СЭЗам не откроется?

Ирина Пидоричева 10 февраля, 23:00
СЭЗ
3dmentat / Depositphotos

Читайте также

О мировом опыте использования специальных экономических зон и условиях, при которых их инструментарий может пригодиться для использования и в Украине.

Украина не может похвастаться хотя бы относительными успехами в создании специальных экономических зон (СЭЗ). Предусмотренные для них государством преференции не дали ожидаемых результатов, приведя к значительным потерям госбюджета, искривлениям в экономике и искажению конкурентной среды. 

Среди "национальных особенностей" СЭЗ — наглое пренебрежение требованиями законодательства и новые коррупционные возможности для злоупотребления властью чиновниками, обогащения чиновников-предпринимателей за счет налогоплательщиков. Поэтому в пылу дискуссий, разворачивающихся сегодня вокруг целесообразности внедрения в индустриальных парках (промышленных инвестиционных зонах) специальных налоговых и таможенных режимов, вполне справедлива резкая критика в адрес СЭЗ "по-украински". Но может ли вердикт о непригодности этого инструмента для нашей страны быть окончательным, и о чем в этом контексте свидетельствует мировой опыт?

Мировой опыт: pro и contra

Следует отметить, что на специфической отечественной почве не прижились и многие другие эффективные в международной практике инструменты оживления экономики. И как бы скептично мы к ним ни относились, специальные экономические зоны во все большей степени становятся характерной чертой мировой экономики, о чем, в частности, шла речь на одном из ежегодных тематических глобальных саммитов (Global Free Trade & Special Economic Zones Summit). Десятки свободных зон ежегодно создаются в разных странах мира. Если в 1986 г. их было только 176, то в 1995-м — уже 500, а сегодня количество таких зон превышает 4000. Они расположены в 135 странах мира и обеспечивают работой более
68 млн человек. По данным издания The Economist, три из каждых четырех стран имеют по крайней мере одну СЭЗ.

В то же время опыт их существования, как и в целом поиск эффективных моделей, средств и инструментов выведения экономики из кризиса и ее перехода на высокотехнологичные рельсы, является довольно неоднозначным не только в Украине. На тему того, почему одним странам удалось обеспечить устойчивое развитие и инновационную ориентированность экономики, а другим в этом не повезло или они сознательно выбрали другой путь, написана уже не одна фундаментальная работа. Среди их авторов — Дарон Аджемоглу, Джеймс Робинсон, Эрик Райнерт, Джозеф Стиглиц.

В вышеупомянутом контексте следует отметить, что само существование СЭЗ указывает на несовершенство институциональной и регуляторной среды многих стран, которое сложно преодолеть в общенациональных масштабах. И создание таких зон имеет целью сформировать хотя бы точечно уникальные условия, необходимые для привлечения и удержания инвесторов, что, в конце концов, может положительно сказаться на эффективности экономики в целом.

Тем не менее на практике СЭЗ не всегда проявляли эффективность. Можно в равной степени указать как на известные истории успеха, так и на многочисленные примеры неудач.

В частности, распространено мнение о значительном влиянии экономических зон на стремительный экономический рост Китая и других стран Восточной Азии. Его сторонники считают, что СЭЗ позволили Китаю развить промышленность и диверсифицировать экспорт, что впоследствии оказало положительное влияние на другие секторы экономики. Наверное, все слышали о "чуде Шэньчжэнь" (miracle of Shenzhen), когда рыбацкая деревушка превратилась в город с населением более 14 млн жителей через 30 лет после создания специальной экономической зоны.

Вместе с тем успехи некоторых стран Восточной Азии трудно воспроизвести в других регионах мира, особенно в Африке. Многочисленные попытки привели лишь к перемещению имеющегося в стране бизнеса в экономические зоны, за что пришлось дорого заплатить государству, поскольку создание всей необходимой инфраструктуры, предоставляемой резидентам СЭЗ, является довольно недешевым удовольствием.

В чем же заключается секрет успеха, и что на самом деле можно считать критерием успешности СЭЗ? Снижение уровня безработицы, размер валютных поступлений в страну или, может, рост объемов производства и экспорта? Очевидно, результатом деятельности таких зон должны быть экономическое развитие, повышение уровня благосостояния широких слоев населения, ведь это должно быть главной целью экономической политики любого цивилизованного государства. Но как определить, что экономическая активность в СЭЗ является тем магическим средством, которое обеспечивает положительные экономические эффекты? По поводу этих вопросов до сих пор идут острые дискуссии, и чтобы разобраться хотя бы в части из них, рассмотрим результаты функционирования экономических зон в различных регионах и странах мира. Какие выгоды/возможности они дают стране и какие типичные проблемы и потенциальные риски влекут за собой?

