Мост, который разрушают Анкара и Брюссель

эрдоган
RecepTayyipErdogan / facebook

Читайте также

Цепи моста, соединяющего Турцию и Европейский Союз, стремительно деформируются и грозят обрушить его в любую минуту. 

Отношения между Анкарой и Брюсселем и ранее осложнялись приостановками в переговорах по вступлению Турции в ЕС, отказом Евросоюза предоставить туркам безвизовый режим, критикой действий турецких властей в сфере прав человека, запретом на ношение хиджабов, нерасторопной реакцией европейских стран на попытку прошлогоднего военного переворота, проблемой сирийских беженцев. 

Но стремительные события последних недель указывают на системный кризис, развивающийся на фоне улучшения отношений Турции с Россией и неопределенности — с Соединенными Штатами: доверия между сторонами нет, а общая риторика — конфронтационная. Впрочем, происходящее, отмечает глава Фонда "Майдан иностранных дел" Богдан Яременко, — "логичное развитие очень сложного политического процесса в отношениях между Турцией и ЕС".

Поводом для эскалации стало решение властей ряда стран ЕС запретить членам турецкого правительства проводить агитацию в местных турецких общинах в поддержку референдума по внесению изменений в Конституцию Турции. Гаага даже приняла решение выдворить из Нидерландов министра социальной политики и по делам семьи Фатму Бетуль Саян Каю. 

В ответ турецкий президент возмутился, что европейские страны не позволили турецким политикам агитировать за реформу, тогда как ее противникам были предоставлены площадки для выступлений, и обвинил Нидерланды и Германию в "возрождении нацистских тенденций". Одновременно из Анкары прозвучали угрозы разорвать соглашение с Евросоюзом о беженцах и восстановить в Турции смертную казнь. 

Из Еврокомиссии сразу же последовало предупреждение: восстановление смертной казни в Турции будет означать разрыв переговоров о вступлении в Европейский Союз. Брюссель также призвал Анкару воздержаться от чрезмерных высказываний и действий, которые в дальнейшем могут привести к обострению отношений со странами — членами ЕС. Кроме того, Евросоюз принял решение заблокировать выплаты по ряду проектов, направленных на интеграцию Турции в европейское пространство.

Впрочем, действия Евросоюза вызывают критику и внутри самой организации. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан хоть и не говорит о невиновности турок, тем не менее назвал политику ЕС в отношении Турции ошибочной: "Это неразумная политика, когда мы вручаем в руки туркам нашу безопасность, а потом атакуем, критикуем их за недостаточную демократичность, плохую политическую систему, плохое поведение". 

Так что же происходит в турецко-евросоюзовских отношениях? Насколько серьезно деформированы подвески моста?

"Глобальная причина ухудшения отношений — Турция стала жертвой "усталости от расширения" Евросоюза, а вопрос членства этой страны в ЕС поляризует Европу. К нынешнему же осложнению привела реакция Брюсселя на сворачивание демократии в республике, особенно после неудавшегося переворота в июле 2016 г., а для Реджепа Эрдогана характерно на подобную критику отвечать очень агрессивно", — отметила в своем комментарии ZN.UA приглашенный лектор братиславского Университета Яна Коменского Марина Воротнюк. 

Для Эрдогана, превращающего светскую и республиканскую Турцию в исламский султанат, референдум 16 апреля значит многое. Конституционная реформа должна трансформировать парламентскую республику в президентскую, но без сдержек и противовесов, присущих, например, Соединенным Штатам. Это значит, что Турция станет авторитарным государством, где властолюбивый Эрдоган и его семья смогут править бесконечно. 

Неудивительно, что будущая модель турецкого государства вызвала резкую критику в Брюсселе, последние полтора десятилетия ведущем с Анкарой переговоры о вступлении в Евросоюз. Однако системные изменения в политическом устройстве Турции исламисты проводят, искусно используя демократические механизмы: это должно смягчить международную реакцию на установление авторитарного режима.

Стремясь легитимизировать результаты референдума, в Анкаре большое внимание уделяют и турецкой диаспоре: за пределами восьмидесятимиллионной Турции находится 6,5 млн турок. Участие в референдуме 5,5 млн турок, проживающих в странах ЕС, для сторонников Эрдогана из правящей Партии справедливости и развития станет также своеобразным рычагом воздействия на правительства европейских стран.

