УПЦ перед выбором и выборами

Екатерина Щеткина 11 июля 2014, 21:55
фото

Читайте также

Без митрополита Владимира УПЦ придется учиться жить заново. Потому что очень многое в этой церкви держалось лично на предстоятеле, на его необыкновенном авторитете. После его кончины внутри церкви и снаружи скоро станет совершенно ясно: "авторитет" УПЦ до последнего времени был на самом деле авторитетом одного человека. Это он гарантировал внутреннее единство церкви, поскольку основывался, в первую очередь, на личной лояльности к митрополиту Киевскому. Это он предохранял внутренние дела УПЦ от разрушительных вмешательств извне. Как со стороны власти, которая постоянно норовила навести собственный порядок в церкви, так и из-за границы — на открытый клинч с предстоятелем УПЦ не решался даже патриарх Кирилл. Когда говорят, что "УПЦ лишилась отца" — это вовсе не метафора. И то, что теперь его "некем заменить" — совершенно естественно. Это действительно невозможно — заменить отца. 

Митрополит Владимир создал УПЦ. Не просто "возглавил", как принято считать, "осиротевшую" церковь — хотя этот образ очень тиражировался. Тогда на нашей земле многое создавалось — просто мы этого еще не понимали и цеплялись за прошлое. Тогда казалось, что РПЦ прислала в Украину "верного человека", к которому в Украине прислушаются, и который сохранит большую часть украинского экзархата в единстве с Московским патриархатом. То есть совсем не предполагалось, что в Украине будет "своя церковь". Ни тогда, когда создавали УПЦ вместо украинского экзархата РПЦ. Ни тогда, когда митрополита Владимира командировали в Киев. Ни тогда, когда он договаривался с патриархом Алексием о "правах широкой автономии". Все это была дань "политической необходимости".

Но в результате, вольно или невольно, митрополит Владимир лично стал фактором украинской церковной автономии куда более существенным, чем Устав УПЦ (кажется, так до сих пор и не утвержденный в Москве). 

Будущие выборы, само собой, поднимают вопрос "московского реванша". Несмотря на то, что он и так уже, фактически, состоялся. Местоблюститель киевской кафедры митрополит Онуфрий — человек, который целиком и полностью удовлетворяет Москву. Достаточно почитать последние документы, им подписанные, — в своих оценках украинских событий Киевская митрополия ни в чем не расходится с Московской патриархией. Т.е. если и дорога нашему нынешнему церковному руководству "симфония", то тональность ее задается отнюдь не на Банковой. 

Интересно, что сразу после смерти Блаженнейшего была возможность созыва Поместного собора для выборов предстоятеля. Возможность несколько эфемерная — поскольку ни в каких документах это право для УПЦ не закреплено. Но можно было сослаться на прецедент — Юбилейный поместный собор, созыв которого инициировал тогда митрополит Киевский Владимир. Но для того, чтобы позволить себе такую "дерзость", надо было иметь авторитет Блаженнейшего. Поместный собор могут созывать только поместные церкви. А "поместность" УПЦ — риторическая фигура, не более того. И ее иерархи, и их московское начальство иногда прибегают к ней, чтобы напомнить всяким прожектерам, что "в Украине не нужно создавать поместную церковь, она уже есть — это УПЦ". Но говорить — это одно, а признавать в действительности — совсем другое. Совершенно очевидно, что Москва не одобрила бы созыва Поместного собора УПЦ. Во-первых, потому что не позволит и дальше мозолить себе глаза столь вызывающей "самостийностью". А во-вторых, решения Поместного собора могут быть неожиданными. Вернее даже неуправляемыми. Позаботиться о том, чтобы от каждой епархии на собор были делегированы "правильные" клирики, монахи и миряне совсем не просто. Особенно сейчас. Особенно для Москвы, чьих эмиссаров в Украине, как правило, не пускают дальше аэропорта. 

Поэтому о Поместном соборе судили-рядили, главным образом, "православные блогеры" в чине не выше протоиерея. Из священноначалия об этом никто даже заикаться не стал. Предстоятель УПЦ будет избран на Архиерейском соборе по прошествии сорока дней после смерти Блаженнейшего митрополита Киевского. И мало кто сомневается в том, каким окажется выбор архиереев.