Секреты успехов и причины неудач

Опыт функционирования СЭЗ в течение последних трех десятилетий показывает, что успех или неудача конкретной экономической зоны связаны с переплетением многих факторов. И можно найти столько соответствующих объяснений, сколько насчитывается самих зон. Есть свидетельства, что само по себе введение щедрых налоговых преференций не в состоянии компенсировать другие недостатки СЭЗ, такие, как невыгодное расположение или некачественная инфраструктура. Поэтому наличие инвестиционных стимулов часто не означает положительного решения инвестора разместить производственные мощности в экономической зоне, если, скажем, в ее пределах не создана надлежащая инфраструктура, не налажен доступ к электроэнергии, воде, другим ресурсам, и если резиденты СЭЗ оторваны от поставщиков и потребителей из-за ее крайне неудачного расположения. Вполне закономерно, что отсутствия этих базовых условий не перекроют налоговые льготы и другие преференции.

Об этом говорит в своем интервью сам Илон Р.Маск — основатель компаний SpaceX и PayPal, председатель совета директоров Tesla Motors. Решение Tesla Motors строить завод по производству аккумуляторов в Неваде, по его словам, никак не связано с налоговыми льготами, которые им предложили власти штата, таким образом она только продемонстрировала свое неравнодушное отношение к экономике.

Косвенным подтверждением этого вывода в украинских реалиях является проведенный среди инвесторов опрос о главных препятствиях на пути привлечения инвестиций в Украину. Наивысшую оценку получили такие барьеры: широкое распространение коррупции (8,5 балла из 10), недоверие к судебной системе (7,5 балла), военная агрессия Российской Федерации (6,1 балла), непредсказуемый валютный курс, нестабильная финансовая система (по 6 баллов), ограничения на движение капитала и валютное регулирование (5,5 балла), а вот высокие налоговые ставки, как это ни парадоксально, заняли последнее место (2,9 балла).

Ярким уроком, который можно вынести из мирового опыта функционирования СЭЗ, является то, что экономические зоны не могут, да и не должны рассматриваться как готовый рецепт спасения от экономических проблем. Они являются лишь одним из таких инструментов в портфеле механизмов, обычно используемых для привлечения иностранных инвестиций, развития экспорта и создания рабочих мест.

Взгляды на СЭЗ как на универсальный инструмент, запускающий преобразования в стране, не имеют под собой достаточных объективных оснований. Многие считают, что власти достаточно лишь заявить о создании экономической зоны, выбрать земельный участок, предложить налоговые льготы для инвесторов, и отрасли начнут восстанавливаться сами собой, безработица сократится, а экономика будет расти. На самом деле влияние СЭЗ на экономику может иметь как положительные, так и отрицательные эффекты.

Выгоды и возможности

Основываясь на документированных результатах функционирования СЭЗ в разных странах, отметим следующие основные экономические/социальные выгоды (их также можно рассматривать как цели, для достижения одной или нескольких из которых обычно создаются зоны), которые экономические зоны могут сгенерировать:

— увеличение объемов привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ);

— преодоление безработицы и создание рабочих мест, в том числе более высокого качества;

— повышение объемов экспорта и его диверсификация;

— структурные трансформации и экономический рост, в том числе за счет развития новых видов деятельности и повышения эффективности производственной структуры.

Первые три цели обычно относятся к статическим экономическим/социальным выгодам, проявляющимся в краткосрочной перспективе. Последнюю, четвертую, цель причисляют к динамическим выгодам, получение которых растянуто во времени и далеко не всегда является результатом деятельности СЭЗ.

Сразу отметим, что в достижении вышеуказанных целей экономические зоны нередко дают противоречивые результаты. Продемонстрируем это по каждой из них в отдельности.

Привлечение прямых инвестиций. Сторонники экономических зон утверждают, что современные объекты инфраструктуры и активная поддержка государством инвесторов СЭЗ в состоянии компенсировать неблагоприятный инвестиционный климат в стране. Однако реальные показатели не всегда подтверждают этот тезис.

