Украина и МВФ: "мыльная опера" без развития сюжета

Александр Дубинский 12 апреля 2013, 21:05
МВФ

Читайте также

Кредитор уехал — долги остались. И стали дороже. Так можно охарактеризовать ситуацию, сложившуюся с отъездом очередной миссии Международного валютного фонда из Украины.

Реляции о "продолжении переговоров по возобновлению программы stan-by" и "продуктивном диалоге с украинской стороной" переходят из одного пресс-релиза МВФ в другой, а реальных признаков прогресса, который бы подкреплял уверенность в грядущем подписании нового соглашения и выделении траншей, не ощущается.

Результаты действий правительства по сокращению дефицита бюджета, оптимизации энергетических тарифов пока равняются нулю. Политика, которая по итогам минувшего года привела к формированию скрытого дефицита бюджета на уровне около 80 млрд грн, не претерпела никаких изменений, поэтому и говорить о каких-то подвижках в переговорах с Фондом сложно.

Если что-то и было сделано, так это улучшение качества регулирования банковского сектора. Однако правительству так и не удалось предпринять хоть какие-то внятные шаги в экономическом поле, чтобы у банкиров появились новые клиенты, и финансовый сектор смог возобновить кредитование экономики. Так что и здесь — пока минус.

Тогда чем же объяснить сохраняющиеся позитивные нотки в заявлениях МВФ относительно Украины? Разве что только политическим фактором, который тоже, конечно, нельзя сбрасывать со счетов. Фактически у МВФ есть два пути в отношении Украины. Первый — не давать без выполнения ключевых условий новых траншей, но использовать для влияния на Украину права кредитора — чтобы не потерять контроль над геополитическими решениями украинской власти. Второй путь — выделить новое финансирование, активизировав сценарий проевропейской (а не пророссийской) интеграции Украины.

И судя по дежавю, которое возникает каждый раз после прочтения дежурных релизов фонда по итогам работы очередной миссии и заявлений украинского правительства, пока избран первый вариант.

Экономический запой...

О рецессии в украинской экономике сейчас, пожалуй, не говорит только ленивый. Падение объемов промышленного производства, вялый рынок металлов и высокие девальвационные ожидания населения не способствуют оживлению экономики. В свою очередь, правительство пока так и не предприняло каких-либо действенных мер по стабилизации ситуации.

Падение промышленного производства в феврале превысило самые пессимистические ожидания и составило 6% год к году, против 3,2% в январе 2013 г. Таким образом, сокращение промышленности за первые два месяца года составило 4,8%. Основные причины ускорения падения — продолжающаяся стагнация экспортно-ориентированных секторов в связи с нестабильным внешним спросом.

Учитывая данные по основным секторам экономики Украины за первые два месяца года, можно предположить, что в первом квартале 2013-го Украина снова продемонстрирует негативную динамику экономического роста в пределах -1%. А надеяться на выполнение позитивных прогнозов по экономическому росту можно только в случае сохранения высоких темпов роста в розничном товарообороте и возобновления спроса на продукцию металлургической промышленности во второй половине года.

Такая ситуация ставит знак вопроса в раздел "валютные поступления в страну от экспортеров", которые должны балансировать валютный рынок. И увеличивает риск суверена как заемщика, что означает повышение ставок заимствований при дальнейшем ухудшении экономической ситуации.

"Бюджетные показатели, заложенные на 2013 г., необходимо срочно пересматривать. Ситуация на внешних рынках продолжает тянуть отечественную экономику за собой вниз, и я убежден, что переломить тренд и выйти из зависимости внешней конъюнктуры в среднесрочной перспективе не удастся. Ориентиры ВВП и промпроизводства слишком завышены и должны быть как можно скорее снижены. На самом деле ситуация оказывается значительно хуже того, как это представлялось в 2010–2011 гг., и Кабмину крайне не хватает адекватных оценок и прогнозов того, как происходящее на внешних рынках отражается на Украине", — утверждает генеральный директор инвестиционной группы DaVinci Анатолий Баронин.

