Экономическая евроинтеграция Украины: когда теория не совпадает с практикой

Якуб Логинов 28 декабря 2015, 19:01
украина ес

Читайте также

 

 

Дождались: с 1 января 2016 г. официально вступит в действие режим свободной торговли с ЕС, а в середине 2016-го, вероятнее всего, заработает безвизовый режим для краткосрочных поездок владельцев биометрических паспортов в страны Евросоюза. Однако, учитывая опыт последних двух лет, уже сейчас можно сказать, что Украина не использует в полной мере свой исторический шанс, связанный с экономической евроинтеграцией.

Глядя на то, что происходит с валютным курсом, ценообразованием и экономическими отношениями с соседней Польшей, можно даже прийти к выводу, что общие правила экономики в Украине бездействуют, поскольку свои коррективы вносят коррупция, бюрократия и банальное нежелание побороться за европейского покупателя или туриста. Удивляет также полнейшее равнодушие правительства к реформированию Таможенной и Пограничной служб, являющихся тормозом в евроинтеграции. В этих службах уже давно назрела реформа наподобие создания Национальной полиции, без чего экономическая интеграция Украины с ЕС не сможет заработать в полном объеме, превратившись в карикатуру.

Как это должно быть в теории?

Забудем пока о проблемах коррупции и бюрократии и попробуем на основе опыта соседей представить, как экономические процессы последних двух лет должны были бы выглядеть согласно теории из учебников. Кстати, это не просто теория, а реальный опыт большинства других стран Центральной и Восточной Европы (той же Польши, Словакии), так что стоит поинтересоваться, почему Украина не копирует эти общие процессы.

Итак, экономические преимущества Украины над Польшей — в несколько раз более низкая стоимость труда и дешевая электроэнергия. Таким образом, производство в Украине должно было бы обходиться намного дешевле, чем в Польше, даже если учитывать плохую транспортную инфраструктуру и другие негативные факторы. А это должно было бы стать стимулом для инвестиций в украинскую экономику, открытие новых заводов, ориентированных на экспорт в ЕС. Принимая во внимание еще более низкую покупательную способность населения, логично, что цены в украинских магазинах должны быть намного ниже, чем в Польше — стране, где и в 2013-м зарплаты были вчетверо выше, а сейчас этот разрыв еще больше.

Кстати, правило "в более бедной стране цены в магазинах ниже, чем в более богатой" было в процессе трансформации чем-то очевидным во всей Центральной Европе, и именно оно было и остается двигателем развития стран региона. Полякам платят втрое меньше, чем немцам, поэтому в Польше производство обходится дешевле, а значит, и цены ниже. Как следствие, немцы приезжали на закупки в Польшу, а польские продукты завоевывают немецкий рынок, повышая заработки поляков, растут польский ВВП и зарплаты. Со временем это преимущество дешевого труда уменьшается, однако в Польше, Чехии или Словакии этот процесс не приводит к росту цен — они повышаются намного медленнее, чем зарплата, а в Польше сейчас вообще дефляция. Это уже заслуга конкуренции (в том числе и международной), свободного рынка. Если поднять цены, поляки будут покупать более дешевый продукт из Румынии, Литвы или даже из Украины. Поэтому вместе с ростом стоимости труда цены не повышаются — этот негативный для предпринимателя (но полезный для работника) эффект надо компенсировать инновационностью, лучшей организацией, энергосбережением, поиском более дешевых поставщиков или подрядчиков и т.п. Не лишним фактором является и то, что вместе с зарплатой растет и внутренний рынок, так что прибыли можно увеличивать не повышением цен на товары, а увеличением объема продаж.

Это и объясняет, почему девальвация польского злотого почти никак не сказывается на тамошней инфляции — ситуация совсем иная, чем в Украине. Когда злотый обесценивается, растет польский экспорт в Германию и другие страны, но цены в магазинах остаются неизменными.

Теоретически так же должно было бы быть и в Украине. Гривня обесценивается — увеличивается экспорт, например, в Польшу. Производство в стране становится еще более выгодным, поэтому открываются новые фабрики, растет конкуренция, которая не позволяет повышать цены. Все это приводит к восстановлению экономического роста, увеличению зарплат, укреплению гривни.

А что на самом деле?

Всем известно, что в случае Украины это правило почему-то не работает. Украинская модель — это феномен, исключение из правил. Там, где цены должны были бы снижаться, они растут, обесценивание национальной валюты не приводит к адекватному увеличению экспорта, цены никак не связаны со стоимостью труда и покупательной способностью населения, а конкуренция не приводит к их снижению и росту инновационности. Даже странно, что всего этого еще до сих пор не описали в виде какой-то новой теории экономики и что ее не преподают на экономических факультетах европейских и американских университетов. Мол, при таких-то и таких-то условиях, на основе ceteris paribus (остальные условия неизменны) рынок ведет себя таким образом — за исключением Украины, где действует другая экономическая теория.

