Выйти из зоны торгового комфорта

Юлия Самаева 31 марта, 23:01
123
nibulon.com

Читайте также

Украина, валютная выручка которой сокращается последние несколько лет, экспортную стратегию, в отличие от прочих многочисленных стратегий, действительно ждала. 

Сейчас, когда ситуация на внешних рынках постоянно меняется, старые торговые связи нашей страны разрушаются, а сама структура экспорта трансформируется, виденье правительством того, как, с кем и чем мы будем торговать, интересует многих.

Цели обозначены правильно, а задачи поставлены действительно сложные — диверсификация и изменение структуры экспорта. Главный вызов — это выполнение. Украинский госаппарат производит невероятное количество стратегий, планов развития и программ. Ни один из этих документов не выполняется в полной мере. Более того, многие разрабатываются так долго, что успевают устареть еще до того, как начнут работать. Когда в новой экспортной стратегии начали попадаться ссылки на 2015-й, появилось опасение, что и нынешнее детище Минэкономразвития и торговли повторит судьбу своих предшественников. Ведь ситуация во внешней торговле начала меняться принципиально буквально в последние месяцы, что уж говорить о 2015-м, теперь уже очень далеком от экономической действительности.

Украинский экспорт, в котором преобладает продукция металлургии и сельского хозяйства, представлен главным образом сырьем, используемым в качестве исходного материала для производства других конечных потребительских товаров. Диспропорция товарной структуры — наследие советских времен, предопределяет нестабильность поступлений от экспорта.

Из-за военных действий на Востоке Украины и напряженных торговых отношений с РФ, за последние годы существенно сократился экспорт металлургической продукции, машиностроения и транспортных средств. Украинский экспорт, значительную часть которого традиционно составляли железо и сталь, теперь преимущественно представлен продукцией сельского хозяйства — зерновыми и масличными культурами. И на этом все. Других статей, хотя бы приближающихся по объемам к зерновым и металлам, нет. И в последние годы мировые цены на зерновые Украину не радуют, а доля продукции металлургии в экспорте продолжает уменьшаться.

О необходимости выбраться из сырьевого капкана говорят очень давно. Действительно, что-то планировать и развивать сложно, если львиная доля твоих бюджетных поступлений зависит от цен на сырьевых ранках и экономик других, более крупных, игроков внешних рынков. Растут цены — выполняется бюджет, снижаются — не выполняется. Так и живем. Особых поводов у бизнеса, ориентированного на экспорт сырья, заниматься переработкой и пытаться экспортировать товары с большей добавленной стоимостью нет. Он и так не в убытках. Государство влиять на эти процессы может, но своеобразно. В свое время, например, правительство ввело пошлину на экспорт семян подсолнечника, сделав их переработку внутри страны выгоднее, чем экспорт самого семечка. Так Украина стала мировым экспортером подсолнечного масла. 

Но это — история из конца 90-х прошлого столетия, сейчас подобные методы будут восприняты бизнесом в штыки, да и само государство не осмелится на подобные шаги. У нас ведь даже введение кассовых аппаратов — непреодолимый барьер.

Тем не менее составители стратегии трезво оценивают, что украинская экономика характеризуется высоким уровнем открытости (интегрированностью в мировую экономику) и зависимостью украинских производителей от торговли на иностранных рынках. А высокий уровень открытости делает страну уязвимой, поскольку нестабильность на мировых рынках моментально отражается на экономике такой страны. Для активного включения в глобальные цепи добавленной стоимости предлагают перейти к производству средне- и высокотехнологичной продукции. Но радикальных решений избегают. Хотя технологическая составляющая — это только 5% украинского экспорта, тогда как в других развивающихся странах доля такой продукции в среднем составляет порядка 35%.

Что же предлагают в МЭРТ?

Основная цель — переход Украины к "экспорту наукоемкой инновационной продукции для устойчивого развития и успеха на мировых рынках". Звучит фантастически, но в министерстве сразу дают пояснение: постановка локальных и краткосрочных задач не стимулирует преемственность выполнения правительственных программ. А вот если стремиться к глобальной, высокой цели, то с курса уже не свернуть.

