Приднестровизация Крыма

Виталий Кулик 14 марта 2014, 20:10
Крым

Читайте также

Покажи противнику дорогу жизни.

Сунь-Цзы

На сегодняшний день реальные планы руководства России в отношении Крыма и Украины в целом, а также мотивация действующего президента РФ в этой ситуации остаются загадкой не только для официального Киева, но даже и для всесильных американских спецслужб. 

Многие европейские и американские эксперты предполагают, что Владимир Путин, окрыленный легким трофеем в виде Крыма, двинется и дальше вглубь Украины, по крайней мере, до того момента, пока не начнет встречать реальное сопротивление. Различные эксперты предполагают варианты оккупации Юго-Востока нашей страны, включая Одессу, и разблокирование непризнанного Приднест­ровья. Кто-то не исключает даже, что основной целью российского "крестового похода" является получение контроля над Киевом. Многие конфликтологи пошли в своих размышлениях еще дальше: каковы следующие потенциальные жертвы агрессии РФ в Европе, а также степень готовнос­ти НАТО противостоять военной агрессии против его государств-членов? 

Демонстрируемая на данном этапе вялость международной реакции на действия Рос­сии в Кры­му, продиктованная нежеланием ссориться с Рос­сией из-за Украи­ны, зависимостью ряда стран ЕС от российских энергоресурсов, незаинтересованностью в сближении России с Китаем и т.д., поз­воляют предположить как минимум гипотетическую возможность дальнейшей безнаказанности агрессивных действий Моск­вы. Многие, особенно российс­кие, политики и эксперты дейст­вительно исходят из того, что, мол, пошумят на Западе, да и успокоятся, свыкнувшись с новой реальностью на карте Европы. 

В реальность серьезных санкций против Москвы, похоже, до конца не верят даже в Брюсселе. Беседы отечественных дипломатов с представителями стран ЕС о возможном характере международных санкций против путинского режима, этапах их применения и критериях перехода к более жестким мерам часто очень схожи с "гаданием на кофейной гуще". Оставим в стороне конспирологические теории о том, что Запад специально "подстрекает" Путина к дальнейшей реализации его агрессивных планов, чтобы в последующем подвергнуть Россию полной экономической, политической и военной изоляции, вплоть до прямой угрозы дальнейшему существованию российского государства в его нынешнем виде. 

В действительности как Европа, так и США до конца не определились, как им далее поступать, и где та "красная линия", после которой они будут просто обязаны вмешаться, уже не считаясь с возможными экономическими потерями. Евро­пейс­кие партнеры также не скрывают, что их дальнейшая реакция на события в Крыму в значительной степени будет зависеть и от шагов украинской стороны на этом направлении. Крайне неприятно слышать от них вопросы типа "Действительно ли крымская проблема является первоочередным приоритетом нового правительства Украины?".

Тем не менее, есть и другая сторона медали, которую, я подозреваю, прекрасно осознает и Владимир Путин. Москва крайне зависима от экспорта газа и нефти в Европу (болезненным для РФ является как политика ЕС по диверсификации поставок энергоносителей, так и перспективы новых ценовых реалий в условиях расширения пула поставщиков газа и нефти). Россия явно не хочет растерять своих партнеров по Таможенному союзу, которые с большой опаской наблюдают за действиями РФ в Крыму, понимая, что вполне могут оказаться следующими на очереди. Россия крайне зависима от сотрудничества с Западом в ряде высокотехнологичных областей, в т.ч. в военной. В России су­щест­вует целый ряд потенциальных очагов сепаратизма, что усугубляется провальной национальной политикой Кремля, крайней ограниченностью полномочий субъектов федерации, особенно в финансовой сфере (имеющих куда меньше полномочий, чем предполагает действующая Конституция Крыма), а также наличием соседних государств, готовых при удачном стечении обстоятельств восстановить "историческую справедливость". О результатах потенциальных референдумов об отделении в Калининграде, Карелии, Сахали­не, Камчатке, Туве, Бурятии, на Курилах многие в России предпочитают не задумываться. Но это только пока. Если бы Россия не боялась сепаратизма, она бы не ужесточала уголовную ответственность за призывы к нарушению территориальной целостности.

Не будем забывать и объективные финансовые потери РФ в случае продолжения военной кампании в Украине, в частности массовый отток из страны международного капитала, снижение международных кредитных рейтингов РФ, ускорение темпов инфляции в РФ, дополнительные издержки на финансирование нового дотационного субъекта Федерации (в случае оформления вхождения Крыма в состав РФ). Последствия крушения международной системы ядерного нераспространения после возможной аннексии Крыма также прекрасно осознаются Россией, хотя об этом российские дипломаты предпочитают вслух не упоминать.

Короче говоря, сам Бог велит России остановиться, пока не поздно. И нельзя исключать, что Россия, реально оценив свои шансы и взвесив все риски, пойдет на уступки, пытаясь их дорого продать как Украине, так и всему международному сообществу. Что это может означать на практике? 

