Пограничный вопрос

Владимир Кравченко 23 декабря 2016, 23:02
гр

Читайте также

Киев приостановил работы по демаркации.

Четверть века Киев пытается завершить процесс договорно-правового оформления границ со своими соседями. 

С одними странами этой цели удалось достичь быстро. С другими — переговорный "забег" затянулся на годы. Нынче только с тремя государствами незавершен процесс демаркации и не подписан договор о режиме госграницы — Беларусью, Молдовой и Россией

Ближе всего к окончанию — работы на украинско-молдавском участке границы. Дальше всего — на украино-российском отрезке, что вполне понятно: в условиях оккупации Крыма и Донбасса, продолжающейся российско-украинской войны было бы как-то странно обсуждать с Москвой демаркационный процесс. 

Да и сами россияне, хотя и заявляют о своей готовности возобновить переговоры по вопросам демаркации, не спешат продолжать работу, с большим трудом начатую в 2012 г. (До российско-украинской войны, когда работала двусторонняя демаркационная комиссия, украинской стороной было установлено 235 пограничных знаков.)

После Революции достоинства совместная украино-российская комиссия не собиралась ни разу, и на полевые демаркационные работы россияне не выезжали. Как заявил не так давно спецпредставитель президента РФ по делимитации и демаркации госграницы с сопредельными государствами — участниками СНГ Игорь Братчиков, Москва возобновит переговоры с Украиной по границе, когда в Киеве созреют политические условия. 

Киев же попытался продолжить демаркацию. Правда, уже с учетом идущей войны. Ведь надо же как-то обозначить границу на местности, чтобы российские десантники больше не оправдывали свое "случайное" нахождение на украинской территории неожиданной потерей ориентации.

В 2014 г. "в связи с существующими угрозами для национальной безопасности страны" в Киеве приняли решение о проведении односторонней демаркации — установлении на украинской территории вдоль линии государственной границы пограничных столбов без участия представителей Российской Федерации. Это решение вызвало истеричную реакцию Кремля. 

"Согласно установившейся международной практике, демаркация государственных границ — это обоюдный процесс между сопредельными государствами. Поэтому односторонняя демаркация не может быть юридически обязательной для другой стороны", — заявил тогдашний официальный представитель МИДа России Александр Лукашевич.

Односторонняя демаркация и в самом деле не имеет юридических последствий и представляет собой, по сути, одностороннее обустройство границы. Демаркация же украино-российской границы будет окончательно решена Украиной в будущем в пакете урегулирования конфликта с Российской Федерацией. Но для Киева решение, принятое в 2014 г. в ответ на российскую агрессию, имеет политическую и практическую ценность. 

Примечательно, что вслед за Киевом об односторонней демаркации границы с Россией заговорили и в Таллинне. В январе 2015 г. правительство Эстонии одобрило проект постановления о координатах эстонско-российской временной контрольной линии, которая будет действовать до ратификации договора о границе. Эстонцы пояснили: демаркация предусмотрена для того, чтобы "снизить количество ошибочных незаконных пересечений границы".

Решение Таллинна также вызвало негативную реакцию Москвы, где уже не вспоминают о том, что в 1994 г. Россия сама начала процесс односторонней демаркации российско-эстонской границы. Тогда российские комментаторы утверждали, что "твердая позиция России по непризнанию Тартуского договора и эстонских территориальных претензий охладила пыл политиков в Таллинне". 

Но в отличие от Таллинна, Киев так и не начал работы по одностороннему обозначению украино-российской границы на местности. Ключевая причина провала этой инициативы заключается в хронических проблемах Украины — кризисе госуправления и отсутствии политической воли. 

Одновременно с принятием Киевом решения о проведении односторонней демаркации осенью 2014 г. кабинет Арсения Яценюка инициировал проект "Стена" ("Европейский вал") — строительство фортификационных сооружений по всей длине украино-российской границы. 

Как сообщали СМИ, строительство "Стены" сопровождалось разворовыванием выделяемых средств. Тем не менее, по состоянию на осень 2016 г. на небольших участках границы были построены сооружения. Нередко они представляют собой небольшую сетку с колючей проволокой. Но, несмотря на заявления высокопоставленных украинских чиновников, проект "Стена" не равнозначен демаркации. 

Далеки от завершения и работы по демаркации украино-белорусской границы. Абсурдность ситуации в том, что Киев 16 лет добивался от Минска ратификации договора о госгранице, но после того как в 2013 г. цель была достигнута и обе страны начали устанавливать пограничные знаки, в 2015 г. украинская сторона заморозила работы. И это при том, что белорусы свою часть работы делают: они уже установили 604 пограничных знака.