Если на долю зон в Китае приходится около 80% общего объема притока ПИИ, то в остальных странах СЭЗ играют незначительную роль в привлечении инвестиций как иностранного, так и внутреннего происхождения. Например, в Бангладеш 15% ПИИ по состоянию на 2011 г. было сосредоточено в экономических зонах; а в Камбодже, где насчитывается более 20 СЭЗ, на них приходится только 3% ПИИ.

Повышение уровня занятости благодаря созданию рабочих мест. В некоторых странах экономические зоны сыграли важную роль в создании рабочих мест. Среди них, например, Доминиканская Республика, где занятость в СЭЗ выросла с 500 человек в 1970 г. до почти 200 тыс. в 2008-м; Филиппины, где за 14 лет этот показатель увеличился в 6,5 раза и достиг 600 тыс. человек. На Сейшельских островах, Маврикии и в Объединенных Арабских Эмиратах доля занятых в СЭЗ также высока — 12, 24 и 25% соответственно. При этом эмпирические данные свидетельствуют, что в малых странах с населением менее 5 млн человек (таких, например, как Маврикий, Сейшельские Острова, Ямайка) экономические зоны в большей степени способствуют занятости, чем в крупных странах.

Но все же в большинстве регионов мира экономические зоны оказались не в состоянии решить проблему безработицы, о чем говорят цифры, приведенные в табл. 1. По данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД, UNCTAD), менее чем в десяти странах экономические зоны обеспечивают основную долю занятости.

В отличие от второстепенной роли, которую играют экономические зоны в создании рабочих мест, в развитии экспорта они достигли большего успеха. Как по регионам мира в целом, так и по отдельным странам, в частности, объем экспорта продукции, производимой предприятиями-резидентами СЭЗ, впечатляет (см. табл. 1). Так, согласно данным Всемирного банка на Филиппинах на долю СЭЗ приходится 78,2% общего объема экспорта, в Доминиканской Республике — 77,0, Бангладеш — 75,6, Бахрейне — 68,9, на Шри-Ланке — 67,1, в Панаме — 67,0, Марокко — 61%.

Кроме того, что экономические зоны позволяют увеличивать объемы экспорта, они также способствуют его диверсификации. Например, как показывает тематическое исследование Всемирного банка, большинство стран Карибского бассейна и Центральной Америки до создания экономических зон экспортировали в основном овощи и фрукты. В Коста-Рике в начале 1990-х годов основными товарами экспорта были одежда и текстильные изделия, но уже через десять лет после создания зон основную его долю составляли различные электронные компоненты, даже без учета экспорта продукции, производимой на заводе Intel, открытом в 1997 г. В результате, если в начале 1990-х годов экспорт высокотехнологичных продуктов составлял 4–6% общего объема экспорта промышленных товаров, то в 1999 г. — уже 63,4, а в 2013 — 43,3%.

Многие другие страны имели аналогичный положительный опыт. В Тунисе, например, доля экспорта продукции перерабатывающей промышленности, производимой в зонах, за период 1990–2003 гг. удвоилась; в Кении — увеличилась с 1997-го по 2003 г. на 15,8%, до 19,3%; на Филиппинах — выросла с 22% (1995 г.) до 76% (2003 г.)

Ряд примеров иллюстрируют стимулирующую роль зон в улучшении отраслевой структуры экономики и достижении высоких темпов экономического роста. Так, экономические зоны, созданные в 1970–1980 гг. в "восточноазиатских тиграх" — Сингапуре, Гонконге, Тайване и Южной Корее, в решающей мере способствовали их промышленному развитию и стремительному экономическому росту. Республика Корея, в частности, является примером страны, где создание зон в 1970-х годах инициировало начало реформ, направленных на структурную перестройку всей экономики. Как результат, уже через десять лет почти 35% общего объема используемого предприятиями-резидентами экономических зон оборудования были приобретены на местном уровне.

Также в Китае СЭЗ не только поддержали развитие экспортноориентированного промышленного сектора, но и послужили катализатором радикальных экономических реформ, впоследствии распространившихся на всю страну (сначала зоны были ориентированы только на привлечение иностранных инвестиций).

