Аграрное бездорожье

123
economica.net

Читайте также

А как мягко стелили, анонсируя радикальные реформы в АПК, уникальные стратегии и далеко идущие планы… 

Как министр радовался увеличившемуся почти в 20 раз бюджету АПК. Налево и направо раздавал 5,5 млрд грн бюджетной поддержки. Обнадеживал сельхозпроизводителей, обрабатывающих до 500 га, адресной финансовой помощью на гектар. Мелких фермеров обещал сделать платежеспособными за счет 700 млн грн Фонда гарантирования кредитов. Он так расщедрился, что готов был 1% от доли сельхозпродукции в ВВП целиком направить на поддержку малых и средних фермеров. Ему вторил премьер…

Вы найдете подтверждение этим планам и обещаниям в бюджете-2017? Отдельной строкой с целевой сметой? Или о государственной поддержке экспорта агропродукции, пусть даже преимущественно сырьевого, к которой прибегают развитые страны? Как-никак, аграрная экономика Украины сейчас достаточно щедро наполняет валютой главную казну. Возможно, я пропустил анонсированную программу о компенсации расходов на страхование от сельскохозяйственных рисков? А как относительно расходов для возмещения затрат физических лиц на услуги по идентификации и регистрации животных, без чего немыслимо ни эпизоотическое благополучие, ни экспорт свинины, говядины и баранины?

Собственно, что из любительской министерской концепции "3+5" (реформа госпредприятий, органическое производство, развитие сельских территорий, орошение и т.п.) сумел отстоять ее автор в бюджете нынешнего года? Суммарно — ноль! И даже больший по сравнению с прошлогодним гроссбух АПК не компенсирует аграриям потерь от отмены специального режима НДС, последняя сумма которого достигала, по разным оценкам, 20–26 млрд грн.

Потеряли его бездарно из-за нежелания и неумения аграрных чиновников модернизировать этот финансовый инструментарий, отвадить от него приспособленцев и предоставить его тем, кто действительно нуждается в компенсаторах. А потеряв, часть аграрных "лбов", сплотившись с правительственными, прибегли к законодательным кульбитам ради интересов одной "куриной" компании…

Как теперь будут рулить на налоговом бездорожье разные категории сельхозпроизводителей? Об этом беседуем с председателем Комитета предпринимателей АПК Торгово-промышленной палаты Украины Олегом ЮХНОВСКИМ.

юхновский олег
Олег Юхновский

— О реформах в сельском хозяйстве аграрная верхушка предпочитает не вспоминать, не до них… Да и начинались ли они? Общественная организация VoxUkraine недавно представила результаты 700 дней мониторинга реформ в Украине и рейтинг иМоРе (Индекса мониторинга реформ), характеризующий реформаторскую активность министерств. Так вот, Минагрополитики в этом ранжире заняло последнее, десятое, место с 13 баллами.

Больше всего плюсов ведомство получило за дерегуляцию деятельности аграриев, ликвидацию госмонополии по производству биоэтанола, утверждение подробных правил производства органической продукции. 

Направления "государственная служба" и "поддержка экспорта" собрали всего по одному баллу. А напротив сверхважных "борьба с коррупцией", "госзакупки", "корпоративное управление", "эффективность государственных расходов", "децентрализация", "административные услуги" — ряд нулей.

Реформаторская активность свелась к двум проектам законов о нормировании обращения биологических видов продукции и приватизации госпредприятия "Укрспирт". Только проектам… Да, спиртовая отрасль требует обновления. Но "Укрспирт" — одно из почти шести сотен таких же госпредприятий, успешно перекочевавших в руки уже третьего министра со времени Революции достоинства. И все они бесперебойно занимаются зерном, техникой, лошадьми, шелкопрядом, сахаром, шампанским, "березовою на бруньках" и, судя по всему, вместе с чиновниками неторопливо "будут перебиваться" и дальше.

