Что важно знать о конфликте в Сирии

Владимир Кравченко 3 декабря 2016, 00:00
Сирия

Читайте также

Карта Сирии — словно одеяло из пестрых лоскутков. 

Вот районы, контролируемые правительственными войсками. А вот анклавы, занимаемые умеренной сирийской оппозицией, пытающейся свергнуть президента Башара Асада. Здесь территория приверженцев "Исламского государства", создающих квазихалифат на основе шариата. Там — зона сирийских курдов, стремящихся укрепить свою автономию на севере страны. 

Все воюют против всех одновременно на нескольких фронтах. А за спинами непосредственных участников конфликта стоят региональные и глобальные игроки — Россия и Соединенные Штаты, Европейский Союз и Турция, Иран и Саудовская Аравия, Израиль и Катар, "Исламское государство" и "Хезболла". 

Одни выступают за немедленный уход Башара Асада. Другие всячески пытаются укрепить позиции сирийского президента, попутно решая свои внешнеполитические задачи. Кто-то поддерживает Дамаск, а кто-то — умеренную оппозицию. И когда раздаются призывы о вооруженной интервенции в Сирию, тут же делаются заявления, что насилие нужно прекратить только через политический диалог противоборствующих сторон без вмешательства извне.

В этом хитросплетении сирийского конфликта, где одновременно идет несколько войн, и между собой сталкиваются региональные амбиции Тегерана, Эр-Рияда, Дохи, Анкары и геополитические интересы Москвы, Вашингтона, Брюсселя, немудрено потеряться. 

В помощь читателям ZN.UA подготовил краткий обзор причин кризиса, главных участников сирийского конфликта и сложных взаимоотношений между ними. Ведь события в Сирии непосредственно влияют на стабильность в Европе: сирийский кризис может привести к непредсказуемым последствиям в отношениях России и Запада. Среди звучащих прогнозов — вооруженное столкновение между США и РФ.

Неудивительно, что происходящее на Ближнем Востоке напрямую затрагивает Украину. Не только потому, что затеняет продолжающуюся российско-украинскую войну, но и оттого, что существует высокая вероятность достижения договоренностей по решению сирийского кризиса за счет уступок Запада Москве по российско-украинскому конфликту.

Как все начиналось 

Антиправительственные выступления в различных сирийских городах начались на волне "арабской весны" в марте 2011 г. Протесты быстро переросли в вооруженное восстание, а оно — в затяжную гражданскую войну, подпитываемую межэтническими и межрелигиозными противоречиями. Основными требованиями оппозиции были отставка президента Башара Асада и его правительства, а также проведение в стране демократических выборов.

Причины протестов сирийцев кроются в хронических проблемах Сирии. 

Прежде всего, у сирийцев накопилось недовольство правлением авторитарного клана Асада. Его режим отличается не только жестким стилем управления, но и доминированием членов партии Баас и представителей малочисленной общины алавитов (ответвления шиизма) во властных и военных структурах. Кроме того, росту протестных настроений способствовали экономические проблемы Сирии, коррупция в высших эшелонах власти, межрелигиозные и межэтнические противоречия и пр. 

Сирийский конфликт характеризуется ожесточенными боевыми действиями, обстрелами населенных пунктов, гонениями религиозных меньшинств, массовыми убийствами и многочисленными военными преступлениями против мирного населения. Сирийское правительство несколько раз применило против своих граждан даже химическое оружие. Всего, по словам генсека ООН Пан Ги Муна, с марта 2011 г. по октябрь 2016 г. погибло более 300 тыс. сирийцев. 

В глазах международного сообщества — западного и арабского мира, именно массовые убийства мирных жителей, совершенные правительственными войсками и силами спецслужб, лишают легитимности режим Асада. 

Еще несколько лет назад казалось — падение режима неизбежно: вооруженная оппозиция взяла под контроль несколько крупных городов, захватила все нефтяные месторождения страны, ключевую инфраструктуру. Дамаск был окружен повстанцами, и бои шли на окраинах города. 

Внутриполитические маневры не склонного к компромиссам сирийского президента — отмена чрезвычайного положения, проведение выборов на многопартийной основе в мае 2012 г., призыв к диалогу и амнистия политзаключенных — не принесли результата. Башар Асад лишился поддержки набожного среднего класса, лавочников и торговцев больших городов, и немногие верные ему войска контролировали незначительную часть страны. 