Дорожная карта (один из элементов стратегии) определяет три основные задачи по реализации "высокой" экспортной цели:

— создание благоприятных условий, стимулирующих торговлю и инновации для диверсификации экспорта;

— развитие услуг по поддержке бизнеса и торговли, способных повысить конкурентоспособность предприятий, в частности МСБ;

— укрепление навыков и компетенций предприятий, в частности МСБ, необходимых для участия в международной торговле.

Определены также конкретные существующие и потенциальные секторы, которые выступят движущей силой инноваций и создания высокой добавленной стоимости. Несмотря на обтекаемость формулировок, отказаться окончательно от приоритетных отраслей не смогли. Что поделать, в Украине любят создавать условия не для всех, а для избранных, и тут главное не скатиться в итоге в прямую бюджетную поддержку и налоговые льготы. Итак:

— сектор информационно-коммуникационных технологий (разработка программного обеспечения);

— сектор креативных услуг (реклама и связи с общественностью (PR), ремесла, дизайн, киноиндустрия, индустрия моды, издательское дело);

— сектор туризма (экотуризм, экстремальный, культурный, деловой и образовательный);

— сектор технического обслуживания и ремонта воздушных судов;

— сектор производства запасных частей и комплектующих изделий для аэрокосмической и авиационной промышленности;

— сектор машиностроения (турбовинтовые двигатели, газотурбинные двигатели, насосы и изолированные провода, транспортные средства, железнодорожные и трамвайные локомотивы);

— сектор пищевой промышленности (пищевые ингредиенты, готовые продукты питания и органическая продукция).

Как видим, никаких особых откровений — пищепром, машиностроение и IT-сектор, которые уже и так сформировались как потенциальные тяговые лошади предстоящих трансформаций. То есть мы не очень диверсифицируем структуру, просто декларируем попытку выйти на уровень сбыта товаров с большей добавочной стоимостью. И, конечно, большие сомнения возникают насчет участия малого и среднего бизнеса в этих процессах. Так как здравый смысл не позволяет уж слишком рассчитывать на внушительный экспорт PR-услуг из Украины, участие МСБ будет ограничено разве что пищепромом и IT. Хотя и в сфере туризма, например, тоже очень хотелось бы увидеть наконец хоть какой-то прорыв. Правда, каким образом это может быть реализовано, стратегия не дает четкого ответа, а значит, все так и может остаться на уровне намерений и деклараций.

Вообще составители стратегии отмечают потенциал роста экспорта услуг, который в результате макроэкономической нестабильности значительно сократился в последние годы (примерно на 36% в 2015 г. по сравнению с
2008-м), но при этом демонстрирует большую устойчивость, чем экспорт товаров. На экспорт услуг приходится около 25% общего объема украинского экспорта, и в последние десять лет этот показатель существенно не менялся. Но и тут у нас перекос, который сложно исправить (по крайней мере, с положительным для страны и ее госбюджета эффектом). Поскольку украинские трубопроводы (опять же, еще с советских времен) используются для транзита природного газа и нефти, наш экспорт услуг в значительной степени представлен именно транспортной составляющей (в среднем более 40% общего экспорта услуг). А вот их в приоритетных секторах нет. Зато есть ремесла.

В чем же будет заключаться собственно поддержка, и какие варианты предлагает МЭРТ? Пока сказать сложно. План обширный, исполнителей масса, некоторые — вообще еще не созданные структуры. Но для начала составители стратегии предлагают разработать еще и детальные секторальные стратегии. Напомним, о разработке данной стратегии говорилось два года, теперь еще и секторальные нужны.

Основные мероприятия краткосрочной перспективы (год-два) включают создание при Кабмине Совета по международной торговле, официальной сети ключевых институтов поддержки торговли, единого информационного центра для экспортеров (Exporter First Stop Shop) и единого веб-портала для экспортеров. Также в краткосрочных планах ближайших лет разработка инструментов и услуг по предоставлению информации о торговле и сведений о рынках, создание и продвижение украинского бренда для экспорта товаров и услуг. И, пожалуй, наконец что-то действительно полезное — внедрение электронного "единого окна" для всех процедур и формальностей при оформлении товаров для импорта, экспорта и транзита.

