Великий и могучий Юз

Юрий Примачук 25 апреля 2014, 18:35
фото

Читайте также

"Юзовка (Донецк) — изначально английский город, основанный промышленником-англичанином Джоном Юзом. Мы требуем референдума о возвращении Юзовки в состав Великобритании!" — такая шуточная инициатива действительно имеет историческую почву. Ведь Донецк по подобию английских городов строил британец Джон Юз. И это все, что мы знаем о нем. Шпион Ее Величества, член тайного ордена, кельтский фанатик — каких только легенд не сочиняли потомки о Юзе. В разных преданиях он — новейший латифундист, искатель природных сокровищ, романтик или безжалостный эксплуататор. Полутонов легенды не признают — ведь полутона свойственны обычным людям. Ну а разве обычный человек поедет за несколько тысяч километров добывать уголь?

Его университеты

Будущий основатель Донецка родился в Уэльсе, в городе Мертир-Тидвил в 1815 году. Он был единственным ребенком в семье инженера. Мертир-Тидвил — шахтерский город, что и определило судьбу Джона. Правда, если бы юноше предсказали судьбу богача, вряд ли кто-то поверил: разве может им стать мальчик, который, чтобы заработать на кусок хлеба, работает "пит боем"? Так тогда называли мальчиков на побегушках. Тем не менее, у Джона были все основания считать себя счастливчиком — отец умудрился выбить для сына место на заводе. Таким образом, первые знания он взял не из книг, а от отца. С образованием у Юза вообще не сложилось — он не ходил даже в начальную школу. Кое-кто, правда, утверждает, что учился дома. Но, похоже, это были просто отцовские наставления. Ведь писать Джон так и не научился, а читать умел только по слогам. Ни писем, ни мемуаров о его жизни не осталось — только отрывочные сведения. Ничего неизвестно и о пристрастиях, кроме работы. Разве только вспоминают, что он увлекался древнекельтским эпосом, легендами своего народа. Правда, если его ирландских современников эти интересы побуждали к политической борьбе, то для валлийца это было лишь увлечением и... мотивацией работать еще старательнее. Ведь кельты, если верить эпосу, были непревзойденными кузнецами и оружейниками! Для юноши, который не умел даже толком читать, а вырос, по сути, на заводе, вопрос, чем заниматься в жизни, был риторическим. Он остался на заводе Cyfarthfa, где был механиком, но ненадолго. Окрепнув профессионально, перебрался в соседний город Эбби-Вэйл. Там был более крупный, а главное, современный завод, а значит — бЧльшие перспективы. Там Юз овладел новой для себя специальностью — производством рельсов. Необразованность ему нисколько не мешала. Юноше посчастливилось жить во времена, когда практические навыки заменяли академическую науку. Так он овладел литейным, сталеварным и прокатным ремеслами. Большинство этим и ограничилось бы. Но он хотел идти дальше...

Кузнец своего счастья

Уже в юности Юз задумался о перспективах собственного дела, о том, где мог бы реализовать свои идеи. Замыслы такого масштаба как раз подходили для Ньюпорта — крупного промышленного города. Там он (в свои 20!) принялся создавать собственное производство. Риск оправдался: молодой, но опытный металлург быстро заработал капитал, а главное — репутацию. На этом же заводе Джон воплощает свои идеи и делает первые изобретения, что приносит ему славу. 

В Ньюпорте он и женился. Юзу часто приходилось наведываться в городскую гостиницу, откуда рабочим поставляли пиво. Там он познакомился с двадцатилетней Элизабет Льюис — дочерью хозяина. Поженились очень быстро, что породило подозрения: дескать, прельстился деньгами тестя. Правда, в ХІХ веке провести грань между браком по любви и по расчету не так-то просто. Как бы там ни было, но Бетси, как называли Элизабет, стала Джону верной спутницей. Она помогала мужу во всем: заботилась о доме и большой семье, сопровождала в путешествиях. Да и современники вспоминают Юза как хорошего семьянина. Именно в ньюпортском доме, недалеко от места работы Джона, родились восемь их детей, из которых выжили пятеро. Будущее для своих сыновей отец выбрал сам — устроил к себе на завод, чтобы перенимали его дело. 

А тем временем карьера шла вверх. В 26 лет он уже руководил верфью, а в 36 — литейной. Забрезжила перспектива перебраться в столицу. Перемен Джон Юз никогда не избегал, а потому решил покорять Лондон. Правда, его лондонскую компанию быстро поглотил тогдашний промышленный гигант — Millwall Iron Works. Но не было бы счастья, да несчастье помогло — мог бы сказать валлиец. По итогам этого поглощения он получил место в крупной компании. Но вскоре появился повод повторить поговорку. Гигант оказался колоссом на глиняных ногах. Однако Джон показал себя, как сказали бы сегодня, "кризисным менеджером", за что и получил новую должность и место в совете директоров. Недостаток образования он компенсировал знанием практики, изобретательностью и самообразованием — изучал даже геологическую науку, хотя едва читал. Именно здесь он воплотил свои самые главные изобретения: новый тип корабельной брони и "лафеты Юза" для пушек. 

