Налоговая реформа должна быть рациональной

Юлия Самаева 23 октября 2015, 00:00
бизнес

Читайте также

Бизнес устал и злится: ему так часто предлагали косметические, бесполезные и откровенно вредоносные налоговые изменения, что чаша терпения переполнилась. 

Именно поэтому проект реформы от парламентского комитета под началом Нины Южаниной, который будет подан в парламент на днях, сразу же стал фаворитом общественности. Он действительно радикальный, отвечает на запросы бизнеса, обращает внимание на вещи, до которых у Минфина и ГФС руки не доходят. Но если его примут, Украина гарантированно вылетит из программы МВФ и останется с огромной дырой в бюджете. Правда, и отметать его с негодованием нельзя. Мы в таком положении, когда каждая здравая мысль ценна, важна и заслуживает внимания. Хочется верить, что Наталия Яресько — главный оппонент Южаниной — это понимает.

Проект комитета, по подсчетам Минфина, предусматривает снижение бюджетных поступлений на ошеломляющие 150–200 млрд грн. Естественно, это недопустимые потери, и сколько ни урезай расходы государства, последствия такого дефицита будут необратимыми. Правда, сама Южанина говорит, что, по альтернативным подсчетам, дефицит составит лишь 13,9 млрд грн. Хорошо бы так, но тогда он будет в разы меньше предполагаемого 60-миллиардного дефицита, заложенного в реформу Минфина, консервативную и с более высокими ставками. Однако конкретных и заслуживающих доверия подсчетов пока никто не приводит, и вполне закономерны сомнения в том, что озвученные 13,9 млрд будут соответствовать действительности. Все расчеты Южанина, по ее словам, передала главе представительства МВФ в Украине Жерому Ваше и рассчитывает, что когда в начале ноября нас посетят экономисты Фонда, они пересмотрят свое критичное отношение к ее варианту Налогового кодекса.

То, что глава налогового комитета ВРУ решила общаться с главным донором Украины, минуя Минфин, говорит о растущем конфликте между комитетом и министерством. Господин Ваше, по словам самой Южаниной, ее визит воспринял сдержанно, но не без любопытства. МВФ сотрудничает именно с правительствами стран, а не с депутатским корпусом. Опытные чиновники Фонда прекрасно понимают, что в каждом предложении, озвученном депутатами, могут быть подводные камни и не государственные, а чьи-то личные интересы. Да и сами депутатские предложения уж слишком расходятся с мнением МВФ относительно будущего Украины: бюджетный дефицит, в разы превышающий установленные Фондом 3,7% от ВВП в 2016 г., льготы для животноводов, идущие в разрез с одним из структурных маяков, и прогнозы налоговых сборов, основанные на плохо поддающейся прогнозированию детенизации.

Разделяй и властвуй

Когда идея с подготовкой альтернативной налоговой реформы от парламентского комитета только замаячила на горизонте, ZN.UA поинтересовалось у Елены Макеевой, не помешает ли это искусственно созданное противостояние процессу реформирования? 

Замминистра нас заверила в грядущей синергии, взаимопонимании, поддержке и совместном поиске оптимальных решений. Не тут-то было. Концепции оказались настолько противоречащими друг другу, а их создатели — настолько неспособными на диалог, что все участники процесса, заинтересованные и сочувствующие, разделились на два лагеря. На тех, кто за радикальные решения Южаниной, и на тех, кто за здравый смысл Яресько.

К сожалению, понимания того, что Украине нужен действительно компромиссный вариант, очень мало. Одни увлеченно борются с Минфином, другие — с 200-миллиардной бюджетной дырой. А сесть за стол переговоров некому. Макеева самоустранилась, переключившись на реформу аудита. Южанина сухо отвечает, что готова к диалогу с министром финансов, но та не находит времени. У Яресько действительно нет времени, так как ответственна она не только за налоговую реформу. В итоге реформы расходящимися линиями идут в разные стороны и не пересекаются, а должны бы. Пока инициативные группы разделены и заняты критикой друг друга, людям, имеющим прямой интерес, намного проще протаскивать и пропихивать выгодные для них идеи.