Дамаск оказался и в международной изоляции. В мае 2011 г. Евросоюз впервые ввел пакет санкций в отношении Сирии. Он предусматривал запрет на ввоз в страну оружия для того, чтобы "заставить сирийское правительство отказаться от силового подавления недовольства граждан и провести подлинные демократические преобразования". В дальнейшем эмбарго было ужесточено.

Санкции против Сирии ввели не только США и ЕС, но и Лига арабских государств. Торговое эмбарго Лиги оказалось весьма болезненным для Дамаска: до начала конфликта почти 60% сирийского экспорта шло в арабские страны и 25% импорта поступало оттуда. Впрочем, арабские страны не ограничились этим жестом: они также оказывали противникам Асада финансовую и военную помощь. Это же делали и европейские страны, вошедшие в 2012 г. в "Группу друзей Сирии".

Но внешние игроки помогли удержаться Асаду у власти. В 2013 г. для поддержки правительственных войск были отправлены иранские "добровольцы" из Корпуса стражей исламской революции, боевики ливанской "Хезболлы" и отряды шиитов-иракцев. Окончательно укрепить позиции сирийскому правительству удалось лишь осенью 2015 г., когда Москва отправила ему в помощь самолеты и средства ПВО. 

Сегодня правительственные войска контролируют центры всех основных городов — Дамаска, Латакии, Тартуса, Хомса, Хамы, Дейр-эз-Зора. А вот Алеппо и Даръа только частично.

Проводя агрессивную региональную политику, Башар Асад настроил против себя монархии Персидского залива. Кроме того, многие суннитские страны усматривают для себя угрозу в союзе Дамаска и Тегерана: шиитский Иран претендует на региональное лидерство, что вызывает опасения у суннитских Саудовской Аравии, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов. 

Сегодня самый серьезный противник сирийских правительственных сил — исламские радикальные организации "Исламское государство" и "Джебхат ан-Нусра" (с июля 2016 г. последняя называется "Джебхат Фатх аш-Шам"). Несмотря на это, не они основная цель сирийского президента, а умеренная оппозиция.

По оценкам Amnesty International и UNICEF, в Сирии — гуманитарная катастрофа: около 900 тыс. жителей осажденных правительственными войсками городов не хватает воды, еды, медикаментов. Сирийские же солдаты не пропускают колонны с продовольствием. Многие сирийцы остались без крыши над головой, а медики не в состоянии лечить больных и раненых. 

Сегодня внимание мировой общественности приковано к Алеппо, варварски разрушенному российскими самолетами. Вид этого города, по словам очевидцев, может служить иллюстрацией к Апокалипсису.

По данным ООН, беженцами стали 5 млн сирийцев. Еще свыше 6,6 млн были вынуждены покинуть свои дома, но пока остаются на территории Сирии. Комментируя ситуацию, будучи еще Верховным комиссаром ООН по делам беженцев, Антониу Гутерреш заявил, что "это самый большой контингент беженцев из очага одного конфликта за все последнее поколение". 

Многие беженцы погибают по дороге к безопасному дому. Трехлетний Айлан, утонувший с матерью и пятилетним братом у берегов Греции, — одни из многих жертв этой войны. 

В ходе сирийского конфликта разрушаются города и инфраструктура. Туристический сектор, приносивший стране до 6 млрд долл., практически исчез. В целом же ущерб, который понесла сирийская экономика за годы вооруженного противостояния, оценивается Экономической и социальной комиссией ООН по Западной Азии в 259 млрд долл. Эта сумма будет только расти по мере продолжения конфликта, конца которого не видно.

Уничтожаются и памятники всемирной истории. В мае 2015 г. сторонники "Исламского государства" захватили Пальмиру — город с руинами великолепных сооружений древнеримской архитектуры. Многие памятники были взорваны — "Лев Аллат", храм Баалшамина, храм Бэла и другие объекты, входившие во Всемирное культурное наследие.

Как отмечает директор "Центра по установлению диалогов: Исламский мир — США — Запад" Мустафа Тлили, "той Сирии, которую мы знали, больше нет. Ее не возродить. Вряд ли кто-нибудь теперь признает право Асада руководить всей страной, поскольку консенсус, который обеспечивал единство всех составляющих сирийского общества и смягчал расхождения по религиозным вопросам, был разрушен".