Многие граждане Турции не хотят жить в "исламском султанате". И все же более чем вероятно, что турки поддержат конституционные изменения. Но настроение электората может быстро измениться. А Эрдогану нужна победа — полная и окончательная. Для того чтобы ее добиться, необходимо сплотить электорат. У экспертов, дипломатов, политиков нет сомнений: турецкое правительство сознательно пошло на обострение отношений с Евросоюзом. 

Как отмечает Марина Воротнюк, поиск внешних врагов стал типичным инструментом турецкой власти. Европа, США, Израиль, Асад в Сирии, Армения и Греция, "параллельное государство" внутри самой Турции (организация проповедника Фетхуллаха Гюлена) являются не только клапанами для выпускания пара внутриполитического напряжения, но также и средством объединения турок вокруг власти.

Европа же поневоле подыграла Анкаре на пути строительства авторитарного государства. Жесткая и хаотичная реакция ряда стран — членов Евросоюза на попытки турецкого правительства провести агитацию в поддержку референдума по конституционным изменениям не только мобилизовала сторонников Партии справедливости и развития, но и позволила властям, разыгрывая карту "Европа против Турции", объединить вокруг себя турок: как уверяет Эрдоган, турки и мусульмане сталкиваются в Европе с плохим отношением. 

Эти слова президента находят отклик у многих турок, и в самом деле полагающих, что в Европе и мире отношение к ним несправедливо. Например, Евросоюз не дает безвизовый режим и вообще заморозил переговоры о вступлении. А ведь Турция — один из ведущих региональных игроков со стабильным правительством и растущей экономикой. Зато Брюссель требует от турецкого правительства соблюдать соглашение о беженцах, выполняя свои финансовые обязательства перед Анкарой минимально.

На днях Эрдоган заявил, что голосование на референдуме в пользу расширения президентских полномочий будет лучшим ответом "жестокой и фашистской", "антиисламской и антитурецкой" Европе. Однако платой за мобилизацию турецкого электората стало резкое ухудшение отношений между Турцией и ЕС. Будет ли это ухудшение прелюдией к катаклизму, во многом зависит от того, признает ли Евросоюз результаты референдума.

Брюссель же стоит перед непростым выбором. В Европе хорошо понимают: для Эрдогана референдум — популистская ширма, прикрывающая трансформацию Турции в султанат. Гитлер также использовал демократические институты, создавая из Веймарской республики тоталитарный Третий рейх. К тому же референдум пройдет в условиях чрезвычайного положения, когда происходят массовые аресты "гюленистов" и курдов из Партии демократии народов. 

Если Еврокомиссия заявит, что референдум прошел хоть и с нарушениями, но в соответствии с демократическими нормами, политический диалог между Брюсселем и Анкарой будет продолжаться. В случае же, если в Еврокомиссии остановятся на варианте непризнания результатов референдума, это будет означать приостановку всех политических отношений между Евросоюзом и Турцией. "Это будет катастрофа", — прогнозируют в дипломатических кругах.

Одним из следствий подобного решения Евросоюза может стать выход Турции из соглашения с ЕС о беженцах. Эти угрозы уже озвучили министр по делам ЕС Омер Челик и министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. Заявил об этом и Эрдоган. В Евросоюзе, где в 2015 г. с трудом пережили миграционное цунами, боятся подобного шага Анкары. Впрочем, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер уверен, что, несмотря на угрозы, власти Турции не откажутся от соглашения с ЕС о беженцах. 

Этого же мнения придерживаются и те дипломаты и эксперты, с которыми общалось ZN.UA: турки не хотят наносить столь серьезный удар по ЕС, являющемуся для них экономическим партнером "номер один". "Хотя Эрдоган иногда и производит впечатление непредсказуемого лидера, но он рационален, и он не предпримет шагов, которые вычеркнули бы Турцию из списка стран, с которыми можно разговаривать", — полагает Марина Воротнюк. 

При этом, как отмечает Воротнюк, Европейский Союз имеет для Турции сакральное значение: это билет в западную цивилизацию, подтверждение европейскости, цивилизованности, развитости турецкого общества. Эрдоган может сколько угодно говорить, что из-за двойных стандартов Евросоюза Анкара готова рассмотреть вопрос членства в ШОС. Но именно ЕС продолжает оставаться неизменным внешнеполитическим ориентиром Турции. 