Его совсем не интересовала политическая деятельность, хотя на волне индустриализации мог бы попробовать себя в этой сфере. Равнодушен был и к общественной деятельности. В стране бурлили рабочие движения, но Юз из этих событий делал лишь профессиональные выводы. "Дом — работа — дом" — эта традиционная для двадцать первого века цепочка работала и в девятнадцатом. 

"Лондон-на-Кальмиусе"

Впервые судьба свела Юза с Россией в начале 1860-х: русские сделали заказ на бронирование одного из фортов, и Джон отправился в Кронштадт, чтобы следить за работами. Так возникли первые деловые связи. Русские (в частности князь Константин, который потом неплохо помог бизнесмену) оценили талант и изобретательность валлийца. А он уже тогда заинтересовался Приазовьем. Там князь Кочубей должен был построить металлургический завод. Но в 1868 году строительство стояло — не хватало денег. Джон был в восторге от идеи, поэтому предложил свое участие. Тем более что перед этим он посетил Донбасс, знакомился с местностью, беседовал с людьми, изучал карты, осматривал почвы. Таким образом, дело было отнюдь не авантюрой богатея. Все было поставлено серьезно: у него был огромный пакет условий, вплоть до того, сколько тонн руды в день должно добываться. Отчитываться он должен был перед советом акционеров Новороссийского акционерного общества, которое дало деньги. Формально он и руководителем не был, но все признавали его иерархическое главенство. Среди членов правления были люди и более значительные, например, лорд Арчибальд Бальфур. Но когда доходило до практических вопросов, спорить с тем, кто вырос на заводе, желающих не было. 

Зачем это было Юзу? До сих пор жив стереотип, что он жил с эксплуатации ресурсов. Но ведь у него было с чего жить, однако он поехал на Донбасс. Отсюда и легенда о кельтском мифе, согласно которому Приазовье является родиной этого народа — дескать, ее и искал предприниматель. Впрочем, и без того бросить все и поехать воплощать идею (разумеется, профессиональную) — было как раз в стиле этого джентльмена. Современников не раз удивляло: им двигала не только жажда прибылей, но и профессиональный азарт, постоянно срывавший его на новое место. Сможет ли он воплотить "невыполнимую" идею? Сможет ли создать заводы, которые будут конкурировать с британскими? Это был и капиталист, и миссионер от промышленности. Итак, в 1869 году Джон Юз покидает Лондон и вместе с семьей и болем чем 150 валлийскими рабочими отправляется в далекое путешествие. Британец хотел назвать новое поселение Лондон, но передумал. А уже рабочие прозвали его Юзово. Документы свидетельствуют: люди со всех соседних губерний массово ехали туда работать. Юз наслаждался своим трудом. Супруга, правда, не разделяла его энтузиазма и через год уехала домой. С тех пор ходят легенды о любовницах Юза. Сохранились и предания, что Юз любил лично работать в кузнице, на что сходилась смотреть детвора со всего города. 

…Первый пуск завода в 1871 году был неудачным. Но поговорка "не было бы счастья, да несчастье помогло", похоже, была для Юза жизненным лозунгом. Он перестроил домны, внедрил много новаций и впервые применил минеральное топливо — кокс, даже перевыполнив задачу. Описания донецкого периода Юза пестрят техническими деталями, но большинству они малоинтересны. Известно, что он неоднократно конфликтовал с конкурентами и государственными структурами. Его упрекали то в выпуске бракованных изделий, то в обмане. Он отвечал претензиями. Кому верить — каждый решает для себя сам. 

Джон Юз не был образцовым меценатом, однако для рабочих делал немало. Он взял на себя и планирование города. В Юзово было несколько больниц, школа, бани, мусоросжигательные заводы (!), пожарный участок, церковь, почта, аптека, построенные за средства британца. Он организовывал базары (и безуспешно пытался приучить местных покупать все там, а не выращивать самим). Конечно, до идиллии было далеко, жизнь рабочих оставалась тяжелой, опасной и небогатой. Делать из валлийца героя-бессребреника было бы слишком. Но Юз, по условиям договора, вообще мог не заниматься ничем, кроме завода! В последние годы он, очевидно изрядно утомленный жизнью, все чаще бывал в Петербурге, где часами беседовал со своими друзьями Артуром Риддлом и Джоном Бэдли. 

Умер основатель Донецка в Петербурге в 1889 году. Сыновья продолжили его дело, которое прервала революция... 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • Zales 3 мая, 11:57 у дончан уже давно есть желание переименовать главаную площадь города на пл. Юзовская. И центральный монумент сделать Юзу. Исторически и ментально это будет правильней, чем существующий памятник ленину, который с Донецком не связан Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.87
EUR 27.52