Рядовые гражданской войны 

В Сирии нет единого фронта, а участников гражданской войны — великое множество. 

Временные союзы сменяются вооруженными столкновениями между бывшими партнерами по альянсу, а вместо распавшихся коалиций появляются новые "группы по интересам". Стимулом к объединению противников режима Асада являются заявления со стороны представителей Запада о предоставлении оппозиции военной помощи в случае, если она сможет сформировать единый фронт.

Первоначально боевые действия велись между правительственной армией и отрядами "Свободной сирийской армии" (ССА). Сама же сирийская оппозиция объединилась в 2011 г. в Сирийский национальный совет (СНС). Позже в этом объединении произошел раскол. Вначале из СНС вышли курды, а после — радикальные исламистские группировки. 

В 2012 г. была создана Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС). В нее вошли и ССА, и СНС. НКСРОС считает своими вооруженными силами "Свободную сирийскую армию".

В декабре 2014 г. Сирийский национальный совет вышел из Национальной коалиции в знак протеста против ее переговоров с режимом Асада. За год до этого ряд исламистских организаций вышли из ССА и порвали с НКСРОС, создав собственный военный альянс — "Исламский фронт" (нынче он фактически распался).

В ноябре 2012 г. министры иностранных дел ЕС объявили о признании НКСРОС "законными представителями чаяний сирийского народа". В марте 2013 г. Национальная коалиция стала представлять интересы Сирии в Лиге арабских государств. 

Среди антиасадовской вооруженной оппозиции можно выделить три основные группы — умеренную светскую (представленную "Свободной сирийской армией"), радикальную исламскую ("Джебхат ан-Нусра" и др.), а также этническую (курдские "Отряды национальной самообороны"). Противоречия между курдами, радикальной исламской и умеренной частью оппозиции зачастую приводят к вооруженным столкновениям. Впрочем, отряды из одной группы нередко переходили в другую. 

"Свободная сирийская армия" была создана в апреле 2011 г. группой бывших сирийских офицеров, решивших начать вооруженную борьбу против режима Асада. Наименование "Свободной сирийской армии" часто используется как обобщающее для всей вооруженной оппозиции. На деле она является альянсом более 60 повстанческих группировок, насчитывающих до 50 тыс. чел.

ССА поддерживают Запад, Турция и арабские страны — Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, Ливия. "Свободная сирийская армия" то вступает в союз с радикальной организацией "Джебхат ан-Нусра", то ведет с ней вооруженную борьбу. Она также воюет с отрядами "Исламского государства". Кроме того, ССА совместно с турецкой армией участвует в операции на севере Сирии против сирийских курдов.

Наиболее агрессивная и влиятельная среди радикальных исламских организаций — созданная в 2012 г. "Джебхат ан-Нусра". Это сирийское крыло "Аль-Каиды". С июля 2016 г. она провела ребрендинг и стала называться "Джебхат Фатх аш-Шам". Ее цель — создание в Сирии государства на основе шариата.

В 2012–2014 гг. "Джебхат ан-Нусра" была признана США, Австралией, Великобританией, Россией, а также ООН террористической организацией. Но в октябре 2016 г. официальный представитель американского госдепартамента Джон Кирби заявил, что "военные действия США и коалиции в Сирии имеют своей целью исключительно ИГИЛ. Мы не боремся с "Джебхат ан-Нусрой", эта группировка не является главной целью".

Одни из наиболее боеспособных участников конфликта, курды делают все, чтобы достичь своей промежуточной цели: создать автономный регион на севере Сирии — Рожаву. Для защиты территорий, населенных курдами, были сформированы Отряды национальной самообороны (около 50 тыс. чел.), а для управления регионом — Высший курдский совет, состоящий из представителей двух ведущих партий — Демократического союза и Курдского национального совета. 

Сирийских курдов поддерживают США и другие западные страны. Своеобразные отношения выстроены с сирийским правительством, с которым у них — вооруженный нейтралитет: в глазах Дамаска сирийские курды — вынужденные союзники в борьбе со "Свободной сирийской армией" и радикальными исламистами. А вот Анкара рассматривает сирийских курдов как угрозу безопасности Турции.

Дело в том, что турецкие власти считают: сирийские курды связаны с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК), и появление Рожавы станет новой базой для "апочистов". Чтобы не допустить этого, с августа 2016 г. турецкие военные при поддержке "Сирийской свободной армии" проводят на севере Сирии операцию "Щит Евфрата". 