Впрочем, подобные пессимистические прогнозы не мешают Минфину сигнализировать рынкам о стабильной ситуации с государственным долгом — загнанные в угол запретом на валютное кредитование, нормативами валютной позиции и общей стагнацией экономики, банки охотно разбирают валютные ОВГЗ правительства. По итогам первого квартала Минфину удалось продать валютных и индексированных бумаг почти на 2,5 млрд долл. Это удалось сделать благодаря активному приросту банковских вкладов в валюте в прошлом году на 4,9 млрд долл., которые банки не смогли использовать для кредитования (кредитный портфель в инвалюте сократился на 2,9 млрд долл.). Что, собственно, и определило спрос на валютные ОВГЗ.

Успехи на рынке гособлигаций, а также возрастающая политическая турбулентность и предопределили желание (а точнее, нежелание) правительства выполнять взятые на себя перед МВФ обязательства. И необходимость искать замену кредитам МВФ на открытых рынках капитала.

Фактически выглядит это так: взятые на себя перед Международным валютным фондом обязательства по разным причинам — электоральным, коррупционным и просто из-за дефицита менеджерских способностей — правительство выполнять не хочет. Поэтому активно занимает деньги на внешних рынках по ставкам существенно выше, чем предлагает МВФ. Судите сами: при стоимости кредитов фонда на уровне 3% годовых Минфин выходит на внешние рынки с бондами под 7,25% годовых.

На сегодняшний день объем свежих бондовых займов правительства составляет уже 4,7 млрд. долл. — это почти 2/3 нужд Минфина в валюте (но без учета в этом показателе долгов Нацбанка перед МВФ). Общий же объем внешних долгов, которые нужно погасить правительству в этом году, составляет примерно 11 млрд долл. Одалживать которые также придется у внешних инвесторов, продолжающих охотиться за высокими процентными ставками.

Таким образом, только процентная цена нежелания проводить реформы составляет 4,25%, что при сумме долгов в 11 млрд эквивалентно выплатам в 460 млн долл. в год.

Почему правительство готово платить эти деньги вместо того, чтобы договариваться с МВФ и выполнять условия меморандума с фондом, — вопрос политический.

Сегодня в стране уже начал разворачиваться проект "Янукович-2015", и связанная с ним политическая турбулентность не позволяет правительству сокращать бюджетный дефицит, повышать тарифы и соглашаться на плавающий обменный курс.

При вероятном роспуске парламента и попытке перевести его в двухпалатную форму с последующими выборами непопулярные реформы заберут очки у партии власти. Потому-то и приходится правительству Азарова—Арбузова держать штурвал экономики, давно уже планирующей, скорее, на честном слове и на одном крыле с явным креном вниз.

В английском языке есть классное определение такой экономической модели: muddle through — выкарабкиваться из болота. Однако кабминовским менеджерам, использующим такой сценарий, не стоит забывать, что выкарабкиваться из топи надо, хватаясь за что-нибудь твердое и устойчивое: внутреннее производство, экспорт, высокие технологии.

А такой опоры у правительства нет. И она вряд ли будет создана в ближайшее время — нет ни оснований, ни идей, ни денег.

Единственные островки стабильности в государстве на сегодняшний день — это диктатура и коррупция. Однако исходя из последних трендов в реформе госаппарата, связанных с созданием финансовой полиции, на этих островках президент Янукович хочет оставаться единоличным плантатором. Ну, может быть, прихватит с собой верного "Пятницу" из администрации для работы надзирателем.

...и рецепты МВФ, как из него  выйти

В то же время эксперты продолжают утверждать, что соглашение с МВФ остается краеугольным камнем экономической безопасности Украины. При этом сегодня эксперты фонда готовы быть гибче, устанавливая более приемлемые условия для правительства.

