"Янтарная регалия" или золотая лихорадка: каким путем пойдет Украина?

Иван Валюшко 28 ноября 2014, 22:01
янтарь

Читайте также

 

 

 

Богат не тот, у кого есть больше, а тот, кому достаточно меньшего. Украинцам всегда чего-то не хватает, но нам повезло жить не в пустыне или среди однообразных гор, а на по-настоящему щедрой земле. Украинские черноземы не зря характеризуют пословицей "посадишь оглоблю, а вырастет тарантас". Но речь не о грунтах, а о том, что под ними. Среди всего многообразия в украинских недрах следует выделить особый камень — янтарь, который красиво смотрится, лечит щитовидку и легко трансформируется в доллары. Однако трансформируется, к величайшему сожалению, не для государственного бюджета.

Промышленная добыча украинского янтаря началась в 70-е годы прошлого века, но население его ценности не осознавало: случайно найденные камешки сжигали в печах полещуков — хорошо горит и хорошо пахнет. В 1993 г. нерациональность решили повернуть в более конструктивное русло — было создано государственное предприятие "Укрбурштин" в г. Ровно. Позже на базе предприятия были созданы два дочерних: "Бурштин" и "Бурштинові копальні". В 1998 г. с целью реализации госпрограмм в сфере добычи золота и развития титановой отрасли правительство создало ГАК "Украинские полиметаллы", которая поглотила и названные янтарные компании. В 2001 г. "Бурштин" и "Бурштинові копальні" сливаются в ГП "Бурштин України, которое сегодня позиционируется как единый специализированный субъект хозяйствования, занимающийся добычей и переработкой янтаря. Несмотря на это, львиная доля янтаря (по другим данным — весь) добывается незаконно и продается за рубеж.

Монополист по обработке янтаря простаивает как раз из-за невозможности скупать у населения добытый ценный материал — государство не выработало соответствующего механизма. В то же время единственная в мире биржа янтаря в Гданьске дает от 3 до 8 евро за грамм необработанного камня в зависимости от фракции и оттенка. Понятно, что полесским нелегальным старателям перекупщики платят значительно меньше. Тем временем незаконная разработка янтарных недр уменьшает запасы как минимум на 30 т ежегодно при общих запасах в 1500 т. Масштабы бюджетных потерь не счесть, по неофициальным данным, каждые сутки стоят государству минимум 5–
8 млн грн.

Если в 90-е годы янтарь буквально выкапывали, то в последние лет десять лопаты уступили место мотопомпам: под высоким давлением воду закачивают глубоко в землю, и янтарь буквально вымывается на поверхность. Для того чтобы в работе с помпами не возникало проблем, надо заплатить определенную сумму тем силовым структурам, которые эти проблемы способны создать. Стоимость "крыши" составляет 800 долл. в сутки. Готовность платить такие деньги свидетельствует о рентабельности добычи.

История знает множество примеров подобного увлечения легкими деньгами. Одним из них является золотая лихорадка — стихийная и массовая добыча золота на новых или неразведанных месторождениях, главными характеристиками которой является нашествие старателей с инструментами разного уровня механизации и общее хищническое отношение к самому процессу. Из литературы и кино мы знаем много примеров такой деятельности человека: от Калифорнийской золотой лихорадки середины XIX в. до современных ее аналогов по всему миру.

Сарненский, Владимирецкий и Дубровицкий районы Ровненской области, Олевский и Коростенский на Житомирщине — это география распространения янтарной лихорадки. Залежи привлекают большое количество старателей, для которых янтарь становится своеобразным иммунитетом от бедности (для некоторых — заодно и от совести, предусмотрительности и желания работать легально). Особо перспективные и богатые месторождения обрастают лагерями копателей, где устраиваются платные стоянки автомобилей, продается еда, предоставляются услуги по транспортировке оборудования или доставке воды и т.д. Со временем этот муравейник кочует на другое неистощенное место, оставляя после себя только "лунные" ландшафты.

Заработки от подобного промысла всегда являются легкими деньгами, каким бы каторжным трудом их ни получали. Стимулятором такого заработка являются, как ни странно и грустно, военные действия на Востоке. Пока государство занято отражением внешнего нападения, внутренние дела отходят на второй план. Тем временем природные ресурсы исчерпывают те, кого миновала повестка из военкомата.

