"Рано делать выводы"

Наталка Писня 12 февраля 2016, 00:00
Хиллари Клинтон

Читайте также

 

Генри Киссинджер в свое время очень любил повторять эту фразу. Злые языки утверждают, что именно так он ответил, когда его спросили о последствиях Французской революции 1848 г.

Эту же фразу настойчиво повторял своей жене в этот вторник Билл Клинтон. Хиллари проиграла Берни Сандерсу праймериз в Нью-Гэмпшире с довольно значительным отрывом. Билл точно знает, о чем говорит, и делает это, опираясь на собственный опыт. Он единственный из американских президентов, который в свое время проиграл не только праймериз в Нью-Гэмпшире, но и кокус в Айове. Но его, несмотря на все правила ведения кампаний, взяла и все же выдвинула единым кандидатом Демократическая партия, он выиграл выборы и надолго уселся в президентское кресло. Правда, не без скандалов.

Нехорошие фамилии

Скандалы — это то, что сопровождает кандидата в президенты США Хиллари Родэм Клинтон, с тех пор как она вышла замуж за арканзасского адвоката Била Клинтона. В целом, после всех его многочисленных измен, можно было бы поставить точку, развестись, вернуть девичью фамилию Родэм и закрыть историю "там, где Клинтон, там скандал". Но Хиллари не из таких. А Америка — страна семейных ценностей. Поэтому, очевидно, г-жа Клинтон была готова к тому, что информационные излияния и мелкий компромат могут на несколько лет стать неотъемлемой частью ее жизни. 

Так что ни она, ни окружение не удивились, когда (задолго до объявления ею об участии в кампании) с Хиллари начали происходить на редкость досадные вещи.

Сначала широкую общественность уведомили о неаккуратности  бывшего государственного секретаря в электронной переписке. Затем — всплыл скандал с Uranium One — фирмой, получившей разрешение от госдепа США на торговлю с Ираном. Хуже того — согласно удивительному стечению обстоятельств эта фирма через посредников пригласила супруга г-жи Клинтон выступить с речью, за которую его вознаградили полмиллиардом долларов. Несколько уточняющих обстоятельств: Uranium One полностью контролируется "Росатомом"; место произнесения выдающегося спича г-на Клинтона — Москва; деньги за выступление он получил (по утверждению The New York Times) от банка "Ренессанс капитал", который обслуживал сделку по покупке Uranium One россиянами.

Эта история жива и поныне: ФБР подтвердила соответствующее уголовное производство в отношении г-жи Клинтон, а она, в свою очередь, простодушно удивляется: дескать, что здесь такого, если ему столько платили.

Чтобы окончательно добить Хиллари, бывший журналист агентства Bloomberg выпустила книгу, где десятки садовников и горничных Белого дома неожиданно нарушили многолетний обет молчания, рассказав, кто из президентов вставал ночью попить воды, а кто был томим жаждой иного рода. Не забыли упомянуть высокомерие Хилари, и в подробностях описали, чем именно она бросала в супруга, и каким именно выражениям отдавал предпочтение, когда узнавала об очередной измене. Подобные детали сформировали образ человека, не вызывавшего особого сочувствия у большинства американцев, подчеркивая, скорее, некую расположенность к агрессии, нежели склонность к конструктивной дискуссии — важному достоинству для вождя сверхдержавы.

Хиллари исколесила полстраны, снялась в полдюжине юмористических видео о самой себе. Но ее рейтинг популярности так и не превысил антирейтинга. Несмотря на опытность команды (на Хиллари работают старые знакомые из госдепа не только ее времен, но и времен Мадлен Олбрайт — причем те, кто надеется получить должности в ее будущей администрации, делают это бесплатно), вся ее предвыборная стратегия построена на транслировании достижений действующего президента, пересказе многочисленных историй времен ее работы в госдепе, пребывании в статусе жены президента и на должности сенатора, отражении атак, связанных с прошлым и персональным сведением счетов с главным конкурентом Берни Сандерсом.