Первым абсурдом "украинской экономической модели" является то, что украинцы ездят за покупками в Польшу, а не наоборот, потому что там дешевле. Так было до 2013 г., несмотря на то, что польскому работнику надо было заплатить в четыре раза больше, чем украинскому, а еще в Польше намного дороже электроэнергия, вода, земля, выше плата за пользование окружающей средой и т.п. Обесценивание гривни в 2014–2015 гг., казалось, расставило все по своим местам, и в Украине все стало намного дешевле, чем в Польше. Логическим следствием этой ситуации должно было быть следующее: массовый приезд жителей пограничных польских уездов на закупки в Украину, массовый рост потока туристов (отдых во Львове и Карпатах намного дешевле, чем, например, в соседней Словакии, а соответствующие условия уже созданы) и, наконец, стремительный рост экспорта в Польшу. А как на самом деле? Поляки не приезжали скупаться в украинских супермаркетах, несмотря на (по крайней мере сначала) более низкие цены, а наоборот, жители Мостыского района продолжали ездить в Перемышль покупать уже более дорогие и не обязательно лучшие польские продукты только потому, что они польские (это сила веры в бренд Made in EU и убеждение, что украинское по определению хуже и менее качественное). Поток туристов из Польши после того, как в Украине стало дешевле, не вырос, а упал — поляки боятся, что во Львове и Карпатах (!) война, потому что так показывают по телевизору, а официальный Киев не опровергает этого. А украинских товаров как было мало в польских магазинах, так и не стало больше, несмотря на обесценивание гривни и отмену пошлин.

А позже начался стремительный рост цен в Украине. И выглядит так, что новое состояние рыночного равновесия будет, как перед кризисом, — украинские продукты будут дороже польских, несмотря на еще большую разницу в зарплатах, которая должна была бы работать, скорее, в пользу более низких цен (более дешевого производства) в Украине, но почему-то так не происходит.

Какой вывод?

Чем можно объяснить эту ситуацию? Причин много, и не последнюю роль играют упомянутые уже коррупция и бюрократия. Эффект дешевой гривни никак не повлиял на развитие пограничной торговли (в смысле на закупки поляков в Украине) и рост потока туристов. Причина проста: патологическая граница. Никакой нормальный гражданин ЕС не поедет в Украину, когда на границе тебя без причины держат пять часов да еще и требуют взятки. В такой ситуации в Украину едут только фанаты или те, кто должен это делать, например, едет по службе. К сожалению, последние два года были в этом смысле абсолютно потеряны, новая постмайданная власть, включая популярного посла Украины в Польше Андрея Дещицу, вообще не замечает проблему и не сделала ничего, чтобы ее решить.

Однако проблема не только в коррупции на границе, а также в менталитете украинских предпринимателей. Такое впечатление, что украинский бизнес воспринимает утверждение о неограниченных возможностях европейского рынка буквально: дескать, достаточно подписать Соглашение об ассоциации с зоной свободной торговли, и без каких-либо усилий откроются рынки, и вся Европа бросится покупать наши кетчупы и сгущенку. К сожалению, это так не работает.

За последние два года в Варшаве появилось несколько фирм, основанных предпринимателями — иммигрантами из Украины, цель деятельности которых — посредничество в доставке украинских товаров на полки польских магазинов. Однако образ функционирования большинства из них сугубо совковый, и неудивительно, что они не достигли успеха.

Первое, что бросается в глаза, — непрофессиональный вид интернет-страниц большинства из них. Впечатление такое, что их делал студент, которому за это заплатили 300 грн. Стандартом является плохое качество польского перевода, с многочисленными ошибками. Заходишь на сайт и сразу видишь, что с такими непрофессионалами лучше не иметь дела.

Второе — цены. Здесь классический украинский постсоветский подход: набросить маржу в размере 100–200%. Продукт, который в украинском магазине стоит в эквиваленте три злотых, предлагают польскому магазину оптом по пять злотых (то есть розничная цена должна была бы составлять 5,5–6 злотых), и это при том, что подобный продукт польского производителя стоит четыре злотых. И так везде. Достаточно сказать, что украинское пиво (один из немногих доступных в Польше продуктов из Украины) продают в польских магазинах по 4–5 злотых за бутылку (24–30 грн) в то время, как польское пиво, которое не хуже по качеству, стоит три злотых, а чешское — от 3 до 4,5 злотого.

И третье: украинские предприниматели почему-то считают, что польская сеть супермаркетов должна купить у них товар по предоплате. То есть магазин покупает, платит, получает товар и берет на себя риски по его продаже. Нет, это так не работает. Польские магазины (не только супермаркеты, но также маленькие) работают по принципу: оптовик поставляет товар, его выкладывают на полки, рассчитываются за проданное. Да и то через месяц и больше после выставления счета-фактуры, а непроданный товар возвращают оптовику. А в супермаркетах еще и придется заплатить за место на полке. Словом, это украинский поставщик или посредник должен предварительно поставить товар и взять на себя его продвижение и риск непродажи, а оплату получит лишь через несколько месяцев. Причем сначала нужно инвестировать в рекламу и планировать бизнес на несколько лет вперед — с расчетом, что выгода может появиться только через два-три года. Именно так действовали польские, литовские, словацкие фирмы, когда выходили на немецкий рынок.