Проблема носит локальный характер, но не может быть решена на региональном или местном уровне. Она намного шире, чем может казаться на первый взгляд. Кроме очевидных экономических или экологических убытков государству, появляется целый пласт других ее проявлений: общий рост криминогенной ситуации, обострение борьбы за территории промысла, алкоголизм на селе, привлечение несовершеннолетних к старательскому заработку и многие другие.

Государство пыталось удержать янтарные запасы от разворовывания неоднократно. Еще в 1992 г. президент Украины издал распоряжение "Об охране и использовании Клесовского месторождения янтаря в Ровненской области", которым обязывал Кабинет министров принять меры по организации надлежащей охраны и добычи янтаря исключительно государственными предприятиями. Распоряжение действует до сих пор, но государственная монополия на добычу янтаря была отменена 18 октября 2005 г. изменениями в Закон "О предпринимательстве". Теперь, цитируя Л.Кравчука, "маємо те, що маємо".

Один из вариантов решения проблемы видится в легализации старательского промысла: желающие будут покупать у государства разрешение на добычу, а государство будет скупать его результаты. Процедура такого лицензирования упирается в стандартную для Украины опцию — бюрократию. Однако сама идея о том, что каждый желающий сможет свободно добывать янтарь, в современных условиях утопична: отдельные люди контролируют тысячи янтароносных гектаров незаконно (на правах аренды, приватизации и т.п.), поэтому любая легализация выгодна прежде всего именно им.

9 сентября 2010 г. Верховная Рада Украины приняла Закон "О янтаре", содержавший положение о специальных разрешениях на пользование янтароносными недрами на месторождениях непромышленного значения, которые должны были выдаваться областными советами без проведения конкурса. В украинских реалиях отсутствие конкурса делает монополистами прытких дельцов, которые могут получить много участков. Кроме того, специальные разрешения на разработку полезных ископаемых общегосударственного значения могут выдаваться только специально уполномоченными органами исполнительной власти (ст. 39 Закона Украины "Об охране окружающей природной среды"). Уже 14 декабря 2010 г. Закон "О янтаре" был отклонен.

Сейчас Государственная служба по геологии и недрам по упрощенной процедуре (без проведения аукциона) выдает разрешения для опытно-промышленной разработки и добычи янтароносных пород на участках проявлений янтаря, которые не имеют промышленного значения и размер которых не превышает одного гектара.

В Украине нет ничейной земли — каждый квадратный метр находится на чьем-то балансе. Соответственно, территории несанкционированной добычи янтаря закреплены за официальными природопользователями (лесничествами или предприятиями рекреации), недропользователями (предприятиями по добыче и переработке полезных ископаемых), землепользователями (сельскохозяйственными предприятиями), или же находятся на землях запаса сельских и поселковых советов. Часть янтаря добывается на паевых или приватизированных землях сельскохозяйственного назначения, принадлежащих обычным крестьянам. Вследствие деятельности старателей на такой почве с одинаковым нулевым результатом будет расти хоть картофель, хоть папайя, хоть эбеновое дерево. Непромышленные масштабы добычи касаются именно таких участков. Поэтому справедливость и логика требуют, чтобы их владельцы имели приоритетное право на добычу…

Главные покупатели янтаря — в Польше или же в Китае, но нередко в этой роли выступает и Российская Федерация. Попахивает конспирологией, но заставить конкурента избавиться от своей доли товара, на который спрос не исчезнет до тех пор, пока люди будут интересоваться драгоценностями, интересная идея. Против наших нескольких тонн в год в России добывают ежегодно не менее 300. Однако существенная разница заключается в несравненно лучшем качестве отечественного самоцвета: по разным оценкам, доля непригодного для обработки украинского янтаря составляет 5–10% от добытого, российского — не менее 80%. Таким образом, истощение отечественных недр выгодно не только "джентльменам старательской удачи".

Активность репрессивного аппарата полностью повторяет контуры борьбы с коррупцией: поснимать сливки и не лезть в гущу. Аресты и наказания копателей, даже с конфискацией их оборудования, является сугубо поверхностной мерой. Скупщики, каналы сбыта и "экспорта", направления вывода средств, их дальнейшее использование и другие не менее важные вопросы остаются без внимания. Согласно соответствующему закону недра являются исключительной собственностью украинского народа. Старатели трактуют это положение как свое непосредственное право на пользование недрами для добычи янтаря — поскольку они представители народа, и их тысячи. И из-за этой численности бороться с ними не имеет особого смысла: наказание одного только стимулирует другого — одним конкурентом меньше.

