Постичь величие Черчилля…

Ариадна Войтко 5 февраля, 21:59
дом

Читайте также

 

В конце января 1965 г. под звуки патриотического марша "Правь, Британия!" в исполнении девяти военных оркестров катер "Хэйвенгор" отчаливал от Тауэра вверх по Темзе — на нем в вечность отправлялся Великий Англичанин…

В драматической истории ХХ в., где ни копнешь — попадешь на Черчилля. Это — как золотой клад: его выступления, статьи, стратегии, поступки, все его творчество и даже отдельные высказывания — безграничное поле находок. В лице Черчилля сошлись воедино аристократ и солдат, политик и писатель, мирового уровня стратег и историк, философ и художник, чувственный юноша и галантный кавалер…

Всем своим существованием сэр Уинстон разрушил стереотипы о том, что изнеженные аристократические сынки и шагу не смогут сделать без прислуги; что государственные служащие — в большинстве своем сухие бюрократы, а государственный деятель настолько занят важными делами, что выступления ему пишут помощники; что один человек за свою жизнь не в силах изменить историческое развитие; что неисправимые гурманы и любители крепких напитков своими пристрастиями только сокращают себе жизнь.

Перемесив солдатскими сапогами грязь военных дорог в Индии, Судане и Южной Африке, он не разучился элегантно носить тросточку, смокинг и цилиндр в аристократическом Лондоне.

На протяжении своей активной деятельности в британском истеблишменте он единственный возглавлял каждое министерство, кроме Форин офиса (МИДа), хотя реально был дипломатом. Случались ошибки и поражения, из которых он делал серьезные выводы; но были и блестящие победы, выигрышные стратегические ходы на мировой "шахматной" доске, меняющие ход истории; он переходил из одной партии в другую; его жестко критиковали в парламенте, но и он не лез за словом в карман, будучи уверен в своей правоте; над ним подтрунивали, в его адрес отпускали издевательские шутки, но он пропускал их мимо ушей — демократия. Неоднозначная личность — несомненно, но какая яркая! И если история расставляет все на свои места, на этой полочке у нее, кажется, порядок: вот уже более 50 лет после смерти Уинстон Черчилль остается самым популярным премьер-министром Соединенного Королевства.

черчиль
Уинстон Черчилль (1943 г.)

Притяжение Бленхейма

Он родился 30 ноября 1874 г. в родовом дворце Бленхейм и был первенцем английского лорда Рэндольфа Спенсера-Черчилля и его жены-американки Дженни Джером. Древний род достойно хранил свою величественную историю: за победу над французами в битве под австрийским городком Бленхайм (в английском произношении — Блэним) в 1704 г. королева Анна удостоила генерала Джона Черчилля рыцарского звания: с тех пор его стали звать I герцог Мальборо. А королева к рыцарскому званию добавила еще и территорию в 800 га неподалеку Оксфорда, которую военный назвал в честь города своей победы — Бленхейм. И сразу же стал возводить из местного известняка дворец, который когда-то был белым, а сегодня пожелтел и потемнел от времени и дождей. 

Детство Черчилля в Бленхейме — воспитание и жизнь как будто в королевском дворце: высокие (местами до 10 м) потолки, массивные скульптуры, изделия из драгоценных камней, музейные картины, гобелены, серебряная посуда и позолота. А еще семейная часовня из белого мрамора, итальянский дворик с фонтанами, шумный водопад в отдаленном углу парка, обелиск в честь победителя на возвышении, на противоположном берегу озера. Своим нынешним видом Бленхейм обязан Консуэло Вандербильт, супруге IX герцога Мальборо — единственной дочери одного из первых американских миллионеров Уильяма Вандербильта.

Сегодня просторными зелеными лужайками поместья вальяжно разгуливают длиннохвостые фазаны, пестрым оперением которых Черчилли украшали пасхальный праздничный стол. 

Библиотека Бленхейма на 10 тысяч книг и сегодня впечатляет посетителей — полки, заполненные книгами, достают до потолка. Что читали Черчилли? Вольтера, Дидро, римских и греческих мудрецов и философов; я заметила там даже небольшой трехтомник Тургенева. В Первую мировую здесь располагался госпиталь, а во Вторую — разведка МІ5, переехавшая сюда из Лондона.