"Я думаю, мы не увидим в требованиях МВФ чего-то особенного, это будет акцент на традиционной сегодня политике мер бюджетной экономии и снижения госрасходов. Но такой подход для Украины, на мой взгляд, является достаточно гибким и дает ей возможность маневра и выбора "наименьшего зла" при сокращении бюджетных затрат", — говорит Анатолий Баронин. По мнению директора ИК "Тройка Диалог Украина" Артемия Ершова, в качестве мер, повышающих фискальную устойчивость, в рекомендациях специалистов МВФ давно фигурировали отмена налоговых льгот и расширение налоговой базы, поэтому стоит ожидать поддержки этих реформ со стороны фонда.

Договоренности с Международным валютным фондом всегда имеют два аспекта — экономический и политический. Политический аспект заключается в возможности стран, входящих в совет директоров Международного валютного фонда, влиять на страну — получателя кредита.

Влиять — означает возможность подталкивать лидеров страны-заемщика к тому или иному политическому решению или действиям. Хороший пример такого влияния — это переговоры о подписании соглашения об Ассоциации с Европейским Союзом.

Со стороны ЕС, очевидно, существует решение продолжать переговорный процесс с Украиной о подписании подобного соглашения, так как эта возможность подталкивает украинских лидеров к демократизации процессов принятия решений.

"Похожими категориями могут руководствоваться и страны, входящие в совет директоров МВФ. Для которого вопрос кредита Украине превращается в решение либо не выдавать средства, но использовать инструменты влияния кредитор—заемщик на страну, либо выдать кредит и проводить более активную политику подталкивания Украины к каким-либо экономическим и геополитическим решениям", — говорит президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

При этом надо отметить, что в текущей ситуации невыделение очередного транша кредитных средств Международным валютным фондом Украине может означать толчок в объятия России. Не из-за желания с РФ сблизиться, но из-за необходимости найти источник средств для погашения текущих долгов и увеличить объемы сбыта собственной продукции.

Поэтому очевидно, что политический аспект принятия решения о продолжении сотрудничества МВФ с Украиной будет намного сильнее экономического. Однако трудно предположить, что фонд позволит украинскому правительству и дальше проводить нынешнюю экономическую политику.

"МВФ по-прежнему является крупнейшим индивидуальным кредитором Украины, и его эксперты обязаны объективно оценивать риски по выполнению Украиной своих долговых обязательств в долгосрочной перспективе. При нынешнем крайне высоком уровне реальных процентных ставок и отсутствии роста номинального ВВП страны размер расширенного дефицита в более 6% ВВП угрожает привести к быстрому увеличению уровня задолженности, что будет неприемлемо для кредиторов", — комментирует ситуацию Сергей Волобоев, главный экономист швейцарского банка Credit Suisse по странам СНГ.

По его мнению, существенно сократить общий дефицит только за счет центрального правительства быстро не получится, так что необходимость реформ в газовой сфере будет в очередной раз подтверждена. Стандартные требования либерализации механизма курсообразования и реформ в банковском секторе также никуда не исчезнут.

"Главной темой переговоров МВФ с Украиной по новой программе stand-by станет дефицит государственных финансов. Дело даже не в самой цифре дефицита государственного бюджета (50,5 млрд грн согласно закону), а в реалистичности ее достижения. Ведь и в начале прошлого года Украина заявляла сравнительно небольшой дефицит, однако по итогу года этот ориентир был превышен вдвое. Госбюджет 2013 г. также вызывает большие сомнения в сбалансированности, поэтому Международный валютный фонд посвятит значительную часть проекта программы stand-by теме ограничения дефицита государственных финансов", — соглашается старший советник "Альфа-банка" и председатель комитета по защите прав кредиторов Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек.