Впрочем, интригу, которой, увы, нет, пытаются хотя бы сымитировать. Сорок дней — срок небольшой, особенно когда внимание публики и власти приковано совсем к иным события. Но усилия прилагаются. 

Наиболее вероятно, что Киевскую митрополичью кафедру займет, как это часто происходит в подобных случаях, действующий местоблюститель. С кандидатурой митрополита Онуфрия согласятся все — кто-то с большим энтузиазмом, кто-то с меньшим — потому что это, по крайней мере, несомненно "человек Церкви". "Молитвенник" придет на смену "молитвеннику" — и таким образом обеспечивается некая преемственность. По крайней мере, внешняя. 

При этом никакой реальной преемственности в этом нет. Митрополит Владимир, безусловно, не был пламенным революционером, был далек от всяческого либерализма, но не был он и консерватором. В то время как митрополит Онуфрий — как раз яркий представитель русского духовного консерватизма. Он много лет был настоятелем Почаевской лавры — что говорит о многом. Он воспринял как образец русскую монашескую традицию. В свое время он едва ли не единственный из украинских архиереев открыто поддержал мятежного епископа Чукотского Диомида, объявившего войну "модернизаторской" политике патриарха Кирилла. Как образцовый монах он пользуется заслуженным уважением в церкви и может считаться одним из столпов Православия. 

Но у "образцового монаха" как главы УПЦ могут быть и существенные недостатки. Во-первых, это безусловное послушание, предписываемое монаху в рамках церковной иерархии. Т.е. митрополит Онуфрий никогда и ни при каких обстоятельствах не станет противоречить патриарху Московскому, напротив, он будет подчиняться его воле. Что мы и наблюдаем последние месяцы. И дело тут не в том, что он "москвофил". А в том, что он — монах. Во-вторых, реформы, в которых нуждается УПЦ, проводиться не будут. Разве что будут сделаны перестановки в органах управления, причем "выметут" из них в первую очередь всяких "реформаторов". В-третьих, любые церковно-политические процессы будут заблокированы — дипломатия и компромиссы не слишком вписываются в монашеский устав. Это коснется как отношений церкви и власти, так и межцерковного диалога. В самом тяжелом случае это может закончиться прямым конфликтом УПЦ с государственной властью и большими потерями в пастве. 

При подобном руководстве в самой пессимистической перспективе — т.е. если консервативный митрополит не сделает над собой усилие и не поставит рядом с собой-молитвенником молодую и предприимчивую "правую руку" — "менеджера", управление в церкви будет пущено на самотек. Что, на самом деле, очень на руку большинству правящих архиереев, которым укрепление власти митрополии совсем ни к чему. Им нравится нынешний "церковный федерализм". Уже одно это может склонить чашу архиерейских симпатий на сторону митрополита Онуфрия. Молитвенник, человек с кристальной репутацией, он станет прекрасным фасадом, за которым они будут жить так, как привыкли. 

Тем более что в этом могут быть заинтересованы не только сами архиереи, но и их спонсоры. Не говоря уже о московском начальстве. Которому и нужно-то от Киевского митрополита только одно — послушание. Все остальное они сделают сами. Даже будучи невъездными. Потому что в обойме Московской патриархии — не только фроловы с охлобыстиными да чаплины с ткачевыми. Есть там и свои "либералы", "украинофилы", "оранжисты". "Бандеровцы" тоже найдутся. 

Достаточно посмотреть на кадровую ротацию, идущую сейчас полным ходом в "среднем звене" УПЦ. О том, что украинские священники убывают в Россию, знают все. Но есть и обратное движение. Кое-кто и в Украину едет. Там же всегда были толпы "наших", которые теперь "возвращаются", ибо "не пришлись ко двору". И то сказать, как при дворе самого главного Кирилла могут находиться одновременно два других столь разных Кирилла, как Фролов и Говорун, например? Зато когда два Кирилла становятся в Украине невъездными, третьего принимают с распростертыми объятиями. А как иначе? Он же наш — "оранжист", "замайдан" и "крымнеих". Такая вот незамысловатая комбинация. 