В одной из комнат дворца под стеклом — письмо Уинстона-первоклассника лондонской школы отцу: "Дорогой папа, благодарю тебя за то, что беспокоишься обо мне и даешь мне для охраны одного солдата, которому платишь каждый день 1 фунт. Благодарю за твою щедрость. Твой сын Уинстон".

Увидев, в каких условиях рос и воспитывался Черчилль, в каком окружении он формировался как личность, поневоле начинаешь сравнивать со Сталиным — во времена Второй мировой они вели переговоры вроде бы на равных. Они были почти ровесниками, однако воспитание и формирование каждого отличались, как свежий куст цветущей сирени отличается от цветов, увядающих в вазе, или как полный жизни глубокий родник не похож на ведро застоявшейся воды. Один излучал жизненную энергию, пылал эмоциями, не боялся потерять ни одну из своих должностей; другой предпочитал уединение, патологически подозревал каждого и боялся потерять свое кресло, ибо это было равнозначно концу. 

Настолько же разным был их внутренний мир, знания, аналитические способности как первых лиц государства: у одного — безграничный полет мысли, способность просчитывать на много шагов вперед, собственноручно написанные десятки томов, глубокие знания истории, политики, науки; у другого — знания на уровне начальной школы, ограниченность, примитивность, затертая коммунистическая риторика и комплексы, переросшие в паранойю. Один был убедительным оратором, прекрасным художником, объездил весь мир; другой говорил короткими фразами, любил цирк, за границу редко ездил сам и сделал невыездной всю страну.

…Родовое имя Мальборо помогло Черчиллю дойти до Даунинг-стрит, 10. А книга "Мальборо: его жизнь и времена", изданная в 1933–38 гг. в четырех томах, стала одним из лучших его произведений. У герцогов Мальборо есть собственный герб, сияющий на высоких кованых воротах Бленхейма. "Исполнен веры, но несчастлив", — гласит его мотто. Сегодня старинный род возглавляет XII герцог, Чарльз Джеймс Спенсер-Черчилль. Вас удивляет наличие у рода второй фамилии, и почему она такая же, как у принцессы Дианы? Потому что они — родственники. Но это уже другая, не менее интересная история.

Уинни и Клемми

"В Бленхейме я сделал две самые важные в своей жизни вещи, — расскажет Черчилль. — Там я родился и женился". В беседке Дианы, на берегу озера с лебедями 34-летний Уинстон предложил 23-летней Клементине Хозье выйти за него замуж. Рожденная в самом сердце Лондона — Белгравии, Клемми была умной и рассудительной девушкой из аристократической семьи; свободно владела французским и немецким языками. Юная, с сияющими темно-зелеными глазами Клементина легко ориентировалась в политике и ее перипетиях. За что девушка полюбила Уинстона? Среди прочего, и за его страстные политические речи в парламенте!

Венчались они в начале сентября 1908 г. в парламентской церкви Св. Маргариты, куда были приглашены только близкие родственники, друзья и известные политики. Огромные шумные толпы на лондонских улицах тоже поздравляли молодоженов. Свадебная диадема Клемми была из флердоранжа, а самым дорогим украшением девушки — бриллиантовые серьги, подаренные накануне женихом. Светло-бежевое платье, расшитое в тон листьями плюща, лишь подчеркивало ее стройную фигуру. 

Торжественный банкет состоялся в родовом дворце Мальборо.

Уинни и Клемми будут вместе идти по жизни; он всегда будет находить для нее время, а она останется с ним в военном бункере, когда немецкие самолеты начнут бомбить Лондон. Жизнь с ним была очень непростой, но писем, которые написал Уинни своей жене из Лондона и других стран, хватило бы не на один солидный фолиант. Они часами могли вдвоем играть в карты или в нарды. "Я рассказываю Клемми все", — искренне делился он с Рузвельтом. В сердцах Черчиллей даже при таком насыщенном деловом графике мужа всегда находилось место друг для друга. Это была крепкая любящая супружеская пара. Они приведут в этот мир пятерых детей — Диану, Рэндольфа, Сару, Мэриголд и Мэри. Вместе будут переживать боль потери ребенка — от тяжелой простуды (няня поздно вызвала врача) почти 3-летней умерла Мэриголд. В преклонном возрасте им предстоит пережить не меньшую боль, вызванную смертью старшей дочери. Клементина будет выхаживать Уинстона, когда в 87, будучи в Монте-Карло, он сломает бедро и будет долго находиться в постели.