В среднесрочной перспективе офисы, работающие по принципу "единого окна", будут открыты в основных пограничных пунктах и пунктах пересечения государственной границы. Будут созданы механизмы для повышения эффективности и прозрачности таможенного оформления, обеспечен доступ к торговой информации по упрощенной процедуре (в соответствии с Соглашением ВТО). В планах также обмен знаниями и технологиями с партнерами из ЕС, а еще оценка вариантов стимулирования и поощрения предприятий, работающих в инновационных секторах. При этом понять, почему нельзя начать сразу с мероприятий, отложенных на среднесрочную перспективу, сложно. И если уж нельзя миновать создание всех этих советов и центров, то почему это нельзя делать параллельно?

И вот только в долгосрочных перспективах речь заходит собственно о действительно важных приоритетах — поддержке и привлечении инвестиций, создании бизнес-инкубаторов и бизнес-акселераторов, стимулировании использования инноваций, развитии экспортной торговли через Интернет и прочих полезных, но, получается, снова отложенных на длительную перспективу вещах.

При этом процесс создания стратегии еще не закончился — впереди голосования, опросы, переговоры и создание дополнительных органов, собственно имплементация самой стратегии и плана действий, а главное — донесение всего описанного на 140 страницах до предпринимателей в регионах. Если процессы пустить на самотек, только на все это потребуется лет пять. Впрочем, в МЭРТ настрой боевой, там уверены, что все получится, и быстро.

Помимо определения "ведущих" секторов экономики, в МЭТР выяснили еще и приоритетные рынки для сбыта продукции. По мнению авторов, которое тоже трудно отнести к категории откровений, существует несколько важных рынков, потенциальные возможности которых не полностью использованы для украинского экспорта. Так, Украина пока недостаточно использует торговые возможности с такими странами, как США, Германия, Великобритания, Франция, Япония и Канада. Ничего экстраординарного, выход на эти рынки у нас есть, вот только товара достойного пока не набирается. При этом в целом Украина недоиспользует торговый потенциал с 75 странами мира и недополучает, таким образом, около 6 млрд долл.

У бизнеса при обсуждении стратегии претензии появились сразу: для кого-то 140 страниц — слишком длинный текст, кто-то не нашел себя в перечне приоритетных секторов, кто-то не увидел в экспортной стратегии налоговой реформы. В итоге обсуждение напоминало разговор глухого с немым. Вообще сложилось удивительное ощущение того, что правительство уже пытается работать в рыночной экономике, а производители все еще хотят остаться в плановой (по крайней мере, многие из присутствовавших). Столь велико у них желание, чтобы за них сделали, определили, обеспечили, выдали, поддержали, нашли рынки и договорились. При этом в зале присутствовали в основном представители как раз крупных предприятий, на которых предложенный вариант стратегии, по идее, вообще не был ориентирован. Ведь она изначально была заточена на средний бизнес, которому сложно привлечь инвестиции на внешних рынках, для которого возмещение НДС — проблема еще на этапе подачи документов, а поездка на торговую выставку — вызов. Глядя на незрелость крупных предпринимателей, с трудом представляешь, как "середняки" пойдут открывать ногами двери на новые недоторгованные рынки.

Тем не менее из уст представителей бизнеса звучали и здравые мысли. Во-первых, предприниматели говорили об отсутствии рабочей силы, не квалифицированной, а в принципе любой. Во-вторых, об отсутствии денег, основного средства, позволяющего компании совершить прорыв и выйти на новые рынки сбыта. Если ответ на первый вопрос в стратегии найти можно, то вопрос инвестиций — пока без ответа. И в многочисленных центрах и офисах поддержки экспорта на него не ответят.

К сожалению, обсуждение экспортной стратегии показало, что экспортерам сложно выходить из зоны торгового комфорта, ища новые рынки, расширяя экспортную структуру и меняя логистику. А чиновникам точно так же сложно покинуть зону комфорта стратегий и планов, в которых совершенно грамотно объясняется, что нужно сделать, но ни слова о том, как это сделать. Увы, на сегодняшний день выполнение представленной стратегии можно наглухо заблокировать, просто не создав все эти офисы по развитию инноваций и советы при Кабмине, которые согласно плану ответственны за ее выполнение. Увы, пока стратегия, представленная МЭРТ, — это лишь качественный анализ внешней торговли Украины по состоянию на конец 2016-го. Но и он уже устарел, ведь мы понимаем, что в конце 2017-го показатели внешнеэкономической деятельности будут совсем другими. Будем надеяться, что к тому времени хотя бы Совет по международной торговле будет создан.

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.67
EUR 28.94