На фоне новых индустриальных стран Азии очень контрастируют другие государства, которым не удалось интегрировать СЭЗ в национальные экономики. Одним из них является Доминиканская Республика, экономические зоны которой хотя и внесли вклад в повышение уровня занятости и расширение экспорта, но потерпели неудачу в налаживании связей с местными производителями и поставщиками. Через 30 лет после создания первой экономической зоны в Доминиканской Республике лишь 0,01% расходов, понесенных инвесторами зон, пришлось на внутренних производителей. Среди причин неудач называют то, что промышленные секторы никогда не были в фаворе в стране, поэтому обеспечить инвесторов СЭЗ средствами производства и полуфабрикатами они не могли, а те немногие местные производители, которые теоретически были на это способны, не соответствовали международным стандартам не только по цене и качеству, но и по срокам доставки. Более того, местные производители сами не были заинтересованы в сотрудничестве с СЭЗ, поскольку их и так удовлетворяли результаты их операционной деятельности и уровень прибыльности.

Итак, несмотря на более чем 30-летние научные исследования феномена СЭЗ, до сих пор остаются без ответа многие важные вопросы. Один из них — причины неудач, сопровождающих СЭЗ, и потенциальные риски, которые они влекут за собой.

Ошибки и угрозы

Знакомство с тематическими исследованиями, посвященными экономическим зонам разных стран и регионов мира, позволяет выделить наиболее распространенные причины/факторы неудач политики правительств в сфере специальных экономических зон.

Ошибочное определение приоритетов и невозможность их самостоятельно реализовать, в том числе из-за нехватки высококомпетентных кадров соответствующей специализации. Чрезмерная амбициозность и переоценка собственных возможностей нередко встречаются в странах, пытающихся использовать СЭЗ как средство легкого решения структурных проблем экономики. Обычно это является следствием нереалистичных оценок существующих условий и потенциала территории, принимающей экономическую зону. Кроме очевидных, несовместимых с реальностью стремлений местной власти сделать слабые в экономическом смысле города полюсами роста национальной экономики, некоторые проблемы менее заметны. Например, многие азиатские экономические зоны изначально ориентировались на развитие новых перспективных отраслей, таких, как информационно-коммуникационные технологии, программное обеспечение, новые материалы, в том числе в сфере энергосбережения. Но для того чтобы достичь успеха в этих сферах, заявления представителей властных структур необходимо подкрепить четкой стратегией и соответствующими программами промышленно-технологического развития экономики.

Таким образом, чрезмерно амбициозные государственные цели могут не совпадать с существующими экономическими условиями и изначально мешать успеху внедрения СЭЗ. Возьмем для примера Казахстан, где было решено развивать наукоемкие экономические зоны: в стране не хватило для этого собственных квалифицированных кадров, поэтому инвесторам пришлось привлекать иностранных специалистов, владеющих необходимым объемом знаний, соответствующими техническими и маркетинговыми навыками, имеющих опыт управления проектами. Как результат, доля экономических зон в общем объеме производства товаров и услуг в стране остается мизерной — 0,003%, а количество новосозданных в их пределах рабочих мест составляет лишь 9 тыс. (за период с 2001-го по 2013 г.)

Другие страны столкнулись с аналогичными проблемами. В частности, в Малайзии в середине 1990-х годов правительство инициировало масштабную программу по реструктуризации экономики (в том числе путем создания специальных экономических зон), чтобы стимулировать структурные сдвиги и повысить долю продукции с высокой долей добавленной стоимости. Однако уже к
2000 г. производство вышло на плато — не было ни снижения, ни какого-либо роста. Некоторые малазийские ученые отмечают, что не в последнюю очередь на это повлияли несбалансированность рынка труда и ограниченность качественных человеческих ресурсов.

Действительно, условия труда, трудовые отношения и развитие человеческого потенциала являются слабыми местами многих экономических зон мира, а значит, теми сферами, которые прежде всего нуждаются в усовершенствовании. Более низкие трудовые нормы остаются одним из преимуществ СЭЗ, но вместе с тем выступают препятствием для роста производительности труда и улучшения позиций стран в глобальных цепочках формирования стоимости.

Промышленная специализация. СЭЗ не должны создаваться исключительно как промышленные площадки в отрыве от потребителей, поставщиков, торговых организаций и, что самое важное, от потребностей населения. Промышленные зоны, в частности в виде индустриальных парков, не могут быть спроектированы без жилых помещений и качественной социальной инфраструктуры. В ином случае отсутствие нормальных комфортных условий жизни помешает привлечению кадров высокой компетенции, как это произошло, например, в Airbus Park в китайском городе Тяньцзинь (Tianjin).

