Размышления на полях австрийских выборов

Александр Щерба 9 декабря 2016, 23:03
Александр Ван дер Беллен

Читайте также

Неисповедимы пути Господни. Посреди всеобщего плача по поводу "распадающегося на глазах мира" в Европе нашлась маленькая, но гордая страна, которая всех удивила — Австрия. 

Взлелеянная Россией мечта о всеобщей "консервативной революции", лавине, которая развалит либеральную Европу, споткнулась о европейского либерала с российскими (а также голландскими, эстонскими и немного украинскими) корнями — университетского профессора Александра Ван Дер Беллена.

"Мы выбираем... Нас выбирают..."

Это была затяжная, изнурительная кампания, под конец которой оба кандидата часто вспоминали "День сурка". На первом ее этапе кандидаты от двух крупных (так называемых "народных") партий, которые правили страной со времен Второй мировой, показали низкий результат. Настолько низкий, что пришлось уйти в отставку канцлеру Вернеру Файманну. Во второй круг вышли проевропейский либерал Александр Ван Дер Беллен и правый евроскептик Норберт Хофер, представитель еще недавно нерукоподаваемой, а сегодня трендовой Австрийской партии свободы (АПС). С разницей в 0,6% победил Ван Дер Беллен, но результат был оспорен в суде, и назначены новые выборы. С того дня прошла целая вечность. Британия решила выйти из ЕС. В Америке победил Трамп. Европейский дом раскололся и покосился. Россия еще радостнее сплотилась вокруг палача Украины. 

Повивальная бабка русского фашизма Александр Дугин, называвший современных украинцев "расой дегенератов", уже захлебывался восторгом, что "Вашингтон, София и Кишинев — наши", а грядущая победа Хофера в Австрии "осушит европейское болото". И вот ведь незадача: именно на Австрии бабкины восторги и иссякли. 

Победа Ван Дер Беллена. Причины

Все опросы показывали забег "ноздря-в-ноздрю". Пессимисты предрекали дальнейший сход консервативной лавины, оптимисты надеялись на еще один фотофиниш. Результат не угадал никто. Фотофиниш не понадобился. Ван Дер Беллен победил с разрывом почти в восемь процентов — один из лучших результатов за историю страны. Как говорил Вуди Аллен, "прогнозы строить тяжело, особенно относительно будущего". Намного проще объяснять уже свершившееся. Итак, почему Австрия выпала из тренда? Похоже, причиной номер один была быстротечная (за 8 месяцев!) смена приоритетов у австрийского избирателя. Он озаботился престижем страны в мире и охладел к идее выхода Австрии из ЕС. Австрия не перестала быть страной жестких критиков ЕС, но резкие шаги — не в ее характере. Одно дело грезить об очередном "экзите" и совсем другое — увидеть его воочию. Британия оказала Европе эту сомнительную услугу. Это как если бы тебя кто-то отхлестал по щекам — и ты пришел в чувство. Причина номер два: пошла на убыль паника по поводу притока иммигрантов. Не то чтобы все в одночасье выстроились с пальмовыми ветвями на вокзалах в ожидании сирийцев с иракцами — отнюдь! Однако избиратель почувствовал, что его услышали — бесконтрольный доступ в страну был надежно остановлен. Причина номер три: избрание Трампа. Для Австрии оно было шоком. Бренд аутентичного борца с истеблишментом пришелся аристократичной и утонченной Австрии не по вкусу (к тому же, есть что-то априори не аутентичное в том, чтобы наследовать чужую аутентичность). На первом этапе кампании один австрийский юморист довольно грубо назвал Хофера "глотателем свечей" — немецкий аналог слова "святоша". На последнем Хофер уже бросал в лицо Ван Дер Беллену слова "лжец!", "шпион!" и даже "коммунист!". Не помогло. А скорее — даже и помешало. Притом, что Хофер — один из самых талантливых в современной плеяде австрийских политиков. И мы, безусловно, еще о нем услышим. 

По ком скрипят зубы?