Главное требование Анкары — сирийские курды должны отступить за Евфрат. По словам турецкого вице-премьера Нумана Куртулмуша, одна из целей операции — "помешать созданию курдами коридора от Ирака до Средиземного моря". Впрочем, в ноябре президент Турции Реджеп Эрдоган уже заявил, что турецкие военные начали свою операцию в Сирии, чтобы положить конец правлению Башара Асада.

Региональные игроки 

Во внутрисирийский конфликт быстро вмешались внешние игроки, стараясь максимально использовать кризис в своих интересах. 

"Мир холодной войны был разделен надвое: страны прислушивались к Вашингтону или Москве, красные линии были четкими для обеих сторон. Мир, в котором мы живем, является более сложным и непредсказуемым. Это видно на Ближнем Востоке, где региональные деятели больше не равняются исключительно на Москву или на Вашингтон, но преследуют и собственные интересы", — отметил на днях министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

Среди региональных игроков следует назвать Турцию, Иран, Израиль, ливанскую "Хезболлу", "Исламское государство", страны Персидского залива — Саудовскую Аравию, Катар и др.

Турция — один из ключевых игроков сирийского конфликта. Как отмечают эксперты, с ней "необходимо считаться каждому, кто хочет достичь своих целей в Сирии". 

Цели Анкары неизменны. Во-первых, это установление в Дамаске умеренно исламистского режима, близкого к эрдогановской Партии справедливости и развития. Во-вторых, недопущение доминирования Тегерана в этом регионе: турецкий истеблишмент рассматривает Иран как страну, которая может угрожать интересам Турции. Это противостояние длится еще со времен Оттоманской и Персидской империй. В-третьих, Турция пытается не позволить курдам создать на севере Сирии автономный регион и базу для РПК.

Чтобы достичь своих целей, Анкара поддерживает "Свободную сирийскую армию" финансовыми, политическими и военными средствами. В августе 2016 г. турецкие военные начали против сирийских курдов операцию "Щит Евфрата". Кроме того, турки через спецслужбы и подконтрольные им радикальные исламские организации заигрывают с "Исламским государством".

Обратной стороной вовлеченности Турции в сирийский конфликт стало огромное число сирийских беженцев. По данным МВД Турции, общее количество зарегистрированных беженцев из Сирии составило 2 млн 730 тыс. чел. Их содержание становится обременительным для турецкого бюджета: Реджеп Эрдоган заявил, что расходы страны на обустройство беженцев составили более 12 млрд долл. Правда, Евросоюз в рамках заключенного с Турцией соглашения по мигрантам пообещал Анкаре 3 млрд евро на обустройство сирийцев.

Иран рассматривает битву за Сирию как "решающий фактор в создании нового порядка". По мнению эксперта московского Центра Карнеги Николая Кожанова, "хотя сирийская война для Ирана очень затратна и по финансам, и по людским ресурсам, в Тегеране возможную потерю позиций в Сирии считают угрозой для собственного выживания".

Целью Ирана всегда было сохранение режима Башара Асада: Тегеран практически не имеет союзников в регионе, за исключением асадовской Сирии, ливанской "Хезболлы" и иракских шиитов. 

Присутствие в Сирии дает Ирану стратегические позиции в противостоянии с Израилем и позволяет иметь безопасный канал для снабжения оружием и деньгами клиентской "Хезболлы". Как заявил в декабре 2015 г. советник верховного лидера по внешней политике Али Акбар Велаяти, Сирия — это важный мост, связывающий Иран с Ливаном и Палестиной.

Описывая иранские стратегические интересы, политолог Мохсен Милани в Foreign Policy отмечает: "Для Тегерана битва за Сирию — еще и центральный эпизод его регионального соперничества с Саудовской Аравией, поддерживающей противников Асада…Тегеран считает, что падение Асада ослабит "Хезболлу" в Ливане и правительство Ирака, в котором доминируют шииты. В этом случае Иран лишится большей части своего влияния на Ближнем Востоке, а Саудовская Аравия, поддерживаемая США, сможет стать региональным гегемоном".