Нецелевое использование земель. Как правило, под СЭЗ выделяются большие земельные площади, предоставляемые инвесторам в пользование по льготной стоимости (ниже рыночной). Это создает риски использования земельных участков не по целевому назначению, а, например, как пахотных земель, или же такие цели (использование земель под пашню) могут быть заявлены изначально. В таком случае экономические зоны становятся местом для легкого обогащения и откровенного злоупотребления государственной поддержкой. С целью недопущения такой ситуации нужно на законодательном уровне определить желательные для экономики приоритетные направления инвестиций, в том числе в рамках специальных экономических зон. Это могут быть инвестиции:

— в инновации в производство для модернизации промышленности с использованием современных технологий;

— в развитие приоритетных секторов экономики;

— для содействия коммерциализации научно-технических разработок, находящихся в собственности научных учреждений и университетов

— для ускорения развития экономически отсталых регионов и т.п.

Риск искажения конкуренции. Кроме того, что оказание государственной помощи предприятиям-резидентам СЭЗ (в виде налоговых, таможенных, кредитных льгот и преференций) приводит к уменьшению налоговых поступлений в бюджет, по крайней мере в краткосрочной перспективе, это также влечет за собой угрозу создания искривлений в экономике, искажения конкуренции путем предоставления преференций некоторым предприятиям или производству определенных видов товаров. Это одна из причин того, почему отдельные ученые и политики ратуют за либерализацию во всей стране в целом, а не за поддержку локальных зон.

СЭЗ в Украине: и есть, и нет

Как уже отмечалось, опыт Украины в создании специальных (свободных) экономических зон (СЭЗ) далеко неутешителен. Первая из них — Севернокрымская экспериментальная экономическая зона "Сиваш" была создана уже более двух десятилетий назад (в 1996 г.) как пилотный проект с традиционно благими намерениями: для отработки на практике механизмов и методов хозяйствования в пределах экономических зон, привлечения инвестиций и развития экспортного потенциала, внедрения передовых технологий, решения социальных проблем на территории зоны и пр. Но уже в 2001 г. в связи с окончанием срока проведения эксперимента и, очевидно, не слишком высокой его успешностью соответствующим постановлением КМУ СЭЗ "Сиваш" была ликвидирована.

На сегодняшний день, по информации Министерства экономического развития и торговли Украины, насчитывается 11 специальных (свободных) экономических зон, созданных в конце 1990-х — начале 2000-х годов (см. табл. 2). Но сразу следует отметить, что льготный режим деятельности на территориях экономических зон отменен в 2005 г. и не восстановлен до сих пор. Поэтому предприятия, осуществляющие деятельность в их пределах, работают по общим правилам налогообложения и не имеют никаких государственных льгот и преференций. Собственно, этот инструмент инвестиционной политики — один из немногих реальных и эффективных в мировой практике — в Украине не используется. Это негативно сказывается на состоянии инвестиционного климата в стране, показателях деятельности отечественной промышленности и качества национального продукта.

Ассоциация с ЕС: вызовы и возможности

Подписанием Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС (далее — Соглашение) наше государство взяло на себя обязательства поддерживать свободную и честную конкуренцию, обеспечивать равные условия деятельности для всех участников рынка. Об этом, в частности, говорится в части 2 главы 10 "Конкуренция" Соглашения: "...любая помощь, оказанная Украиной или странами-членами Европейского Союза с использованием государственных ресурсов, искажающая или угрожающая исказить конкуренцию путем предоставления преимуществ отдельным предприятиям или производству отдельных товаров, является несовместимой с надлежащим функционированием настоящего Соглашения в той мере, в какой она может влиять на торговлю между Сторонами".

Вместе с тем в соответствии с п. 3 ст. 262 Соглашения в некоторых случаях возможны исключения. Так, совместимой с надлежащим выполнением Соглашения считается в том числе помощь, способствующая:

— экономическому развитию регионов с чрезвычайно низким уровнем жизни или со значительным уровнем безработицы;

— развитию определенной экономической деятельности или определенных экономических сфер;

— выполнению важного проекта для общего европейского интереса или для исправления значительных нарушений нормальной работы в экономике Украины или одного из государств-членов ЕС.