Чартвелл — это ощущение дома

Но лучшим местом для жизни масштабная натура Черчилля избрала не родовое поместье, а другое местечко вдали от городской суеты, посреди свежей зелени лугов и лесов — Чартвелл (графство Кент). Здесь семья Черчиллей прожила с 1922-го по 1965 год. Этот дом с невысокими потолками, мягкими диванами, глубокими удобными креслами, книжными полками, телевизором, подставкой для ног и круглым обеденным столом стал их семейным очагом. 

Дом стоит на возвышенности, и из окон кабинета Уинстона открывался прекрасный вид на чисто английский Кент — сочно-зеленый, немного холмистый, с ветвистыми кудрявыми деревьями. В Чартвелле глава семейства мог выйти на прогулку со своим любимым пуделем и пройтись по зеленой лужайке вдоль озера.

— Но маме вначале не очень здесь нравилось, — рассказывала младшая дочь Черчиллей леди Мэри Соумз (1922–2014). — Нужно было долго ехать из города, да и чувствовала она себя вдали от столичной жизни неуютно.

У них была еще одна квартира в Лондоне, возле Гайд-парка. Однако не там, а только в Чартвелле премьер мог чувствовать себя дома, только здесь он по-настоящему отдыхал после напряженного дня. Чартвелл стал для него главным местом на земле. И Клемми пришлось смириться.

Младшая дочь Мэри тоже очень любила дом в Чартвелле, не раз долгими вечерами, когда родители были на мероприятиях в Лондоне, они с няней Наной разговаривали, молились, няня читала девочке ее любимые сказки Редьярда Киплинга. Они и не догадывались, что сам сказочник (а в жизни влиятельный политик и страстный сторонник империи) живет всего в десяти километрах в собственном каменном доме, куда приезжает на таком же сказочном по тем временам "Роллс-Ройсе".

Когда в 1945-м Черчилль первый раз ушел в отставку с поста премьер-министра, встал вопрос: где жить? Без этих свежих атласных просторов, без кирпичного викторианского домика, без художественной мастерской и озера жизнь будто теряла точку опоры. И тогда десять бизнесменов — ближайших друзей Черчилля — во главе с лордом Кемроузом сложились по 5 тыс. фунтов и выкупили у государства это поместье для него.

Он был безгранично благодарен им за столь широкий дружественный жест. Правда, в условиях контракта значилось, что после смерти хозяев дом должен перейти в собственность одного из фондов, занимающихся сохранением исторического наследия. Ныне Чартвелл принадлежит фонду National Trust — леди Черчилль передала его сразу же после кончины мужа.

Здесь все осталось, как и при живых хозяевах: обстановка комнат и кабинета со статуэткой Наполеона на письменном столе, художественная мастерская Черчилля, а рядом — высокий кирпичный забор, сооруженный им собственноручно (он считал: когда занимаешься кладкой кирпича, в голову приходят мудрые мысли). В многочисленных шкафах резиденции хранятся сувениры — инкрустированная бриллиантами сабля, подарок короля Саудовской Аравии Абдул-Азиза; отделанная серебром массивная хрустальная ладья, подаренная Сталиным; миниатюрный кожаный дорожный глобус и даже мисочка любимого пуделя сэра Уинстона — Руфуса.

— Но мой любимый экспонат — паспорт, которым пользовался Черчилль во времена своего премьерства, — говорит нынешний менеджер Чартвелла Элис Мартин. — Не у каждого человека в паспорте написано, что место твоего рождения — дворец Бленхейм, а твоя должность — премьер-министр.

