Игры несломленных

123

Читайте также

Игры несломленных (Invictus Games) — международные спортивные состязания для военнослужащих, которые были ранены, травмированы либо получили заболевания, находясь по долгу службы в зоне боевых действий. В Invictus Games-2017 принимают участие 550 раненых бойцов из 17 стран. Среди них и Украина. Состязания пройдут в Торонто (Канада).

Идея принадлежит принцу Уэльскому Гарри. Как известно, он служил в армии (капитан Армейского воздушного корпуса) и даже принимал участие в миротворческой операции в Афганистане. Первые международные Игры несломленных прошли в 2014 году в Англии. В то время в Лондоне по своим делам находился киевский предприниматель Михаил Пименов. Он увидел эти состязания и был потрясен. 

"Представьте себе: принц Уэльский, трибуны орут — Миша был в шоке, — рассказывает координатор украинских Игр несломленных Оксана Горбач. — А у нас в то время уже начали разворачиваться полномасштабные военные действия. Миша подумал, что украинцам это тоже надо. Он приехал сюда и рассказал об Играх нам — "СтратКомУА" (общественная организация. — О.О.). Мы занялись реализацией этой идеи. Сейчас Миша Пименов в оргкомитете Invictus Games". 

Но попасть в число стран — участниц этих соревнований было очень непросто. Заявки подают многие, зеленый же свет получают единицы. По условиям Игр, заявку от страны может подать только оборонное ведомство — в данном случае Министерство обороны. Оно должно обратиться в оргкомитет с официальным письмом. 

Пожалуй, эта история — яркий пример того, как гражданская инициатива может растормошить государственную машину. За лоббирование идеи в Украине взялась ОО "СтратКомУА", давно и плотно коммуницирующая с разными министерствами и ведомствами. Потому организация и смогла договориться о письме Минобороны в Оргкомитет игр. 

Интересно, что за украинскую команду ходатайствовали перед Оргкомитетом игр не только министры и волонтеры из Украины. В самой Канаде этим занялся канадец украинского происхождения Ричард Гарейчук. Как и Михаил Пименов, узнав об играх, он очень хотел, чтобы в них приняли участие украинские военные. Ричард написал в Ассоциацию Принца Гарри, обратился к членам канадского парламента, к организациям и собрал от них письма в поддержку Украины. А узнав, что Оксана Горбач и "СтратКомУА" решают ту же проблему, Ричард связался с ними. Вот так совместными усилиями и добились разрешения для украинских военных участвовать в международных состязаниях.

"Понимаете, как потрясающе все сошлось? — говорит Оксана Горбач. — Теперь надо организовывать процесс подготовки к играм. Это тот уровень, на котором необходимо участие государства. Игры Инвиктус поддержали все институции сектора обороны и безопасности, военнослужащие которых принимали и продолжают принимать непосредственное участие в событиях на передовой (ВСУ, Национальная гвардия, СБУ, Нацполиция, Пограничная служба), а также Министерство молодежи и спорта, Минздрав, Минсоцполитики, объединенные в одну рабочую группу под руководством вице-премьера Иванны Климпуш-Цинцадзе. 

К сожалению, у нас не получилось сотрудничество с Паралимпийским комитетом, хотя мы очень на это надеялись. Ведь это единственная организация, имеющая опыт обеспечения качественных тренировок для спортсменов с травмами. Но там нам ответили: "Мы можем вас консультировать, но наши тренеры и тренировочные базы сейчас заняты — готовимся к Дефлимпийским играм в Турции". Я их понимаю, наверное, это так и есть. Но нашим подопечным помощь паралимпийцев была бы очень важна".

Подготовка к Играм несломленных идет полным ходом, но есть проблемы, которые невозможно решить на одном энтузиазме. Это финансирование. Поскольку проект Invictus Games появился неожиданно, деньги на него в бюджеты министерств заложены не были. Сейчас помощь проекту осуществляется на уровне услуг — тренеры, помещения, обслуживание. Но есть прямые расходы, для которых нужны средства (например, покупка формы). Поэтому, пока в правительстве ищут возможность выделить деньги, волонтеры ищут спонсоров. И они уже откликаются. Хотя, конечно, спонсоров много не бывает. 

По условиям состязаний в команду войдет 15 участников и 30 человек группы поддержки (это друзья и родственники членов команды). Их пребывание в Торонто оплачивает принимающая сторона.

На играх военные разных стран могут соревноваться в 12 видах спорта. Украинцы примут участие в шести: легкая атлетика, стрельба из лука, плавание, пауэрлифтинг, велоспорт и гребля на тренажерах. 