Если сирийский президент потеряет власть, то нет никаких гарантий, что в будущем Дамаск станет учитывать интересы Ирана в своей политике. Поэтому в Тегеране не склонны к компромиссам по поводу ухода Асада и изо всех сил стараются спасти его режим. А когда под сирийским президентом зашаталось кресло, иранские власти приняли решение отправить на помощь Асаду "ограниченный контингент" из Корпуса стражей исламской революции.

Чтобы спасти президента Асада, Тегеран союзничает с Москвой. Этот российско-иранский тандем играет в сирийском кризисе одну из ключевых ролей. 

Ливанская проиранская шиитская партия "Хезболла" позиционирует себя в роли борца с растущей региональной угрозой, которую, по ее мнению, представляют джихадисты-сунниты. "Мы участвовали в предотвращении развала Сирии и ее падения в руки "Исламского государства" и "Джебхат ан-Нусра", — заявляет лидер организации Хасан Насралла. "Мы предотвратили распространение кризиса на Ливан, и это основное достижение", — вторит ему шейх Наим Кассем. 

Впрочем, окончательное решение об участии боевиков принималось не столько в Бейруте, сколько в Тегеране.

Участие "Хезболлы" в гражданской войне в Сирии — особый предмет беспокойства Израиля

Израильские официальные лица не раз публично отмечали, что Тель-Авив не вмешивается в гражданскую войну в соседней Сирии и не собирается делать этого в будущем. Если, конечно, Башар Асад воздержится от враждебных действий в отношении Израиля. И все же, Тель-Авив — активный участник сирийского конфликта, поскольку безопасности Израиля угрожают союзники Асада — Иран и "Хезболла". Вот они-то и являются главными противниками израильтян в Сирии.

Против ливанских боевиков израильтяне и проводят преимущественно точечные военные операции в Сирии.

Созданное в 2006 г. на базе иракского подразделения "Аль-Каиды", "Исламское государство" за несколько лет сумело стать одной из главных угроз региональной безопасности. Его целью является создание суннитского исламского государства на территории Ирака и Леванта (Сирии, Ливана, Израиля, Палестины). Не случайно одним из первых названий организации было ИГИЛ — "Исламское государство Ирака и Леванта".

"Исламское государство" располагает серьезными финансовыми и человеческими ресурсами и в число его боевиков (а общая численность 250–400 тыс. чел.) входят многие легионеры из Европы и США. ИГ контролирует около 35–40% сирийской территории. Однако большей частью — это пустыня. Штаб-квартира находится в сирийском городе Эр-Ракка. 

В ответ на успехи, достигнутые "Исламским государством" летом 2014 г. в Ираке и Сирии, Соединенные Штаты создали коалицию стран-партнеров (включающую Германию, Францию, Великобританию, Австралию и др.) по борьбе с ИГ и начали операцию "Непоколебимая решимость". Борьбой против ИГ объясняла свое военное вмешательство в сирийский конфликт 30 сентября 2015 г. и Москва. 

Воспользовавшись "арабской весной", монархии Персидского залива — Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Катар — попытались на свой вкус перестроить "ближневосточную архитектуру" — изменить расстановку сил в регионе. В том числе и в Сирии: арабские монархии не могла не раздражать власть светского режима баасиста Асада, активно развивавшего отношения с Тегераном и спонсирующего антимонархические движения в арабском мире.

Региональные амбиции шиитского Ирана, поддерживающего союзнические отношения с асадовской Сирией, стали еще одним фактором, способствовавшим вовлеченности монархий Залива в сирийский кризис: разорвавшие дипломатические отношения Эр-Рияд и Тегеран ведут военное и политическое противостояние на всем пространстве Дар аль-Ислам. 

У Дохи свой интерес в падении режима Асада: Сирия стала зоной пересечения конфликтующих газовых амбиций Катара и Ирана, конкурирующих за европейский рынок. 

Эмират имеет подтвержденные запасы природного газа в 25 трлн кубометров. Однако на пути труб из Катара в Европу стоит Сирия. Тегеран же в свою очередь пытается прорваться на европейский рынок потребителей газа. Но Дамаск не давал согласия на прокладку газопровода из Катара через свою территорию в Турцию и на свое средиземноморское побережье для дальнейшего транзита в Европу.

Неудивительно, что одними из первых, поддержавших восставших сирийцев деньгами и оружием, были катарцы. Ведь в случае падения режима Асада и прихода к власти суннитов Доха получит реальный шанс выйти на газовый рынок ЕС и стать стратегическим поставщиком топлива для Евросоюза.