"Изучайте историю!"

Вторая мировая вывела Черчилля на арену как прозорливого, решительного и выдающегося стратега, дипломата, ответственного и уверенного в себе политика. Ведь еще задолго до войны, когда Гитлер только планировал свой крестовый поход на Европу, он понял, что войны избежать не получится, поэтому пытался ослабить ее разрушительный смерч для Соединенного Королевства. 

…В начале 30-х они оба готовились к войне, но каждый по-своему. Гитлер вооружал страну, наращивал авторитет лидера нации, энергично подогревая народную любовь к себе. А Черчилль, в то время член парламента, приехал в Мюнхен посетить архивы и написать книгу о своем известном прапрадеде — генерале Дж.Черчилле, I герцоге Мальборо, выигравшем в 1704 г. решающую битву у Людовика ХIV.

Эрнст Ганфштенгль, один из финансовых спонсоров и пресс-секретарь Гитлера, предложил ему встретиться с Черчиллем. "А кто сейчас Черчилль? — поинтересовался фюрер. — Оппозиция? И кому нужно его мнение?". Разве мог он предположить, что Черчилль не только вернется во власть, но и лично будет решать его, Гитлера, судьбу?

— Среди архивных материалов У.Черчиллю действительно удалось найти много ценной информации о своем прадеде, — рассказывает историк Дэвид Старки. — Но он узнал многое и о Людовике: его манере руководства, стратегии и тактике его захватнических походов, общественной психологии периода его правления.

Британия в 30-е гг. была не такой уж и антигитлеровской: многие имели общий бизнес с Германией; любимый внук королевы Виктории принц Чарльз Эдуард (герцог Саксен-Кобург), живший в Германии, входил в ближайшее окружение фюрера. А во время дружественного визита в Германию бывшего короля Эдуарда VIII (тогда герцога Виндзора) в октябре 1937 г., Гитлер принимал гостя с супругой в своей резиденции Бергхоф; канцлер даже намекнул, что после захвата Германией Британии Эдуард вернется на трон. Посол Иоахим фон Риббентроп — самый популярный иностранный дипломат в Букингемском дворце — в прекрасных отношениях с госпожой Уоллис Симпсон, он ежедневно присылает букет из 17 гвоздик той, ради которой король отрекся от престола. Международная обстановка для Британии была довольно безоблачной …

Пока в марте 1936 г. на должность министра обороны не назначают Черчилля. Который привносит в эту идиллию иные, более мрачные краски, разворачивая ситуацию на
180 градусов и убедительно объясняя королю Георгу VI, насколько обманчиво это затишье. Невзирая на популярную в то время тему разоружения (Британия, как и другие европейские страны, была истощена Первой мировой войной), Черчилль, владея точной информацией от английских генералов о том, как вооружается Германия, настраивает Его Величество на подготовку к войне.

Изучая в Мюнхене материалы битвы герцога Мальборо с Людовиком ХIV, Уинстон неожиданно узнает во французских манерах 200-летней давности манеры современного Гитлера. Это настолько его впечатлило, что он решает отрезвить всю правящую верхушку Королевства: с фюрером "безоблачно" не получится. "Гитлер устанавливает диктатуру", — предупреждает он парламент еще в 1933-м. Для английской политической элиты это стало холодным душем.

"Вам была предоставлена возможность выбирать между войной и бесчестьем, — обратится он в Палате общин к тогдашнему премьер-министру Невиллу Чемберлену, гордившемуся своими дипломатическими успехами при подписании Мюнхенского соглашения 1938 г. — Вы выбрали бесчестье, поэтому готовьтесь к войне". Правоту его слов история подтвердит уже очень скоро.

Получается, Гитлер только обсуждал в узком кругу свои преступные планы, а Черчилль о них уже догадывался. Изучение документов исторической битвы при Бленхейме позволило ему глубже и быстрее других "просчитать" нового немецкого политика. Наверное, под влиянием этой ситуации Уинстон и скажет: "Изучайте историю! Изучайте историю!". 