Что касается громко разрекламированных стратегий, то картина приблизительно такая же. Новая команда окончательно отказалась от "Единой комплексной стратегии и плана действий развития сельского хозяйства и сельских территорий в Украине на 2015–2020 годы", превознося вместо этого самодеятельную "рихметику" 3+5 Тараса Кутового, увековеченную на десяти слайдах. А при отсутствии какой-либо действующей государственной программы поддержки развития АПК профильное министерство окончательно дискредитировало этот процесс. Таким образом, в сухом остатке — азаровская Стратегия развития аграрного сектора экономики на период до 2020 г.

Анализируя прошлый год с точки зрения изменений в законодательстве, нормотворчества в аграрном сегменте, весь процесс можно охарактеризовать прописной буквой Х. Хаос! Попытки нормировать государственную поддержку, систему налогообложения, в частности спецрежим НДС, провалились. Сплошной непрофессионализм и бессистемность!

— Недавно правительство обнародовало проект среднесрочного плана своих приоритетных действий до 2020 г. В нем аграрное сообщество надеялось увидеть ключевые задачи для МинАП, определенные маяки. Какая-либо конкретика забрезжила?

—Инициатива правительства перейти к среднесрочному планированию — положительный шаг, отвечающий европейской практике. Вместе с тем профильные министерства должны были бы качественно наполнить такой план конкретными предложениями для решения актуальных вопросов. Собственно тех, которые довольно-таки активно дискутировались на протяжении 2016 г.: видение развития рынка земли и государственной поддержки, поддержки малого и среднего бизнеса на селе… К сожалению, качество этой "среднесрочности" в аграрной части не безупречно.

Так, в план включили принятие в новой редакции закона о господдержке и программы развития АПК, подготовленные еще предыдущей командой министерства. Программу кое-как подновили: поменяли ответственных, вписали 1% от доли сельхозпродукции в ВВП, который будет наполнять бюджет АПК. Но, по большому счету, эти документы не отвечают реальным условиям, в которых сегодня находится аграрный сектор, не отвечают ни на один из ключевых вызовов, с которыми сталкиваатся отрасль.

Как будет проводиться земельная реформа? Цитирую: "На первом этапе формирования полноценного рынка земель сельскохозяйственного назначения предлагается разрешить осуществлять продажу земельных участков государственной собственности и земельных участков только лицам, которые унаследовали их по закону, по цене не меньше нормативной денежной оценки земельного участка (с момента вступления в силу закона, то есть с 1 января 2018 года)".

Если речь идет о почти 10 млн га государственных земель, то их главный распорядитель прежде всего должен был бы объяснить, с какой целью такой лакомый массив выставляется на продажу. Ради очередного транша МВФ или экономических интересов государства, общества? Если ради дополнительного поступления в местные бюджеты средств на сумму около 1 млрд грн, то исключительно "объединенным территориальным громадам"? И, наконец, у кого окажется государственная пашня? По сколько сот или тысяч гектаров будут давать в одни руки?

— Меня больше интересует тезис "разрешать осуществлять продажу земельных участков только лицам, которые унаследовали их по закону". Значит, обо мне, владельце пая, здесь речь не идет? И зачем опять проталкивать в правовое поле раскритикованный всеми эмфитевзис с суперфицием?

—От непродуманных формулировок отдает шулерством… Эта возня еще раз подтвердила нежелание органов государственной власти выстраивать структурированный, прозрачный рынок земель сельскохозяйственного назначения.

Конечно, легче отгородиться так называемыми земельно-рыночными требованиями МВФ и манипулировать сознанием украинцев. Если в прошлом году не удалось протащить через парламент эмфитевзис как элемент гибридного рынка земли, то сегодня крайним делают международное финансовое учреждение. Мол, оно инициирует открытие рынка земли, прежде всего государственной, чтобы гарантировать возврат предыдущих траншей. Если даже так, то как могло украинское правительство подписать "земельно-рыночное" обязательство, не имея под руками не то что соответствующей законодательной базы, но даже элементарного видения формирования рынка земель сельхозназначения? Зная, как трудно и проигрышно проходили земельные рыночно-оборотные законопроекты в Верховной Раде…

То, что это сугубо внутренние спекуляции требованиями МВФ, подтверждает и тот факт, что ни внешний международный капитал, ни транснациональные компании не заинтересованы в формировании квазирынка плодородных земель в Украине. Понятно, что ни юридические, ни физические иностранные лица на этом этапе доступа к нашей пашне не получат. И из-за категорического неприятия чужого присутствия обществом, и из-за нереальности принятия такого предложения парламентом. Агрохолдинги также целиком устраивает аренда в ее нынешнем состоянии. Более того, последние изменения в законодательство улучшают их конкурентные позиции на рынке аренды, способствуют концентрации земель.