Итак, в эпоху, когда каждые выборы — это вотум за или против единой Европы, Австрия выпала из тренда и убедительно проголосовала "за". Проголосовала ли она против России? Безусловно, нет. Ван Дер Беллен — кто угодно, но не антироссийский политик (об этом подробнее ниже). Однако у российских идеологов "консервативной революции" есть все причины скрипеть зубами. У них ведь нет своей идеи — им бы чужую ослабить. Ван Дер Беллен — крепкий орешек, для которого ценность европейской идеи не подлежит сомнению. К тому же он вызвал значительный резонанс, заявив, что будет против канцлера от АПС. Как у федерального президента у него будут рычаги помешать такому раскладу по результатам парламентских выборов (скорее всего, в первой половине 2018 года). 

Держаться корней

Ван Дер Беллен — из русских голландцев, восходящих к корабельному врачу Йоганну Абрахаму Ван Дер Беллену, одному из "западных спецов", прибывших на российские просторы по приглашению Петра І. Потом обрусевших. Потом ставших фон дер Белленами. В 1919 году бежавших от Красной армии, скитавшихся по Европе, снова ставших Ван Дер Белленами и осевших в австрийском Тироле, где и вырос будущий президент. Отец и дядя его учились в одной гимназии с писателем Вениамином Кавериным — тот красочно писал о них в мемуарах. Дед (тоже Александр) был председателем первого земского собрания Пскова. Поднявшийся на волне февральской революции 1917 года, вставший на пути большевиков — и поплатившийся за это тридцатилетним бегством. Так что, когда Ван Дер Беллен называет себя ребенком беженцев, это не преувеличение. И вот надо же такому случиться: ровно через сто лет восходит звезда внука. Тоже смутные времена. Тоже в какой-то степени революция. И на ее пути опять стоит Ван Дер Беллен. И опять Александр. Словом, если по мотивам истории этой семьи когда-нибудь снимут исторический сериал, я не удивлюсь. Первое, о чем говорят люди, знающие новоизбранного президента, — это его порядочность и неподкупность. Немало для наших смутных времен. Парадоксальным образом он, со своей профессорской манерой задумываться над каждым ответом, оказался более аутентичным, чем Хофер, — и избирателям это понравилось. Он будет думать. Он будет открыт к аргументам и он — изначально! — не встал на сторону европейского зла. Это тоже хоть что-то да значит.

Камо грядеши, Европа?

А теперь, как говорили "Монти Пайтон": "поговорим о чем-то совершенно другом". Остановила ли Австрия навалившееся на Европу облако мрака? Вряд ли. Светлый ум нашей эпохи Стивен Хокинг пишет о нынешних временах как о самом опасном периоде в новейшей истории человечества — в силу его глубочайшего раскола на касту успешных и большинство забытых. Не склонный к истерикам Йошка Фишер предрекает конец трансатлантического запада и закат Единой Европы. Что происходит? И почему австрийский луч надежды все же не нужно сбрасывать со счетов? Единая Европа была великим, титаническим шагом. Договором элит, которым опостылело плыть по течению векового смертоубийства. По результатам двух мировых войн они решили — не много не мало — бросить выбор исторической неизбежности и, во-первых, превратить Европу в пространство мира, а во-вторых, объединиться перед советской угрозой. Иными словами, проект был сплочен изнутри и спрессован снаружи. Прошли годы, внешнее советское давление сменилось внешним российским соблазнением, новые поколения перестали жить лучше, чем предыдущие, честный труд перестал быть гарантией успеха, а стал лишь шансом, целое море белолицых молодых заполнило биржи труда. Целый океан темнолицых молодых стал осаждать ЕС в поисках лучшей жизни. И тут выяснилось, что договор элит — великая вещь, но не без слабых мест. Хорош для хороших времен. Но, как мы видим, в плохие времена может шататься. Создатели проекта Единой Европы, и особенно европейские политики 1990-х и 2000-х видели его как вечно восходящую математическую кривую. Мол, если велосипед остановится, то упадет. Мол, ответом на проблемы объединения должно быть еще большее объединение. Русские имперцы смотрели на это, кстати, с большим пониманием, но со своей колокольни: мол, если империя не расширяется, то она сыплется.