В этом контексте опыт адаптации экономических зон стран Центрально-Восточной Европы (и прежде всего Польши) к европейским стандартам может оказаться особенно полезным для Украины. В течение 2003–2004 гг. между представителями Еврокомиссии и правительствами стран-претендентов на вступление в ЕС шли активные переговоры, и вопрос адаптации экономических зон этих стран к европейскому законодательству оказался едва ли не самым сложным, что было связано в том числе с отсутствием в ЕС специальных правил по СЭЗ. Примечательно, что в ходе переговоров польские чиновники по сравнению со своими коллегами из других стран добились самых больших успехов в отстаивании своей позиции. Поэтому первые изменения в деятельности польских СЭЗ были введены только в 2007 г., а до этого времени инвесторам предоставлялось право работать по старым правилам.

Конечно, успешность польских СЭЗ трудно сравнивать с китайскими аналогами, и далеко не все из них оправдали ожидания. Тем не менее сделанная в этой стране ставка на СЭЗ сработала — они действительно стали катализатором структурных изменений и оживления экономики в период рыночной трансформации. Эффект их воздействия на экономику говорит сам за себя: благодаря СЭЗ в Польшу удалось привлечь инвестиции на общую сумму свыше 20 млрд евро, создать более 186 тыс. новых рабочих мест, 32,8% из которых сохраняются. Они стали эффективным инструментом повышения инвестиционной привлекательности регионов, позволили восстановить экономику и снизить уровень безработицы. Очевидно, не в последнюю очередь благодаря СЭЗ, Польше удалось поддерживать стабильный рост даже в годы мирового финансово-экономического кризиса — страна признана наиболее быстро растущей в ЕС с 2008 г.

Поскольку Украину сегодня часто сравнивают с Польшей, особенно когда речь идет о внедрении реформ и опыте по обретению членства в Европейском Союзе, опыт этой страны заслуживает более глубокого изложения в отдельной публикации.

Местонахождение и качество инфраструктуры. Предлагая только налоговые и другие экономические стимулы резидентам СЭЗ, власть, конечно же, может несколько улучшить экономическую ситуацию в определенном регионе, но обеспечить долгосрочный эффект благодаря этому ей вряд ли удастся. Самые успешные в мировой практике экономические зоны органично встроены в национальную экономику и тесно интегрированы с глобальными рынками, например, южнокорейские СЭЗ отличаются прочными связями с местными поставщиками. Это, в свою очередь, требует качественной инфраструктуры и немалых государственных расходов на модернизацию дорог, систем электро- и водоснабжения, телекоммуникационных систем, транспорта. Отсутствие надлежащего инфраструктурного обеспечения, даже при наличии благоприятных экономических условий деятельности, может стать препятствием на пути к успешному развитию СЭЗ, как это произошло, в частности, в Африке: отсутствие надежного электроснабжения и большое расстояние от порта стали причинами неудач многих африканских экономических зон. То есть далеко не последнюю роль в успехе СЭЗ играет ее местонахождение и близость к наземному, воздушному и морскому транспорту. В качестве примера можно привести экономическую зону в Дакаре (Сенегал), которая потерпела неудачу якобы из-за чрезмерной бюрократии, высокой стоимости электроэнергии и отсутствия достаточно дешевой рабочей силы, но не стоит забывать, что зона была расположена далеко от порта Дакар и изолирована от основных торговых путей.

Вместе с тем это вовсе не означает, что значительные вложения в инфраструктуру автоматически обеспечат успех экономической зоны. Например, филиппинские власти вложила немалые средства в инфраструктуру экономической зоны в провинции Батаан (Bataan): обновлен порт, построена новая дамба для энергоснабжения и новые современные офисные здания. Но при всей своей инфраструктурной привлекательности долгое время зона так и не могла привлечь инвесторов.

***

Подводя итоги, следует указать на большое количество примеров неэффективного использования государственных средств, потраченных на инфраструктурное обустройство СЭЗ, и недополучения бюджетных поступлений за счет предоставления налоговых льгот, не сопровождавшихся значительными положительными эффектами. В некоторых странах СЭЗ стали своего рода "белыми слонами" — чрезвычайно дорогим, но абсолютно бесполезным проектом. С другой стороны, существует целый ряд примеров, когда экономическим зонам удалось значительно снизить уровень безработицы и наладить экспортную деятельность, привлечь значительные инвестиции и в конечном итоге сыграть роль катализатора структурных изменений, в том числе путем модернизации устаревших отраслей промышленности и поощрения роста новых.

В любом случае, принимая решение о поддержке экономических зон, власти должны быть хорошо осведомлены о причинах неудач СЭЗ в различных регионах мира, извлекая из них соответствующие уроки, чтобы не допустить подобных промахов на территории своей страны.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09