Так, в реформе от Минфина ЕСВ был трансформирован таким образом, что выгода для крупных иностранных компаний с высоким уровнем зарплат стала очевидней, чем предполагаемая детенизация. Если вспомним, то в декабре прошлого года был запущен эксперимент, предлагающий предприятиям, показавшим ощутимый рост заработных плат (как правило, крупным и с иностранным капиталом), к ставке ЕСВ применять в 2015 г. коэффициент 0,4, а с 1 января 2016-го — 0,6. Так вот, предложенное Минфином снижение ЕСВ до 20% по общему уровню налоговой нагрузки идентично применению понижающего коэффициента 0,6. То есть работающие легально крупные компании получат и снижение нагрузки, и понижающий коэффициент, а остальные, которых большинство? Будет ли этого достаточно для выхода из "тени"? Понижающий коэффициент 0,4 применяет менее 10% предприятий, очевидно, что снижения не хватило для того, чтобы "конверты" утратили смысл для владельцев фирм. Да, к 2018 г. Минфин весьма здраво планирует объединить ЕСВ и НДФЛ, создав один налог на зарплату со ставкой 20%. Но 2018-й для Украины — далекая перспектива, а теневые зарплаты — сегодняшняя мрачная действительность.

В свою очередь, в проект реформы "от Южаниной" таки протиснулось аграрное лобби, и, несмотря на то, что отмена налоговых льгот для АПК — структурный маяк МВФ, глава парламентского комитета оставила льготу для животноводов и даже успела обсудить этот вопрос с господином Ваше. Да, животноводство в Украине увядает. Да, в ЕС дотируют сельское хозяйство. Но можем ли мы это себе позволить? Видимо, нет, раз делаем это не в виде дотаций (при которых можно увидеть и посчитать, кто, сколько и на каком основании их реально получил), а в виде налоговых льгот. В конце концов, есть рынок, и если импортировать продукцию животноводства выгоднее, чем производить, то какой смысл в этой поддержке? Зачем удерживать на плаву нерентабельный бизнес? Ради чего и с какой целью? Ради того, чтобы вовсе не простые фермеры и селяне, а очень даже не мелкие сельхозпроизводители, у каждого из которых в видах деятельности значится и животноводство в том числе, путем нехитрых манипуляций продолжили экономить на налогах?

Разработчиков реформ облепили многочисленные консультанты и советники, каждый со своим виденьем и со своим интересом. И их намного больше, чем времени на подробные разбирательства по каждому вопросу.

Есть базовые принципы, есть общая цель, есть ответственные люди, обязанные провести реформу. И самое время этим ответственным ограничиться общением друг с другом, пока в проекты не протащили еще какие-нибудь сомнительные инициативы. За всем же не уследить.

Рациональное зерно

Несмотря на зашкаливающий уровень популизма, проект Южаниной не стоит полностью игнорировать, там есть важные и полезные новшества, которые могли бы качественно изменить жизнь налогоплательщиков.

Заслуживающим внимания является предложенный в проекте вариант по реформированию НДС. Упор сделан на разрешение проблемы с возмещением этого налога, которое многие годы было головной болью предпринимателей. Они ждут свои же деньги месяцами, судятся, дают взятки. На сегодняшний день экспортеры — заложники налоговой службы, напрямую зависящие от решений руководителей местных фискальных органов. Предлагается понятная и реальная для внедрения система, способная вопрос с возмещением закрыть раз и навсегда.

"НДС в Украине, к сожалению, часто таковым не является и превращается в налог с оборота по ставке 20%. Но дело как раз не в ставке, а именно в возмещении. Решить эту проблему чрезвычайно важно, так как без этого мы не обеспечим рост экспорта. Нет ни одной страны, которая бы что-то экспортировала в условиях, когда ее экспортерам не возмещают НДС. А без роста экспорта мы не сможем решить проблему роста ВВП, ведь наш внутренний рынок очень ограничен. И все доступные нам на сегодняшний день возможности — экспортные", — справедливо замечает экономист Михаил Соколов.

Предложения просты: создать реестр всех заявок на возмещение НДС и сделать его публичным, чтобы иметь полную информацию о том, кто, когда подал заявку и на какую сумму. Фискальная служба не сможет решать, кому возмещать налог, а кому нет. И будет действовать строго в том порядке, в каком сформирован реестр, не имея возможности возмещать пятому по списку, обойдя четвертого. Публичность реестра усилит общественный контроль над происходящим, а он, поверьте, будет.

Также предлагается интересная система упрощенного налогообложения. Она сохраняется в нынешнем варианте. Для первой и второй групп изменения коснутся только видов деятельности — убирается luxury сегмент. Для юридических и физических лиц третьей группы максимальный доход уменьшается с 20 млн грн до 5 млн (а не до 2 млн, как в проекте Минфина). Ставки будут повышаться, но постепенно. Те предприниматели, которые сегодня работают без НДС и платят 4% с оборота, с 2016 г. будут платить 6%, с 2017-го — 8 и с 2018-го — 10%. В действительности это изменения системы, позволяющие максимально нивелировать злоупотребления с "упрощенкой", при этом не навредить тем, кто работает честно. Кроме того, в проект внесены предохранители, вводящие правила, которые не дают использовать "упрощенку" в схемах.