Гордость и предубеждение. И смирение

Как показало время, вероятно, Евросоюз все-таки — не совсем велосипед и уж точно не совсем империя. Как и все живое, он должен приспосабливаться — расширяться или сжиматься, открываться и закрываться по внешним кордонам. В конце концов, как и все живое, он может (тьфу-тьфу-тьфу!) и умереть — если не увидит вызовов и не сделает выводов из прошлых времен. Например — если из элитарного проекта не перерастет в народный. Когда бледный всадник Брекзита Найджел Фарраж стоял в июле в Европарламенте и поливал руководство ЕС отборной политической бранью (кто видел — тот не забудет!), его главный тезис звучал приблизительно так: "Кто вы вообще такие? Кто вас избрал? Кто дал вам право?" Эти вопросы будут травмировать ЕС, подрывать его легитимность, пока во главе Евросоюза не будет стоять всенародно избранный глава — без превращения ЕС в Соединенные Штаты Европы. И возможно, его избрание стало бы решающим шагом "элиты" не только навстречу народу, но и навстречу новому подъему. В конце концов — и Австрия это отлично продемонстрировала! — как только у избирателя пропадает чувство, что его не слышат, у него меняется и настрой. Пропадает злость — а вместе с нею и атавизм мышления, скоропалительность решений. В Европе назревает радикальная ситуация, требующая радикальных решений, реформ, обновления. В такой ситуации нужно перестать верить в магию политических заклинаний и начать говорить с избирателями как со взрослыми людьми. Где надо — прислушиваться, а где надо — стоять на своем. Это тоже хорошо показал Ван Дер Беллен, упорно отказываясь от популярной в народе идеи отбирать у местных исламистов австрийское гражданство. Австрийский канцлер Кристиан Керн сформулировал так: в нестабильном мире избиратель ждет от политика не столько компромисса, сколько убеждений. Тоже правильно. В мире нет большей силы, чем идея, и крепче скалы, чем убеждения. 

Украинский контекст — и подтекст

Конечно, все это сверхактуально для Украины. Идти в ЕС — это хорошо и правильно, но нужно не бояться говорить вслух о проблемах Евросоюза. А также о том, что по мере того, как мы созреваем, ЕС, мягко говоря, перезревает. Или о том, что никакое членство в НАТО и никакая пятая статья Вашингтонского договора практически не гарантируют, что за нас кто-то станет сражаться с Россией. С условным Тимбукту — пожалуйста (не дай Бог, конечно, желаю братскому Тимбукту мира и процветания!), а вот с Россией — могут быть проблемы. Или искренне объяснять украинскому избирателю, что Европа — это набор принципов, среди которых фундаментальные — гуманизм, отмена смертной казни, идея равенства прав мужчины и женщины, борьба с расизмом, антисемитизмом, неонацизмом и гомофобией. И что провозглашать "уход от Москвы", не разделяя или не принимая всерьез этих идей (как это делают некоторые украинцы) — это все равно, что пытаться помыться в луже. Парадоксальным образом, в мире рассыпающейся правды Украина должна держаться именно за нее — за правду. Возможно, в этом наша историческая роль: в сей мутный час не продаться, не ослепнуть, не заснуть. В мире, где нет места правде — нет места и нам.