Причиной такого нелогичного поведения Киева стал межведомственный конфликт: Госгеокадастр и Госпогранслужба спорят, кто будет изготавливать и устанавливать пограничные знаки: картографы кивают на пограничников, а те — на картогорафов. 

А ведь именно на Госгеокадастр возложены полномочия по проведению демаркации, и для этого ему выделяются средства. Два последних года было предусмотрено 5,034 млн грн. При этом в 2016 г. на демаркацию украино-белорусской границы было заложено 3,345 млн. 2016-й уже заканчивается. А тендерные процедуры не завершены, и договоры на выполнение демаркационных работ не заключены.

Свою роль в "заморозке" работ сыграл и бюрократический сбой в обновлении состава украинской делегации для участия в заседаниях совместных межгосударственных комиссий по вопросам демаркации: список ее участников был утвержден еще в 2011 г. Большинство ее членов уже освобождены от занимаемых должностей и не участвуют в работе комиссий. 

Показательно, например, что, после назначения Леонида Осаволюка в 2016 г. на работу в генконсульство в Ростове-на-Дону, он и далее формально числится представителем Украины по вопросам договорно-правового оформления госграницы и главой украинских делегаций. Поэтому, чтобы заново запустить работу совместной комиссии, сейчас необходимо обновить состав делегации и назначить нового представителя. 

Если эти проблемы будут решены, и украинская сторона вновь начнет работу по установлению пограничных знаков на украино-белорусской границе, то в течение трех–четырех лет Киев и Минск могут завершить демаркацию. Собственно, при благоприятном раскладе в течение года можно завершить демаркационные работы и на украино-молдавском участке. 

Граница Украины и Молдовы демаркирована на 99%. Но чтобы завершить этот процесс и перейти к подготовке пакета демаркационных документов и подписать договор о режиме госграницы, необходимо, чтобы Кишинев признал права собственности Украины на часть Днестровской ГЭС-2, которая находится на правой стороне Днестра. 

Однако в Молдове не делают этого. Соответственно, в Киеве приняли решение повременить с демаркационными работами в районе села Джурджулешты.

Напомним, что благодаря 430 м берега Дуная в районе Джурджулешты, переданных Украиной молдаванам в 1999 г. в рамках договора о госгранице, Молдова стала придунайской державой и получила выход к Черному морю. Теперь на этих стратегических метрах — зерно- и нефтетерминал, пассажирский порт и железнодорожная ветка Джурджулешты—Кагул. 

Нынешним летом главы украино-молдавской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству должны были рассмотреть вопрос парафирования пакетных соглашений, предусматривающих передачу части объектов на территории Украины и сдачу в аренду участка в Новоднестровске. Однако этого не произошло. 

Надеждам посла Украины в Молдове Ивана Гнатишина на завершение процесса демаркации украино-молдавской границы в нынешнем году, не суждено сбыться. Но молдавские политики должны сделать выбор между договорно-правовым оформлением украино-молдавской границы и длительным существованием искусственной проблемы в двусторонних отношениях. 

Киев имеет реальную возможность в ближайшие годы закрыть два из трех своих "демаркационных досье" и полностью завершить договорно-правовое оформление границы с Беларусью и Молдовой. Для того, чтобы установить пограничные знаки и подписать договор о режиме госграницы, требуются средства, слаженная работа ведомств и политическая воля украинского руководства.

С просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию ZN.UA обратилось к представителю Украины по вопросам договорно-правового оформления государственной границы, главе украинской делегации по демаркации госграницы, бывшему послу по особым поручениям Леониду ОСАВОЛЮКУ:

гр
Леонид Осаволюк
— Украине пришлось приложить огромные усилия для того, чтобы осуществить делимитацию (согласование и обозначение государственной границы на карте) и подписать соответствующие двусторонние договоры с Россией, Молдовой и Беларусью. В конечном счете, нам это удалось. Второй этап — демаркация (обозначение границы на местности специальными пограничными знаками) — проходит в более драматичных условиях. 

Парадоксально, но самые большие проблемы с завершением договорно-правового оформления границ начались в 2015 г. Даже в самые тяжелые времена нам удавалось продолжать работу. Теперь же этот процесс полностью заблокирован.

Некомпетентность, равнодушие, а иногда и коррупция высоких должностных лиц привели к полной остановке демаркации государственной границы с Молдовой и Беларусью. Игнорирование рядом министерств и ведомств законодательства Украины, решений и распоряжений президента, правительства, Верховной Рады и СНБОУ до сих пор не позволяет начать важнейший процесс односторонней демаркации украино-российской государственной границы.

А ведь отсутствие такой демаркации, кроме всего прочего, крайне негативно влияет и на строительство "Стены".

Исправить опасную ситуацию с затягиванием оформления государственных границ нашей страны, как одного из ключевых элементов государственности, может только вмешательство президента Украины. 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.12
EUR 29.45