Королевства Залива всячески помогают противникам Асада. Прежде всего, тем, кто связан с "Братьями-мусульманами". Впрочем, не забывают и о ССА. Весной 2012 г. тогдашний глава МИДа Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал, призвав вооружать восставших в Сирии, подчеркнул, что "ссылки на суверенитет или международное право не должны помешать международному сообществу защитить народ, который ежедневно подвергается геноциду". 

Акторы "большой игры" 

Вот уже шестой год к берегам стран Европейского Союза устремляются сотни лодок, нелегально перевозящих тысячи сирийских беженцев, спасающихся от ужасов войны. Не все они достигают своей цели: старые, переполненные корабли тонут в Средиземном море, хороня женщин, детей, стариков. 

Европейский Союз, куда ринулись тысячи сирийских беженцев (равно как и мигранты из Северной Африки), оказался не готов к этому испытанию. Ни финансово, ни политически, ни психологически. Ныне вместо единства ЕС мы наблюдаем его разобщенность. Миграционный кризис поставил под сомнение один из основополагающих принципов, на которых строится Евросоюз, — свободу передвижения: вновь заговорили о границах внутри этого объединения. 

Кризис с беженцами вынуждает Европейский Союз вплотную заняться сирийским конфликтом. Промоутерами этой политики выступают Франция и Германия — страны, куда в основном направляются беженцы из Сирии. 

Европейские страны вошли в созданную Соединенными Штатами коалицию против "Исламского государства", предоставив свои самолеты. Но хотя в Старом Свете и полагают, что Асад после убийства своих сограждан потерял право далее управлять страной, и оружием поддерживают его противников, тем не менее, никто на Западе не готов воевать в Сирии. Евросоюз в целом сконцентрировался на дипломатических усилиях по урегулированию конфликта. 

Чтобы найти выход из сирийского кризиса, некоторые страны ЕС готовы пойти на ослабление санкций против России, введенных из-за ее агрессии против Украины. Однако после недавнего авиаудара российских самолетов по гумконвою ООН, следовавшему в заблокированный правительственными войсками Алеппо, ряд стран ЕС заговорили о новых санкциях против России из-за ее политики в Сирии. 

Такова, например, позиция канцлера Германии Ангелы Меркель, раскритиковавшей российские авиаудары по Алеппо. Глава немецкого правительства заявила, что она "в ужасе от человеческих страданий вследствие бомбардировок, в том числе и с российской стороны".

Впрочем, Франция, Германия и Великобритания на последнем саммите ЕС не сумели расширить санкции против России за ее действия в Сирии, поскольку натолкнулись на внутриеэсовскую оппозицию во главе с Италией. По мнению итальянского премьера Маттео Ренци, санкции против России по сирийской проблеме не могут способствовать установлению мира в Сирии.

Непоследовательны в урегулировании сирийского конфликта и Соединенные Штаты

В глазах Вашингтона сирийский режим, виновный в поддержке терроризма, уже не первый год среди членов "оси зла". Однако администрация Барака Обамы, верная доктрине "не делай очевидных глупостей", не желает впутываться в сирийский конфликт и стремится избежать применения американской военной силы в Сирии. Обама не решился применить силу даже тогда, когда Асад переступил "красную линию", установленную Белым домом, и применил против своих сограждан химическое оружие.

В октябре пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест еще раз подтвердил: Барак Обама не считает, что США смогут добиться своих целей в Сирии, в частности, урегулировать ситуацию в Алеппо, военными методами. Подобная политика вызывает не просто недоумение и раздражение давнего союзника Вашингтона в Ближневосточном регионе — Саудовской Аравии, но и ведет к ослаблению американских позиций на Ближнем Востоке.

Впрочем, Вашингтон разными средствами поддерживает противников режима Асада. (Критики Обамы говорят, что эта помощь несущественна, поскольку Белый дом опасается, что оружие может оказаться в руках джихадистов). Тем не менее, официально главная цель США — "Исламское государство", против которого Вашингтон сформировал в 2014 г. коалицию более чем из 40 стран.

В американском обществе звучит критика Барака Обамы и за отсутствие реакции на начало военной операции России в Сирии. Очевидно, что с приходом в Белый дом Дональда Трампа, политика США в Сирии претерпит изменения.