Критика внедрения налога на распределенную прибыль понятна, но и его применение не лишено рационального зерна, о чем ZN.UA уже писало. Почему же не запустить эту систему хотя бы в экспериментальном режиме, ведь в Украине официально зарегистрировано пять индустриальных парков? Может, есть смысл в том, чтобы предприятия этих зон применили новую для нас форму налогообложения прибыли? Таким путем в свое время пошла Польша, система в ней успешно работает до сих пор.

Эта практика упрощает администрирование, облегчает отчетность и усложняет вмешательство контролирующих органов в порядок ее внедрения. Но главное, подход Южаниной к налогу на распределенную прибыль создает условия для улучшения инвестиционного климата и сохранения капиталов в Украине, а не их выведения.

Суть предложений Южаниной состоит в том, что облагаться налогом будет исключительно распределенная прибыль, которая условно состоит из трех групп: дивиденды, уплаченные физлицам неплательщикам и нерезидентам, приравненные к распределенной прибыли платежи и доходы нерезидентов, источником которых является Украина.

Причем к приравненным к распределенной прибыли платежам относятся доначисления по правилам трансфертного ценообразования (ТЦО) по контролируемым операциям, доначисления по операциям налогоплательщиков с офшорами и низконалоговыми юрисдикциями, пассивные платежи, роялти, в пользу офшоров, неплательщиков налогов и небенефициаров. Суть этих изменений в том, что именно по таким схемам бизнес работает с внешними офшорами, избегая налогообложения. Параллельно в проекте содержатся и изменения в правилах ТЦО.

"Каких-то революционных изменений в части ТЦО не предполагается, но были внесены важные технические правки, подготовленные аудиторами на основе их практического опыта работы. Они включают в себя возможность тестировать не только контролируемые операции, но и фактический финансовые результат компании. Когда мы говорим о сопоставлении не только операций, но и доходов. Плюс есть очень хорошая норма, которая мотивирует плательщика самостоятельно провести корректировку. На сегодняшний день, если происходит доначисление на контролируемые операции, это происходит до уровня медианы в диапазоне. Если же налогоплательщик делает такую корректировку самостоятельно, он сможет исправить до низшей границы диапазона", — объяснила эксперт Ольга Богданова.

Остается надеяться, что Минфин не будет отметать с негодованием эти и другие рациональные предложения и, не озираясь на обрушившуюся на него критику сторонников радикальных перемен, сможет хладнокровно оценить и перенять все то полезное, что предлагает парламентский комитет.

Индикатор напряжения

Неожиданностью стало предложение Южаниной, что вся сумма ЕСВ, уплаченного работодателем с зарплаты сотрудника, которая превышает 17 минимальных заработных плат, перечисляется на отдельный счет работника в госбанке. По сути создается второй, накопительный, уровень пенсионной системы. Реформу делают за министра Розенко, пыла которого за год хватило только на то, чтобы зарезервировать своему ведомству в бюджете 2016-го 270 млрд. Своевременно и правильно ли это?

Проект Южаниной не жизнеспособен как раз потому, что вырван из контекста и ушел далеко вперед, в какие-то другие страны, оставив Украину позади. Такие радикальные изменения не могут происходить сами по себе. Для этого нужны реформы и в других сферах, а их нет. Нужно сказать спасибо Нине Петровне за то, что она более чем наглядно продемонстрировала тотальную несостоятельность остальных реформаторов, так и не удосужившихся снизить государственные расходы, провести пенсионную реформу, прекратить наконец эту череду проблем с ГФС и хотя бы начать судебную реформу.

Где волны сокращений и оптимизации расходов, обещанные еще в 2014-м? До каких пор мы будем выделять государственные средства на "фундаментальні і прикладні розробки та дослідження у сфері державного управління" или "державну підтримку фізкультурно-спортивного товариства "Динамо".

Навскидку, чем занимается, например, Государственное агентство Украины по туризму и курортам? Какова его роль на совершенно самодостаточном развивающемся туристическом рынке? Зачем нужна коррумпированная и прогнившая Госслужба занятости, если на рынке десятки частных компаний, которые действительно занимаются трудоустройством, причем делают это эффективней, профессиональней, быстрее и не за государственные деньги? А Госагентство экологических инвестиций? А Госинспекция по вопросам труда? А вместе с ней и Госслужба по вопросам труда. Бесконечные курсы переподготовки и повышения квалификации в каждом ведомстве сотен тысяч украинских чиновников, после общения с которыми, как правило, появляются сомнения в квалификации как таковой, не говоря уже о ее повышенном уровне? А все эти махровые программы поддержки молодежного жилищного строительства, компенсации процентных ставок по кредитам, удешевления стоимости ипотек?