Двигателем таких законодательно-земельных "эмфитевзисных" инициатив является сугубо коррупция, отдельные государственные чиновники с бизнесменами, паразитирующие на бюджетных средствах. Те, у кого накопился немалый теневой денежный ресурс, те, кто преспокойно натурализировал его в е-декларациях.

Для них земля — основной инвестиционный объект, который со временем будет лишь стремительно расти в цене. Уникальная возможность легализировать теневой капитал здесь, в Украине, а не прятать его в офшорах под бдительным оком западных спецслужб. А завтра-послезавтра, даже после 5–10-летнего запрета менять целевое назначение этих земель, владельцы экс-государственных гектаров, перепрофилировав их под жилищную застройку, будут получать в десятки-сотни раз большие прибыли.

Почему именно государственные земли? Да потому, что это не такой болезненный вопрос для крестьян: это не мое! Но не будем забывать, что 10 млн га государственных угодий — это треть нашей пашни!

Проблемно ли наладить эффективное управление землями госсобственности? Нет! Нужны всего-навсего политическая воля и элементарный порядок в органах государственной власти, структура, которая должна нести ответственность за тот бедлам, который расцвел на этих землях, и четкие правила пользования этим ресурсом. И он при эффективном хозяйствовании будет обогащать государственный бюджет.

— Неудачные попытки протащить через парламент земельные "суперинициативы" подвигли представителей молодежного крыла фракции БПП на "серьезные свершения". Об их политической "зрелости" свидетельствует именное представление в Конституционный суд Украины о неконституционности действующего моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Признают или не признают…

—Прежде всего, такой шаг не назовешь политически взвешенным. Ведь понятно, что снятие моратория без четких правил оборота земель приведет к хаосу в квадрате. Это решение вне всяких сомнений радикализировало значительную часть аграриев, окончательно разрушило остатки доверия к власти, усложнило конструктивную дискуссию в обществе о внедрении прозрачного рынка земель сельхозназначения. Стремление таким образом, через колено, сломать общество неизбежно приведет к социальному взрыву.

— Очередной эксперимент? Испытание на прочность? Как в случае с предложением ввести так называемое минимальное социальное налоговое обязательство с гектара размером до 2% нормативной денежной оценки земель и увеличение ставки земельного налога для всех сельских жителей с вроде бы благородной целью — борьбой с "тенью" на селе? Не с легкой ли руки таких инициаторов в требованиях МВФ появилась строка о ликвидации "упрощенки"? Причем за такую "справедливость" проголосовало большинство членов комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений…

—Именно эту цель преследовал законопроект №5225, который, к счастью, так и не стал законом. Его авторы предлагали сохранить спецрежим НДС для отдельных отраслей АПК, в частности животноводства, овощеводства, фруктов, ягод, орехов, их обработки, переработки, сопутствующих услуг и т.п. По расчетам, сумма НДС, которую должны были аккумулировать и использовать для собственных нужд предприятия этих отраслей, составляла около 4 млрд грн.

Чтобы компенсировать потери бюджета от такой преференции и "сократить теневую экономику и повысить уровень занятости на сельских территориях" (это формулировка авторов законопроекта), они предлагали ввести новый налог. Его название — "минимальное налоговое социальное обязательство" со ставкой до 2% нормативной денежной оценки земли для физических и юридических лиц, владельцев земельных участков, паев, общая площадь которых превышает один гектар, для остальных крестьян — владельцев земельных участков сельхозназначения площадью до гектара ставка земельного налога также должна вырасти в 6–10 раз. И таким образом с
4 млн крестьян планировали содрать дополнительно почти 6 млрд грн.

