Перепродленка на 2017-й

Юлия Самаева 28 декабря 2016, 23:00
гро

Читайте также

Какие ключевые реформы так и не были реализованы за прошлый год.

Уходящий год, как и предыдущий, не стал переломным для украинской экономики. Основным двигателем структурных изменений в стране так и остается МВФ, но и его рекомендации выполняются с неохотой и точечно. Сентябрьский пересмотр программы сдвинул сроки, изменил формулировки, уточнил задачи, но не приблизил их выполнение. Украинские топ-чиновники обнадежились, что национализации Приватбанка и своевременного принятия госбюджета может оказаться достаточно для получения следующего транша в конце января 2017-го. Хорошо, если так, но только ли траншами должны измеряться успехи реформаторов? Ведь многие другие задачи, выполнение которых официальным Киевом контролирует его основной кредитор, пока "успешно" проваливаются.

Действующая версия Меморандума с МВФ содержит целый ряд так называемых структурных маяков, которые украинской стороне необходимо было выполнить до конца 2016-го. Из их обширного перечня — от внедрения механизма корректировки цен на газ и отопление до усиления полномочий Национального антикоррупционного бюро, по факту мы с огромной натугой выполнили лишь один — о подаче чиновниками деклараций о доходах. Причем речь идет лишь о подаче, а что в дальнейшем будет как с озвученной информацией, так и с самими чиновниками — покажет время. В числе же невыполненных такие важнейшие пункты, как пенсионная реформа, изменение порядка начисления жилищно-коммунальных субсидий, усовершенствование законодательства о приватизации и внесение в парламент закона об обороте земель.

У МВФ нет особых надежд на то, что Киев сподобится на кардинальное изменение пенсионного законодательства. По словам одного из экспертов этого направления в Фонде, там готовы помочь Украине реализовать любой сценарий трансформации пенсионной системы, но так ни разу и не получили от нашей стороны каких-либо внятных вариантов таких сценариев. Впрочем, как и не ощутили особого желания вообще что-либо в действующей системе менять. И это при растущем дефиците Пенсионного фонда (ПФ), который уже достиг порядка 145 млрд грн, а в будущем году перевалит за 155 млрд.

Отчисления в ПФ поступают лишь от 10 млн работающих украинцев, а содержать на них нужно почти 12 млн пенсионеров. Свыше половины которых получают минимальную пенсию, составляющую всего 1247 грн. Но и средняя пенсия (1745 грн) далека от экономических реалий. В будущем году "людоцентричний" бюджет существенно повышает минимальную заработную плату, зарплаты учителям и врачам, но не пенсии. Минимальная пенсия в мае 2017-го вырастет лишь до 1312 грн, а в декабре — до 1373, соответственно, средняя пенсия составит порядка 2000 грн.

Актуализация пенсий не проводилась с 2012-го, в итоге тем, кто выходит на пенсию сейчас, назначают более высокие выплаты, а вот те, кто на пенсии уже много лет, получают гроши. Для актуализации пенсий, по оценкам Минсоцполитики, нужно еще 50 млрд грн. Параметрическая пенсионная реформа предлагает менять не систему, а лишь некоторые ее параметры, позволив пусть ненадолго, но улучшить ситуацию. Ключевой из них — пенсионный возраст, повышению которого традиционно препятствуют политические амбиции лидеров государства. Но и альтернативы тоже не предлагаются. В итоге ситуация усугубляется, а из уст чиновников звучат заведомо невыполнимые обещания о том, что пенсии можно повысить за счет еще неполученных доходов от приватизации (если она состоится), а дефицит Пенсионного фонда сократить благодаря повышению МЗП (что даст ПФ дополнительно 17 млрд, которых на всех пенсионеров точно не хватит).

Предлагали в МВФ менять и порядок начисления жилищно-коммунальных субсидий, на которые в этом году бюджет выделил 35 млрд грн, а в будущем году, по словам министра финансов, может быть потрачено до 70–80 млрд. Очевидно, что в целом правильный механизм поддержки малообеспеченных граждан превращается в одну из существенных статей расходов госбюджета. Так что же не так с порядком начисления выплат и почему его нужно менять?

До мая 2015-го система начисления субсидий учитывала не только доходы заявителя, но и объемы его коммунальных платежей за последнее полугодие. Внедренный в мае
2015 г. механизм систему начисления заметно упростил, минимально сократив перечень необходимых документов, заменив справку о доходах декларацией, повысив срок назначения субсидии до года и предположив ее автоматическое продление на будущие периоды. Но главное, что изменилось в механизме, — размер субсидии стал зависеть не от трат домохозяйства на коммуналку в предыдущие периоды, а от нормативов потребления, установленных государством. На тот момент из-за необходимости смягчения шокового — в разы — повышения тарифов и расходов семей по сравнению с предыдущими периодами это новшество было оправдано, но только как временное. Но несмотря на все его несовершенство, механизм сохраняется.

В то же время завышенные нормативы, непрозрачность тарифообразования, высокий уровень теневых доходов домохозяйств и их прямая заинтересованность в дальнейшем получении субсидий не позволяют на сегодняшний день трезво оценить, все ли субсидии идут по назначению и обоснованно ли такое существенное увеличение расходов государства. Система непрозрачна, и не только МВФ, но и украинское правительство должно быть заинтересовано в наведении в ней порядка. Однако требования фонда воспринимаются без энтузиазма, в итоге правки в систему вносятся, но значительными их не назовешь, и ясности процессам они не добавляют. Например, в доходах домохозяйств решили не учитывать бесплатно предоставленные санаторно-курортные путевки, но учитывать доходы от сдачи паев в аренду. Естественно, принципиально эти и подобные правки ничего не меняют, а соответственно, и госрасходы на субсидии не сократят.

