь здесь и здесь, — говорит руководитель фонда "Поддержка армии Украины" Анна Сандалова. — Больше всего мне не хватает ясности целей и планов наших госорганов. Речь не о чем-то возвышенном — о простых вещах: когда и сколько зимней формы будет поставлено бойцам? Планируется ли закупка зимних спальников? Какие аптечки выдаются бойцам сегодня?".

О предоставляемой помощи 

Среди трех направлений оказываемой помощи, на которой фокусируется большинство волонтерских инициатив (АТО, раненые, переселенцы), самое проблематичное — оказание помощи переселенцам. На эти цели труднее всего собрать благотворительные пожертвования. 

Этому есть несколько причин. Несмотря на все возрастающий с марта поток сотен тысяч переселенцев, до сих пор отсутствует даже элементарный электронный реестр этих людей. ВР так и не удосужилась принять закон о переселенцах, чтобы как-то "вписать" их в госмашину поддержки.  

30 сентября на сайте Минсоцполитки появилась новость, что министр провела круглый стол по вопросам создания реестра. Контент сообщения поверг волонтеров в очередной шок: сначала нужно изучить международный опыт, а потом поискать технические и финансовые средства...

В Украине работают одни из самых сильных в мире IT-специалистов и глобальных IT-компаний. Они давно могли бы создать такой реестр, как, например, несколько месяцев назад в Мариуполе. К слову, реестр переселенцев, в который уже внесено около 15 тыс. чел., волонтеры готовы отдать даром. Просто в министерстве это никому, к сожалению, до сих пор не было нужно и интересно. И так по всем вопросам.

Не подведет ли Кабмин президента?

2 сентября ВР проголосовала во втором чтении и в целом за Закон №4455а "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины по некоторым вопросам налогообложения благотворительной помощи". 24 сентября его подписал президент. 

На следующий день после опубликования закона в дирекцию УФБ стали поступать запросы от руководителей благотворительных фондов: должны ли они продолжать платить налоги за адресную помощь раненым и беженцам? Найти ответ на этот вопрос в законе не удалось. За разъяснениями пришлось обратиться к юристам.

Советник по налоговым вопросам компании Baker& McKenzie Юрий Залуский прокомментировал закон так: "Волонтеры, а также получатели благотворительной помощи, из полученных ими средств были вынуждены удерживать 15–17% налога на доходы физических лиц (за исключением необлагаемых 1710 грн.). 

Задача, которую ставили разработчики изменений в Налоговый кодекс Украины, заключалась в введении механизмов, которые бы освободили от налогообложения средства, собранные волонтерами и переданные получателям благотворительной помощи. На первый взгляд, подписанные президентом изменения решают эту задачу. 

Теперь от налогообложения налогом на доходы физлиц освобождаются средства, собранные (1) волонтерами и (2) полученные получателями благотворительной помощи, четкий перечень которых определен кодексом (например, участники АТО и массовых акций гражданского протеста, переселенцы). 

На первый взгляд, все хорошо. Но чтобы введенное освобождение не стало очередной "мертвой нормой", его недостаточно принять, необходимо изменить отношение фискальных органов к применению налогового законодательства. 

Во-первых, в самих изменениях предусмотрено множество необходимых условий, квалифицирующих признаков, неточных формулировок, которые в "опытных" руках фискальных органов превратятся в непреодолимое препятствие для волонтеров. 

Во-вторых, эти изменения предусматривают принятие Кабмином ряда нормативно-правовых актов, которые должны обеспечить эффективную реализацию данного освобождения".

Старший юрист компании E&Y Иван Мустанен считает, что "сам по себе закон, к сожалению, не поможет благотворителям и волонтерам, освободив их от налогов. 

Во-первых, необходим ряд подзаконных актов, которые в законе прямо упомянуты. Важнейшими являются перечни товаров (работ, услуг) для нужд АТО и потребностей пострадавших (в ходе АТО, событий на Майдане, для переселенцев из зоны АТО и Крыма), подпадающих под налоговые льготы. Кабмину следует позаботиться, чтобы в таких перечнях были, например, автомобили для военных и оплата временного жилья для переселенцев, помощь семьям Небесной Сотни (в том числе та, которую должно предоставлять само государство) и т.д. Иначе такая помощь не будет освобождаться от налога — как для волонтеров, так и для получателей. 

Во-вторых, Государственная налоговая служба вместе с министерствами обороны, соцполитики и другими ведомствами должны создать режим максимального содействия благотворителям и волонтерам в вопросах формальностей при выполнении закона, которых нельзя полностью избежать. Волонтеры понимают, что в их деле необходима прозрачность. Но если требования к учету и подтверждению доходов/расходов волонтеров будут бюрократическими (что является обычным для украинских чиновников), это нивелирует положительные достижения закона. 

Значительным облегчением для волонтеров было бы создание и поддержка государством актуальных реестров раненых, пострадавших, переселенцев и других лиц, помощь которым дает право на льготы. Это сняло бы с благотворителей бремя сбора многочисленных справок и доказательств, которые, к сожалению, нужны, чтобы избежать налогового риска. 

Наконец, чтобы быть эффективными и полезными в этих чрезвычайных условиях, госслужащим на всех уровнях необходимо начать делать то, чем многие из них часто пренебрегали — постоянно контактировать с обществом, предоставлять нужную информацию, координировать, быть чуткими к потребностям, стремиться помочь. Это сложнее, чем привычные "регистрации" и "проверки". Как чиновники справятся с этим — увидим".

* * *

Волонтеры продолжают спасать Украину и ее граждан. К сожалению, не благодаря, а вопреки. Потому что им не все равно. Они переполнены ответственностью и понимают, что больше некому.

Но когда война закончится, у них, как и у ребят с передовой, возникнет множество вопросов к тем, кто сегодня сидит в чиновничьих кабинетах…

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.99
EUR 29.15