Чтобы понять, насколько циничным выглядело такое предложение, следует ознакомиться с данными ГФС об уплате единого налога плательщиками 4-й группы: за 2015 г. сумма составила около 2 млрд грн.

К сожалению, спекуляции вокруг так называемой теневой аренды земельных участков мелкими фермерскими хозяйствами, не регистрирующими договоры аренды, продолжаются. При этом критики сознательно игнорируют следующие факты.

Во-первых, владелец сдает фермеру собственный надел без документального оформления, чтобы не закрепощать себя семью годами. Именно таков официально минимальный срок договора аренды. А если владелец пая собирается через год-два самостоятельно обрабатывать свой участок? Как быть с выходом из-под опеки арендатора? Поэтому такие отношения — это не прихоть фермера, а волеизъявление арендодателя, который лишь недавно, часто с огромными проблемами, избавился от одного ярма и не хочет впрягаться в другое.

Во-вторых, в отличие от плательщиков 4-й группы, для которых базой налогообложения является нормативно-денежная оценка земли, для фермера-плательщика единого налога 3-й группы облагается налогами доход (выручка) от реализации сельскохозяйственной продукции. Если фермер производит всего-навсего до 5 млн грн продукции в год, то он платит налог не с гектара, а с выручки — 3 или 5% в зависимости от того, он плательщик НДС или нет. И в дополнение к этим 5% на практике платит за арендодателя еще и земельный налог. Кстати, последними налоговыми изменениями размер налога повысили втрое. То есть сравнивать размер единого налога плательщиков 4-й группы и земельного налога для 3-й группы вообще некорректно.

В-третьих, упрощенец согласно действующему законодательству арендную плату должен выплачивать исключительно в денежной форме. При этом плательщики 4-й группы (юридические лица — крупные сельхозпредприятия) официально могут рассчитываться с владельцами паев как деньгами, так и натуральной оплатой. Чтобы исключить спекуляции, порядок расчетов также необходимо унифицировать.

Да, возможны проблемы с манипулированием при уплате НДФЛ. И решать их нужно. Но не увеличивая в десятки раз размер земельного налога (загоняя таким образом крестьян в агрохолдинги), не ликвидируя "упрощенку", чего якобы требует МВФ, а наоборот, улучшая условия ведения малого бизнес на селе путем создания целого ряда экономических стимулов для его трансформации и выхода на организованный рынок.

Ликвидация "упрощенки", на чем зациклились отдельные члены правительства, несет серьезные риски для сельской местности. В первую очередь неизбежно ударит по производителям нишевых культур, предпринимателям, занимающимся производством биопродукции, ягодоводством, овощеводством, садоводством, создавшим небольшие животноводческие фермы, в целом по бизнесу, который только начал становиться на ноги.

Сегодня необходимо ликвидировать "крепостное право" — минимальный срок аренды земельных участков, предоставить право контролировать деятельность мелких фермерских и семейных хозяйств местным громадам, которые прежде всего заинтересованы в наполнении местных бюджетов. Крайне необходимы разработка и реализация государственной комплексной программы поддержки семейных, фермерских хозяйств, кооперативов, создание механизмов микрокредитования и пр. И на этом этапе очень важно переориентировать международные донорские проекты с бесконечного процесса "предоставления знаний" на практическую помощь: выделение микрокредитов, удешевление сертификации производства, получение разрешений, лицензий. Оценкой эффективности таких проектов должны стать не число проведенных семинаров, а количество предпринимателей, которым непосредственно предоставлена помощь.

— Хорошо, эксперимент с "минимальным социальным налоговым обязательством" провалился. Но можно было сохранить спецрежим НДС? Аграрии так надеялись, демонстрируя под стенами Верховной Рады решимость, уверенность, монолитность…

— …которые, к сожалению, были разрушены законопроектом №5225. С его помощью спецрежим и похоронили. А дальнейшие изменения в законодательство носили откровенно циничный, лоббистский характер в интересах одной коммерческой структуры, превратились в договорняки, разводняки, манипулирование аграриями и общественным мнением.