Как рассказывал военный историк д-р Джон Морер, в 1937 г. в разговоре с Риббентропом Гитлер предостерегал: если через пять лет Черчилль станет премьером, "для нас это будет сущий кошмар". Но сэр Уинстон взошел на этот пост несколько раньше, в 1940-м. А через 10 дней на Британию упали первые немецкие бомбы.

…В день нападения Германии на СССР Черчилль обратится к своему народу гораздо раньше, чем Сталин к своему. Уже вечером 22 июня из английских громкоговорителей звучит: 

"Немецкие бомбы дождем посыпались на русские города… Гитлер — опасный монстр, ненасытный в своей жажде крови и разрушений… Нацистский режим обрел худшие черты коммунизма. Он лишен каких бы то ни было принципов, кроме жажды уничтожения и расового превосходства…

Мы не станем с ним договариваться, не будем вступать в переговоры с Гитлером или его бандой. Мы должны воевать с ним на земле, мы должны воевать с ним на море, мы должны воевать с ним в воздухе, пока, с Божьей помощью, на земле от Гитлера не останется и тени"…

А Клементина Черчилль с первых же дней войны возглавит в Красном Кресте фонд помощи России.

С началом бомбардировок Лондона весь №10 переехал с Даунинг-стрит в бункер, расположенный через один квартал — на Кинг Чарльз стрит. Черчиллю и его жене здесь оборудовали отдельные комнаты, где они могли отдыхать после напряженных часов работы. Еще один командный центр находился в Дувре: в глубине высоких скал над Ла-Маншем работали военный штаб, госпиталь и радиостанция. Также с благословения Черчилля в 50 милях от Лондона был создан секретный шифровальный центр Блетчли-парк: там перехватывали и расшифровывали немецкие сообщения. Военную "черчиллиану" можно выделить в отдельную главу истории Второй мировой войны: переговоры, конференции, документы, международные встречи и даже затопление французского флота — все делалось для уничтожения непомерных амбиций немецкого политика и его самого: "Мы должны воевать на побережье, мы должны воевать на земле, мы должны воевать на полях и улицах, мы должны воевать в горах; мы ни в коем случае не должны сдаваться".

…8 мая 1945 г. лондонские газеты первую страницу посвятили Победе. В три часа дня по радио выступил Уинстон Черчилль, а в девять вечера — король Георг VI. В Вестминстерском аббатстве в честь победы отслужили торжественную литургию. Король пригласил Черчилля как архитектора победы на балкон Букингемского дворца поприветствовать сограждан. Кстати, Черчилль уже во второй раз принимал парад победы: первый — в ранге министра обороны, в июле 1919 г., по окончании Первой мировой войны.

Но уже в следующем году, анализируя послевоенную ситуацию в Европе и не питая особых иллюзий по поводу геополитических планов Сталина, Черчилль публично раскрывает его замысел: "От Щецина на Балтике до Триеста на Адриатике опустился в Европе "железный занавес", разделяющий континент на демократический Запад и тоталитарный коммунистический Восток… Советской России необходимо неограниченное расширение ее власти и влияния", — гремит среди успокоившегося после победы американского общества. Историческая речь Черчилля в Фултоне (штат Миссури, США) признана одной из лучших и сильнейших речей столетия.

Сэр Уинстон станет кумиром президента Дж.Кеннеди, ему, как первому Почетному гражданину США, вручат американский паспорт — согласие Конгресса на такой шаг подпишет в 1963 г. президент Дж.Кеннеди. А однажды Черчилль вернется в Америку памятником перед Британским посольством на Массачусетс-авеню в Вашингтоне со своим оптимистичный жестом "V" — (Victory — победа).

Чествование двух королев

Говорят, нельзя дважды войти в одну реку? Но в 1951 г. Черчилль выигрывает общенациональные выборы и во второй раз становится премьер-министром. В 1953 г. 78-летний премьер приносит присягу 26-летней королеве Елизавете II, своей новой правительнице. 