Сандерс

Социалист от республиканцев, губернатор штата Вермонт — слишком левый как для Америки, но не единственный кандидат, чья личная жизнь, оговорки и выражения не обсуждают ни в телеэфирах, ни вне их — на кухнях и в барах. У Сандерса относительно понятные внешнеполитические взгляды  — с Россией он дружить не будет, но, вопреки традиционной демократической риторике (применительно к Украине она действующей администрацией сводится к непредоставлению оружия и ощутимой финансовой поддержки) способен быть более решительным. Хотя оружия он, очевидно, тоже не даст, но, по крайней мере, санкции в отношении  России готов расширить. Сандерс нравится молодежи и матерям-одиночкам, афроамериканцам и латинос, но больше всего — демократам-интеллектуалам. Только за одну ночь после победы в Нью-Гэмпшире он собрал более 6 млн долл. на свою кампанию. Примечательно, что все это  — мелкие пожертвования, а не щедроты крупного донора. Сейчас его счет с Клинтон 1:1 (она с небольшим отрывом победила в Айове). До июля Хиллари и Сандерс будут соревноваться между собой и с любым другим кандидатом от демократов, который решится вмешаться в их спор.

Полтора республиканских землекопа

То же самое будет происходить и внутри республиканской партии — Круз, Трамп, Буш, Кейсик и Рубио будут драться друг с другом за избирателей и рейтинг, не отвлекаясь на внешние раздражители в виде Клинтон или Сандерса. Решающая битва республиканцев с демократами начнется летом, а до нее и тем, и другим есть что делить.

Обобщенный портрет республиканского кандидата: возраст — 56 лет (Рубио — 44, Крузу — 45, Кейсику и Бушу — по 63, Трампу — 69), белый с легкой примесью латиноамериканской крови (Рубио — кубинец по происхождению, Буш — женат на мексиканке, кто знает, сколько крови он из нее выпил), женат, есть дети. Популист, провокатор, тяготеет к славе. Позиция по отношению к Украине неясная, высказывания относительно внешней политики — пестрые.

Трамп

Вашингтонские остряки шутят: если Трамп осядет в Белом доме, он выпустит 1000-долларовую банкноту с собственным портретом на золотом фоне, и это будет его самым большим достижением за весь президентский срок. Пока что он строит кампанию на страхе перед помидорами — во время его выступлений в Айове сумки журналистов и избирателей тщательно проверяли на предмет содержания того, что можно использовать для метания в кандидата в президенты. Источники в его штабе твердят: Трамп питает особую неприязнь к помидорам. А еще — к мусульманам и мигрантам, особенно мексиканским. Собственно, это все, что обычный американец знает о его внутренней политике. Представления о внешней ограничены заявлением в поддержку Владимира Путина — "великого человека, который одобрительно относится к другому великому человеку". То есть к Трампу.

Другой великий человек, президент-демократ, Джимми Картер неожиданно решил поддержать Трампа, но на свой, специфический манер.

Дескать, будь он  республиканцем, ставил бы на Трампа, потому что он может быть управляемым, и из него таки удастся что-то изваять. А вот из Круза — нет, "он негибкий, и его идеи слишком праворадикальны для того, чтобы он стал президентом".

Круз, Кейсик, Рубио и Буш

Крузу, которого еще совсем недавно называли блестящим оратором, после провала в Нью-Гэмпшире успели обвинить в занудстве, узколобии, упрямстве и даже припомнили ему происхождение из пасторской семьи. Теперь расстановка сил выглядит так: Круз сосредоточен на Трампе, неотставании от него в рейтингах, соперничестве в насмешках, создании из того внутрипартийного соперника. Трамп сосредоточен на себе. Оба, между тем, долгое время игнорировали усиление позиций другого кандидата, Джона Кейсика, неожиданно занявшего второе место в Нью-Гэмпшире и стабильно лидирующего в большинстве рейтингов.

Губернатор Огайо Кейсик выстроил кампанию не на сравнении и внутренней риторике — он решил воспитывать избирателей, как детей, на собственном примере. Не миллиардер и не сенатор, удачный управленец картофельного американского штата, он подвинул Круза, дал легкий пинок Рубио, затолкал в дальний грязный угол Джеба Буша и взял второе место в праймериз.

Неискушенному и молодому Рубио остается только прикрываться не всегда уместными комментариями. Джеб Буш пока не сдается, но его судьбу еще несколько лет назад предрекла мать, на вопрос о еще одном президенте — выходце из клана Бушей, въедливо переспросившая у репортера, есть ли в стране другие семьи, кроме Бушей.