В этой борьбе крестьяне оказались растерянными и разобщенными. Поэтому депутатские "инициативы", по большому счету, не получили сплоченного отпора. К сожалению, ни правительство, ни Минагропрод не сбалансировали интересы значительной части производителей, у которых сегодня нет ни представительства, ни права голоса. Возможно, такое состояние власти и на руку. Потому что недовольных можно дискредитировать, маргинализировать и легко вытолкнуть в оппозицию, а их требования просто проигнорировать.

— "Мудрецы" ухватились за 4 млрд грн — средства, аккумулированные от спецрежима НДС в животноводстве, производстве молока, мяса, сахара, продукции овощеводства, садоводства, виноградарства, и предложили вернуть их аграриям, но уже в виде бюджетной дотации пропорционально уплаченному в бюджет НДС производителями этих отраслей. Чьи интересы отстаивали авторы такой "имплантации", понятно, поскольку половина этой суммы должна была перепасть производителям курятины, а более локально — компании с аббревиатурой МХП. За одну ночь внесли изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы, закон о государственной поддержке села, приняли госбюджет на 2017 г. И что же в итоге получили аграрии?

— С 1 января утратила силу ст. 209 Налогового кодекса "Специальный режим налогообложения деятельности в сфере сельского и лесного хозяйства, а также рыболовства", действовавшая с 2004 г. и замененная прямой государственной поддержкой. Для внедрения "бюджетной дотации для развития сельскохозяйственных товаропроизводителей и стимулирования производства сельскохозяйственной продукции" (как это прописано уже в действующем законодательстве) Верховная Рада должна была бы предусмотреть в госбюджете на 2017 г. отдельную, новую бюджетную программу. С таким же названием, источниками поступлений и, соответственно, суммой расходов из общего и/или специального фондов.

Почему это не сделано? Чтобы не перекраивать бюджет или лишний раз не раздражать МФВ? Возможно, из-за незнания авторами идеи замены спецрежима дотациями бюджетного законодательства, чем воспользовался Минфин, как в случае с налоговой полицией? Или все же кто-то из членов правительства руководствовался мотивом "за державу обидно!"? Впрочем, это уже не так важно…

При этом ограничились ст. 20 заключительных положений Бюджетного кодекса и договоренностью с правительством, что спецрежимные 4 млрд будут профинансированы за счет программы "Финансовая поддержка сельскохозяйственных производителей", для чего были увеличены расходы на ее финансирование с 3,3 млрд грн до 4,7 млрд.

Правительство недавно одобрило постановления, утвердило порядки использования средств по этой программе, а также порядок распределения бюджетной дотации — пропорционально суммам уплаченного сельхозпроизводителями НДС. И отдельным распоряжением утвердило распределение средств объемом 4 млрд грн для бюджетной дотации и 550 млн грн для удешевления стоимости приобретенной производителями сельхозтехники. Пока не известно, как будут использованы оставшиеся 220 млн грн из программы.

Такое распределение бюджетной дотации не устроило часть отраслевых ассоциаций. Недовольные требуют от министра внести изменения в порядок распределения бюджетной дотации, настаивая, что базой для расчетов размера дотации должна служить не сумма уплаченного НДС по всем видам деятельности, а разница между налоговыми обязательствами и налоговым кредитом по дотационным видам деятельности.

Однако и порядок распределения бюджетной дотации, прописанный в постановлении Кабинета министров, и предложения отдельных объединений противоречат ст. 20 заключительных положений Закона Украины "О Государственном бюджете Украины на 2017 год". Цитирую: "Установить, что в
2017 году распределение бюджетной дотации… осуществляется с учетом следующего критерия: пропорционально сумме стоимости реализованной сельскохозяйственным товаропроизводителем сельскохозяйственной продукции". Понятно, что такие манипуляции направлены на изменение суммы дотаций в отдельных отраслях АПК.

