Рано расслабляться: Парламентские выборы в Австрии станут самыми рискованными в ЕС

123
zeit.de

Читайте также

Относительное поражение правых популистских сил на президентских выборах в Австрии во второй половине 2016 года и на нидерландских парламентских выборах в начале 2017-го обнадеживают европейский проект. 

Евроскептическая и антииммиграционная повестка дня получила значительную поддержку, и ее сторонники оказались способны сформировать угрожающие формальные и неформальные альянсы с антизападным путинским Кремлем. Однако их электоральный результат был неоднозначен. Националистические партии, похоже, уже не представляют такой экзистенциальной угрозы для функционирования ЕС, как еще около года назад. Успешный референдум о Brexit, победа на выборах Дональда Трампа и рост поддержки различных популистских лозунгов, политиков и организаций к осени 2016 года посеяли страх в связи с возможным упадком западной цивилизации. Однако две последние впечатляющие победы либеральных сил в двух ключевых странах Европы — Австрии и Нидерландах — ощутимо улучшили настроения. Журнал Foreign Affairs после относительного поражения Партии свободы Герта Вилдерса праздновал "разворот эффекта домино".

Более того, перспективы двух самых важных в этом году выборов в ЕС — президентских во Франции и парламентских в Германии — на самом деле довольно благоприятны для ЕС. Точнее, ставки чрезвычайно высоки: победа Марин Ле Пен на выборах во втором туре означала бы не менее чем конец европейской интеграции и ЕС в нынешнем его виде. Однако, как стало понятно несколько недель назад, вполне вероятно, что она не сможет получить относительное большинство голосов даже в первом туре выборов. Заметный подъем откровенно прозападного Эммануэля Макрона, достигшего уровня лидера гонки, стал обнадеживающим сигналом, что является хорошим признаком для европейского проекта. Все указывает на то, что вполне возможна его уверенная победа над Ле Пен в финальном туре.

Общая картинка выборов в Бундестаг Германии, которые состоятся осенью, также обнадеживает. Правда, показатели правоцентристской партии ХДС/ХСС Ангелы Меркель за последние несколько недель очень просели. И вполне может случиться, что до конца этого года Меркель завершит свою национальную политическую карьеру. Нельзя полностью исключать и того, что ХДС/ХСС могла уже заменить ее другим кандидатом на пост канцлера. Исчезновение Меркель из европейской и мировой политики, учитывая ее богатый дипломатический опыт и высокое международное уважение, станет потерей для Запада как коллективного актера.

Однако другие события на немецком политическом горизонте должны приободрить сторонников либерального международного порядка. Прежде всего, главная причина относительной слабости ХДС/ХСС — неожиданный рост популярности социал-демократов во главе с их новым лидером и кандидатом в канцлеры Мартином Шульцем — бывшим спикером Европейского парламента. Шульц — верный интегратор ЕС и, в отличие от своего предшественника Герхарда Шредера, полностью поддерживает американо-европейский альянс. Возвращение Шульца в немецкую национальную политику вновь сделало избирательную гонку интересной, и это, бесспорно, уже плюс. Даже более того: как свидетельствуют опросы, левоцентристская СДПГ получила дополнительную поддержку не только за счет правоцентристов. Шульц, очевидно, отбирает электорат и у антиамериканской Левой партии, и даже у правых популистов из "Альтернативы для Германии". Несмотря на то, что "Альтернатива для Германии" точно войдет в следующий состав Бундестага, ее избирательный результат в сентябре может оказаться на уровне 10%, а значит — ее фракция в парламенте будет значительно меньше, чем этого опасались в 2016 году.

Эти и другие события в ЕС, конечно, ободряют, но едва ли не самые рискованные для единства ЕС австрийские парламентские выборы редко обсуждаются на европейском уровне. В 2016 году австрийский проевропейский политик Александер Ван дер Беллен стал первым "зеленым" президентом, избранным всенародным голосованием в стране — участнице ЕС, победив своего правого соперника Норберта Хофера из Партии свободы Австрии. Однако скажем, что Хофер был очень близок к победе: опросы летом и осенью 2016 года указывали на то, что он может обойти Ван дер Беллена во втором туре на 2—3%.

К счастью для ЕС, Ван дер Беллен набрал почти 54% голосов. Но кампания была уникальной: со времени восстановления суверенитета в 1955 году это был первый случай, когда ни один кандидат из двух главных партий — Социал-демократической и Консервативной (Австрийской народной партии) — не попал во второй тур президентской гонки. Это невероятное поражение социал-демократов и консерваторов, совместно формировавших правящую коалицию после Второй мировой войны, свидетельствует о резком сокращении доверия австрийцев к своим основным партиям. Эти изменения открыли для правой Партии свободы дверь тревожной возможности войти в федеральное правительство или даже канцелярию после парламентских выборов, намеченных на октябрь 2018 года. И, принимая во внимание давнюю австрийскую традицию внеочередных выборов, это может произойти еще в нынешнем году.

Вхождение Партии свободы в правительство было бы не такой уж и новостью. Австрийские социал-демократы формировали с ней коалиционные правительства в 1983—1987 гг. Но в те времена Партия свободы была иной: под руководством Норберта Штегера, занимавшего должность вице-канцлера в коалиционных правительствах Фреда Зиноваца и Франца Враницки, она была уже откровенно правой, но все еще либеральной. Такая позиция делала ее тогда вполне приемлемым или хотя бы терпимым коалиционным партнером. Значительно более ядовитой была правящая коалиция с Партией свободы, сформированная в 2000 г. Австрийской народной партией, когда канцлером стал консерватор Вольфганг Шюссель. Тогда уже более радикальная правая и популистская Партия свободы выступила как миноритарный партнер. Формирование этой коалиции привело к беспрецедентному 6-месячному дипломатическому бойкоту Австрии со стороны части стран — участниц ЕС. Это была политическая и международная катастрофа для Австрии: Партия свободы раскололась как целостная организация, а электорат наказал ее за слабые успехи в правительстве. Поддержка партии рухнула с 27% на парламентских выборах 1999 г. до 10% на выборах 2002-го.