Участвовать в соревнованиях вызвались 208 воинов из 21 региона. Из них около 90% — участники АТО, остальные были ранены во время миротворческих операций. 

В Канаде украинских спортсменов ждут в сентябре. А пока в Киеве, Львове и Одессе прошли тестирования желающих: каждый попытал свои силы в разных видах спорта, увидел свои результаты и определился с планами на будущее. В апреле состоятся национальные соревнования, потом — тренировочные сборы и формирование команды. 

Интересно, что по результатам Всеукраинских соревнований будет составлено сразу два рейтинга спортсменов: классический, в зависимости от продемонстрированных результатов, и рейтинг прогресса (насколько улучшился результат спортсмена по сравнению с тем, что он показал на тестировании). И это очень важно. Ведь не все участники игр раньше занимались спортом, у них разная физическая форма. Но если у человека есть огромная сила духа и желание победить, если он настойчиво тренируется и улучшает свой результат (пусть даже не самый лучший на фоне других), такой спортсмен заслуживает награды, и в рейтинге прогресса он станет победителем. Тем более, что эти соревнования — не просто спорт, но и возможность реабилитации раненых.

Мне удалось побывать на тестировании наших воинов-спортсменов в Киеве, на стадионе ЦСК ВСУ. Это было дополнительное, второе тестирование, организованное по просьбам тех, кто не знал, не успел или не смог приехать в первый раз. 

На тестирование пришли 18 участников: кто-то — в инвалидном кресле, кто-то хромает, кто-то бодрым шагом идет в спортзал, не обращая внимания на телекамеры и журналистов. Бросается в глаза группка волонтеров в одинаковых ярких футболках. У каждого в руках табличка с названием вида спорта: "легкая атлетика", "плавание", "стрельба из лука". Ребята будут сопровождать спортсменов по разным спортивным площадкам, помогать сориентироваться в корпусах и залах стадиона, да и просто поддерживать.

Я подошла к ним познакомиться. Оказалось, ребята — студенты Украинской академии лидерства. Илона и Максим здесь уже во второй раз. А Настя пока новичок. На вопрос "почему вы здесь?" ребята ответили по-разному. 

"Когда видишь военного на протезах или на коляске, это поднимает прежде всего твою силу духа. Они не сломались и продолжают бороться, несмотря на то, что у них нет руки или ноги", — объясняет Илона. 

"Мне интересно общаться с военными, — говорит Максим. — Я еще не знаю точно, но, может быть, стану военным". 

Настя долго молчит, будто подбирая слова: "Мне важно узнать, как они сами к этому относятся".

На спортивных площадках, где тестируют спортсменов, вроде бы все как на обычных состязаниях: фишки на полу, стол для судей и тренеров, кулер с водой. Но есть мелкие детали, от которых сжимается сердце. Например, две клюки, сложенные прямо на старте. Их оставил один из участников забега. Он приехал в Киев из Хмельницкого, чтобы принять участие в тестировании. Я обратила внимание на этого немолодого человека еще во время регистрации — он очень хромал. Дошел на палках до места старта, а потом отложил их и побежал. Финишировал этот участник Игр не первым, но мы, журналисты, болели за него так, как никогда не болели бы ни за одного чемпиона. "Руслан, участник Революции достоинства, патриот своей страны", — представился он журналистам после забега, вытирая пот с лица. 

К месту старта подошел доктор. Он дежурит на нашей площадке и хочет знать, пришел ли уже участник Игр, который, как его предупреждали, может потерять сознание во время забега. "Нет, — сказали ему волонтеры. — Еще ждем. Он как раз сейчас стреляет из лука в другом зале". Оказывается, врачи разрешили мужественному воину состязаться только в легкой атлетике и стрельбе. Да и то потому, что он уж очень настаивал. "Я могу потерять сознание во время бега, но не снимайте меня с дистанции, я вас не подведу!" — просил парень организаторов. 

Он пришел за десять минут до конца соревнований, когда все уже закончили забег. Совершенно не похож на военнослужащего, с дредами. "Нет, это точно не военный, это имитация! Где ты видел военных с такой прической?" — шепчутся в сторонке два молодых солдатика-срочника. Здесь, на стадионе ЦСК ВСУ они несут какую-то свою службу (вносят/выносят столы, еще что-то), а в свободные минуты с интересом наблюдают за участниками Игр. А вот их местное начальство нервничает: "Что?! Ждем еще одного участника? Так скажите ему, чтобы побыстрее шел! Ну, скоро уже все закончится?" Солдатики получают команду все выносить — столы, маты, воду. "Да у нас же еще есть время, еще целых десять минут. Мы же договаривались" — говорит кто-то из волонтеров. Но какое там — в другой части зала уже разминаются и скачут галопом красивые и полные сил футболисты, у них скоро начнется тренировка. 