Да и в рядах местных украинских священников всегда было предостаточно украинофилов. Их можно, согласно политической конъюнктуре, выдвинуть в первые ряды, а "руссмиров", наоборот, на время спрятать в третий-четвертый ряд. До следующей политической оказии. Подобную "ротацию" (правда, не в таких масштабах), МП осуществляет в Украине уже не в первый раз — и всегда с успехом. 

В качестве альтернативы местоблюстителю на предстоящих выборах рассматривают кандидатуру митрополита Винницкого Симеона. В его "раскрутку", судя по всему, вложены немалые силы и средства. Его именем вдруг запестрели СМИ. Правда, пока что самый веский аргумент в пользу этого владыки — принадлежность к Винницкой епархии. По аналогии с предыдущим президентом, который, будучи "донецким", окружал себя "донецкими", так и президент Порошенко, будучи "винницким", надо думать, должен поступать так же. Так что публикации о кандидатуре владыки Симеона — сигнал, скорее, президенту, чем ахиереям. Президент должен знать, что у него на грядущих выборах есть "свой" кандидат. Который имеет ряд выгодных отличий от нынешнего местоблюстителя. Он зарекомендовал себя как "проукраинский" архиерей, поддерживает действия президента и, в отличие от митрополита Онуфрия, не проявлял себя противником евроинтеграции. Т.е. он куда лучший кандидат на партнера по "украинской симфонии", чем митрополит Онуфрий. 

Пока, правда, непонятно, готов ли президент Порошенко уделить время и силы церковной политике. С одной стороны, он не может ее недооценивать, поскольку сам принадлежит к "православно-олигархическому клубу" и знает, как много вопросов решается под тихими монастырскими сводами (чтобы не сказать "крышей"). Но сами знаете, какое сейчас для президента время... 

К тому же, не исключено, что и не нужно ни во что вмешиваться. Все пройдет само. УПЦ находится в глубоком кризисе. Не только и не столько кризисе управления, но в кризисе доверия. Доверия внутреннего — между целыми кланами и отдельными архиереями и, что хуже — внешнего. Доверия со стороны общества, народа, в котором она вершит миссию. Политические обстоятельства нанесли по ней сокрушительный удар — и она выказала свою слабость. Слабость, в первую очередь, своей структуры. О том, что УПЦ — не единая структура, знали все. Только это не-единство представляли себе по-разному. Этот "церковный федерализм" помогал ей удерживать целостность. Но "широкая автономия" каждой отдельно взятой епархии в условиях нынешних испытаний выходит боком. Слишком заметно становится то, что Киевская митрополия никак не влияет на свои структурные подразделения на местах. Никак вообще. Если пресс-секретарь УПЦ говорит о том, что "УПЦ официально осудила сепаратизм", а тем временем ее священники освящают знамена ДНР, то кто кого обманывает? Киевская митрополия — нас? Луганская митрополия — Киевскую? Киевская митрополия — их? Киевская митрополия — самих себя? 

Если УПЦ так преисполнена доброй воли, почему она не остановит "Православную армию", которая громит баптистский центр в Донецке, киднеппит священников УПЦ КП и УГКЦ? Почему поиски и переговоры с сепаратистами "Русской православной армии" о судьбе греко-католического священника ведет муфтий ДУМУ, а не епископ УПЦ? Боится, что "свои не поймут"? Или знает, что он сам и его проповедь стали причиной этого ада? Тогда, может, стоило бы объясниться с народом? Признать, что погорячились с проповедью "Русского мира"? Я уж не говорю — извиниться. Это только Папа Римский может извиняться за крестовые походы. А нам еще рано — и тысячи лет не прошло.

Таких "почему" — десятки. Но все они останутся без ответа. Руководство УПЦ, как и пресс-центр, здорово научились поднимать брови — а при чем тут мы, мол, у нас, вот, в официальных заявлениях все написано. И это прекрасный ответ — потому что в этих официальных заявлениях, если что и написано, то между строк. Как в передовице газеты "Правда".