(С ее отцом, королем Георгом VI, у сэра Уинстона сложились хорошие отношения; особенно они сблизились в военные годы. Поэтому известие о его кончине глубоко потрясло Черчилля. Биограф политика Мартин Гилберт вспоминает, как секретарша, которая сопровождала премьера в аэропорт Хитроу приветствовать королеву, прибывающую из Кении, рассказывала: "Во второй половине дня Черчилль должен был выступить по радио, поэтому всю дорогу диктовал мне текст. Глаза его были полны слез".)

Через несколько месяцев в Вестминстере состоится торжественная коронация, а через три дня в честь Елизаветы II Черчилль даст торжественный обед, куда приглашены главы государств, прибывшие поздравить нового монарха. (В пресс-пуле, освещающем это событие, будет и молодая журналистка из Вашингтона Жаклин Бувье, которая через несколько лет привлечет к себе внимание всего мира как первая леди США. — А.В.

В том же 1953 г. молодая королева, отдавая дань заслугам Черчилля перед Британией, посвятит премьер-министра в рыцари, удостоив высшей награды — ордена Подвязки. Эту награду еще в 1945 г. предлагал Черчиллю король Георг VI, но тот, проиграв тогда общенациональные выборы, отшутился: "Вряд ли мне будет уместно принимать от короля орден Подвязки после того, как народ удостоил меня ордена Пинка".

…Близится к концу и второй срок его правления. В марте 1955 г. У.Черчилль решает отблагодарить коллег за безупречную совместную работу: каждый из 133 работников его офиса — от советника до уборщицы — получил серебряный кулон в форме буквы "V". Известная фирма Cartier, выполнявшая личный заказ премьера, уложилась в кратчайшие сроки.

А вечером 4 апреля 1955 г., накануне оглашения Черчиллем отставки, на торжественный ужин на Даунинг-стрит, где премьер-министр пребывал в своем офисе последние 24 часа, пожаловала Ее Величество. Черчилль приветствует монарха, достойно склонившись в почтительном поклоне.

— The Queen! The Queen! The Queen! — провозгласили первый тост за королеву 50 приглашенных гостей, а 80-летний сэр Уинстон припомнил, что подобным тостом он, тогда еще молодой офицер, приветствовал и ее прабабушку — королеву Викторию. Елизавета дождалась окончания его выступления, поднялась и с очаровательной улыбкой произнесла тост: "За здоровье моего премьер-министра!".

Счастье любить себя

Сибаритский образ жизни — не отказывать себе в удовольствиях — словно изобретен для сэра Уинстона: дом — так дворец, костюм — так смокинг, напитки — так шотландский виски. Правда, на это не всегда хватало денег, но Черчилля это не особо волновало: когда приходилось жить на жалованье и гонорары за книги, а когда — помогали друзья. Сигары, алкоголь и изысканная еда стали неотъемлемым атрибутом имиджа британского политика. И лидеры европейских государств уважали вкусы большого (во всех отношениях) англичанина. Сильно раздражало это только вегетарианца Гитлера…

Утром, еще в постели, в велюровой пижаме-комбинезоне сэр Уинстон читал документы, доставленные курьером из Лондона. Во время завтрака он выпивал немного любимого виски Johnnie Walker Black Label — считая, что от него сразу же расширяются сосуды, и лучше работает мозг; во время обеда — немного коньяка, а вечером — еще немного виски. 

Как-то во время войны генерал (позже — фельдмаршал) Бернард Монтгомери, пригласив сэра Уинстона к себе на ланч, не подал вина: 

— Господин премьер-министр, я не пью, не курю и у меня на сто процентов хорошая фигура, — объяснил Монти.

— А я много пью, много курю, и моя фигура устраивает меня на двести процентов, — парировал премьер.

…Если следовать пословице "Ты — то, что ты ешь", то кулинарные предпочтения сэра Уинстона довольно экстравагантны. Это всегда должны были быть чисто английские блюда: грубый жилистый ростбиф, дичь, сыр "Стилтон". На десерт он любил мороженое. Говорят, невероятное количество выпитого Черчиллем алкоголя, скорее всего, — легенда, которую он сам и поддерживал. Хотя нет дыма без огня… Заболевание сосудов напомнит Черчиллю о себе в глубокой старости — за последние 10 лет жизни он переживет два инсульта. 