Парень с дредами, не обращая ни на кого внимания, немного разминается, а потом бежит. И даже не один раз, а дважды — от третьей попытки отказывается, к большому облегчению врача. Но вот зал опустел, а парень с дредами не спешит уходить домой. Сначала искал попить (из зала ведь уже вынесли кулер). Потом очень хотел курить, и спрашивал у всех: "Дай закурить, а, брат? Мои вещи в раздевалке в другом корпусе". 

123
Андрей Ганичев

Мы познакомились. Андрей Ганичев, позывной Дред. "Я штурмовик в роте разведки боем. После Майдана добровольно пошел в военкомат. Не сразу, но служить меня взяли. Демобилизовался после травмы, полученной под Дебальцево. Наверное, вы слышали о бое возле села Редкодуб? Это село было в котле, и там были наши. Моя штурмовая группа получила приказ разорвать кольцо, в которое попали украинские военнослужащие. Приказ для нас состоял из двух частей: вывести наших ребят из Редкодуба и довести до Дебальцево или подвезти им боеприпасы, чтобы они продолжали удерживать точку. Но ребята на тот момент уже неделю или даже больше были в окружении, и потому, конечно, выбрали выход из котла. Разорвав кольцо, мы вывели их. Конечно, не всех — был очень большой бой, и много людей погибло". На этих словах Андрей прерывается и идет искать очередную, уже неизвестно какую по счету сигарету. "Курить охота. Прости, братик", — говорит прохожему.

"В помощь нам прислали очень молодых зеленых солдат, — продолжает он, прикурив новую сигарету от старой. — В крытом автомобиле ЗиЛ их привезли. Это был первый в их жизни в бой. Они подъехали с другой стороны Редкодуба, там как раз у сепаратистов был укрепленный район. Эти молодые необстрелянные солдаты приехали в машине, накрытой тентом. У них не было возможности смотреть вокруг, и они не понимали опасности. И прямо в эту машину, еще до того, как они успели высадиться, прилетели снаряды. Кто-то успел выпрыгнуть и вместе с нами продолжал потом бой (некоторых из них я потом видел в Артемовском госпитале), но многие так там и остались. 

Зимой 2015 года мы с волонтерами и при участии некоторых наших офицеров пытались вывезти тела наших воинов. По частям отдавали нам наших ребят — то руку, то ногу. В то время Редкодуб держали русские офицеры, и некоторые из них, опытные военные, повинуясь негласному военному закону, отдавали нам части тел наших солдат вопреки внутренним командам. Лешу Буслаева вывозили более полугода. Тело было обгорелым, только одну конечность нам отдали. Лишь по результату ДНК-анализа мы узнали, что это наш Лешка. В этом бою я получил контузию и бароудар. Что такое бароудар? Это когда рядом взрывается снаряд, взрывная волна проходит сквозь тело, и от этого страдают внутренние органы, головной мозг. За этот бой я получил орден "За мужество". После возвращения домой был награжден президентом Украины. Потом стал ездить с волонтерами на "нули" — на самую передовую. Мы возили туда все необходимое".

Об Играх несломленных Андрей узнал в общественной организации ветеранов "СУВІАТО" ("Спілка ветеранів, інвалідів АТО та учасників бойових дій"). Решил, что это шанс для него, еще один патрон в "рожке его возможностей", что этот рожок еще не опустел. "Очень радует вот такая инициатива волонтеров, подхваченная властью, которая дает понять солдатам, что они еще нужны своей стране, что они еще могут выполнить свой долг, могут поднять флаг Украины где-нибудь на иностранном стадионе, завоевав победу для своей страны. Ведь это очень важно — чувствовать свою востребованность. Часто у нас, инвалидов войны, возникает впечатление, что ты никому не нужен, ты — как отработанный материал", — говорит Андрей.

Андрей ушел, а мне уйти было трудно. Его рассказ будто прошел бароударом по мне. В это время мимо проходил какой-то чин в гражданском: "Ну что там инвалиды, закончили уже?" — бросил он на ходу, обращаясь к мирно курящим на солнышке сотрудникам стадиона. Те молча кивнули. 

После окончания всех тестирований участники Игр подходили к столу регистрации — коротко рассказывали о себе и сдавали лист со своими результатами. Здесь я познакомилась с еще один
воином-спортсменом, Александром Сосовским. Оказалось, он выпускник Института международных отношений Университета им. Шевченко. 