Я не припоминаю из практики современной Украины, чтобы для реализации одной бюджетной программы правительство принимало два (!) постановления, а миллиардные суммы средств распределялись не государственным бюджетом, а распоряжением (!) Кабмина. Только в уникальном государстве мог родиться такой "самобытный" механизм поддержки, при котором фискальная служба собирает налоги, распределяет бюджетные дотации, ведет их реестр да еще и контролирует их использование…

По случаю напомню: действующий закон о государственной поддержке села предусматривает порядок предоставления дотаций производителям продукции животноводства — бюджетной дотации и специальной бюджетной дотации. Четко определены объекты и субъекты такой поддержки. Кроме того, согласно ст. 15.8, расчет размера бюджетной дотации и специальной бюджетной дотации (по их объектам и суммам) подается как приложение к проекту закона Украины о государственном бюджете Украины на следующий год. Статьей 17 также предусмотрено выделение бюджетных субсидий из расчета на гектар пашни.

Именно этими положениями действующего законодательства следовало бы воспользоваться парламентариям, а не разрушать его, превращая бюджетно-налоговый процесс в "пробег по бездорожью".

— Постановления, распоряжения, хитроумные лазейки… А министр называет эту путаницу "прозрачным", "автоматическим механизмом распределения дотаций". И все ради того, чтобы 2 млрд бюджетных гривен подарить одной из подотраслей животноводства — птицеводству. Почти так, как в ЕС, куда мы двигаемся? Где каждый фермер на пятилетку вперед знает, сколько евро получит и на что?

С курами понятно… А кто будет претендовать на вторую половину дотаций?

— Формально где-то более чем две с половиной тысячи предприятий вместе с перерабатывающими. Сколько фактически воспользуется? Трудно сказать, но то, что часть производителей вообще не захочет связываться с государством, — однозначно. Для сравнения, на спецрежиме НДС работало свыше
16 тыс., из них около трети фермерских хозяйств. Получат ли они дотацию? Возможно, единицы.

Относительно "подарить", это не совсем так… Радости могут несколько поубавить ГФС и Госказначейство при условии, если дисциплинированно будут соблюдать требования Бюджетного кодекса и п. 21 ст. 14 Государственного бюджета Украины на
2017 г. Этими предписаниями предусмотрены источники наполнения бюджета для финансирования программы "Финансовая поддержка сельхозпроизводителей". В частности, за счет источников, определенных п. 10 и 12
ст. 11 этого закона: "14% единого налога, который платится плательщиками единого налога четвертой группы" и "конфискованных средств и средств от реализации имущества, конфискованного по решению суда за совершение коррупционного правонарушения…". Последний предусматривает принятие закона о спецконфискации. А это — 3,3 млрд грн из специального фонда бюджета, поступление которых под большим вопросом.

— Какова судьба других программ поддержки из задекларированных 5,5 млрд грн? Будут ли они оперативно задействованы к началу весенне-полевых работ, чтобы аграрии успели купить самое необходимое? Потому что у нас, как всегда, перед посевной аврал: на 20–30% подорожали "сопутствующие товары", проблемы с сертификацией семян, регистрацией сельхозтехники… Два месяца прошло со дня принятия бюджета, а в Минагрополитики до сих пор не готовы порядки использования средств.

— По информации Министерства финансов по состоянию на 15 февраля, из 29 бюджетных программ, требующих утверждения паспортов, представлено только 15. Ни один паспорт не утвержден. Напротив девяти, для которых требуется утверждение Кабмином порядков использования, — прочерки. Можно с уверенностью сказать, что, к сожалению, до начала весенне-полевых работ аграрии государственных средств не получат.

Кроме того, существует другая проблема, ставящая под сомнение финансирование поддержки животноводства — 170 млн грн, хмелеводства, садоводства, виноградарства —
75 млн. Это — задолженность по бюджетным программам предыдущих лет (дотации за тяжеловесный скот, на развитие садоводства и т.п.), которая, по разным оценкам, дотягивает до 1 млрд грн. Минагрополитики, как бы ему этого ни хотелось, придется корректировать эту цифру и заодно проинформировать производителей: вернут долги в этом году или снова пролонгируют.

Непонятна задержка с финансированием программы удешевления стоимости кредитных ресурсов — 300 млн грн, действовавшей в прошлом году и не требующей разработки нового порядка использования средств. Государственному фонду поддержки фермерских хозяйств в этом году из бюджета выделили 25 млн грн. Плюс 40 млн, которые должны вернуть заемщики. Вот и все доходы! В прошлом году средствами воспользовались 70 фермерских хозяйств из 36 тыс. Максимум на… целых пять комбайнов!