Наказывать, конечно, надо. Однако не только копателей. Есть немало фактов причастности представителей правоохранительных органов и органов прокуратуры как к непосредственной добыче янтаря, так и к "крышеванию" заработков других. Привлеченных к ответственности нет, поэтому и обвинения остаются якобы необоснованными. Хотя участие представителя государства в преступной деятельности является однозначно отягчающим обстоятельством.

Ситуация регулируется ст. 240 Уголовного кодекса — незаконная добыча полезных ископаемых наказывается штрафом в размере 400–700 необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением либо лишением свободы на срок до трех лет. Незаконность добычи означает, что она осуществляется без надлежащим образом оформленного разрешения, его подделку или окончание срока действия. Снова в центре внимания система регулирования: государство должно или выдавать разрешения, или заниматься добычей самостоятельно. Иначе получим эскалацию общественного напряжения в янтароносных районах — ведь ресурс не вечный.

С 11 августа 2014 г. в Верховной Раде разрабатывается проект закона об особенностях добычи янтаря-сырца на месторождениях и проявлениях, не имеющих промышленного значения. Пресс-служба Ровненского областного совета считает огромным плюсом факт привлечения к его разработке жителей северных районов региона. Однако не стоит считать, что  указанный проект может изменить ситуацию. Например, он предлагает новшество: не имеют промышленного значения те месторождения и проявления янтаря-сырца, разработка которых промышленным образом является экономически нецелесообразной. Отождествление отсутствия "промышленного значения" и "экономической нецелесообразности" вызывает удивление. При общих запасах в тысячу тонн любая добыча не будет иметь промышленного значения, но камень, килограмм которого стоит дороже, чем центнеры других ископаемых, всегда экономически целесообразно добывать.

Статья 8 проекта относит к полномочиям областных советов, среди прочего, "предоставление недр во временное платное краткосрочное пользование" и "распределение между соответствующими местными бюджетами платежей за пользование янтароносными недрами и платежей за выдачу специальных разрешений на пользование янтароносными недрами". Ситуация интересная: земли на балансе сельских советов, а средства будут распределяться областными. Из контекста политики децентрализации и повышения полномочий и возможностей территориальных общин такое положение явно выпадает.

Думать глобально, действовать локально — принцип, которому нужно следовать в этом случае. Государство всегда может ввести украинский вариант янтарной регалии (без смертной казни, но с гарантированием монопольного права на прибыль), может полностью отдать добычу в частные руки, может найти другой вариант. Государство может все, но дальнейшее бездеятельное потакание нынешней лихорадке будет стоить слишком дорого.

Решения проблемы ждут все. Особенно те люди, которые живут не только сегодняшним днем и никоим образом не вовлечены в исчерпание недр. Значительный уровень недовольства среди членов многих территориальных общин, на чьих землях добывается янтарь, а также потенциальная угроза самовольных карательных акций с их стороны в отношении старателей требуют широкого привлечения общества в цивилизованных формах. Одним из вариантов решения разногласий можно считать идею создания сети общественных организаций для охраны природного богатства. Однако это только полумера.

Отечественное законодательство несовершенно, но не следует вешать абсолютно всех собак на государство. Старатели хотели бы арендовать землю, добывать янтарь, легально его продавать и даже платить налоги. Они убеждают, что тогда отработанные с целью наживы земли перестали бы напоминать кадры марсохода Curiosity. Однако янтарь и так добывается ударными темпами, разрешения государства при этом никто не ждет, такса за мотопомпу уступает возможному суточному заработку, денег на рекультивацию хватает и сейчас, но ею никто не хочет заниматься. Так что изменится после легализации?

Статья 4 Закона Украины "О государственно-частном партнерстве" от 1 июля 2010 г. относит поиск, разведку месторождений полезных ископаемых и их добычу к сферам, в которых такое сотрудничество осуществляется. Создание обществ артельного типа, налаживание работы пунктов скупки, введение более жестких наказаний для нарушителей должны стать первоочередными мерами на пути реформирования этой сферы. Сеть ГОСУДАРСТВЕННЫХ пунктов приема янтаря должна охватывать все Полесье, Волынь и другие янтароносные районы.

Не хочется быть зловещим пророком, но все полезные ископаемые рано или поздно заканчиваются — поэтому они и называются невозобновляемыми. Похоже, что Украину вопрос потенциального исчерпания янтаря не беспокоит вовсе. Когда это произойдет, виноватым народ будет считать именно государство: потому что самоустранилось, потому что не проявило твердости, потому что позволило. И с каждым тактом мотопомпы время расплаты приближается.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.49
EUR 28.47