Изменения в приватизационное законодательство были более значительными, но такими же нерезультативными. Расширяя перечень объектов и запрещая участие в торгах офшорным компаниям, парламент не сделал прозрачнее и понятнее собственно процесс продажи госсобственности бизнесу, что подтверждает дважды провалившаяся продажа Одесского припортового и не только. План приватизации этого года выполнен на 1%, и амбициозные ожидания выручить в будущем году от продажи госсобственности 17 млрд грн. в экспертной среде вызывают недоумение. Из топ-10 крупных объектов, подлежащих продаже, пока ни один не перешел к новым владельцам. Официально отложена приватизация не только ОПЗ, но и шести облэнерго. Неофициально все понимают, что та же участь уготована и остальным интересным объектам из списка. Все сроки сорваны. Чиновникам ФГИ не помогли ни предварительная экспертиза, ни персональные консультации каждого потенциального инвестора, ни международный арбитраж.

Очевидно, что принятых поправок в законодательство недостаточно. На сегодняшний день механизм передачи объектов в ФГИ требует до восьми месяцев, которые в отдельных случаях растягиваются на годы. Министерство аграрной политики и продовольствия, например, уже год в процессе передачи аграрных предприятий фонду, и до сих пор ничего не передали. Минэкономразвития из 80 объектов передало аж семь. А Мининфраструктуры — четыре из 32. В общей сложности госорганы за год отдали в распоряжение ФГИ только 10% от всего, что планировалось продать. И все ли можно свалить лишь на нерасторопность чиновников? Эта ситуация очень выгодна тем, кто "кормится" с гособъектов и всеми силами сопротивляется их продаже, они тянут время, а множество требований и норм, а также "свои" люди в ведомствах, им в этом помогают. В итоге фонд продает только то, что никому не нужно, многие объекты выставляются на торги по десять(!) раз, за минимальную стоимость и просто потому, что содержать их еще дороже.

Только упрощение передачи гособъектов в фонд уже позволило бы последнему продать хоть что-то существенное и действительно интересное бизнесу. Если бы к нему добавились реалистичная оценка, а к объектам "большой" приватизации начали относить не то, чем гордится страна, а то, что представляет реальный интерес для рынка, продавая "мелкие" объекты по упрощенной процедуре, процесс давно сдвинулся бы с мертвой точки. Но на Грушевского, очевидно, текущее положение вещей всех устраивает, там показательно журят фонд, обещая "всех поувольнять", приветливо улыбаются членам Кабмина, непосредственно причастным к срыву приватизации, и закладывают второй год подряд 17 млрд грн заведомо нереальных доходов в бюджет.

Реформа рынка земли, как и приватизация, стала вечным приоритетом правительства, а ежегодное продление моратория на ее продажу — национальной традицией. Очевидно, что открывать рынок, не подготовив его, — преступление, но и не открывать, откладывая решение вопроса на далекую перспективу, — сомнительный вариант. Рано или поздно это бездействие может привести к открытию рынка без надлежащей подготовки, а значит, неминуемому и бесконтрольному земельному переделу совсем не в интересах государства и нынешних владельцев паев. Именно подготовки рынка и ждет от Украины МВФ. Но рекомендации и рецепты тех, кто понимает, как правильно это сделать, увы, не соответствуют реальным интересам тех, кто принимает решения.

Планы правительства в отношении земельной реформы за год так и не были реализованы, хотя чиновники не устают говорить об их стратегической важности. Парламентарии, многие из которых действительно заинтересованы в открытии рынка, более активны, они даже провели парламентские слушанья, на которые, кстати, от Минагропрода был делегирован аж один замминистра. И конкретных предложений он не озвучил, видимо, их у Кабмина все еще нет.

Зато они есть у депутатов, которые регулярно регистрируют законопроекты об открытии земельного рынка, учитывая в них множество разнообразных интересов, но не всегда выгоды нынешних собственников паев. Не все из предложений депутатов достойны критики, редкие из них действительно предлагают поэтапный переход к открытому рынку и учитывают основные риски. Но участие правительства в этих процессах должно быть максимальным, ведь речь идет о стратегическом ресурсе государства. Но Кабмин, похоже, готов отдать землю на откуп и даже не пытается просчитать связанные с этим риски.

В результате такого тотального бездействия в отношении ключевых реформ страна либо теряет, либо недополучает десятки миллиардов. Послереструктуризационная передышка потрачена фактически впустую — без качественного обновления системы госфинансов. Тем временем уже с середины 2017-го наши расходы на обслуживание внешнего долга начнут расти, увеличиваясь к 2018-му и достигая пика в 2019-м. По оценкам главного экономиста Dragon Capital Елены Билан, выплаты основной суммы и процентов по суверенному и квазисуверенным долгам в следующие три года составят 14 млрд долл., что почти равно нынешним валютным резервам НБУ. Но большую часть этой суммы, 11 млрд, мы должны будем оплатить из госбюджета. А правительство, в отличие от НБУ, имеет гораздо меньшие запасы иностранной валюты — по состоянию на конец октября с.г., всего примерно 1,5 млрд долл. Естественно, в такой перспективе Украине важна не только поддержка МВФ, но и желание самого правительства реализовывать необходимые реформы. Которое, увы, сейчас ощущается намного меньше, нежели желание съехать с необходимости выполнять вышеупомянутые структурные маяки. Так что их перечень рискует остаться без принципиальных изменений и еще через 12 месяцев.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.15
EUR 29.57