Трудно? Конечно. Именно поэтому каждое европейское государство поддерживает своих экспортеров: системой преференциальных кредитов и экспортных гарантий, бесплатными тренингами, поддержкой со стороны посольств и генконсульств. А также рекламной кампанией в стиле "покупайте украинское, оно вкусное, здоровое, качественное". Когда в Чехии и Словакии развернули кампанию черного пиара против польских продуктов (дескать, они некачественные или даже вредные), на словацких и чешских улицах появились большие билборды с лозунгом "I love polske jedlo" ("Я люблю польскую пищу"). Что мешает украинским олигархам "скинуться" на такую пиар-кампанию "Покупайте украинское" в Польше, а украинской власти — поддержать или инициировать подобные мероприятия?

И в завершение не самый важный, но существенный аспект: украинские предприниматели, привыкшие к постсоветскому централизму, почему-то интуитивно считают, что экспансию на польский рынок целесообразно начинать со столицы. Это нонсенс. Во-первых, затраты на деятельность в Варшаве самые высокие, и лучше открыть свой главный офис в другом городе (неслучайно центральный офис "Теско Польша" расположен в Кракове). Во-вторых, Варшава со своими 2 млн жителей (включая города-спутники) — не самая крупная агломерация Польши. Больше всего жителей — в индустриальной метрополии Силезии с ее 4 млн, а вместе с Краковом (час езды из Катовице) — это уже 5 млн. Ее называют "Краковице" — от слов Краков и Катовице, являющихся основой новой огромной метрополии, которая создается на наших глазах и в которой украинские продукты вообще отсутствуют. Действительно, не все нужно начинать со столицы, это же не Украина, развивающаяся по принципу "богатый Киев, а остальные — беднота".

Так что впередиеди 1 января — дата официального начала действия зоны свободной торговли. По этому случаю украинские премьер, президент и министр экономики скажут много пафосных слов, мол, теперь открывается безграничный европейский рынок, вот-вот все будем жить, как в Западной Европе. На практике все будет выглядеть иначе, и нужно, чтобы власть и бизнес немного изменили свой подход к некоторым делам, потому что рассчитывать на то, что все "как-то будет", все же не стоит.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
  • Kramer 8 января, 13:13 Цитата из статьи: "набросить маржу в размере 100–200%" Маржи более 100% не существует в теории экономии. Не существует она и в практике, т.к. ее наличие означало бы затраты на товар в размере 0 денежных единиц. Далее-маржу не можно "набросить". Если имелась в виду наценка, то наценка нетто в размере 100% дает в результате маржу 50%, по школьной формуле: (200-100)/200*100%=50%. Это без учета НДС. 50% для серьезных оптовых операций на рынке ЕС- это, конечно, не мало. Но не невозможно. Украинским фирмам не хватает продуманной, средне/долговременной стратегии, понимания, что, за немногими исключениями, их единственное на сегодня преимущество на рынках ЕС- это low costs. Польша в 90-е это поняла и добилась успеха. Вообщем, так и живем- не доученные эксперты несут ахинею о действиях не доученных консультантов, советующих, возможно, успешным в Украине, но не умеющим действовать в условиях цивилизованного рынка бизнесменам. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Сергей Супонин 1 января, 20:41 Ну почему "... создаётся впечатление, что законы экономики в Украине не работают"? Законы экономики у нас действительно не работают. А вот если бы автор исследовал сколько бывших партфункционеров ПРП в составе управленческих структур Польши с количеством бывших партфункционеров КПСС-КПУ в составе наших управленческих структур, то все стало бы на свои места и козе стало бы понятна причина бездействия экономических законов в Украине. Приведу один пример. Кто запрещал продажу земли? КПУ и не КПУ, а другие партии, но с бывшими членами КПУ в своем составе! КПУ с глаз убрали. Кто запретил продажу земли после переворота власти? Власть нынешняя, представители которой были в составе власти прошлой... Ну и чего от них ждать, кроме болтовни и пошлого мели-ораторствования? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • gorovoyj 30 декабря, 08:14 Автор - редкий экономист, который хотя-бы пытается сопоставить теорию с практикой. Обычно экономисты - небожители, гордо третирующие всех заумной, но неадекватной терминологией. На мой взгляд физика и технаря есть два фактора, которые обуславливают описанный автором эффект. 1. Нетарифные барьеры - инструмент, которым блестяще владеет ЕС, защищая свой рынок от чужих товаров. 2. Цена товара лишь в относительно малой доле определяется оплатой труда. Низкая заработная плата вовсе не означает, что товар будет дешевым. Есть коррупционная составляющая, есть доля естественных и противоестественных монополий, есть повышающиеся государственные поборы. Нет противоречия. Все закономерно. Равно как и закономерна деиндустриализация Украины и продолжение ухудшения экономической ситуации в крупных промышленных центрах. Это и не могло быть иначе. Чему удивляться? Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.33
EUR 28.60