"Дорогой жизни" для России может оказаться вариант консервации Крыма в виде непризнанного региона по аналогии с Приднестровьем (причем, даже не Абха­зии с Осетией, признанных самой Россией). Естественно, в этом случае ни о каком прямом признании самой Россией крымского референдума речи пока не идет — злобные ноты российского МИДа на грани откровенного хамства и игнорирования базовых норм международного права, проекты изменения федерального закона о порядке вхождения в состав РФ новых субъектов, как и встреча овациями делегатов Крыма в российском парламенте — не более чем фарс. Все это было, причем не раз, с При­днестровьем — поддержка референдумов с обещаниями признать их результаты, заверения в готовности оказывать необходимую военную и финансовую помощь, предоставить доступ жителям региона ко всем федеральным программам наравне с жителями материковой России, широкий межведомственный диалог и т.д. На деле, конечно, Москва Приднестровье не признает, а что касается помощи — дает ровно столько, чтоб хватило "на хлеб и воду". Кстати, на днях руководство российского института стратегических исследований порекомендовало Приднестровью провести еще один референдум о присоединении к России (видимо, предыдущие пять или шесть никем непризнанных в мире плебисцитов оказались для Москвы недостаточны).

Результатом диалога России и Запада может стать подписание высокими представителями США, ЕС, РФ, Украины и, возможно, Турции некоего коммюнике с базовыми принципами урегулирования конфликта в Крыму — как то соблюдением территориальной целостности Украины, особым и надежно гарантированным статусом Крыма в составе Украины, внеблоковым статусом Украинского государства, подтверждением права ЧФ РФ на продолжение присутствия в Крыму, гарантиями особого статуса русского языка и т.д. 

На следующем этапе будет создан некий международный переговорный механизм с задачей согласовать порядок реализации вышеуказанных принципов, определить статус Крыма, разработать систему внутренних и международных гарантий, переходные положения и т.д. — традиционная "кухня" урегулирования любого международного конфликта. С учетом опять же приднестровского опыта можно предположить, что статус переговорного механизма будет иметь не более чем рекомендательный характер (будут выработаны лишь согласованные предложения, которые в будущем должны будут пройти стадию утверждения высшим руководством сторон). 

Кстати, о сторонах конфликта! Руко­водство российского МИДа уже оговорилось, что не согласно ни на какие переговоры, в которых Россия находилась бы в статусе стороны конфликта. Следовательно, будут приложены все усилия, чтобы сторонами конфликта были признаны именно Украина и Крым (себе Москва, очевидно, отводит статус посредника и гаранта будущих договоренностей). Ход переговорного процесса, мягко говоря, не обещает быть простым. Опять же, как и в случае Приднестровья, казалось бы, незыблемая цель переговорного процесса — выработка статуса Крыма в составе Украины будет всячески ставиться под сомнение. Весь опыт российско-приднестровских "домашних заготовок" по игре "на пару" будет активно использован и в Крыму. 

Что дает России реализация такого сценария? Россия остается в Крыму на неопределенный срок во всех смыслах этого слова — политическом, экономическом, военном и имиджевом, не опасаясь при этом каких-либо серьезных санкций за свою агрессию в Крыму со стороны международного сообщества (своего рода save game).

Россия получает практически стопроцентные гарантии удержания Киева от каких-либо несогласованных шагов на внешних направлениях, будь то в сторону ЕС или НАТО. России больше не нужно будет бодаться с Киевом по вопросам перевооружения флота, инвентаризации объек­тов собственности, контроля над Керчь-Еникальским каналом и прочих "мелочах". России не придется брать на полное содержание дотационный регион — с отсутствием воды, энергии, инфраструктуры, и полукриминальным руководством. В конце концов, Владимир Путин существенно усилит свои позиции как внутри страны, так и на международной арене. 

Понятное дело, указанный выше сценарий может показаться в Киеве абсолютно неприемлемым. Однако стоит учесть, что описанный вариант, возможно, является одним из меньших зол в ситуации, когда Украине приходится выбирать иск­лючительно между плохими или очень плохими сценариями (утверждать противоположное могут только люди, оторванные от реальности). По крайней мере, Киеву стоило бы проработать саму возможность развития ситуации в подобном ключе, чтобы хоть как-то подготовиться к этому. 

В частности, целесообразно провести срочные консультации с молдавскими, грузинскими, европейскими и американскими партнерами, чтобы учесть опыт ошибок Кишинева и Тбилиси в переговорах с Кремлем по урегулированию конфликтов. Необходимо действовать на упреждение и в срочном порядке выходить с инициативами о формировании межпарламентской переговорной группы между Киевом и Симферополем о выработке нового статуса АРК, который будет имплементирован в новую редакцию Конституцию Украины (решение о роспуске крымского парламента Верховной Радой Украины является непоправимой ошибкой), если мы не хотим, чтобы завтра этот вопрос обсуждался в международном формате и на совсем других условиях. Необходимо приложить все дипломатические усилия, чтобы не позволить России закрепиться в любом ином статусе, кроме как сторона конфликта. Правительству Украины уже сейчас стоит заняться выработкой предложений для будущей программы реинтеграции нашей страны, ориентированной на стимулирование населения Крыма к жизни в рамках одного государства. Любые идеи показательного прекращения подачи электроэнергии, газа, воды, пенсий и зарплат бюджетникам и военнослужащим в Крыму являются абсолютно неприемлемыми с точки зрения стратегии сохранения полуострова в составе Украины. 

И последнее. Никто не будет воевать за нашу территорию, если мы сами не продемонстрируем готовность применения силы для отражения иностранной агрессии, по крайней мере, для недопущения возможного продвижения российской армии на материковую часть Украины. Чем позднее мы "покажем зубы", тем с худших дипломатических позиций нам придется начинать мирные переговоры.

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Реклама
Последние новости
USD 25.64
EUR 27.25