Мы могли себе позволить все это 15 лет назад, но сейчас не можем. Да, если взять каждую статью отдельно, то суммы не кажутся принципиальными, но если прошерстить весь бюджет, становится ясно — статей для сокращения масса, и большая их часть наверняка перекочует в бюджет будущего года.

Министр финансов совершенно справедливо говорит о том, что сократить государственные расходы на четверть за один год невозможно. Согласно исследованиям МВФ, за последние 25 лет в мировой экономике было всего десять случаев, когда страна уменьшала расходы более чем на 5% в год. И средний уровень уменьшения расходов для этих десяти стран составлял 9,3%, а не 25. Но говорит ли министр о том, насколько Украина сократит расходную часть бюджета? И когда мы все-таки будем верстать государственную смету, исходя из наших реальных возможностей, а не раздутых потребностей?

Минфин не подал свой проект реформы по одной простой причине: он ждет внятной позиции других ведомств по сокращению расходов. И это правильно, ибо, закладывая в реформе дефицит в 60 млрд грн, министерство должно предоставить внятный план по его компенсации и объяснить, какими конкретно статьями придется пожертвовать ради налоговой модернизации. Но другие ведомства молчат, ведь это уже вопрос политический, и нужно иметь смелость взять на себя ответственность за принятие непопулярных, но необходимых решений.

Остается надеяться, что рациональное победит. Правительство пересмотрит бюджетную политику и решится на сокращение расходов. Минфин при оценке альтернативных налоговых предложений сможет заглушить эмоции. А эксперты осознают, что идеальные модели в неидеальном мире не работают.

 

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
  • Валентин Коген 26 октября, 11:46 Не может быть рациональной налоговой реформы без анализа состояния экономики. От чего необходимо отталкиваться: износ оборудования в промышленности до 80%, технологическая отсталость, отсюда низкая производительность труда и падение доходов населения. Украина обязана этим тем самым элитам, олигархии, которые уже 20 лет ставят своей задачей извлечение сверхприбылей при нежелании инвестировать в модернизацию и социалку. Как сегодня распределяется валовая прибыль (добавленная стоимость)? Анализ по статистике 2013 поступлений в бюджет от НДС: валовая прибыль 700 млрд грн, фонд з/п-140 млрд,-20% от валовой прибыли, налог на прибыль-48 млрд, 7%, с остальными налогами-10%, ремонт оборудования-10%, ЧИСТАЯ ПРИБЫЛЬ-60%. Т.о. 60% валовой прибыли олигархия угоняет через неконтролируемую налоговой системой чистую прибыль на свое обогащение.
    Валентин Коген 26 октября, 12:02
    . На основании опубликованных в течение последних лет СКМ данных своих аудитов подсчитал, что для обновления основных фондов, контролируемых СКМ, с учетов их инвестиций в модернизацию, потребуется 800 лет.Цитата из СКМ "Всю нашу прибыль а также заимствования мы направляем на приобретение новых активов" О какой индустриализации в этих условиях может идти речь? Необходима реформа налоговой системы, которая обеспечит контроль над распределением валовой прибыли в соотношенях: 60%-модернизация и социалка, 20%-бюджет, 20%-чистая прибыль. Так в успешном мире. Лаффер считает, что 35-40% валовой прибыли должнот идти на модернизацию. НДС это налог на потребление и уплачивается конечным потребителем, в основном, населением. В Германии НДС введенс с 1973 г., через 28 лет после войны, когда доходы населения достигли устойчивого роста. В США НДС вообще отсутствует. Разве можно применять этот налог в Украине с непрерывно падающими доходами населения? Вот он и стал криминальным налогом.
    Валентин Коген 26 октября, 12:18
    В качестве основного налога нужен не НДС а прогрессивный налог на прибыль (валовую), оптимум диаграммы которого обеспечивает указанное распределение валовой прибыли. По моим расчетам, чтобы как-то выйти на уровень Германии, Украине необходимо увеличить свои валовые затраты на 900 млрд дол. в год. На это потребуется 15 лет при условии направления 40% валовой прибыли на модернизацию. Это и будет возрождение металургии, машиностроения, судостроения, энергетики, перерабатывающей промышленности и т.д.в современном технологическом качестве, в итоге рост доходв населения и поступлений в бюджет. А что же предлагаемая налоговая реформа? Она ничего не меняет, разве что увеличивает чистую прибыль олигархии, ради чего, похоже, и задумана. Снижение ЕСВ -это снижение фонда зарплаты. Куда правильнее было бы внесение ее в ведомость на зарплату как 3,6% с направлением на персональное пенсионное накопление. Надо в конце концов понять, бюджет вторичен, рост доходов населения первичен, он и даст бюджет.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.99
EUR 29.15