Праймериз, внутрипартийная борьба, и когда это, наконец, закончится

Праймериз и кокусы — это, по большому счету, социологические опросы при участии кандидатов и активных жителей. Первые, почти как в игре "позови товарища", физически приглашают участников собрания стать членами их группы. Вторые — выбирают самого симпатичного. Или умного (нужное подчеркнуть).

Для чего это необходимо? Для активизации избирательного процесса, масштабности встреч кандидатов с избирателями, изучения их предпочтений. Америка — большая страна, но она не всюду густо населена интеллектуалами, айтишниками, писателями и сотрудниками госдепа. Фермерам, рыбакам и работникам автозаправок, которых в США много, тоже нужен праздник. Встреча с будущим кандидатом в президенты — какое-никакое, но событие.

Далее надо следовать за деньгами, — так говорил мой университетский преподаватель, когда мы не могли понять, откуда у чего растут ноги. До партийного конвента (когда партия внимательно выслушает всех, кто дожил до светлого мига выдвижения единого кандидата, и определит с ним затраты на кампанию) все расходы — из кармана самого соискателя должности либо его доноров. Как только партия определилась со своим фаворитом, все траты – за партийный счет. Поэтому боязнь Буша, Рубио и даже Круза в связи с проигрышем праймериз очевиден: нет цифири — нет конфеток. Издержек не опасается только Трамп — у него хватит и на себя, и на других, и отчитываться ни перед кем, кроме собственного эго, ему не надо.

С конца июля жизнь в США перестанет быть томной: традиционно, первыми со своими кандидатами определятся представители партии власти. То есть республиканцы. Они соберутся на вотчине Джона Кейсика, в Кливленде, штат Огайо, и выдвинут своего кандидата.

Демократы сделают это в первой столице США Филадельфии. Случится событие под вечер 28 июля, затем партийцы устроят традиционную масштабную вечеринку, понимая, что до декабря релакса не будет. Потому что с этого момента прекращается внутрипартийная борьба, и "ослы" (демократы) сосредоточатся на битве  со "слонами" (республиканцами). Последние контролируют обе палаты Конгресса и не прочь заполучить контроль над администрацией.

К слову, ни один независимый кандидат — от третьих сил или самовыдвиженец — еще никогда не побеждал на выборах президента. За него будут голосовать 8 ноября, во вторник.

Америка крайне консервативна в соблюдении законов и обычаев. К примеру, голосование всегда происходит во вторник. По мнению отцов-основателей, это выглядело весьма практичным, принимая во внимание тогдашнюю аграрность страны. Избирательные участки местами располагались так далеко, что фермерам, чтобы успеть проголосовать, довоодилось выезжать в воскресенье. А это означало, что они могли не пропустить церковную службу (недопустимо) и базарный день — среду (убийственно для финансов и настроения).

Голосование происходит по-разному и в разное время — скажем, в Индиане запрещено оставаться в кабинке более трех минут, в Миссури – табу на волеизъявление подшофе. Некоторые штаты голосуют перфорированными бюллетенями, некоторые используют тачскрины. Где-то начинают голосование раньше, некоторые — день в день. Как бы там ни было, голосуют не за определенного кандидата — в бюллетенях указано: "отдаю свой голос в пользу республиканской или демократической партии" (нужное подчеркнуть или обрисовать в виде цветка). 

И только через 40 дней, уже в декабре коллегия выборщиков — 538 чел. — будет голосовать так, как ей было поручено. Количество голосов от каждого штата зависит от его густонаселенности — поэтому в таких штатах, как Огайо или Колорадо, каждый голос избирателя (не выборщика) действительно имеет значение. Скажем, у Огайо в Конгрессе два представителя и один сенатор, у Калифорнии — 55 и соответственно два сенатора, всего — 57 голосов.

Таким же образом формируется и количество выборщиков от каждого штата: от Огайо будут голосовать трое, от Калифорнии — 57. И только таким, на первый взгляд неточным, образом Америка по-настоящему способна избрать президента. В ином случае, жители менее густонаселенных частей страны могли бы не тяготиться участием в голосовании — все решили бы Чикаго, Хьюстон, Нью-Йорк и Лос-Анджелес с окрестностями. 

Так что основная и самая большая битва еще впереди. И еще рано делать выводы.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89