На сегодняшний день очевидны три основных отличия между экспериментами формирования коалиции с Партией свободы в прошлом и возможным вхождением ее в следующее правительство в ближайшее время. Во-первых, после того как Йорг Хайдер заменил Штегера во главе партии в 1986 году, ее идеология все больше склонялась к ультраправому направлению. Ныне Партия свободы значительно ближе к французскому Национальному фронту, чем к германской правоцентристской и либерал-демократической Свободной демократической партии. Во-вторых, в отличие от вхождения в правительство в 1983-м и 1999 гг., Партия свободы не просто одна из популярных, а самая популярная партия Австрии. Согласно последним опросам, правые наберут 31% голосов на следующих парламентских выборах — значительно больше, чем право- и левоцентристы.

На самом же деле все еще может измениться, если, например, австрийские консерваторы решат предложить кандидатуру своего популярного молодого министра иностранных дел Себастьяна Курца на должность канцлера. Но даже если Австрийская народная партия или Социал-демократическая партия одержит победу на выборах, Партия свободы, вполне вероятно, добьется высоких результатов, а потому получит хорошие шансы войти в правительство.

123
Хайнц-Кристиан Штрахе
tabletmag.com

Третье и самое важное отличие — Партия свободы разработала своеобразное новое направление во внешней политике под руководством нынешнего лидера Хайнца-Кристиана Штрахе. Правые партии раньше были коалиционными партнерами в разных правительствах ЕС — от Италии до Польши. Однако возможность вхождения Партии свободы в правительство страны — участницы ЕС бросает абсолютно новый вызов, поскольку с 2008—2009 гг. партия сделала удивительно незавуалированный разворот к клептократическому, авторитарному режиму Владимира Путина в России. Лидеры австрийских правых открыто хвалят политику Москвы и настойчиво призывают отменить санкции против РФ, введенные ЕС после путинской аннексии украинской Автономной Республики Крым и военного вторжения на Восток Украины. Партия свободы построила настолько масштабную сеть личных контактов с различными российскими политиками, что их интенсивность заставляет сомневаться в политической лояльности австрийских ультраправых. Годами члены Партии свободы в ходе регулярных поездок в Россию встречались с губернатором Московской области Борисом Громовым, мэром Москвы Юрием Лужковым и президентом Чечни Рамзаном Кадыровым, которые снискали дурную славу из-за нарушения прав человека. Они также наладили связи с Посольством России в Австрии и австрийской ветвью "Россотрудничества" — крупнейшим и хорошо финансируемым агентством кремлевского влияния в Европе. В апреле 2016-го двое депутатов от Партии свободы приняли участие в экономическом форуме, организованном в аннексированном Россией Крыму так называемым премьер-министром полуострова Сергеем Аксеновым, который тоже входит в санкционный список ЕС. В конце концов, в марте 2016-го Партия свободы подписала официальное соглашение о координации и сотрудничестве с путинской "Единой Россией". Документ провозглашает, что Партия свободы и правящая партия в РФ "будут поддерживать развитие экономического, торгового и инвестиционного сотрудничества между двумя странами".

Если Партия свободы в самом деле победит на следующих федеральных выборах, президент Ван дер Беллен может попросить Штрахе как лидера самой крупной парламентской партии сформировать новое правительство. Партия свободы точно не сможет сформировать его самостоятельно. Ей, чтобы сформировать парламентское большинство, придется вступить в коалицию или с Социал-демократической, или с Народной партией. Штрахе недавно даже заявил об уступке: он согласится на кресло вице-канцлера в правительстве социал-демократов или консерваторов. Если Социал-демократическая партия примет такое предложение, это станет переломом в 30-летней традиции левоцентристов не формировать федеральную коалицию с ультраправыми. (Отчасти австрийские социал-демократы уже предали свою левую идеологию, сформировав региональную правящую коалицию с Партией свободы в федеральной земле Бургенланд в 2015 г.)

Участие Партии свободы в австрийском правительстве выведет Вену на курс противостояния с либерально-демократической и правозащитной повесткой дня. Дело не только в ультраправой и антилиберальной идеологии Партии свободы, вопреки ее названию. Конфликт вполне возможен и в рамках общей политики безопасности и внешней политики ЕС, учитывая интенсивные и откровенные контакты, соглашения и связи австрийской политической силы с различными представителями путинского авторитарного режима. Скорее всего, Австрия начнет подрывать европейское единство в вопросе антироссийских санкций. Партия свободы может также попытаться превратить Австрию в российскую машину по отмыванию денег для российских бюрократов и олигархов (каковой альпийская республика отчасти уже стала). В конце концов, включение ультраправых в австрийское правительство приведет к укреплению нелиберального блока, который сегодня формируется в Центральной Европе под руководством премьера Венгрии Виктора Орбана. Расширение этого нелиберального и в основном пророссийского блока сделает ЕС еще более уязвимым к московскому подрывному влиянию, ослабит либерально-демократический консенсус в ЕС и сделает Европу менее сплоченным актером на глобальной арене. 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00