Сравнение не праздное. УПЦ до последнего времени оставалась такой же пост-советской церковью, как Украина — пост-советской страной. Постоянные срывы в идеологию были, хочется верить, просто "болезнью роста", которую кто-то умело использовал, чтобы нанести нам последний, хочется верить, удар. Украина его, хочется верить, переживет. Переживет ли его УПЦ? Или сойдет с исторической сцены вместе с той отмирающей идеологией, которой она успела так пропитаться? Сейчас именно это для нее "вопрос №1". Выборы митрополита Киевского — не более чем эпизод куда более масштабной драмы. 

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
5 комментариев
  • Otziv 20 августа, 16:38 Катерино, з публікації зрозуміло, що Ви далекі від церковного життя. Не розумієте його сутності, устрою, мети. Але ж беретесь розповідати іншим. Це так само, як повчати про море ніколи в ньому не купавшись, споглядаючи тільки зовні. Скільки ж можна про нього навигадувати! Митрополит Онуфрій багато років духовно опікувався за багатонаціональний буковинський край, обєднуючи у своїй пастві українців, росіян та румунів, навчаючи їх заповіді взаємної любові. І хіба наша країна не потребує саме такого Пастиря? Божого благословення на його труди! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Djoanna 28 июля, 14:11 Но у "образцового монаха" как главы УПЦ могут быть и существенные недостатки. Во-первых, это безусловное послушание, предписываемое монаху в рамках церковной иерархии. Т.е. митрополит Онуфрий никогда и ни при каких обстоятельствах не станет противоречить патриарху Московском КАКАЯ ГЛУПОСТЬ! Московскому Патриарху не может противоречить не только монах или священослужитель, а ни один православный верующий человек! ну почему, вот почему в Царство Божее вмешивают политику, расклады, выборы. как только стыдно и горько это читать, разве вера когда то имела национальность? или партийную принадлежность Нет в этих статьях, в восприятии ситуации главного для меня - смирения Господь всегда посылает нам то - чего мы заслуживаем, начальника на работе, директора в школе, пару в семье. Уймите гордыню, покоритесь, смиритесь. Какую вы собираетесь творить церковь???? Церковь создана 2000 лет назад Христом, не разрушайте то, что есть, ведь к нам и так пришла война за наши грехи Мира и любви всем Ответить Цитировать Пожаловаться
  • alfa_omega 14 июля, 13:06 Противоречивая статья. Автору бы определиться. А то создается впечатление, что статья попытка раскрутить митрополита Винницкого Симеона. 1. Все забывают, что Владимира тоже "назначили из Москвы". а Онуфрий - сформировался во времена независимой Украины. Видно земля у нас такая, все становятся "националистами". 2. Пример Владимира показал, что в непростые времена Церкви нужен "молитвинник", а не "политик", а-ля Павел (Лавра). Только "молитвинник" может удержать Церковь от конфликтов и развала. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Андрій Смирнов 12 июля, 16:22 1. Другий розділ Статуту УПЦ повністю присвячений помісному Собору УПЦ. "Пункт 2. Собор скликається Предстоятелем Української Православної Церкви в міру потреби у складі архієреїв, кліриків, чернецтва і мирян". Оскільки предстоятель помер, наразі скликати помісний Собор не можливо... 2. Онуфрій був намісником (а не настоятелем!) Почаївської лаври всього ДВА роки. Значно більший вплив на нього зробила Троїце-Сергієва лавра, послушником якої він став ще навчаючись у Московській духовній семінарії. Тому не дивно, що єпископ Онуфрій у 1992 р. відмовився підписувати звернення архієреїв УПЦ до патр. Алексія ІІ про надання автокефалії українській Церкві. 3. Слава Богу в Україні немає Луганської митрополії, є тільки єпархія:) Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Flutter 12 июля, 10:43 «…митрополит Онуфрий никогда и ни при каких обстоятельствах не станет противоречить патриарху Московскому, напротив, он будет подчиняться его воле» - ВИКЛЮЧНО!!! православні віруючі України здатні ТВОРИТИ!!! єдину Українську Православну Церкву, не «замарану» політичними впливами. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.88
EUR 28.34