По словам Шпека, этой генеральной теме будут подчинены многие ключевые вопросы новой программы: сокращение дефицита НАК "Нафтогаз Украины" и требуемое для этого повышение цен на газ для населения, ограничения на выдачу государственных гарантий по кредитам, меры по снижению дефицита Пенсионного фонда. "В этом отношении также предстоит большая дискуссия по макроэкономическому прогнозу. Ведь если принять за основу официальный правительственный прогноз номинального ВВП-2013 в 1576 млрд грн, то заложенный в законе дефицит госбюджета составляет 3,2% ВВП, а при более реалистичной оценке ВВП — уже 3,4%. Скорее всего, МВФ будет настаивать на сужении дефицита до пределов 2% ВВП и при этом предложит Украине существенно меньшую сумму кредита, чем изначально рассчитывали власти Украины (15 млрд долл.)", — говорит экс-вице-премьер.

Впрочем, существует и другой взгляд на эту ситуацию. Так, начальник отдела анализа и исследований "Райффайзен Банка Аваль" Дмитрий Сологуб считает, что требования фонда к уровням бюджетного дефицита могут быть мягче. "МВФ в целом в последнее время переосмысливает вопрос фискальных мультипликаторов, ведь очевидно, что чрезмерное фискальное сжатие слишком негативно повлияло на экономическую ситуацию в странах на периферии еврозоны, — говорит Сологуб. — В то же время вряд ли фонд пойдет на уступки Украине в вопросе дефицита "Нафтогаза". МВФ рассчитывает общий фискальный дефицит, включая счета этой компании. Скорее всего, для МВФ ориентиром будет показатель фискального дефицита на уровне 3–3,5% ВВП. Учитывая, что правительство планирует дефицит консолидированного бюджета на уровне 3,2% ВВП в 2013 г., для выполнения условия фонда придется или полностью устранить дефицит "Нафтогаза" (что маловероятно), или снизить размер дефицита госбюджета".

При этом, по его мнению, помимо установления ориентира фискального дефицита на уровне 3–3,5% ВВП, МВФ, скорее всего, значительно ограничит размер выдаваемых госгарантий — не более 10–15 млрд грн в 2013 г. (против 50 млрд, предусмотренных в бюджете).

Сокращать дефицит госбюджета в этом случае правительству придется за счет фискальной оптимизации и детенизации экономики. Закон о госбюджете на текущий год предполагает достаточно консервативный рост доходов — 5% по сравнению с фактическим показателем прошлого года. "Недовыполнение, конечно, возможно. Например, по результатам двух месяцев наблюдается снижение поступлений от НДС, хотя по результатам года в законе заложен 16-процентный рост. Но в целом, в отличие от прошлого года, вероятность недовыполнения доходной части гораздо ниже", — считает главный экономист Dragon Capital Елена Белан.

Особенно если будут полноценно реализованы налоговые реформы, предложенные правительством. При этом эксперты утверждают, что "отмена налоговых льгот обсуждалась при подготовке предыдущих кредитных программ. Поэтому не исключено, что такие меры будут поддержаны МВФ", — говорит госпожа Белан.

При этом эксперты сомневаются, что фонд поддержит идею создания финансовой полиции для сокращения "утечки" бюджетных поступлений. "Миссию и МВФ в целом мало интересует тактика правительства по формированию репрессивного аппарата с целью увеличения собираемости налогов и сборов. МВФ интересуют, прежде всего, макропоказатели и стабильность рынка. Именно поэтому фонд традиционно отталкивается от целевых ориентиров. Сама по себе финполиция не является прямым инструментом экономической стабильности. Более того, в условиях высокого уровня коррупции, очевидно, ожидаемого эффекта она не принесет", — говорит Анатолий Баронин.