Кабмин также распорядился распределить в рамках широко разрекламированной бюджетной программы 550 млн грн для удешевления 20% стоимости приобретения производителями отечественной сельскохозяйственной техники.

— Мы это уже проходили! Удешевляли даже больше — на треть. Но очереди за ней не было… От "локализации", принудительной привязки агрария к украинской технике ее качество не улучшится, класс тяги трактора с 4 не вырастет до 6, сита нашего комбайна все равно будут терять зерна больше, чем американские или финские.

Оптимальный вариант: купил фермер технику — чьего-либо производства, компенсируйте ему, по возможности, частично расходы. Пока министр рассказывает, что в 2020 г., когда он уже не будет занимать руководящее кресло, степень локализации собственными узлами достигнет 60%, американские компании между тем обещают украинским аграриям открыть доступ к высококачественной новой и подержанной технике, запчастям, распространив на них и заокеанское финансирование. Вот это доступность!

— Общий недостаток многих программ: выделенные средстве в который раз будут распределять в ручном режиме. Хотя этот процесс должен проходить публично, по четким критериям, под контролем общественности, с обязательным обнародованием обобщенной информации по каждой.

Средства, предусмотренные в госбюджете на 2017 г. на прямую поддержку сельхозпроизводителей, в расчете на гектар пашни составляют менее 10 долл. Такой мизер стыдно даже сравнивать с размером дотаций у наших ближайших соседей. Поэтому не стоит говорить, что они существенным образом повлияют на финансово-экономическое состояния производителей.

Общее настроение аграриев — обеспокоенность и неуверенность в завтрашнем дне из-за отмены спецрежима и перехода на общую систему налогообложения. Больше всего напрягают отношения с бюджетом, чего в правовом государстве при нормальной системе налогообложения априори не должно быть. К уже существующей "хорошей" практике деятельности предприятий добавляются еще несколько важных факторов — сезонное производство и погода. Порожденные ими риски требуют доступа к дешевому кредитованию. В наших условиях в ближайшей перспективе это выглядит иллюзорно.

Запас прочности быстро исчерпается, и в зоне риска первыми окажутся небольшие сельхозпредприятия, которые столкнутся с системными проблемами уже в конце этого — начале следующего года. Нехватка оборотных средств, неплатежи, рост дебиторской и кредиторской задолженности…

Я все же надеюсь, что у власти хватит здорового смысла отказаться от экспериментов над АПК. И перейти к разработке новой системы налогообложения для сельскохозяйственных производителей. В ее основу должен быть положен современный опыт передовых стран мира, аналитика и глубокий анализ финансово-экономического состояния в аграрной сфере. На базе развернутой сети тестовых хозяйств, разных по размеру и организационно-правовой форме (от семейных до агрохолдингов), нужно смоделировать изменения в налоговое законодательство. Кстати, с подобными предложениями аграрный комитет ТПП обращался к правительству еще в начале прошлого года. Как вариант, предлагали также рассмотреть возможность внедрения заниженных ставок НДС, которые практикуют многие страны, в частности ЕС. Но…

Что остается в этой ситуации аграриям? Рассчитывать исключительно на собственные силы и молиться Богу!

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • Виктор Харламов 11 марта, 13:50 Прежде всего воруют у фермеров и ТОВ руководители Рай и Обл Советов и Администраций. Каждый из этих "товарищей" имеет землю из фонда запаса и обрабатывают им эту землю аграрники, отдавая наличными чистую прибыль... Прокуроры, судьи менты, прочие чиновники подобно разграблению украинского янтаря, леса, грабят земфонды и дотации аграников. Налоги платят только вредные аграрники, а прикормленные живут на мизерных платежах, прикарманивая и своё и чужое без расчётов с Госбюджетом. Вот так то товарищ Гройсман, навести порядок на земле, да и всудах, прокуратурах, всё равно что осудить бриллиантовых прокуроров! Все всё знают и никто бандитов не тронет. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89