"Как я попал в АТО? Когда на войне погиб первый мой знакомый, меня накрыло эмоциями. Я позвонил в военкомат, сказал, что я офицер запаса (у нас в университете была военная кафедра), и попросился служить. Мне ответили, что офицеры пока не нужны. Я еще раз звонил, потом поехал на Волынь, в свой военкомат. Там меня и призвали. Я служил заместителем командира роты по работе с личным составом. Знаете, это как когда-то политруки были. Приехал я в часть, побыл два дня, и меня сразу направили в окрестности Донецка. Как раз там были горячие точки. Я был вторым человеком после комроты. Месяц почти не спал — думал, как сделать так, чтобы эта разномастная аудитория (самому молодому бойцу у нас было 18, самому старшему — 63) поверила в меня. И я понял, что это возможно только тогда, когда ты идешь на задание рядом с ними, а не отсиживаешься где-то в сторонке и куришь. И в принципе у меня все получилось, все было хорошо. Как-то мы с командиром поехали на рекогносцировку — разведку новых территорий в серой зоне. И подорвались на противотанковой мине. Командиру очень не повезло, его сильно покромсало, а у меня была контузия, черепно-мозговая травма и небольшие осколочки. Мне повезло в том смысле, что я с руками и с ногами. Потому что у меня много знакомых, которые, к сожалению, без конечностей. Им труднее вливаться в жизнь. Ты заходишь к ним в госпиталь, вроде бы все нормально, человек улыбается, а по глазам видно, что ему хочется повеситься. И сегодняшние Игры — хороший пример того, что жизнь продолжается. Конечно, потерянная на войне нога не отрастет, но когда человек видит, что не только ему трудно, но другие что-то делают, не сдаются — это важно. Ну а попасть в сборную и увидеть Канаду — это же вообще замечательно! 

О соревнованиях я узнал из соцсетей — мой сотрудник перепостил сообщение об отборе. Мне кажется, что людей могло бы быть еще больше, просто, может, не все слышали. Я думаю, что не у всех быть материальная возможность приехать (ведь отбор ведется только в трех городах). Нужно где-то жить, купить билеты туда и обратно. Это, может, какая-то тысяча гривен, но не каждый имеет возможность найти работу после АТО. К сожалению, это правда. Не всех берут. Недавно я общался с товарищем, он достаточно квалифицирован в своей профессии. Но когда он написал в резюме, что служил в АТО, то думал, что это будет плюсом, а оказалось — минусом. Не каждый работодатель согласится взять такого работника. Некоторые думают, что он какой-то неуравновешенный. Моего товарища на работу не взяли. У него есть какие-то инсайды в той фирме, и он знает, что это — из-за АТО. 

Но есть, конечно, компании, которые поддерживают воинов АТО. А вообще я сейчас научился ничего ни от кого не ждать, и мне очень хорошо. Когда поддержка от кого-то есть — это очень круто, но если ее нет — тоже ничего. Жена не хотела, чтобы я шел на эти соревнования, переживала, чтобы у меня не было болей. Но физическая боль отходит на второй план, когда ты не знаешь, что у тебя вот здесь делается (показывает на голову. — О.О.).А что касается боли — голова у меня болит постоянно, то сильнее, то слабее, но всегда. Сначала было трудно, но месяца через два я к этому привык. По-другому начинаешь к этому относиться".

Тестирования закончены, теперь участники Игр разъезжаются по домам и начинают тренировки. Только от них будет зависеть результат и, значит, возможность попасть в сборную. Но на самом деле не это главное в проектеInvictus Games.

123
Оксана Горбач

"Цель этого проекта — не только отправить в Канаду 15 человек и поиграть в эти игры. Мы сейчас поднимаем достаточно важный вопрос спортивной реабилитации военнослужащих и ветеранов, получивших ранения во время выполнения служебных обязанностей, — говорит Оксана Горбач. — И поэтому для нас важно постараться организовать реформу спортивной реабилитации людей, которые вернулись в общество с войны и требуют не только физической, но и психологической реабилитации. Спорт — один из инструментов, позволяющих это сделать. "СтратКомУА" будет работать над тем, чтобы этот проект превратился в государственную программу психологической и социальной реабилитации. Здесь я хотела бы подчеркнуть две вещи. Первая — тут один гражданский сектор не справится, нужна поддержка государства, а мы можем инициировать и поддерживать. И вторая — мы многое можем. Если каждый будет думать "от меня ничего не зависит", ничего у нас не изменится".

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.59
EUR 28.96