Вместо эпилога

У меня не выходит из головы популярная нынче концепция post-truth world. То есть мира, в котором не сыскать правды, поскольку он перерос правду и завяз в трясине интерпретаций, инфантилизма, манипуляций. Хитроумные российские политтехнологи годами приближали этот мир, как могли. Приблизили. Если Единая Европа была крупнейшим в истории созидательным политпроектом, то этот самый post-truth world может оказаться крупнейшим в истории разрушительным политпроектом. Ибо мир без правды — это мир без Бога, без линии между добром и злом. Быть или не быть миру таким? Каким-то странным, неумолимым образом эта апокалипсическая дилемма зацепилась за нас, за Украину. Ибо если где-то в этом мире льют свою кровь за правду, значит, правда все-таки есть. И если где-то в этом мире не испугались России — значит, не бояться России все-таки возможно. Не только Украине, но и всем европейцам доброй воли нужно держаться за правду — и друг за друга. Австрия вот на этих выборах удержалась — спасибо ей за это! 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
6 комментариев
  • Михайло Зелений 12 декабря, 22:55 Типова упереджена стаття в інтересах лібералізму. ЄС і Європа - дві різні речі. Адже Основні документи ЄС засновані на ідеях радикального радикалізму: заперечення поняття народу як кровно-культурної спільноти, натомість наполягається на політичній нації на основі формального підходу до громадянства, відкритій міграційній політиці, у придушенні християнства і закриванні очей на ісламізацію, покарання критиків ліберальної системи згідно антидискримінаційного законодавства, придушення критиків гомосексуалістів, що стали святішими за святих, навіть звільненням з роботи, нав'язування мультикультуралізму і толерантності, гендеру тощо... У столицях Західної Європи існують квартали, куди біла людина зайти не може. І цей расизм підтримується через систему ідеологічного контролю над медіа та ідеологізованим, як в СРСР, законодавством. Наприклад, гендерна рівність - не рівність чоловіків і жінок, а рівність ч, ж, гомосексуалістів, асексуалів, трансгендерів та інших девіантів.
    aetes 13 декабря, 16:17
    Що таке "радикальний радикалізм"? Мабуть, щось інше хотіли написати, через неуважність помилка.
    aetes 14 декабря, 11:32
    Здається, я зрозумів, що таке "радикальний радикалізм". Це не помилка через неуважність і не назва політичної течії. Це така поетична метафора. Я вгадав? Пан Зелений намагається акцентувати увагу на тому, що йому не подобається в Європі. Можна також вгадати політичну платформу пана Зеленого: націоналізм. Вгадую методом виключення: бо всі останні (рашисти, популісти, ліберали, революціонери) не надають проблемі гомосексуалізму такої концентрованої уваги, щоб аж уся Європа через це чорною стала. Приблизно 1% людей народжуються гомосексуалами, це закон природи. Хоч забороняй їх, хоч пропагандуй по всіх каналах, їх не стане ні більше, ні менше. Тому більшості громадян можна заспокоїтись і забути про цю проблему. Роздувають її тільки політики, які намагаються підвищити свій рейтинг шляхом поділу на своїх і чужих. То й розказують байки типу того, що в Європі чоловікам забороняють мочитись стоячи, щоб не порушувати гендерну рівність.
    aetes 14 декабря, 11:33
    Та й крім гомофобії, Вам, пане Зелений, багато чого варто дорікнути. 1) В теорії лібералізму про міграційну й гендерну політики нічого не говориться. Ці питання вирішують уряди країн по-різному, як кому заманеться. Наприклад, в Польщі навіть аборти заборонені. Стаття дійсно написана з точки зору і в інтересах лібералізму, але це не є її недоліком. Націоналісти теж пишуть з точки зору і в інтересах націоналізму, як і всі інші. 2) "заперечення поняття народу як кровно-культурної спільноти" Тобто, Ви вважаєте, що до народу мають бути зараховані особи тільки одного етносу? А всі останні, які народились не від тої матері, що треба, -- це вороги? Невже не бачите, що є багато рашистів з прізвищами "-ко", як і патріотів з прізвищами "-ов". 3) "покарання критиків ліберальної системи згідно антидискримінаційного законодавства" Не пересмикуйте. Законодавство переслідує прояви дискримінації, а не критиків ліберальної системи. Не можна бути толерантиними до противників толерантності.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • aetes 10 декабря, 18:49 Чудова стаття! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Republic 10 декабря, 14:19 «Зрештою — і Австрія це чудово продемонструвала! — щойно у виборця зникає відчуття, що його не чують, у нього змінюється й настрій. Зникає злість — а разом з нею й атавізм мислення, скороспішність рішень» - як же ж хочеться такого бажати виборцям в Україні: «бо світ без правди — це світ без Бога, без лінії між добром і злом». Гарна стаття! Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.91
EUR 28.45