Кроме крепких напитков, сэр Уинстон известен и крепким и острым словцом. 

— Если бы я была вашей женой, давно бы подсыпала вам в кофе яд! — сказала ему как-то баронесса Нэнси Эстор.

— Нэнси, если бы вы были моей женой, я бы его выпил, — не раздумывая ответил Черчилль.

Или:

— Да вы пьяны, — обвинила Черчилля депутат Бесси Брэддок, встретив его на выходе из парламентского бара.

— Бесси, дорогая, завтра я протрезвею, а вы как были некрасивой, так и останетесь, — отрезал он.

Первый после герцога Веллингтона

Отойдя от государственных дел, сэр Уинстон полюбил ездить в Монте-Карло, где играл в казино. Не раз его приглашал к себе на лучшую в мире яхту "Кристина" судовладелец Аристотель Онассис. Однажды в 1959 г. Черчилли все же приняли приглашение, — вспоминает внучка политика Селия Сэндз, — и отправились в круиз по Средиземному морю в обществе европейской богемы. Поневоле они стали свидетелями якобы флирта, а на самом деле — начала страстного романа харизматичного Ари с оперной дивой Марией Каллас. 

…До завершения жизненного пути Черчилля оставалось еще семь лет, когда Ее Величество сообщила, что желает, когда наступит его время, устроить государственные похороны и прощание. Политик достойно оценил жест — он стал первым после герцога Веллингтона, удостоившимся такой чести.

Когда 24 января 1965 г. Уинстон Черчилль отошел в мир иной (в тот же день, что и его отец за 70 лет до того), с ним три дня прощались в Парламенте (прошло 300 тыс. чел.); отпевали в соборе Св. Павла, где присутствовали представители 112 стран, в том числе шесть монархов, шесть президентов и 16 премьер-министров. (Такие почести Лондон действительно последний раз видел в 1852 г., прощаясь с герцогом Веллингтоном, победившим Наполеона под Ватерлоо). Выражая дань уважения многим его заслугам, страна салютовала сэру Уинстону 19-ю пушечными залпами, а над Лондоном торжественно пролетели 16 военных самолетов королевской авиации. После официальной церемонии гроб с телом переместили на катер "Хэйвенгор" и повезли по Темзе. 36 речных кранов вдоль Темзы склонили в скорби стрелы. Говорят, это был один из самых трогательных моментов новейшей истории Британии. Невзирая на мороз, по обе стороны реки вдоль последнего пути Великого Англичанина провожали десятки тысяч людей. Как сказала дочери в конце дня уставшая леди Клементина: "Мэри, это были не похороны, это был триумф!".

Похоронили Уинстона Леонарда Спенсера-Черчилля в Блейдоне, на церковном кладбище, рядом с родителями, братом и дочерью. Верхушку этой церкви видно из окон большой гостиной Бленхейма. А почти через 13 лет найдет здесь последний приют и баронесса Спенсер-Черчилль, 92-летняя Клементина.

Черчилль продолжается

В 1958 г. сэр Уинстон основал в университетском Кембридже колледж — Churchill College и даже посадил там первый дубок. Колледж должен был стать британской версией Массачусетского технологического института. "Нам нужны лидеры", — утверждал политик, поэтому главным приоритетом колледжа стала подготовка лидеров мировой науки и техники. За почти 60 лет учебное заведение выпустило 10 тыс. студентов, из них 13 (!) стали Нобелевскими лауреатами; в общей сложности 29 человек, связанных с этим колледжем (включая самого сэра Уинстона), получили "нобеля".

В 1953 г. на церемонии в Стокгольме престижную премию от его имени принимала леди Клементина — в это время лауреат вместе с президентом Эйзенхауэром и генералом де Голлем участвовали в конференции на Бермудах. Как правило, первых лиц государств выдвигают на премию мира (Теодор Рузвельт, Лех Валенса, Михаил Горбачев и др.); Черчилля же выдвинули в двух номинациях — мира и в области литературы, но удостоен он был премии в области литературы: "За мастерство историка и биографа, а также блестящие ораторские способности, проявленные во время защиты высших человеческих ценностей"; конечно же, помня и о его шеститомной "Истории второй мировой войны", четырехтомниках "История англоязычных народов" и "Мальборо: его жизнь и времена".