Нужно отдать должное Эрдогану: с момента прихода Партии справедливости и развития к власти в 2002 г. в политике евроинтеграции был сделан существенный прорыв. Однако отсутствие политической воли в ЕС и дефицит демократии в Турции поставили для этого государства шлагбаум на дороге к членству в Евросоюзе. А это не устраивает Эрдогана и его соратников из Партии справедливости и развития.

Безусловно, Анкара будет пересматривать свои отношения с Евросоюзом после референдума 16 апреля "от А до Я". О чем уже и сообщил Эрдоган, заявив, что "так дальше продолжаться не может". "Ничем нам больше не смогут угрожать — ни членством в ЕС, ни договором о реадмиссии. Все, этот период закончен. Перейдем 16 апреля на президентскую систему, и у нас родится совершенно новая Турция", — уверяет Эрдоган.

Но в каком бы состоянии ни находились турецко-евросоюзовские отношения, Турция не откажется от своей основной внешнеполитической цели — вступления в ЕС. Угрозы же пересмотреть соглашение о беженцах сегодня выглядят как приглашение к торгу по соглашению о безвизовом режиме с Евросоюзом. Нет сомнений: если на европейском направлении Анкара достигнет определенного успеха, турецкая власть не преминет использовать его как демонстрацию эффективности проводимой "Султаном" и его кабинетом политики. 

Даже при худшем сценарии, когда политические отношения между Турцией и Европейским Союзом будут заморожены, пересмотр отношений не будет относиться к экономическому сотрудничеству: турки — нация прагматичная. А Евросоюз — основной внешнеэкономический партнер Турции. При этом политический кризис вполне способен ухудшить экономическую ситуацию в Турции. И в Анкаре это осознают. Эрдоган, обещая пересмотреть политические и административные связи с ЕС, подчеркивает: Турция продолжит экономическое партнерство с Европейским Союзом.

Но как показывает история противоречивых взаимоотношений Анкары и Москвы, когда выгодно, турецкое руководство готово поступиться принципами. После того, как осенью 2015 г. был сбит российский бомбардировщик, отношения Турции и России находились в состоянии холодной войны: Кремль ввел санкции против турецкой продукции, запретил российским туристам посещать Анталию и заморозил ряд экономических проектов. Но сирийский кризис и трудности турецкой экономики помирили Анкару и Москву. И теперь Кремль пытается расширить трещины в отношениях между ЕС и Турцией.

Да только маловероятно, что ЕС пойдет на резкие шаги. "Европейский Союз не заинтересован в обострении отношений с Турцией. Беда в том, что Евросоюз и Еврокомиссия неспособны сформировать стратегию в отношении этой страны", — отмечает Богдан Яременко, который, как и опрошенные нами эксперты, предполагает, что референдум, скорее всего, в Брюсселе признают. При этом, как прогнозирует глава Фонда "Майдан иностранных дел", "еще какое-то время в двусторонних отношениях будет сохраняться умеренно негативный тренд".

Но реакция Брюсселя и ряда европейских столиц — это как раз следствие непоследовательной позиции в отношении Турции. С одной стороны, в Евросоюзе сильны позиции противников членства Турции в этой политико-экономической организации. С другой, — в ЕС заинтересованы в Турции и не отказывают ей в статусе кандидата. Вот и думают в Брюсселе: как удержать партнера на пороге, не впуская в дом?

Интерес Евросоюза к Турции заключается в том, что эта страна — огромный рынок: заключение таможенного союза в 1996 г. стимулировало экономические отношения. Кроме того, Анкара — важный партнер в сфере безопасности и обороны: Турция расположена в нестабильном регионе и соседствует с такими странами как Сирия и Ирак. Болезненная реакция европейских политиков на угрозы членов турецкого правительства разорвать соглашение о беженцах как раз и демонстрируют стратегическую значимость Турции для Европы. 

Дальнейшие отношения между Анкарой и Брюсселем будут определяться, прежде всего, внутриполитическими процессами в Турции, а также политикой, проводимой Евросоюзом и европейскими государствами в отношении своего союзника. "Можно ожидать ситуационного сотрудничества на фоне продолжающейся конфронтации", — прогнозирует Марина Воротнюк, указывая, что основные проблемы во взаимоотношениях между Турцией и Евросоюзом так и не разрешены. А значит — турбулентности не избежать.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60