В своем первом интервью The Wall Street Journal в качестве новоизбранного президента Д.Трамп, поблагодарив В.Путина за его "замечательное" письмо, заявил, что прекратит оказывать поддержку повстанцам в Сирии и отметил, что Соединенным Штатам стоит "заострить внимание на борьбе с "Исламским государством", а не на вытеснении сирийского президента Башара Асада". Он считает, что будет "хорошо", если РФ и США смогут вместе бороться с ИГ.

По мнению замдиректора украинского Центра ближневосточных исследований Сергея Данилова, это не окончательная позиция Дональда Трампа: "Увидим, что скажут в администрации. Тем не менее, это дает возможность Асаду и его союзникам-шиитам – Ирану и "Хезболле" – активизировать свои действия против оппозиции". 

Нынешняя позиция новоизбранного президента по сирийскому кризису уже вызвала обеспокоенность у союзников Вашингтона. 

Как отмечает The Telegraph, в ближайшие два месяца Лондон попытается убедить Трампа в важности отстранения Башара Асада от власти. Чиновники МИД Великобритании считают, что это будет невероятно трудно, однако Лондон свою позицию по этому вопросу не изменит. "Мы совершенно ясно понимаем, что у Асада нет места в будущем Сирии. На его руках кровь 400 тыс. человек", – заявил представитель британского МИД на условиях анонимности.

Само же решение Кремля отправить осенью 2015 г. в Сирию самолеты и ЗРК С-300 и С-400 резко повысили ставки в сирийском конфликте. Благодаря российским бомбардировщикам, спецназу и частным военным компаниям режиму Асада удалось укрепить свои политические и военные позиции в конфликте и, начав войсковые операции, вернуть под свой контроль несколько стратегически важных территорий.

Добившись изменения течения войны и укрепив позиции правящего режима, Москва оказалась перед неприятной перспективой увязания в Сирии по афганскому или иракскому сценарию: нынче можно с уверенностью говорить, что быстрый выход из сирийской войны для России уже невозможен. Почему же, несмотря на этот риск, в Кремле решились на авантюрный шаг и применили военную силу далеко за пределами российской территории? 

Дело не только в Башаре Асаде, самом верном союзнике России на Ближнем Востоке. Хотя свою роль играет и то, что пункт материально-технического обеспечения ВМФ в сирийском Тартусе — единственное место российского военно-морского присутствия в Средиземном море. 

Но в Кремле не раз были готовы с легкостью пожертвовать сирийским президентом. Как отмечает российский эксперт Владимир Фролов, "операция в Сирии стала еще одним примером применения Россией военной силы для достижения внешнеполитических целей". 

Публично заявленная цель — оказание помощи сирийскому правительству в борьбе с террористическими организациями. Прежде всего, с "Исламским государством". Однако менее всего российские бомбардировщики атаковали позиции радикальных исламистов из ИГ. 

Главной целью российских пилотов были позиции преимущественно бойцов из "Сирийской свободной армии", курдских Отрядов национальной самообороны, дома мирных сирийцев в городах, занятых противниками режима Башара Асада. Это спасло сирийское правительство от военного поражения. А развертывание средств ПВО сделало невозможным создание западными государствами бесполетной зоны в Сирии.

Свою роль в принятии решения о военной операции в Сирии сыграл и энергетический фактор. "Газпрому" конкуренты в Европе не нужны. Через хаотизацию Сирии Россия решает вопрос долгосрочного блокирования потенциальных конкурентных маршрутов, даже если они существуют только на бумаге", — считает президент украинского Центра глобалистики "Стратегия ХХІ" Михаил Гончар. 

Бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, а ныне президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов в начале октября откровенно говорил об энергетических мотивах вмешательства Москвы в сирийский конфликт. По его словам, Иран и Россия хотели помешать прокладке газопровода из Катара через территорию Сирии, что резко сократило бы их долю на европейском рынке газа.

"Если бы Россия не вошла туда и не удержала  режим Башара Асада, то уже сегодня очень остро стоял бы вопрос выживания российского бюджета. Потому что воюют там три газовые трубы. Катар — открыты самые крупные запасы газа в мире… Первый маршрут, который стали прокладывать, — это в Европу. Через территорию Сирии в Турцию, где Турция становилась оператором поставки газа. Но для этого надо было Россию выдавливать…", — сказал Леонид Ивашов на федеральном канале "Россия 1".