Вместо этого в меморандум с фондом по укреплению финансовой стабильности Украины могут быть включены требования по проведению стресс-тестирования одной или нескольких групп местных банков. "Во-первых, в повестке дня все еще стоит вопрос открытой валютной позиции. Во-вторых, учитывая резкое замедление экономики и высокие валютные риски, вопрос стресс-тестирования системных банков на предмет этих рисков выглядит отнюдь не праздным. Плюс озабоченность МВФ ситуацией в украинском банковском секторе может быть также вызвана регулярными случаями банкротства банков в последние годы", — говорит Дмитрий Сологуб.

В свою очередь, Роман Шпек считает, что в стресс-тестировании сегодня нуждается не банковская система, а государственные финансы. Ведь в случае девальвации гривни (ключевой параметр стресс-тестов) больше всего пострадают государственные финансы: значительная часть государственного долга номинирована в иностранной валюте, могут существенно сократиться налоговые поступления от импорта. Поэтому власти и фонд могут разработать поправочные коэффициенты к числовым критериям программы stand-by относительно государственных финансов, срабатывающие в зависимости от динамики обменного курса. Кроме того, вполне вероятно, что МВФ постарается настоять на установлении достаточно высоких маяков по чистым резервам НБУ, чтобы ограничить возможности последнего сдерживать девальвацию посредством расходования резервов.

Между тем вопрос плавающего курсообразования для украинского правительства тесно связан с вопросом сохранения низкого уровня инфляции. "По нашим оценкам, нынешняя политика Украины в валютной сфере очень схожа с аналогичной текущей политикой таких стран, как Египет, Иордания, Тунис, Марокко, Гондурас. Максимально продолжительное удержание валютного курса будет приоритетом политики, которое позволит предотвратить социальные взрывы на фоне просадки экономики под давлением неблагоприятной внешней конъюнктуры рынка", — объясняет позицию властей Анатолий Баронин.

В сухом остатке

Можно сколько угодно рассчитывать на прорыв в экономике или резкое улучшение ситуации на внешних рынках, но для большинства экспертов сегодня уже очевидно — чуда не будет.

Украина сможет существовать без кредитных ресурсов МВФ ровно столько, сколько будут открыты внешние рынки капитала, залитые ликвидностью со стороны Федеральной резервной системы, Европейского центробанка и Банка Японии. Но как только инвесторов что-то напугает, привлекать деньги для рефинансирования старых долгов правительству станет очень сложно.

На этот случай Кабмин и должен постоянно держать руку на пульсе переговоров с МВФ, разрабатывая план "Б" и сохраняя готовность принять условия фонда в оперативном режиме. А условия эти не будут принципиально отличаться от предыдущих вариантов подобных соглашений, поскольку существенных улучшений в факторах кредитоспособности Украины за посткризисный период было немного (пенсионная реформа, рекордно низкая инфляция, восстановление доступа правительства и корпоративных заемщиков на внешние рынки капитала и снижение доли валютных обязательств в потребительском кредитовании).

Сокращение величины дефицита расширенного правительства (включая дефицит госбюджета и "Нафтогаза", а также задолженность бюджета по возмещению НДС) было и остается ключевым требованием МВФ. Но решиться на выполнение этих условий украинская власть может только в том случае, если все пути отступления будут окончательно отрезаны. И придется выбирать: реформы и снижение коррупции, объятия России или дефолт.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • egghead 13 апреля, 12:31 не складно спрогнозувати наслідки потрібного рішення про підвищення тарифів на жкг (навіть суттєво збільшивши кількість субсидій). всі опозиційно-демократичні медіа піднімуть писк, який буде чути навіть в африці. вся оппо тусовка в фейсбуці буде кричати - азаров-застрелись, злочинна влада ітд. в опозиції зараз бути класно, можна на популізмі навіть сісти в крісло президента через пару років Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Вячеслав 13 апреля, 03:48 Все "эксперты" статьи - Баронин, Белан, Пасхавер, Сологуб уверенно "прогнозировали" девальвацию гривни в 2012 году. Какое к ним доверие? Аффтар ищи новых "экспертов" для своих опусов Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.92
EUR 29.13