"В мрачные времена его слова давали надежду и уверенность миллионам людей всего мира, — отмечал накануне церемонии член Королевской академии наук Г.Лильестранд. — Никогда еще в мировой истории человечество не было столь обязано одному человеку".

А Нобелевскую премию мира тогда вручили Джорджу Маршаллу — бывшему госсекретарю США, автору плана восстановления послевоенной Европы.

Черчилль-колледж известен и своим архивом. Вначале его сформировали статьи и работы самого политика и членов его семьи. Сегодня же здесь собраны документы, письма, фотографии 600 известных британских и иностранных политиков, военных, дипломатов, нобелевских лауреатов: Маргарет Тэтчер, Клемента Эттли, Шарля де Голля, Чан Кайши, Эрнеста Резерфорда, Петра Капицы, Макса Борна и других.

Сегодня в различных сферах общественной жизни активны и внуки Черчилля: журналистка Селия Сэндз, скульптор Эдвина Сэндз — дети дочери Дианы; член парламента сэр Николас Уинстон Соумз, бизнесмен Руперт Соумз, редактор журнала Эмма Соумз — дети дочери Мэри.

Документы времен Черчилля имеют разные сроки секретности и ежегодно открываются для широкой публики исследованиями: Черчилль и де Голль, Черчилль и Кеннеди, Черчилль и Наполеон. Об Уинстоне Черчилле поют популярную рождественскую песенку. В честь известного политика когда-то назвала своего сына Джулия Стэнли из Ливерпуля — Джон Уинстон Леннон... Лучшие статьи политика, его выступления и книги оцифрованы, и теперь их будут изучать в британских школах; а для школ всего мира открыт бесплатный онлайн доступ к архиву Черчилля.

Огромное творческое наследие сэра Уинстона — письма, речи, документы, книги и картины — в конце ноября 2015 г. внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Теперь, наравне с английской "Великой хартией вольностей" (Magna Carta), французским гобеленом из Байо, иранской поэмой "Шахнаме" они — в Международном реестре мировой памяти! Поэтому, перефразируя его утверждение об истории, можно с уверенностью сказать: "Изучайте Черчилля! Изучайте Черчилля! Он научит секретам управления государством".

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • anatolii 12 февраля, 01:46 І зовсім не зайве згадати "Тайлера Кента--незаметного шифровальщика посольства США в Лондоне в 1939-1940 годах. Кент обнаружил, что в секретной переписке Рузвельта и Черчилля содержится страстное и совершенно неприкрытое стремление превратить локальный польский конфликт , ими же и спровоцированный ,в очередную Мировую Бойню. Это при том, что Рузвельт был только переизбран под громкие клятвы -Ни при каких обстоятельствах не втягивать Америку в очередной европейский конфликт. Правдолюбец безо всякого суда и следствия полетел в тюрьму вслед за тысячами таких же предателей правого л.д. дела, среди которых были и члены Парламента. При этом количество странных смертей среди ведущих политиков, стоявших в оппозиции к покровителям Черчилля, займёт страницу. (См, к примеру--Whalen, Richard-- "The Strange Case of Tyler Kent",Diplomat, November 1965, pp.16-19, 62-64)." Ответить Цитировать Пожаловаться
  • talymon 9 февраля, 23:30 Важко осягнути всю велич Черчилля, якщо не згадати про одне його кредо. «Это кредо с подкупающей простотой было изложено Черчиллем в секретной речи, произнесённой в Британском Парламенте в марте 1936 года. Эта речь содержится во втором томе мемуаров Черчилля, но только в самом первом бостонском издании 1948 года: По отношению к тем, кто сегодня тайно или явно записывается в изгои, никакие моральные ограничения не действуют.» Як це злободенно! Як це було злободенним завжди! І буде! Пануй, Британіє! Britannien über alles!? Jawohl! Ja! Ja! Дійсно є чому повчитись нинішнім очільникам України. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 25.77
EUR 27.74