Но главная внешнеполитическая цель российского руководства — действиями в Сирии принудить Запад — США и ЕС — к обсуждению интересующих Москву вопросов: изменения существовавших до последнего времени правил игры в системе международных отношений и признания российской зоны влияния в постсоветском пространстве. Военные операции "против международного терроризма" в Сирии должны были продемонстрировать, что без Москвы нельзя решить ни один вопрос и подчеркнуть статус России как игрока "премьер-лиги". Наконец, сирийская операция должна была привести к восстановлению G7 в G8 и снятию политических и экономических санкций с России, введенных против нее в результате российской агрессии против Украины. 

Эта стратегическая цель Кремля достигнута лишь частично. На Западе согласны: без Москвы нельзя урегулировать сирийский кризис. Однако Сирией взаимодействие и было ограничено, а выйти к "геополитическому паритету" с США и ЕС по наиболее значимым для России вопросам не получилось. 

Санкции не были отменены. Не произошло и размена участия Москвы в разрешении сирийского кризиса на признание вхождения Украины в российскую зону влияния. Впрочем, как предполагает бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, с приходом в Белый дом Дональда Трампа такая угроза сохраняется, поскольку приоритетом США всегда был Ближний Восток.

Подписанный же Россией в сентябре 2016 г. с Соединенными Штатами пакет соглашений по "снижению напряжения в Сирии" не просуществовал и нескольких недель: россияне продолжили обстрел Алеппо и атаковали гуманитарный конвой ООН. А наступление сил Башара Асада при поддержке России в сентябре т.г., по мнению агентства Reuters, "оставило от политики Вашингтона клочки". 

Битва за Алеппо 

Разворачивающаяся битва за Алеппо, восточная часть которого удерживается умеренной оппозицией, привела не только к гуманитарной катастрофе, но и к обострению отношений между Западом и Россией. Сегодня Москва и Вашингтон прекратили сотрудничество по Сирии: по словам госсекретаря Джона Керри, Россия усложняет поиск мирного пути решения сирийского конфликта. 

Подобная ситуация означает не просто углубление конфронтации, когда стороны обвиняют друг друга в эскалации конфликта. Сегодня крайне высоки шансы прямого вооруженного столкновения между США и РФ. Этот сценарий может стать реальностью, например, в случае создания Соединенными Штатами бесполетной зоны в Сирии.

Действия Кремля, превращающего Алеппо в Грозный, вызвали раздражение и в Европе: мнение, что поддерживающая режим президента Сирии Башара Асада Россия стала соучастницей его преступлений, становится все более распространенным в Европе. Глава британского МИДа Борис Джонсон заявляет, что Москва рискует стать страной-изгоем, если продолжит бомбить гражданские объекты в Сирии.

И даже во Франции, где всегда были сильны пророссийские сантименты, Россию обвиняют в военных преступлениях и не исключают обращения в Международный уголовный суд с целью расследования военных преступлений. 

Несмотря на трагедию Алеппо, нынче в сирийском кризисе сохраняется статус-кво: с падением города не завершится гражданская война. Пока нет выхода в вооруженном противостоянии: ни одна из сторон конфликта не имеет военного преимущества. Нет и политического решения в переговорном процессе. 

Но такое положение, хотя и продлится долго, не будет сохраняться вечно."Патовая ситуация провоцирует внешних игроков наращивать свое присутствие в Сирии", — полагает замдиректора украинского Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов.

В сценариях постасадовской Сирии, которые рассматривают политики и эксперты-ближневосточники, все чаще говорится о распаде страны и появлении на ее обломках новых образований. Будущая "фрагментация" Сирии — наиболее вероятный сценарий завершения гражданской войны, которая "благодаря" усилиям Москвы продлится еще не один год.  

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • Republic 3 декабря, 14:46 «У цьому хитросплетінні сирійського конфлікту, де одночасно відбувається кілька війн, і між собою стикаються регіональні амбіції Тегерана, Ер-Ріяда, Дохи, Анкари та геополітичні інтереси Москви, Вашингтона, Брюсселя, нескладно й заплутатися» - якщо уявити собі Близький Схід без підземних газових та нафтових «ісламських скарбів», то відразу будуть зрозумілими причини усіх страждань, кровопролиття у цьому регіоні та «шкурних газпромівських інтересів» Московського Кремля: ЄС потребує енергоносіїв й платитеме за них щедро. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28